Подпольные миллионеры

Этот предприимчивый сын раскулаченного крестьянина сумел во время войны создать не просто какую-нибудь небольшую артель, а настоящую частную строительную корпорацию с численностью в несколько сотен сотрудников, работавшую на всей европейской части СССР.

С началом Великой Отечественной войны Павленко был призван в действующую армию и отступал вместе с войсками вглубь страны, пока не дошел до Вязьмы. После этого он дезертировал, выписал себе поддельные документы и организовал в Калинине (Тверь) первое предприятие — «Участок военно-строительных работ № 5 Калининского фронта» (УВСР-5). За взятку в типографии Павленко отпечатал необходимые документы — накладные, договоры и т.п., подобрал на фронтовых дорогах с десяток брошенных грузовиков и бульдозеров и, пользуясь неразберихой военного времени, встроил УВСР-5 в систему военно-строительных частей Калининского фронта.

«Частное» подразделение Николая Павленко, поставленное на довольствие и снабжаемое пополнением, вместе с фронтом дошло до Берлина, ремонтируя дороги и мосты, строя аэродромы и госпитали, иногда даже вступало в бой с прорвавшимися в тыл немцами. «Командир» и его «подчиненные» получали звания, награждались медалями и орденами.

К концу войны бюджет мифического УВСР-5 достигал 3 миллионов рублей, а сам Павленко ездил на немецких автомобилях представительского класса «Хорьх» и «Адлер». Получив за взятку железнодорожный эшелон из тридцати вагонов, Павленко вывез из Германии реквизированное у местного населения продовольствие, а также трофейные грузовики, тракторы, автомобили и другую технику. Все это распродали в Калинине на черном рынке. После этого Павленко демобилизовал большую часть своего «подразделения», насчитывавшего к тому времени около 300 человек, при этом каждый из офицеров получил от 15 до 25 тысяч рублей, а рядовые — от 7 до 12 тысяч. Себе «командир» оставил около 90 тысяч рублей.

Дальше Павленко организовал в Калинине строительную артель «Пландорстрой». Вскоре переехал во Львов, далее — в Кишинев, где контроль был не таким жестким, как в центральных регионах страны. Там он организовал 1-е Управление военного строительства (УВС-1), вскоре превратившееся в одну из крупнейших в регионе строительных организаций. У предприятия была своя вооруженная охрана, личный состав поступал из местных военкоматов. Подряды УВС-1 получало от промышленных предприятий и организаций Молдавии, Украины, Белоруссии, западных областей РСФСР и Прибалтики.

Платил Павленко наличными, в три-четыре раза больше, чем на госпредприятиях, и строил на совесть, в чем позже признавались даже следователи, которые вели «дело Павленко». У заказчиков претензий к работе УВС-1 тоже не возникало.

С 1948 по 1952 год УВС-1 по подложным документам заключило 64 договора на сумму 38 717 600 рублей. По фиктивным счетам в отделениях Госбанка Павленко получил более 25 миллионов рублей. Бизнес, надежно прикрытый взятками, работал без сбоев.

Подвела случайность. Одному из сотрудников УВС-1 недоплатили за облигации госзайма, и он написал заявление в местную прокуратуру. Началась проверка, в ходе которой выяснилось, что УВС-1 нигде официально не числится.

14 ноября 1952 года в результате широкомасштабной операции, тщательно спланированной органами госбезопасности пяти союзных республик, строительная «империя» Николая Павленко была ликвидирована. Арестовали почти 400 человек. В квартире Павленко, который к тому времени уже был в звании полковника, обнаружили несколько чемоданов с деньгами на общую сумму 34 миллиона рублей. Приговор предсказуемый: в апреле 1955 года Павленко расстреляли. Еще 16 подсудимых получили сроки от 5 до 20 лет.

Поделиться:

В СССР я знавал подпольных миллионеров. Ими были почти все наши родственники, правда, только с папиной стороны. Кроме нас самих. Моим родителям, прозябающим в среднем классе советским учителям, хоть и методистам, до миллионеров было далеко, как от земли до неба, и их непрактичность была притчей во языцех всех наших крутых родственников. Правда, это была подпольная притча, совсем как водка, которую в восьмидесятые годы тайком наливали под столом в томатный сок, чтобы не покупать дорогущую в ресторане.

Впрочем, как только начинало пахнуть жареным, чемоданы с деньгами под половики родственники приносили хранить именно моим родителям. То ли потому, что режимобоязненных советских учителей никто не мог заподозрить в гешефтах, то ли потому, что они были единственными, кто без вопросов отдаст назад всё в целости и сохранности. Но скорее всего потому, что они не просили ни рубля за дискомфорт и хранили деньги совершенно бес-плат-но! Я же говорю, непрактичные, Карл!

Не брать деньги за хранение не значит спокойно спать ночами. Бессонница моим родителям была обеспечена, тогда как подпольные миллионеры спали очень хорошо. Свои «фэ» по поводу рисков, сопряженных с хранением чёрного нала его же родственников, папа высказывал исключительно маме. В доме были дети, но родители так и не смогли придумать достойных кодовых слов и, видимо, не слишком высоко оценивая наш с сестрой интеллект – мы ведь прекрасно понимали, о чем речь, – ругались мимикой. В ответ на папины «фэ» мама не оставалась в долгу, папа краснел, хлопая дверью, выбегал из дома и долго ходил по ночным улицам в одиночестве, пока мама делала вид, что ничего не произошло. Но после любого шороха она бежала к дверям проверять, не вернулся ли домой муж. В итоге, каждый раз, облегченно вздохнув, возвращая чемодан подпольным миллионерам, родители зарекались в следующий раз не брать. Но они никогда не умели говорить «нет» и в следующий раз по-родственному соглашались снова. Так и жили.

От родителей я унаследовал порядочность. Скромность, пожалуй, нет (я давно усвоил, что, если сам себя не похвалишь, в Израиле далеко не уедешь), но порядочность – вполне. Без неё адвокату никак! Наподобие того, как родственники носили на хранение чемоданы с деньгами моим родителям в советские времена, теперь в Израиле (хоть и совсем по другим причинам) деньги на хранение несут мне. Правда, не родственники, а клиенты. К счастью, я не пошел в родителей и непрактичность их не перенял – чужие деньги храню только за деньги, декларирую, размещаю на специальном адвокатском счету в пользу клиента и всегда выдаю квитанцию.

Так вот, о чём это я… Хотел написать рассказ о подпольных миллионерах и заблудился в собственных оффтопах. Раньше думал, что такие персонажи, числясь народными депутатами и чиновниками, нынче обитают только на постсоветском пространстве. Но недавно узнал, что в Израиле подпольные миллионеры тоже встречаются – познакомился с человеком, у которого миллионы в заграничном банке, но он никак не может их задекларировать. То ли заработал некошерно, то ли платить 50% налогов жаба давит (если так, то вполне можно посочувствовать, кстати!) А заграничный банк очень жмёт, чтобы он незадекларированное скорее официально оформил или забрал – современная регуляция банкам такие счета держать запрещает.

Проживает израильский Корейко в трёхкомнатной квартире на пятом этаже ничем непримечательного дома в одном из спальных районов потрёпанного Бат Яма, ездит на подержанной «Тойоте», в квартире у него дешёвая мебель, одевается скромно и носит дешевые часы. При этом платит огромные деньги адвокатам и аудиторам, которые пытаются добиться налоговой амнистии и уменьшить налоги. Думаю, в итоге, после выплаты всех гонораров и оплаты уменьшенных налогов, может быть, как раз 50% ему и останется. В общем, хорошо, что хоть кто-то на этих деньгах что-то заработает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *