Постановление пленума верховного суда по трудовым спорам

В новости «Адвокатской газеты» от 17 мая 2018 г. размещены комментарии экспертов «АГ» к проекту постановления Пленума ВС РФ «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей – физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям», принятому в практически неизменном виде (Постановление Пленума ВС РФ от 29 мая 2018 г. № 15, далее – Постановление).

Эксперты дали подробный анализ многих пунктов Постановления, мне, тем не менее, также есть что сказать по этому поводу и дополнить эти комментарии.

Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Анна Устюшенко правильно отметила, что содержание Постановления гораздо шире его наименования и затрагивает весьма существенные и дискуссионные аспекты применения норм трудового права.

На мой взгляд, этот момент представляет проблему. Дело в том, что Пленум ВС РФ разъяснил многие принципиальные вопросы применения трудового законодательства, касающиеся всех работодателей, а не только специфические для работодателей – физических лиц и микропредприятий. Они составляют его основное содержание: подсудность, судебные расходы, сроки обращения в суд, разграничение трудовых и гражданско-правовых отношений, доказательства и доказывание. Поэтому судам, применяющим Постановление в споре с работодателем – юридическим лицом – не микропредприятием, придется «выкручиваться»: либо использовать аналогию, разрешая дело на основании этих разъяснений, либо обосновывать невозможность их применения. Все это не добавит ясности в исходе конкретного трудового спора. По моему мнению, юридически верным будет применение разъяснений по аналогии, за исключением невозможности применения, исходя из сущности правового положения работодателя (юридическое или физическое лицо).

К сожалению, не разрешена одна из самых очевидных проблем правоприменения, связанная со спорами именно между работниками и работодателями – физическими лицами, по ним судами принимаются противоположные решения. В Постановлении нет ответа на вопрос: подлежат ли выплате выходное пособие и иные компенсационные суммы при увольнении по сокращению численности или штата и при прекращении деятельности работодателем, если эти выплаты не предусмотрены в трудовом договоре? Половина судов взыскивают эти выплаты, ссылаясь на аналогию закона (ст. 178 ТК РФ), другая половина отказывают во взыскании, ссылаясь на ч. 2 ст. 307 ТК РФ: поскольку трудовым договором выплаты не установлены (вообще не упомянуты), то и взысканию они не подлежат. На мой взгляд, правильно поступают вторые, и именно такой подход следовало бы закрепить в Постановлении.

Пленум ВС РФ указал, что работодатель – физическое лицо обязан выплатить увольняемому работнику выходное пособие и иные компенсационные выплаты, предусмотренные трудовым договором (п. 28 Постановления). Такая размытая формулировка может внушить работодателям определенный оптимизм, поскольку в ней есть ссылка на трудовой договор, однако, как будет расценено это разъяснение судами, покажут только будущие судебные акты по конкретным делам.

Революционным выглядит разъяснение Пленума ВС РФ о взыскании зарплаты исходя из обычного вознаграждения работника его квалификации в данной местности (п. 23 Постановления). Это правило будет применяться при взыскании заработной платы, когда ее размер по документам работодателя невозможно определить, например когда нет письменного трудового договора. Ранее суды в подобных случаях производили взыскание только в размере МРОТ. Сейчас взыскание из расчета МРОТ (причем не федерального, а регионального, размер которого обычно больше) будет допустимым только при невозможности установления размера обычного вознаграждения. Правда, в указанном разъяснении ВС РФ сделал неуместную ссылку на п. 4 ст. 1086 Гражданского кодекса РФ, хотя ГК РФ при регулировании трудовых отношений не применяется, на что не раз указывал сам ВС РФ.

Любопытно содержание п. 12 Постановления, которым судьям вменена обязанность разъяснять работникам возможность получения бесплатной юридической помощи в рамках Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Во многих субъектах РФ есть региональные законы, расширяющие перечень категорий граждан, имеющих право на бесплатную юридическую помощь (например, в Нижегородской области это Закон от 2 ноября 2012 г. № 144-З «О бесплатной юридической помощи в Нижегородской области»).

Коллеги справедливо отметили, что в Постановлении есть своего рода «шпаргалка» для работников относительно сбора доказательств. Хочу дополнительно обратить внимание на еще одну идею для работников, но уже применительно к сроку на обращение в суд с требованием о признании отношений трудовыми. Пленум ВС РФ в п. 13 Постановления указал, что начало срока не следует связывать только с датой подписания гражданско-правового договора или с днем допуска к работе. Необходимо установить конкретный момент, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его трудовых прав. В качестве примера приведены случаи: работник обратился к работодателю за надлежащим оформлением трудовых отношений, в том числе об обязании работодателя уплатить страховые взносы, предоставить отпуск, выплатить заработную плату, составить акт по форме Н-1 в связи с производственной травмой и т.п., а работодатель ему в этом отказал. Следовательно, чтобы не пропустить срок подачи иска, работнику достаточно написать работодателю любое заявление, связанное с трудовыми отношениями, получить отказ или вообще не получить ответа, и срок пропущен не будет.

Документ показан в сокращенном демонстрационном режиме!

Получить полный доступ к документу

Вход для пользователей Стань пользователем

Доступ к документу можно получить: Для зарегистрированных пользователей:
Тел.: +7 (727) 222-21-01, e-mail: info@prg.kz, Региональные представительства

Для покупки документа sms доступом необходимо ознакомиться с условиями обслуживания
Я принимаю Условия обслуживания
Продолжить

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2
О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации

(с изменениями и дополнениями по состоянию на 24.11.2015 г.)

В связи с вопросами, возникшими у судов при применении Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 года, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного применения положений названного Кодекса при разрешении трудовых споров постановляет дать судам следующие разъяснения:

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Подведомственность и подсудность трудовых дел. Общие правила разрешения судами трудовых споров

1. В силу пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ и статей 382, 391 Трудового кодекса РФ (далее — Кодекс, ТК РФ) дела по спорам, возникшим из трудовых правоотношений, подведомственны судам общей юрисдикции.

Учитывая это, при принятии искового заявления судье необходимо определить, вытекает ли спор из трудовых правоотношений, т.е. из таких отношений, которые основаны на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором (статья 15 ТК РФ), а также подсудно ли дело данному суду.

Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то, что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных статьями 23-24 ГПК РФ.

Дела о признании забастовки незаконной подсудны верховным судам республик, краевым, областным судам, судам городов федерального значения, судам автономной области и автономных округов (часть четвертая статьи 413 ТК РФ).

Рассмотрение судами трудовых споров свидетельствует о том, что нанимателями не всегда правильно применяются нормы зако­нодательства, что влечет восстановление уво­ленного работника на работе. Так, судами Республики Беларусь в 2004 г. рассмотрено с вынесением решения 1194 дела о восста­новлении на работе. Иски работников удо­влетворены в 392 случаях, что составляет 34,7 % от общего числа дел, рассмотренных с вынесением решения. Судами также пре­кращено 271 дело в связи с отказом истца от иска, т.к. спор был урегулирован в доброволь­ном порядке после обращения в суд. Таким образом, судебная статистика показывает, что почти в 37 % случаев из всего количества обращений в суд о восстановлении на работе наниматель допускал нарушения законода­тельства при увольнении работника.

В целях единообразного применения тру­дового законодательства Пленум Верховного Суда Республики Беларусь 29 марта 2001 г. принял постановление № 2 «О некоторых вопросах применения судами законодатель­ства о труде», в которое постановлением Пле­нума Верховного Суда от 25 сентября 2003 г. № 11 были внесены изменения. Постановле­ние разъясняет многие спорные или неясные вопросы трудового законодательства. Это постановление должны применять в своей работе не только суды при рассмотрении кон­кретных трудовых дел, но и правопримени­тельные органы, а также наниматели.

При незаконном увольнении работников суды восстанавливают их на прежнее место работы, взыскивают в их пользу заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда. Ошибки, допускаемые нани­мателями, иногда являются следствием неточ­ности и неопределенности законодательства, иногда — его незнанием, однако имеют место случаи прямого игнорирования нанимателями требований законодательства.

Пример 1

Истица Б. в заявлении суду г. Минска ука­зала, что она работала в организации главным специалистом по правовой и кадровой работе. Приказом по организации она уволена с работы по п. 1 ст. 42 Трудового кодекса Республики Беларусь в связи с сокращением штата работни­ков. Считает увольнение незаконным, т.к. фак­тически сокращения в организации не было, должность, которую она занимала, была разде­лена на две должности. После увольнения на ее место был принят другой работник. Кроме того, был нарушен порядок увольнения, не соблюде­ны гарантии, предусмотренные коллективным договором организации и проигнорированы условия Тарифного соглашения. В связи с этим Б. просила восстановить ее на прежнее место работы, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и взыскать возмещение морального вреда.

При рассмотрении дела судом были уста­новлены следующие обстоятельства.

Действительно, истица Б. работала в органи­зации ответчика в должности главного специа­листа по правовой и кадровой работе. Приказом по организации от 9 апреля 2002 г. предписыва­лось изменить штатное расписание: из штатного расписания исключалась должность главного специалиста по правовой и кадровой работе и вводились две должности — главного специали­ста по правовой работе и ведущего специалиста по делопроизводству и кадровой работе. Ука­занные обстоятельства подтверждены представ­ленными суду копиями приказов о структуре организации, копиями штатных расписаний.

В то же время из представленных докумен­тов усматривалось, что штатное расписание на основании приказа от 9 апреля 2002 г. раз­работано не было. В штатном расписании, вве­денном в действие после увольнения истицы, не содержалась должность главного специа­листа по правовой работе, указанная в приказе от 9 апреля 2002 г. Вместо этой должности в новое штатное расписание приказом о структу­ре управления от 11 июня 2002 г. введена долж­ность главного специалиста по менеджменту и договорно-правовым отношениям. На эту должность был принят новый работник.

Суд исследовал должностные инструкции главного специалиста по правовой и кадровой работе и главного специалиста по менеджменту и договорно-правовым отношениям и устано­вил, что обязанности в части правовой работы не претерпели существенных изменений.

В связи с этим суд пришел к выводу, что наниматель в данном случае лишь переименовал должность, которую занимала истица Б., частично сократил ее обязанности, освободив от выпол­нения кадровой работы. Выполнение кадровой работы было предусмотрено по должности веду­щего специалиста по делопроизводству и кадро­вой работе, которая была введена в штатное расписание. Истице не были предложены как вновь вводимые должности вместо той, которую она занимала, которые по своему образованию, опыту могла занимать, так и другие имеющиеся в организации вакантные должности.

Суд установил также несоблюдение установ­ленных трудовым законодательством гаран­тий при увольнении истицы. Из материалов дела усматривается, что истица Б. являлась неосвобожденным председателем профсоюз­ного комитета организации и членом президи­ума городского комитета профсоюза и поэтому при ее увольнении необходимо было получить согласие президиума Минского городского комитета профсоюза работников данной отрас­ли. Несмотря на то что президиум такого согла­сия не дал, наниматель уволил истицу. Кроме того, требование о предварительном согласии профсоюза содержится и в коллективном дого­воре организации.

При увольнении истицы были нарушены также условия Тарифного соглашения между соответствующим министерством, объединени­ем нанимателей и республиканским профсою­зом работников данной отрасли, согласно кото­рому не допускается увольнение по сокращению численности или штата работников, получивших травму на производстве. Истица Б. в 1998 г. получила производственную травму, что было подтверждено актом о несчастном случае.

При рассмотрении дела в суде было также установлено, что руководитель организации неоднократно заявлял, что Б. в организации работать не будет и он предпримет все меры для ее увольнения.

С учетом установленных обстоятельств суд пришел к выводу о грубейших нарушениях норм трудового законодательства, допущенных при увольнении истицы.

Истица в судебном заседании изменила свои исковые требования и просила признать ее увольнение незаконным и в связи с неце­лесообразностью восстановления ее на работе взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию в размере десятикратного среднего заработка.

Суд признал незаконным увольнение Б. с должности главного специалиста по правовой и кадровой работе и взыскал с ответчика в поль­зу Б. компенсацию в размере десятикратного среднего заработка — 2 708 380 руб., а также государственную пошлину в доход государст-ва — 135 419 руб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *