Пленум по грабежу

УДК 343.2/.7

ФОРМЫ ХИЩЕНИЯ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И НАКАЗАНИЕ ЗА ИХ СОВЕРШЕНИЕ

© А. А. Нескородов

В статье анализируется наиболее актуальные проблемы правильной квалификация форм хищений, как направление оптимизации противодействия экономической преступности. Автор исследует содержание Уголовного кодекса относительно рассматриваемых понятий и делает выводы об их оптимизации, внося конкретные предложения законодателю и правоприменителям.

Ключевые слова: квалификация форм хищений; как направления оптимизации противодействия экономической преступности; мошенничество; лжепредпринимательство.

Отечественным законодателем в определении хищения предусмотрено четыре признака, характеризующих объективную сторону преступления. Традиционно в уголовно-правой науке под объективной стороной как элементом состава преступления понимается характеристика уголовным законом внешних признаков общественно-опасного деяния. Содержательно данный элемент составляет: деяние (действие или бездействие), являющееся обязательным признаком любого состава преступления; последствие; причинную связь, представляющие собой обязательные признаки материальных составов преступления. А также в этот перечень входят и факультативные признаки, а именно: место, время, обстановка, способ, орудия и средства совершения преступления. Таковыми они считаются постольку, поскольку присутствуют только в отдельных составах преступлений, при этом только тогда, когда специально предусмотрены законодателем в диспозициях статей Особенной части УК РФ.

Из исследуемых нами признаков объективной стороны общественно опасного деяния, предусмотренных законодателем в определении хищения, первые три характеризуют деяние, а четвертый, соответственно, -преступное последствие. Так, первым из включенных им непосредственно в определение хищения признаков, относящихся к объективной стороне, является изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Фактически изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц представляет собой действие. Поскольку изъятие реализуется в извлечении чужого имущества из владения собственника или иного владельца с одновременным обращением его в облада-

ние виновного или других лиц, то оно всегда сопряжено с обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Безусловно, при изъятии в момент его совершения сам переход имущества в обладание виновного лица осуществляется против или же помимо воли собственника или иного владельца. На практике изъятие чужого имущества происходит при краже и грабеже. А также, соответственно, в случаях фактического завладения им при совершении разбоя. Первоначально, до принятия отечественным законодателем Федерального закона от 1 июля 1994 г., изъятию соответствовал термин «похищение», прежде использовавшийся в УК РСФСР 1960 г. при нормативном определении составов кражи и грабежа.

По нашему мнению, обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, когда ему не сопутствует изъятие, фактически означает перевод виновным лицом чужого имущества, добровольно переданного ему собственником или иным владельцем, в свое окончательное обладание. Это выражается в реальном и противозаконном по-ставлении виновным себя или других лиц на место собственника. Поскольку при таком обращении сам переход имущества к виновному происходит по воле собственника или иного владельца, то при мошенничестве он осуществляется под влиянием обмана или злоупотребления доверием. При присвоении и растрате хищение реализуется в силу правоотношений между собственником или иным владельцем, с одной стороны, и виновным лицом, соответственно, — с другой. Так как перевод этого имущества виновным в окончательное обладание его самого или других лиц осуществляется против или помимо воли собственника или иного владель-

ца, то он производится посредством совершения определенных действий, обеспечивающих фактическое приобретение виновным или другими лицами статуса собственника или иного владельца. Так, например, за счет: представления фиктивного документа об израсходовании или списании вверенного имущества; утайки и непредъявления этого имущества в момент инвентаризации, сопряженных с последующим вывозом с охраняемой территории предприятия или с продажей, дарением, потреблением; укрывательства виновного с имуществом, полученным путем обмана или злоупотребления доверием от собственника или иного владельца.

Вторым признаком хищения, отнесенным законодателем к объективной стороне, является противоправность изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Нам представляется, что под противоправностью следует понимать совершение данных действий при следующих обстоятельствах. Так, это реализуется, во-первых, в нарушение законодательства, регламентирующего порядок распределения материальных благ в государстве, а во-вторых, осуществляется в формах, предусмотренных в УК РФ (кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа и разбоя), которые определяются законодателем в диспозициях первых частей ст. 158, 159, 160, 161 и 162 УК РФ 1996 г.

Третьим определяющим признаком хищения, отнесенным законодателем к объективной стороне, является безвозмездность, которая характеризует хищение как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц без возмещения его эквивалента. Она фактически реализуется как паразитическое обогащение при отсутствии у виновного лица намерения осуществить такое возмещение в будущем. Первоначально, до принятия законодателем Федерального закона от 1 июля 1994 г., на данный признак хищения было обращено внимание в п. 3 постановления Пленума Верховного суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества». Высшая судебная инстанция СССР вносила в данное постановление соответствующие изменения от 21 сентября 1977 г., 27 ноября 1981 г. и 26 апреля 1984 г. Именно

в данном пункте, содержащем рекомендации

о разграничении преступлений, указано, что от хищения путем злоупотребления служебным положением (ст. 92 УК РСФСР 1960 г.) необходимо «отличать такое злоупотребление служебным положением, которое, хотя и было совершено по корыстным мотивам и причинило материальный ущерб государству или общественной организации, однако не связано с безвозмездным обращением социалистического имущества в свою собственность или в собственность других лиц (например, сокрытие путем запутывания учета недостачи, образовавшейся в результате халатности; временное пользование имуществом без намерения обратить его в личную собственность или в собственность других лиц)» . Так, согласно данному положению, суд «квалифицировал как злоупотребление служебным положением, а не как хищение действия заведующего магазином К., который изъял из месячной выручки 7000 руб. для того, чтобы внести их в кассу в следующем месяце с целью выполнения плана» . В соответствии с принятием законодателем Федерального закона от 1 июля 1994 г., в УК РСФСР 1960 г. были включены ст. 148.1 («Неправомерное завладение транспортным средством, лошадью или иным ценным имуществом без цели хищения») и ст. 148.2 («Неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом»). Фактически рассматриваемый признак (безвозмездность) представлял собой критерий, отграничивающий данные преступления от хищения. Вполне логично на это обстоятельство было указано высшей судебной инстанцией в п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. № 5, 27 декабря 2002 г. утратившего силу. Согласно данному акту «посягательства на имущество, ответственность за которые предусмотрена ст. 148.1 и 148.2 УК, отличаются от хищения по умыслу, направленному не на обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование этим имуществом в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца» . Таким образом, безвозмездность имеет место при изъятии и (или) обращении

в пользу виновного или других лиц имущества как вообще без возмещения его эквивалента, так и частичного возмещения, распространяясь в последнем случае на невозме-щенную ее часть.

Четвертый признак объективной стороны, сформулированный законодателем в нормативном определении хищения, представлен последствием, заключающимся в причинении ущерба собственнику или иному владельцу. Фактически под таким ущербом понимается лишь положительный материальный ущерб в размере стоимости имущества, изъятого и (или) обращенного в пользу виновного или других лиц. Содержательно в размер ущерба не включаются расходы на восстановление нарушенного права и упущенная выгода, упоминавшиеся законодателем прежде. Поскольку в определении хищения есть наличие данного признака, то это позволяет отграничить его от изъятия предметов, не имеющих соответствующей стоимости.

Законодатель в перечне признаков, включенных в нормативное определение хищения, относящихся к субъективной стороне, вполне логично воспроизводит корыстную цель. Так как субъективная сторона преступления как элемент состава преступления является характеристикой уголовным законом психического отношения виновного лица к совершаемому им общественно опасному деянию, признанному уголовным законом преступлением, то она включает один обязательный признак в виде вины в форме умысла или неосторожности и два факультативных признака в виде мотива и цели. По нашему мнению, по своей сути корыстная цель состоит в том, что, совершая хищение, виновное лицо стремится обогатиться само или обогатить других лиц за счет чужого имущества с нарушением порядка распределения материальных благ, установленного законодательством. Сама же корыстная цель внутренне присуща природе любого хищения. Вполне логично она признавалась в уголовно-правовой науке и следственно-судебной практике признаком хищения и до включения ее законодателем в нормативное определение хищения Федеральным законом от 1 июля 1994 г. На наш взгляд, именно она изначально и в настоящее время является критерием для отграничения хищения от ряда других преступлений. Прежде всего, от

таких составов преступлений, как уничтожение или повреждение имущества, злоупотребление полномочиями, злоупотребление должностными полномочиями, хулиганство, самоуправство. К примеру, М., работая директором СПТУ, с целью выполнения плана по выпуску учащихся, а не с корыстной целью, заключил договор с совхозом о создании там филиала училища по подготовке трактористов III класса. Поскольку учащимся полагалась стипендия в размере 104 руб. 40 коп. ежемесячно, то 44 штатных рабочих и служащих совхоза, учившихся без отрыва от производства, незаконно получили 16940 руб. Пленум Верховного Суда СССР, подчеркнув, что обязательным признаком хищения является наличие у виновного лица корыстной цели, квалифицировал это деяние директора не как хищение путем растраты в особо крупных размерах, а как злоупотребление служебным положением . Также не может быть признано хищением изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц не с корыстной целью, а для его последующего уничтожения или повреждения либо для нарушения общественного порядка, а также для осуществления виновным лицом своего действительного или оспариваемого права на определенное имущество. Поскольку содеянное в таких случаях представляет собой не хищение, то данное общественно-опасное деяние квалифицируется, соответственно, как умышленное уничтожение или повреждение имущества или как хулиганство либо самоуправство.

Наряду с признаками, включенными законодателем непосредственно в нормативное определение хищения, любой его форме всегда присущи еще такие общие признаки, как объект посягательства и умышленная форма вины. Нам представляется, что объект хищения соответствует родовому объекту преступлений против собственности. Им выступают отношения собственности независимо от ее форм. Наряду с этим, обязательным признаком отношений собственности как объекта каждого хищения является порядок распределения материальных благ в государстве, официально установленный и регламентированный действующим законодательством. Поскольку виновное лицо, совершающее хищение, нарушает отношения собственности, то оно одновременно посягает и на

порядок распределения материальных благ в государстве. Следовательно, объектом хищения выступают общественные отношения собственности, связанные с непосредственным порядком распределения материальных благ в Российской Федерации.

По нашему мнению, умышленная форма вины как признак хищения обусловлена правовым статусом данного преступления. Его содержание состоит в намеренном и целенаправленном обогащении виновного лица за счет чужого имущества. Фактически при таком обогащении возможен только прямой умысел и исключается неосторожная форма вины или даже косвенный умысел. Изначально действуя с прямым умыслом, виновное лицо в совершении хищения осознает, что противоправно и безвозмездно изымает и (или) обращает в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество, оно, соответственно, предвидит, что в результате этих действий причиняется ущерб собственнику или иному владельцу данного имущества, и желает всего этого. При этом элементом волевого момента прямого умысла в виде желания является цель виновного обратить чужое имущество в свою пользу или в пользу других лиц, противоправно поставить себя или других лиц на место законного собственника. Именно данная нацеленность представляет собой цель хищения, которая охватывается понятием корысти субъекта преступления. Соответственно, первая предполагает стремление виновного лица обогатиться путем обращения в свою пользу или пользу других лиц только имущества. А вторая предполагает нацеленность на хищение не только имущества, но и других имущественных благ.

На наш взгляд, фактическое наличие данного положения в виде возможности совершения хищения только с прямым умыслом позволяет правоохранительным и судебным органам установить направленность на совершение хищения в том или ином размере, а также является предпосылкой для квалификации предварительной преступной деятельности (приготовления к хищению, покушения на него) и соучастия в преступлении, поскольку то и другое свойственны преступлениям, совершаемым только с прямым умыслом, и, соответственно, представляет собой оптимальный критерий для отграничения хищения от неправомерного за-

владения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, злоупотребления полномочиями, злоупотребления должностными полномочиями, халатности.

Фактическое установление направленности умысла на хищение в том или ином размере необходимо главным образом потому, что в зависимости от размера различаются следующие разновидности хищения. На основании ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях хищение имущества в рассматриваемых формах, стоимость которого не превышает

В соответствии со ст. 30 и 32 УК РФ приготовление к преступлению, покушение на него, соучастие в преступлении представляют собой умышленную деятельность, направленную на совершение конкретного общественно опасного деяния. По нашему мнению, все это применимо к хищению как преступлению, совершаемому только с прямым умыслом. По этому поводу Л. Д. Гаух-ман и М.В. Серова обоснованно констатируют наличие следующего факта: «При этом

для соответствующей квалификации содеянного необходимо, чтобы обстоятельствам, объективно выражающим возможность приготовления к хищению, покушения на него, соучастия в нем, сопутствовал умысел на совершение именно хищения» . Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР не признала покушением на хищение действия старшего винодела Л. Данное лицо, фактически, скрыло от ревизии неучтенные излишки виноматериалов в количестве 49363 л на сумму около 95000 руб. Поскольку не был установлен умысел на хищение виноматериалов, то, соответственно, содеянное было квалифицировано как злоупотребление служебным положением . Согласно другому уголовному делу, Ю., работая заведующим складом, оформлял в течение нескольких лет приходные документы. На их основании осуществлялось получение и расходных документов на отпуск со склада телефонных аппаратов стоимостью 48335 руб. Аппараты фактически на склад не поступали, а завозились в другое помещение, откуда похищались начальником управления А., его заместителем Д. и экспедитором X. Поскольку заведующий складом Ю. не был осведомлен о преступных действиях своих коллег, он, фактически, не имел умысла на совершение хищения. Соответственно, Пленум Верховного Суда СССР усмотрел в его действиях лишь халатность .

Нам представляется, что наличие прямого умысла на хищение, включающего в качестве элемента его волевого момента цель хищения, отличает данное преступление от неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без этой цели. Согласно позиции законодателя, сформулированной им в определении на теоретическом уровне, хищением являются деяния посягающие на отношения собственности, связанные с порядком распределения материальных благ, совершенные в формах и видах, предусмотренных законом (ст. 158-162, 164 УК РФ); умышленное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Поскольку хищения фактически подразделяются на формы и виды, то, соответст-

венно, деление на формы проводится по такому основанию, как типичный, наиболее общий способ совершения хищения, предусмотренный уголовным законом, а на виды -согласно размеру хищения.

На наш взгляд, формами хищений являются отличающиеся друг от друга типичные, наиболее общие способы их совершения, определенные законодателем в уголовном законе. В структуре УК 1996 г. формы хищений определены в ст. 158-162 УК РФ. Законодатель при определении кражи (ч. 1 ст. 158), мошенничества (ч. 1 ст. 159), присвоения (ч. 1 ст. 160) или растраты (ч. 1 ст. 160), грабежа (ч. 1 ст. 161) непосредственно указывает, что каждое из этих преступлений является хищением чужого имущества. Соответственно, при определении разбоя в ч. 1 ст. 162 УК РФ им констатируется его совершение с целью хищения чужого имущества. Фактическое отнесение законодателем разбоя к одной из форм хищения, хотя он и признается оконченным уже с момента нападения, соединенного с указанными в законе насильственными действиями, независимо от факта хищения чужого имущества, обосновывается следующими обстоятельствами: во-первых, осуществляемое в результате разбоя хищение полностью охватывается составом данного преступления, а во-вторых, фактическое хищение чужого имущества имеет место в большинстве совершенных разбойных нападений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Законодатель в УК РФ выделяет следующие шесть форм хищений:

1) кража (ст. 158);

2) мошенничество (ст. 159);

3) присвоение (ст. 160);

4) растрата (ст. 160);

5) грабеж (ст. 161);

6) разбой (ст. 162).

В отечественной уголовно-правовой науке в отношении законодательства, действовавшего до принятия Федерального закона от 1 июля 1994 г., которое по существу не отличалось в рассматриваемой части от действующего в настоящее время, имеются разные позиции, например, о том, что разбой не является формой хищения , а также что к хищению в качестве одной из его форм необходимо относить вымогательство . В то же время данные мнения противоречат уголовному закону; как ранее действовавшей

ст. 93.1 и ч. 1 примечания к ст. 144 УК РСФСР 1960 г., а также ныне действующих ст. 158-162 УК РФ. В соответствии с примеч. 4 к ст. 158 УК РФ, вымогательство не относится к хищению.

Согласно УК РФ, хищения дифференцируются также на виды в зависимости от их размера. Законодатель определяет следующие виды: 1) мелкое; 2) в значительном размере; 3) в крупном размере; 4) в особо крупном размере. На наш взгляд, в качестве таких видов необходимо рассматривать хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, и кражу, мошенничество, присвоение и растрату, причинившие значительный ущерб гражданину. Однако в отношении данных видов хищений их размер является не единственным и определяющим, а лишь одним из оснований такого деления. Нам представляется, что значительный размер хищения является признаком основных, квалифицированных и особо квалифицированных составов всех форм хищения. Соответственно, крупный и особо крупный размеры выступают признаком их особо квалифицированных составов. А значительный ущерб гражданину есть признак квалифицированных составов кражи, мошенничества, присвоения, растраты. Особая историческая, научная, художественная или культурная ценность — это признак основного и квалифицированного составов преступления хищения предметов, имеющих особую ценность.

Фактически среди форм и видов хищений, согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ, преступлениями небольшой тяжести признаются кража, мошенничество, присвоение и растрата, совершенные без отягчающих и особо отягчающих (квалифицирующих и особо квалифицирующих) обстоятельств (ч. 1 ст. 158, 159 и 160 УК РФ). В соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ, преступлениями средней тяжести являются кража, мошенничество, присвоение, растрата, совершенные при отягчающих обстоятельствах, и грабеж, совершенный без отягчающих и особо отягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 158, 159, 160 и ч. 1 ст. 161 УК РФ). На основании ч. 4 ст. 15 УК РФ, к тяжким преступлениям относятся кража, мошенничество, присвоение или растрата, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах, грабеж, совершенный при отяг-

чающих обстоятельствах, разбой, совершенный без особо отягчающих обстоятельств, и хищение предметов, имеющих особую ценность, совершенное без отягчающих обстоятельств (ч. 3 и 4 ст. 158, 159, 160, ч. 2 ст. 161,

ч. 1 и 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 164). Исходя из ч. 5 ст. 15 УК РФ к категории особо тяжких преступлений принадлежат грабеж и разбой, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах; хищение предметов, имеющих особую ценность, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 161, ч. 3 и 4 ст. 162, ч. 2 ст. 164 УК РФ).

1. Бюллетень Верховного суда СССР. 1972. № 4.

2. Бюллетень Верховного суда СССР. 1977. № 6.

3. Бюллетень Верховного суда СССР. 1982. № 1.

4. Бюллетень Верховного суда СССР. 1984. № 4.

5. Бюллетень Верховного суда СССР. 1986.

№ 5. С. 33-34.

6. Российская газета. 1995. 31 мая.

7. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1987.

№ 6. С. 11-12.

8. Гаухман Л.Д., Серова М.В. Ответственность за мелкое хищение государственного или общественного имущества. М., 1990. С. 15-16.

9. Бюллетень Верховного суда СССР. 1977.

№ 4. С. 31-32.

10. Бюллетень Верховного суда СССР. 1987.

№ 1. С. 24-26.

11. Кириченко В.Ф. Закон и общественность в борьбе с хищениями. М., 1971. С. 18-19.

12. Борзенков Г.Н. Усиление ответственность за вымогательство // Вестник Московского университета. 1990. № 2. С. 22.

13. Векленко В.В. Квалификация хищений чужого имущества: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 15, 22.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Николаев К.Д. Отягчающие обстоятельства хищений: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2002. С. 9.

Поступила в редакцию 14.11.2009 г.

Neskorodov A.A. Forms of another’s property plunder, responsibility and punishment for its fulfillment.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 23
«О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам».
Внесены изменения в отдельные Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое, о практике рассмотрения судами жалоб, о практике применения судами мер пресечения. В частности, Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» дополнено положением, разъясняющим, что по смыслу закона ответственность по пункту «г» части 2 статьи 158 УК РФ наступает за совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся только при живом лице. Если лицо совершает кражу из одежды, сумки или другой ручной клади после наступления смерти потерпевшего, его действия в этой части не образуют указанного квалифицирующего признака.
Особенности состояния потерпевшего (например, сон, опьянение, потеря сознания, психическое расстройство и т.п.) значения для квалификации преступления по пункту «г» части 2 статьи 158 УК РФ не имеют, так как использование субъектом преступления состояния потерпевшего не исключает его умысла на хищение из одежды, сумки или другой ручной клади и лишь указывает на тайный характер такого хищения.
Согласно дополнениям, внесенным в Постановление Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.), а также действия (бездействие) и решения, для которых уголовно-процессуальным законом предусмотрен специальный порядок их обжалования в досудебном производстве, в частности постановление следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков, решение прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям статьи 225 УПК РФ.
Изменениями, внесенными в Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», предусматривается, в частности, что проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении.
Оставление судьей без проверки и оценки обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению должно расцениваться в качестве существенного нарушения уголовно-процессуального закона (части 4 статьи 7 УПК РФ), влекущего отмену постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Версия для печати

Раздел 6 — Уголовного Кодекса Украины Соучастие в уголовном правонарушении

Статья 26. Понятие соучастия

Соучастием в уголовном правонарушении является умышленное совместное участие нескольких субъектов уголовного преступления в совершении умышленного уголовного преступления.

Статья 27. Виды соучастников

1. Соучастниками уголовного преступления наряду с исполнителем, является организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем (соисполнителем) является лицо, в соучастии с другими субъектами уголовного преступления непосредственно или путем использования других лиц, в соответствии с законом не подлежащих уголовной ответственности за содеянное, совершившего уголовное преступление, предусмотренное настоящим Кодексом.

3. Организатором является лицо, организовавшее совершение уголовного преступления (уголовных правонарушений) либо руководившее его (их) подготовкой или совершением. Организатором также является лицо, создавшее организованную группу или преступную организацию или руководившее ею, или лицо, обеспечивала финансирование или организовывала сокрытия уголовно противоправной деятельности организованной группы или преступной организации.

4. Подстрекателем является лицо, которое уговором, подкупом, угрозой, принуждением или иным образом склонило другого соучастника к совершению уголовного преступления.

5. Пособником является лицо, которое советами, указаниями, предоставлением средств или орудий или устранением препятствий способствовало совершению уголовного преступления другими соучастниками, а также лицо, заранее обещавшее скрыть лицо, совершившее уголовное преступление, орудия или средства совершения уголовного преступления, следы уголовного преступления либо предметы, добытые уголовно противоправным путем, приобрести или сбыть такие предметы или иным образом содействовать сокрытию уголовного преступления.

6. Не является соучастием не обещанное заранее укрывательство лица, совершившего уголовное преступление, орудий и средств совершения уголовного преступления следов уголовного преступления или предметов, добытых уголовно противоправным путем, или приобретение или сбыт таких предметов. Лица, совершившие такие деяния, подлежат уголовной ответственности лишь в случаях, предусмотренных статьями 198 и 396 настоящего Кодекса.

7. Не является соучастием обещанное до окончания совершения уголовного преступления несообщение о достоверно известно готовящемся или совершаемых уголовное преступление. Такие лица подлежат уголовной ответственности лишь в случаях, когда совершенное ими деяние содержит признаки другого уголовного правопорушення.Спивучастю в уголовном правонарушении является умышленное совместное участие нескольких субъектов уголовного преступления в совершении умышленного уголовного преступления.

Статья 28. Совершение уголовного преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступной организацией

1. Уголовное правонарушение признается совершенное группой лиц, если в нем участвовали несколько (два или более) исполнителей без предварительного сговора между собой.

2. Уголовное правонарушение признается совершенным по предварительному сговору группой лиц, если его совместно совершили несколько лиц (два или более), которые заранее, то есть до начала уголовного преступления договорились о совместном его совершении.

3. Уголовное правонарушение признается совершенным организованной группой, если в его приготовлении или совершении принимали участие несколько человек (три и более), предварительно организовались в устойчивое объединение для совершения этого и другого (других) уголовных преступлений, объединенных единым планом с распределением функций участников группы, направленных на достижение этого плана, известного всем участникам группы.

4. Уголовное правонарушение признается совершенным преступной организацией, если оно совершено устойчивым иерархическим объединением нескольких лиц (пять и более), члены которого или структурные части которого по предварительному сговору организовались для совместной деятельности с целью непосредственного совершения тяжких или особо тяжких преступлений участниками этой организации или руководства или координации уголовно противоправной деятельности других лиц, или обеспечения функционирования как самой преступной организации, так и других уголовно противоправных групп.

Статья 29. Уголовная ответственность соучастников

1. Исполнитель (соисполнитель) подлежит уголовной ответственности по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей совершенное им уголовное преступление.

2. Организатор, подстрекатель и пособник подлежат уголовной ответственности по соответствующей части статьи 27 и той статьей (частью статьи) Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей уголовное правонарушение, совершенное исполнителем.

3. Признаки, характеризующие личность отдельного соучастника уголовного преступления относятся в вину только этому соучастнику. Другие обстоятельства, отягчающие ответственность и предусмотренные в статьях Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака уголовного преступления, влияющих на квалификацию действий исполнителя, относятся в вину лишь соучастнику, который сознавал эти обстоятельства.

4. В случае совершения исполнителем неоконченного уголовного преступления другие соучастники подлежат уголовной ответственности за соучастие в незаконченном уголовном правонарушении.

5. Соучастники не подлежат уголовной ответственности за деяние, совершенное исполнителем, если оно не охватывалось их умыслом.

Статья 30. Уголовная ответственность организаторов и участников организованной группы и преступной организации

1. Организатор организованной группы или преступной организации подлежит уголовной ответственности за все уголовные правонарушения, совершенные организованной группой или преступной организацией, если они охватывались его умыслом.

2. Другие участники организованной группы или преступной организации подлежат уголовной ответственности за уголовные преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали, независимо от той роли, которую выполнял в уголовном правонарушении каждый из них.

Статья 31. Добровольный отказ соучастников

1. В случае добровольного отказа от совершения уголовного преступления исполнитель (соисполнитель) не подлежит уголовной ответственности при наличии условий, предусмотренных статьей 17 настоящего Кодекса. В этом случае другие соучастники подлежат уголовной ответственности за приготовление к тому уголовного преступления или покушение на то уголовное преступление, от совершения которого добровольно отказался исполнитель.

2. Не подлежат уголовной ответственности при добровольном отказе организатор, подстрекатель или пособник, если они отвлекли совершение уголовного преступления или своевременно уведомили соответствующие органы государственной власти об уголовном правонарушении, что готовится или совершается. Добровольным отказом пособника является также непредоставление им средств или орудий совершения уголовного преступления или неустранения препятствий совершению уголовного преступления.

3. В случае добровольного отказа кого-либо из соучастников исполнитель подлежит уголовной ответственности за приготовление к уголовным преступлением или за покушение на уголовное преступление, в зависимости от того, на какой из этих стадий его деяние было прекращено.

Просмотров: 98974

1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Примечание. Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

См. все связанные документы >>>

1. Статьей 25 Конституции РФ гарантировано право на неприкосновенность жилища. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

2. Проникнуть в жилище означает попасть внутрь (войти в пределы жилища), получить доступ для этого (взломать запор, открыть дверь похищенным, подобранным или изготовленным ключом, разбить или вскрыть запертое окно, сделать пролом в стене и т.п.). Способы проникновения могут быть как открытыми, так и тайными.

3. Признаки жилища указаны в примечании к ст. 139. При определении жилища следует отличать помещения, предназначенные для постоянного или временного проживания, от помещений, используемых для временного проживания. Не является жилищем, например, складское, подвальное, чердачное или иное помещение, приспособленное бездомным для его проживания.

При характеристике жилища законодатель сосредоточил внимание на его признании помещением. Преступлением, предусмотренным ст. 139, нарушаются конституционные права людей на неприкосновенность их жилища, поэтому проникновение в помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания (пустующую квартиру в новом доме), принадлежащее кому-либо на правах собственности, не может квалифицироваться по ст. 139.

Незаконным является такое проникновение в жилище, которое совершается помимо воли проживающих в нем лиц (за исключением случаев, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения). Нарушение неприкосновенности жилища при наличии в этих действиях признаков самоуправства образует совокупность преступлений.

4. Преступление считается оконченным с момента совершения указанного в законе действия.

5. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. В качестве квалифицирующего признака в ч. 2 ст. 139 указаны применение насилия или угрозы его применения. Этот признак определяет способ незаконного проникновения в чужое жилище: причинение побоев, вреда здоровью, применение с целью подавления сопротивления потерпевшего физической силы, а также угроза совершения этих действий.

В тех случаях, когда незаконное проникновение в жилище совершено с применение насилия (или угрозы его применения), причинившего средней тяжести или тяжкий вред здоровью, содеянное должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 139 и ст. 111 или ст. 112 УК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *