Ответственность военнослужащих за административные правонарушения

не действует Редакция от 27.05.1998 Подробная информация

Наименование документ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 27.05.98 N 76-ФЗ «О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»
Вид документа закон
Принявший орган президент рф, гд рф, сф рф
Номер документа 76-ФЗ
Дата принятия 01.01.1998
Дата редакции 27.05.1998
Дата регистрации в Минюсте 01.01.1970
Статус не действует
Публикация
  • Документ в электронном виде ФАПСИ, НТЦ «Система»
  • «Российская газета», N 104, 02.06.98;
  • «Собрание законодательства РФ», N 22, 01.06.98, ст. 2331
Навигатор Примечания

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 27.05.98 N 76-ФЗ «О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ»

Статья 28. Ответственность военнослужащих за правонарушения

1. Военнослужащие в зависимости от характера и тяжести совершенного правонарушения несут дисциплинарную, административную, материальную, гражданско-правовую и уголовную ответственность.

2. За проступки, связанные с нарушением воинской дисциплины или общественного порядка, военнослужащие несут дисциплинарную ответственность по основаниям и в порядке, которые определены общевоинскими уставами.

Командиры не несут дисциплинарной ответственности за правонарушения, совершенные их подчиненными, за исключением тех случаев, когда командиры скрыли преступления, а также в пределах своей компетенции не принимали необходимых мер по предупреждению и предотвращению указанных правонарушений, привлечению к ответственности виновных лиц.

3. За административные правонарушения (нарушение правил дорожного движения, правил охоты, рыболовства и охраны рыбных запасов, таможенных правил) военнослужащие несут ответственность на общих основаниях, но к ним не могут быть применены административные взыскания в виде штрафа, лишения права на управление транспортными средствами, исправительных работ и административного ареста. За остальные административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в порядке, определенном общевоинскими уставами.

4. За материальный ущерб, причиненный государству при исполнении обязанностей военной службы, военнослужащие привлекаются к материальной ответственности в соответствии с федеральным законом о материальной ответственности военнослужащих.

5. За невыполнение или ненадлежащее выполнение предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации обязательств, за убытки и моральный вред, причиненные военнослужащими, не находящимися при исполнении обязанностей военной службы, государству, физическим и юридическим лицам, и в других случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, военнослужащие несут гражданско-правовую ответственность.

6. За совершенные преступления военнослужащие несут уголовную ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

УДК 342.951:35.088

Буткевич Сергей Анатольевич Butkevich Sergey A.

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник, заместитель начальника по учебной и научной работе

Крымский филиал Краснодарского университета МВД России (295053, Симферополь, ул. Академика Х.Х. Стевена, 14)

E-mail: butkevich-sa@mail.ru

Принципы деятельности войск национальной гвардии России: оценка проблемных моментов

Principles of activity of the troops of the national guard of Russia: assessment of problematic issues

В статье раскрыты сущность и содержание основных принципов деятельности войск национальной гвардии России — государственной военной организации, предназначенной для обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина. Детально охарактеризовано правовое и организационное обеспечение каждого из указанных принципов, сформулированы предложения по их реальному наполнению и внедрению в деятельность войск национальной гвардии.

Ключевые слова: безопасность, войска национальной гвардии, единоначалие, законность, соблюдение прав и свобод человека, принципы, централизация управления.

Несмотря на значительный вклад ученых и практический интерес к проблемам деятельности сил охраны правопорядка (А.М. Бандурка, Ю.Н. Демидов, В.В. Денисенко, Ю.В. Дубко, М.П. Киреев, В.В. Коноплев, С.А. Кузниченко и др.), вопросы определения и реализации принципов деятельности воинских формирований с правоохранительными функциями требуют самостоятельного изучения. Указанные обстоятельства обусловили выбор тематики нашей научной разведки и свидетельствуют о ее актуальности и своевременности для дальнейшего развития методологических основ правоохранительной функции государства.

Разумеется, преобразование внутренних войск МВД России в войска национальной гвардии обусловлено не только новыми угрозами

государственной и общественной безопасности , но и необходимостью купирования гибридных вызовов безопасности страны в контексте антироссийской риторики, включая инспирирование «цветных революций».

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации» (далее — ФЗ № 226) войска национальной гвардии осуществляют свою деятельность на основе принципов законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина,единоначалия и централизации управления. Кроме того, комплектование войск национальной гвардии военнослужащими осуществляется по экстерриториальному принципу (пункт 1 ч. 2 ст. 22). Как видно, ни-

каких новелл Закон не содержит, все принципы спроецированы из федерального закона от 6 февраля 1997 года № 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации».

Итак, разработчики законопроекта ограничились пятью основными принципами. В де-

ятельности внутренних войск (национальных гвардий) других стран постсоветского пространства, как правило, учитываются первые четыре принципа (см. табл.), а необоснованное расширение их перечня обычно приводит к декларативности положений соответствующих законов .

Таблица

Основные принципы деятельности внутренних войск, национальных гвардий

стран — участниц СНГ

Принципы / Государство Кыргызская Республика Республика Армения Республика Беларусь Республика Казахстан Республика Молдова Республика Таджикистан Российская Федерация* Туркменистан Украина

Верховенство права +

Законность + + + + + + + +

Соблюдение (уважение) прав и свобод человека и гражданина + + + + + + + +

Единоначалие + + + + + + + + +

Централизация управления + + + + + + +

Гуманизм + + + +

Социальная справедливость +

Призыв на военную службу по экстерриториальному принципу + +

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Точное и строгое исполнение Конституции и иных нормативных правовых актов +

Беспрерывность +

Открытость для демократического гражданского контроля +

Прозрачность +

Ответственность (святость гражданского долга) + +

Независимость от деятельности политических партий и иных общественных объединений (беспартийность) + +

Обязательность защиты прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства от противоправных посягательств +

Субординация(подчиненность) +

Единство подходов к организации службы +

Верность Родине, народу и президенту +

Постоянная боевая и мобилизационная готовность +

Соблюдение воинской дисциплины +

Сохранение государственной тайны +

■ внутренние войска МВД России, войска национальной гвардии России

*

В статье 3 ФЗ № 226 закреплено, что правовую основу деятельности войск национальной гвардии составляют Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, федеральные конституционные законы, ФЗ № 226, другие федеральные законы, нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в сфере деятельности войск национальной гвардии, и иные нормативные правовые акты РФ, регулирующие деятельность войск национальной гвардии. Следовательно, согласно с принципом законности должны регламентироваться полномочия войск национальной гвардии (общие, специальные, в чрезвычайных ситуациях), приемы, способы, формы и методы деятельности, правовой статус их личного состава, то есть все действия должны регулироваться, основываться на законах, подзаконных нормативных правовых актах, а также нормах морали. На наш взгляд, соблюдение данного принципа приобретает особую важность при обеспечении режима чрезвычайного положения и правового режима контртеррористической операции (см. ст. 13 ФЗ № 226), когда требования по соблюдению принципов верховенства права и законности личным составом сил охраны правопорядка интенсифицируются. Именно поэтому актуализируются проблемы недопущения злоупотребления дискреционными полномочиями задействованным личным составом , даже при совершении провокационных действий со стороны правонарушителей (преступников, противника) , а также исключительность легитимности и соразмерности применения контрмер в отношении виновных лиц.

В то же время действия личного состава войск национальной гвардии должны быть облечены в правовую форму и осуществляться только в определенной последовательности, обоснованно и оправданно. При этом механизм применения различных мер принуждения (мер безопасности, пресечения, ответственности, восстановления) должен иметь не только законодательное закрепление, но и быть морально поддержанным и одобряемым обществом как единственно возможный способ обеспечения охраны объектов государственной и общественной безопасности.

Анализируя систему научных взглядов на дефиницию «законность», А.О. Долгопят предлагает понимать под ней реализацию справедливых действующих правовых предписаний

субъектами права . Однако предложенную категорию сложно отнести к сфере юриспруденции. Поэтому считаем, что препятствиями для реализации принципов деятельности войск национальной гвардии не должны становиться: морально-этические проблемы при формировании ценностных ориентиров личного состава ; социально-политические реформы и (или) финансовый кризис в стране; пробелы в праве или декларативность отдельных положений нормативных правовых актов, регулирующих деятельность войск национальной гвардии.

Принцип соблюдения прав и свобод человека и гражданина вместе с принципом законности является основным и актуальным для всех сфер деятельности войск национальной гвардии, и усложнение оперативной обстановки не является исключением. Следует отметить, что данный принцип может быть реализован только в пределах интеллигибельно-упорядоченного общества с прогнозируемым и контролируемым уровнем развития преступности, состояния государственной и общественной безопасности и т. п. . Эти факторы выступают в комплексе и приобретают особую значимость при усложнении оперативной обстановки, когда права и свободы человека могут ограничиваться в связи с введением чрезвычайных правовых режимов и, соответственно, дополнительных мер государственного принуждения. В таких условиях определенные ограничения необходимы для нормализации ситуации, локализации и ликвидации (минимизации) последствий чрезвычайных обстоятельств, восстановления нарушенных прав и свобод человека, законных интересов общества.

Таким образом, смещение баланса прав и обязанностей в сторону приоритета полномочий войск национальной гвардии не приведет к деформации их ответственности, как это бывает в обычных условиях, а, наоборот, усилит ее и потребует от военнослужащих эффективных, рациональных, последовательных, целенаправленных и своевременных действий и мероприятий, направленных на защиту объектов национальной безопасности. Учитывая изложенное, ФЗ № 226 целесообразно дополнить статьей, устанавливающей ответственность личного состава войск национальной гвардии, в том числе командующего, за выполнение задач, возложенных на данную военную организацию (см., например, части 1 и 4 ст. 10, ст. 18 Закона Республики Таджикистан «О Национальной гвардии Республики Таджикистан», ст. 20 За-

отраспЕВЫЕ проблемы юридической науки и практики

кона Республики Молдова «О войсках карабинеров (внутренних войсках) Министерства внутренних дел»), а также их обязанности (см., например, ст. 16 Закона Республики Беларусь «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь», ст. 12 Закона Украины «О Национальной гвардии Украины», ст. 12 Закона Туркменистана «О внутренних войсках Туркменистана» и др.).

Другими словами, цель деятельности войск национальной гвардии — защита определенных объектов национальной безопасности и нормализация оперативной обстановки в случае ее усложнения (участие совместно с ОВД в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и режима чрезвычайного положения; участие в борьбе с терроризмом и обеспечении правового режима контртеррористической операции; участие в борьбе с экстремизмом; участие в территориальной обороне РФ; охрана важных государственных объектов и специальных грузов в соответствии с утвержденным Правительством РФ перечнем; содействие пограничным органам ФСБ в охране государственной границы РФ). Хотя эта деятельность носит ограничительный характер, она по своей сути, генезису, принципам и целям является правовой, поскольку осуществляется только в рамках права и в установленной форме с основной целью — защитить права и свободы человека и гражданина.

В свою очередь, принципы централизации управления и единоначалия подразумевают паритет решений старшего начальника (командира) и предложений руководителей дифференциальных уровней, участвующих в совместных действиях, мероприятиях. В подтверждение наших выводов Е.Ф. Яськов констатирует, что соотношение этих принципов похоже на проявление закономерности, так как во всех сферах человеческой деятельности, на всех уровнях управления при принятии административного решения руководитель-единоначальник все же прибегает к помощи коллективного разума (в некотором роде вотум. — С.Б.).

Единоначалие и централизованное руководство являются формами организации и функционирования аппарата управления. Каждая из этих форм имеет ряд относительно самостоятельных свойств независимо от того, к какому типу организации они применяются. Говоря о сочетании этих двух форм организации и функционирования аппарата управления, прежде всего имеем в виду, что между формой принятия управленческого решения и качеством

этого решения прослеживается определенная связь. Однако о такой связи речь может идти только в философском аспекте. Реальное соотношение этих двух форм функционирования возможно только в процессе деятельности, когда она становится инструментом в повседневной управленческой практике в форме нормативно закрепленных правил поведения субъектов управления. Проблематика рассматриваемых вопросов обусловлена не только наличием антагонизмов в научных мнениях и неоднозначностью определений понятий функций управления, но и реформированием структур социальных систем и реализацией функций управления .

Сегодня в отдельных странах постсоветского пространства (Грузия, Республика Молдова, Украина и др.) инициативность принятия административных решений обусловлена децентрализацией всего управленческого процесса в связи с их стремлением приблизиться к европейским стандартам и сформировать новую доктрину административного права. Это предполагает ведущую роль принципа субсидиарно-сти, предусматривающего решение определенных задач на местах, а в случае неспособности их решения — привлечение дополнительных сил и средств. При этом руководители на местах будут нести персональную ответственность за принятые ими решения и их результаты, а перечень возможной инициативности должен определяться законодательством. По нашему убеждению, внедрение данного принципа в деятельность государственных военных организаций и воинских формирований с правоохранительными функциями недопустимо.

Руководство войсками национальной гвардии осуществляет Президент РФ, который определяет задачи органов управления, объединений, соединений и воинских частей войск национальной гвардии, утверждает их структуру и состав (до оперативно-территориального объединения включительно), штатную численность военнослужащих и предельную численность федеральных государственных гражданских служащих войск национальной гвардии и др. (ст. 6 ФЗ № 226). А управление войсками национальной гвардии осуществляет директор Федеральной службы войск национальной гвардии РФ — главнокомандующий войсками национальной гвардии .

Бесспорно, единоначалие в сочетании с централизованным управлением в процессе планирования и непосредственного руководства требует от начальника (командира) оператив-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ной, эффективной и рациональной (пере)ори-ентации для осуществления соответствующей деятельности, умения прогнозировать ход и развитие событий, ответственного отношения к принятию решений, учета мнений и предложений коллег, требовательности к каждому исполнителю. Кроме того, в определенных случаях допустимы разумная инициатива и креативность при обсуждении прогнозируемых событий и реальной оперативной обстановки.

Для усовершенствования деятельности в данной области можно обратиться к законодательству стран постсоветского пространства, которое регулирует общественные отношения в сфере деятельности национальных гвардий (внутренних войск). Например, главой 4 Закона Республики Казахстан «О Национальной гвардии Республики Казахстан» определены полномочия Правительства, министра внутренних дел, министерства обороны, местных исполнительных, иных государственных органов и организаций по государственному регулированию в сфере деятельности Национальной гвардии (входит в единую систему ОВД). А статьями 8—11 Закона Республики Таджикистан «О Национальной гвардии Республики Таджикистан» урегулированы общие основы руководства этим самостоятельным воинским формированием специального назначения, полномочия Президента, командующего Национальной гвардией и ее главного штаба. Считаем рациональным заимствование данных норм для внедрения в национальное правовое поле.

Что касается комплектования войск национальной гвардии военнослужащими по экстерриториальному принципу, то в соответствии с ним в РФ осуществляется пополнение войск (сил) личным составом за счет призывных контингентов, проживающих вне районов дислокации (формирования) воинских частей и соединений. Соблюдение данного принципа позволяет пополнять последние личным составом в нужном количестве и требуемого качества на всей территории страны, создавать региональные командования войск вне зависимости от плотности населения. В ряде стран данный принцип может сочетаться с территориальным принципом комплектования для территориальных войск .

Украинский опыт наглядно иллюстрирует, что воинские формирования, используемые в мирное время, не должны превращаться в опричников, карательные батальоны, высокоэффективный инструмент физического уничтожения оппозиционных сил и всех инакомыслящих

граждан. Именно поэтому принципы деятельности войск национальной гвардии должны: иметь правовое оформление, то есть быть закрепленными в федеральном законодательстве, поскольку каждый из них должен применяться для решения конкретных стратегических или тактических задач; соответствовать целям, задачам и функциям органов управления, объединений, соединений, воинских частей, военных образовательных организаций высшего образования и других организаций, входящих в состав войск национальной гвардии, и отражать конкретные связи между ними; основываться на определенных общественных правоотношениях, возникающих в их деятельности.

Обобщая изложенное, отметим, что соблюдение рациональной корреляции и реализации указанных принципов является одним из приоритетных заданий Федеральной службы войск национальной гвардии РФ, решение которой способствует успешному выполнению задач и функций этого федерального органа исполнительной власти, влияет на эффективность, результативность, оперативность и своевременность их реализации. Принципы деятельности войск национальной гвардии — это фундаментальные, исходные идеи, основы и правила, закрепленные в общеправовой доктрине и нормах права, которые отражают закономерности развития общественных отношений при осуществлении полномочий войск национальной гвардии и направлены на достижение целей деятельности последних.

Примечания

1. Чепрасов К.В. Создание национальной гвардии как ответ на гибридные вызовы безопасности России // Вопросы безопасности. 2016. № 2.

2. Российская газета. 2016. 6 июля.

4. Бандурка А.М., Кузниченко С.А. Концепция чрезвычайных административно-правовых режимов в законодательстве Украины // Проблемы правоохранительной деятельности. 2005. № 1.

5. Токарчук РЕ. Некоторые вопросы соблюдения принципов Уголовного кодекса Российской Федерации в разъяснениях пленумов Верховного Суда РФ // Вестник Сибирского юридического института МВД России. 2009. № 3.

6. Журба О.Л. Принципы взаимодействия следственных и оперативных подразделений при возбуждении уголовных дел о торговле людьми // Вестник

Краснодарского университета МВД России. 2015. № 2 (28).

7. Долгопят А.О. К вопросу о понятии и содержании законности // Общество и право. 2014. № 2 (48).

8. Буткевич С. А., Коноплева А.А. Морально-психологическое обеспечение деятельности органов внутренних дел в особых условиях (общетеоретический анализ) // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2016. № 1 (31).

9. Обринская Е.К. Организационно-правовое оформление патриотического воспитания населения в Республике Крым как аспект обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Развитие государственности и права в Республике Крым: реалии и перспективы: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Краснодар, 2016.

10. Алексеев С.С. Теория права: учебник. М., 1994.

11. Яськов Е.Ф. Проблемы развития теории и практики управления в сфере правопорядка. М., 1992.

12. Костюченко Н.И. Проблемы теории управления и общих функций управления на примере определения понятия «управленческое решение» как общей функции управления // Общество и право. 2015. № 4 (54).

13. Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации: указ Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г № 157. М., 2016.

14. Лузиков В.К. Территориальный и экстерриториальный принципы в формировании Красной армии // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2010. № 5 (85).

2. Rossiyskaya gazeta. 2016. July 6.

7. Dolgopyat A.O. To the question of the concept and contents of the rule of law // Society and law. 2014. № 2 (48).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Alekseev S.S. The theory of law: textbook. Мoscow, 1994.

11 .Yas’kovE.F. Problems of development of theory and practice of management in sphere of law and order. Мoscow, 1992.

1. За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел, войск национальной гвардии Российской Федерации, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, органов принудительного исполнения Российской Федерации, Государственной противопожарной службы и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

См. все связанные документы >>>

1. Комментируемая статья предусматривает специальную ответственность военнослужащих, проходящих военную службу по призыву или по контракту либо пребывающих в запасе граждан, призванных на военные сборы.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (с изм. и доп.) военная служба — особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами, не имеющими гражданства (подданства) иностранного государства, в Вооруженных Силах РФ, а также во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки, органах федеральной службы безопасности, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ, воинских подразделениях Федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также иностранными гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях.

Согласно Федеральному закону от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (с изм. и доп.) военнослужащие в зависимости от характера и тяжести совершенного правонарушения несут дисциплинарную, административную, материальную, гражданско-правовую и уголовную ответственность. За проступки, связанные с нарушением воинской дисциплины или общественного порядка, военнослужащие несут дисциплинарную ответственность по основаниям и в порядке, которые определены общевоинскими уставами. Общевоинские уставы Вооруженных Сил РФ утверждены Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. N 1495.

2. Настоящий Кодекс также конкретно перечисляет категории лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок прохождения службы в ряде государственных органов. К их числу отнесены сотрудники органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотиков и таможенных органов и исключены работники железнодорожного, морского, речного транспорта и гражданской авиации.

Положение о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденное Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. (с изм.), предусматривает перечень взысканий, налагаемых на сотрудников этих органов за нарушения служебной дисциплины. Данное Положение распространено Федеральным законом от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ (с изм.) на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, на лиц, вновь поступающих на указанную службу (ст. 21), а в последующем распространено также на лиц, переходящих из органов внутренних дел в Государственную противопожарную службу, и лиц, вновь поступающих на эту службу. Порядок и условия прохождения службы работников уголовно-исполнительной системы регламентируются также в соответствии с Законом РФ от 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (с изм. и доп.) и с УИК РФ.

На сотрудников таможенных органов за нарушения служебной дисциплины налагаются дисциплинарные взыскания в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. «О службе в таможенных органах Российской Федерации» (с изм. и доп.).

3. Данной статьей значительно расширен круг правонарушений, за совершение которых лица, подпадающие под действие дисциплинарных уставов или положений о дисциплине, несут административную ответственность на общих с другими гражданами основаниях. В перечень таких правонарушений включены нарушения законодательства о выборах и референдумах, законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков, требований в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, соблюдения пожарной безопасности вне места службы, административные правонарушения в области налогов, сборов и финансов, некоторые другие правонарушения. К лицам, совершившим перечисленные правонарушения, могут быть применены меры административного наказания, предусмотренные Кодексом (за некоторыми исключениями — в виде административного ареста, несовместимого с несением военной службы, и штрафа, не применяемого к военнослужащим, проходящим службу по призыву, а также к курсантам военных образовательных учреждений до заключения с ними контракта о прохождении военной службы). Предусмотрена возможность лишения военнослужащих водительских прав за нарушения Правил дорожного движения.

Согласно положениям воинских уставов, каждый военнослужащий должен уважать честь и достоинство других военнослужащих, помогать им словом и делом, предотвращать недостойные поступки, а также грубости и издевательства других военных.

Начальник военнослужащих должен быть для них примером. Он должен проявлять внимательность, чуткость по отношению к подчиненным. Однако бывают случаи, когда военнослужащие во время исполнения своих служебных обязанностей оскорбляют друг друга.

За оскорбление военнослужащего в УК РФ предусмотрена статья 336.

Оскорбление военнослужащего при исполнении им служебных обязанностей

За умышленное унижение чести и достоинства одного военнослужащего другим военнослужащим во время исполнения обязанностей по военной службе, виновное лицо подпадает под ответственность согласно пункту 1 статьи 336 УК РФ.

Виновный может понести такое наказание:

  • ограничение по военной службе сроком до полугода;
  • содержание осужденного в дисциплинарной воинской части сроком до 6 месяцев.

Что будет за оскорбление военнослужащего старшим по званию

За негативные высказывания начальником в адрес подчиненного, равно как и за применение оскорбляющих слов в адрес начальника, виновный подпадает под ответственность согласно пункту 2 статьи 336 УК РФ.

Санкция статьи предусматривает такое наказание:

  • ограничение по военной службе сроком до 12 месяцев;
  • содержание виновного лица в дисциплинарной воинской части сроком до 12 месяцев.

Под ограничением в военной службе понимается удержания в виде денежного довольствия в доход государства. Размер удержания определяется в судебном порядке, однако он не должен превышать 20%.

Также военнослужащий во время назначения такого вида наказания не может быть повышен в должности, воинском звании. А время наказания не учитывается при исчислении сроком выслуги лет.

Содержание военнослужащего, оскорбившего старшего по званию либо подчиненного, в дисциплинарной воинской части означает отбывание наказания в отдельных батальонах и дисциплинарных ротах.

Военнослужащего, который оскорбил своего начальника либо подчиненного, могут направить в одну из двух дисциплинарных частей, которые есть в России:

  • 28-й батальон в пос. Мулино Нижегородской области;
  • 36-й батальон в пос. Каштак Забайкальского края.

В период отбывания наказания в дисциплинарной воинской части осужденный военнослужащий независимо от своего прежнего звания находится на положении солдата.

Таким осужденным разрешены краткосрочные свидания (2 раза в месяц длительностью до 4 часов) и длительные свидания (с разрешения командира, 4 раза на протяжении года).

Во время отбывания наказания осужденных привлекают к оплачиваемой работе. 50% от заработной платы, полученной осужденным, перечисляется на счет дисциплинарной воинской части.

Если оскорбительные выражения были направлены в адрес военнослужащего, находящегося вне сферы его служебной деятельности, тогда ответственность за оскорбления подпадает под статью 5.61 КоАП РФ.

Уголовная ответственность за оскорбление военнослужащего: почему такое суровое наказание?

Оскорбление лица, состоящего на военной службе, наказывается довольно строго, ведь за такое деяние предусмотрена уголовная ответственность.

Такое деяние затрагивает не только честь и достоинство личности военнослужащего, но и подрывает авторитет государственной власти, ведь военный является представителем власти.

Не подпадает под уголовную ответственность оскорбления офицером подчиненного, который не является военнослужащим, так как не было зафиксировано воинского преступления ввиду отсутствия специального объекта (человек не является военнослужащим).

Также не подпадает под уголовную ответственность оскорбление военнослужащего в адрес военной организации, то есть юридического лица, поскольку военная организация не обладает чувством собственного достоинства.

Под оскорблением следует понимать устные унижения, насмешки, письменные унижения, а также различные физические действия, унижающие честь и достоинство военного – пощечина, плевок, срыв с формы погон, знаков отличия и т. п.

Оскорбление военнослужащего гражданским лицом: ответственность в 2020 году

За умышленное унижение чести и достоинства гражданским лицом военнослужащего, который находится в гражданской одежде, то есть, не выполняет непосредственно свою трудовую деятельность, предусмотрена административная ответственность согласно ст. 5.61 КоАП РФ «Оскорбление».

Так, если человек унизил честь и достоинство другого человека (даже если он занимается военной деятельностью), тогда он может понести за свои действия такое наказание:

  • денежное взыскание в размере 1-3 тысяч рублей;
  • для должностных лиц – 10-30 тысяч рублей.

Если человек оскорбил военнослужащего в публичном месте или в средствах массовой информации, тогда ему грозит такое наказание:

  • административный штраф в размере 10-30 тысяч рублей – для должностных лиц.

Если оскорбление военнослужащего не связано с исполнением им обязанностей по военной службе, тогда человеку, который высказывал свое негативное отношение по отношению к военнослужащему, будет грозить дисциплинарная, а не уголовная ответственность.

Оскорбление военнослужащего офицером

В Уголовном кодексе фигурирует еще одна статья – 319 «Оскорбление представителя власти».

Так, если человек публично оскорбил офицера при исполнении тем своих должностных обязанностей, тогда виновному грозит такое наказание:

  • штраф до 40 тысяч рублей;
  • обязательные работы на срок до 360 часов;
  • исправительные работы сроком до 12 месяцев.

Судебная практика

Ситуация 1. Гражданин Н., находясь в отделении хирургического отделения одной из городских больниц города Омска, публично высказал в присутствии посторонних лиц выражения, унижающие честь и достоинство инспектора УВД России. Офицер находился в тот момент при исполнении служебных обязанностей. После оскорбления гражданин Н. нанес удар инспектору в область лица, причинив ему ушибленную рану. Виновный гражданин Н. был осужден по ст. 319 «Оскорбление представителя власти» и был приговорен к 300 часам исправительных работ. А за применение насилия в адрес представителя власти гражданин был привлечен к ответственности по ст. 318 УК РФ «Применение насилия». Виновный был приговорен к штрафу в размере 100 тысяч рублей.

Ситуация 2. Военный суд в Оренбурге вынес приговор капитану, который оскорблял своих солдат. Свое недовольство касательно качества выполнения подчиненными работ капитан выражал оскорбительными выражениями в адрес солдат. В ходе расследования также было установлено, что офицер подкреплял свои оскорбления ударами солдат. Он унижал подчиненных, причинял им физическую боль и морально-нравственные страдания. Делал это он с одной целью – унизить честь подчиненных ему военнослужащих, а не причинить вред их здоровью. Суд приговорил офицера к уголовной ответственности согласно ст. 336 Уголовного кодекса РФ. Виновный понес наказание в виде ограничения по военной службе сроком на 1 год с удержанием 10% дохода из заработной платы в счет государства.

Ситуация 3. Старшина одной из воинских частей города Астрахани, находясь в состоянии алкогольного опьянения, оскорбил своего начальника. Виновный был недоволен законными требованиями начальника, поэтому применил по отношению к нему нецензурную брань. Все это происходило во время исполнения старшиной обязанностей по военной службе, да еще и в присутствии личного состава военной комендатуры. Военный судья приговорил старшину к уголовной ответственности по ст. 336 УК РФ и назначил ему наказание в виде ограничения по военной службе на срок в 12 месяцев с удержанием денежного довольствия в доход государства в размере 15%.

Уголовный кодекс одинаково защищает честь и достоинство как начальников, так и подчиненных военнослужащих.

Если в адрес военнослужащего, находящегося при исполнении, другой сослуживец или начальник применит оскорбительные выражения либо действия оскорбительного характера, тогда его действия автоматически подпадут под статью 336 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Наказание по этой статье довольно суровое – ограничение по военной службе или содержание виновного лица в воинской исправительной части.

6. УГОЛОВНОЕ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО, КРИМИНОЛОГИЯ

6.1. ПРИМЕНЕНИЕ К ВОЕННОСЛУЖАЩИМ СПЕЦИАЛЬНЫХ ВИДОВ НАКАЗАНИЙ ПО СОВРЕМЕННОМУ ЗАРУБЕЖНОМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Сивов Виталий Викторович, председатель Абаканского гарнизонного военного суда, полковник юстиции, соискатель кафедры уголовного права и криминологии Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского

Контакты автора: vitaliys@list.ru

Аннотация. Раскрывая особенности уголовной ответственности военнослужащих других государств, автор анализирует содержание системы специальных видов наказаний, применяемых к ним в отдельных зарубежных странах. На этой основе делается вывод о возможности дополнения системы наказаний, установленной УК РФ, новым видом специального наказания, применяемого к военнослужащим. Ключевые слова: военная служба, военнослужащий, уголовное наказание, специальные виды наказаний, цели наказания

THE APPLICATION OF THE SPECIAL KINDS OF PUNISHMENTS TO THE MILITARY ACCORDING THE MODERN FOREIGN CRIMINAL LAW

Keywords: military service, military, criminal

punishments, special types of punishments, purposes of punishment

Изучение военно-уголовного законодательства, действующего в других государствах, позволяет исследовать зарубежный опыт назначения наказаний, применяемых к военнослужащим. На этой основе появляется возможность проанализировать различные проблемы, в том числе, и вопрос о внедрении новых видов специальных наказаний в УК РФ.

В большинстве зарубежных стран, как и в Российской Федерации, виды уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим, подразделяются на общие и специальные. В свою очередь, и первые, и вторые можно разделить на наказания, влекущие увольнение с военной службы, например лишение свободы, а также — не влекущие, например удержание или задержка выплаты жалованья (США, Великобритания).

Под специальными наказаниями в российском военно-уголовном праве понимаются меры государственного принуждения, назначаемые по приговору суда только военнослужащим.1

Думается, что подобным образом можно определить и специальные наказания, существующие в зарубежном военно-уголовном законодательстве. Необходимо отметить, что их спектр весьма широк. Имеются наказания, которые по своему содержанию являются достаточно строгими: арест на основании решения о задержании, каторжные (тяжёлые, исправительные) работы без лишения свободы, срочное содержание на хлебе и воде или урезанном пайке в военнопенитенциарном заведении (США, Великобритания).

Предусмотрены также наказания, основанные на прохождении осужденным военной службы и по этому признаку они схожи со специальными наказаниями, имеющимися в России. Это, в частности, увольнение со службы (США, Великобритания, Франция), полная или частичная конфискация жалованья и дополнительных выплат, задержка выплаты определенной доли месячного довольствия в течение определенного срока, ограничение места пребывания (Великобритания, США).

Встречаются в зарубежном военно-уголовном законодательстве и меры уголовно-правового принуждения, напоминающие по содержанию меры дисциплинарного воздействия, используемые в Российской армии. К ним можно отнести лишение права на присвоение очередного воинского звания, отстранение от должности или старшинства, снижение в воинском звании, выговор, замечание, а также иные менее тяжкие меры воздействия (Великобритания, США).

В странах СНГ к специальным воинским наказаниям относятся: содержание в дисциплинарной воинской части и ограничение по военной службе (Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан и др.). Специальным дополнительным видом наказания в большинстве стран СНГ является лишение воинского звания. Нетрудно заметить, что система специальных видов наказаний, применяемых к военнослужащим в этих странах, схожа с закрепленной в УК РФ.

По иному решается вопрос об ответственности военнослужащих в Уголовном кодексе Китая, который не выделяет специальных видов наказания, применяемых к военнослужащим. За совершение преступлений против воинского долга в КНР предусмотрены общие виды наказаний, закрепленные в Общей части Уголовного кодекса Китая в виде ареста, срочного и пожизненного лишения свободы, смертной казни.2

1 Военно-уголовное право: Учебник под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008. С. 136.

2 Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под

ред. докт. юрид. наук, проф. А.И. Коробеева; пер. с китайского

Д.В. Вичикова. СПб., 2001. С. 210.

Бизнес в законе

2’2011

Военно-уголовный закон Германии также не содержит каких-либо специальных наказаний. Военнослужащие несут уголовную ответственность по системе наказаний УК ФРГ, которую составляют не только основные и дополнительные наказания, но и дополнительные последствия как вид уголовно-правовых мер.3 Во Франции судебные органы должны назначать военнослужащим те же виды наказаний и руководствоваться при решении вопроса о наказании военнослужащего теми же принципами и нормами уголовного права, что и суды общей юрисдикции.4

Институт специальных наказаний в военно-уголовном законодательстве отдельных государств характеризуется широкими возможностями для судейского усмотрения.

Так, Единый кодекс военной юстиции США в статьях о конкретных составах преступлений содержит в основном абсолютно неопределенные санкции, предусматривающие назначение наказания «по усмотрению военного суда». За наиболее тяжкие преступления (мятеж, бунт, насильственные действия против охраны, убийство и др.) применяется смертная казнь или иное строгое наказание по «усмотрению военного суда», а за военный шпионаж установлено только одно наказание — смертная казнь. Дела о преступлениях, наказуемых «по усмотрению военного суда», практически разрешаются на основании подзаконного акта -Руководства для военных судов США, которое дифференцирует меры ответственности и наказания за каждое воинское преступление.

Военно-уголовное законодательство США допускает возможность применения наказания и за деяния, непосредственно не предусмотренные в законе, что характерно для института аналогии. Ст. 134 Единого кодекса военной юстиции США предоставляет суду право рассматривать дела о «любом учинении беспорядка или нарушении дисциплины в вооруженных силах»; «любом поведении, способном дискредитировать вооруженные силы», даже если оно специально и не предусмотрено в Едином кодексе военной юстиции США. В Наставлении для военных судов США применительно к ст. 134 Единого кодекса военной юстиции США дан лишь примерный перечень возможных правонарушений и указаны наказания, которые могут применяться к лицам, их совершившим. Следовательно, военному суду может быть предан практически любой военнослужащий, совершивший деяние, хотя и не предусмотренное в законе, но, по мнению командования, «дискредитирующее вооруженные силы».5

В США к военнослужащим могут применяться следующие специальные виды наказания:

— содержание под стражей на хлебе;

— полная или частичная конфискация жалованья и дополнительных выплат, задержка выплаты определенной доли месячного довольствия в течение определенного срока;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— ограничение места пребывания, лишение права на присвоение очередного воинского звания, отстранение от должности или старшинства;

— каторжные работы без лишения свободы;

4 Крылова Н.Е. Основные черты нового уголовного кодекса Франции. М., 1996. С. 114.

5 Военно-уголовное право: Учебник под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008. С. 338.

— увольнение из армии.6

При этом увольнение с военной службы подразделяется на два вида. В зависимости от субъекта применения увольнение подразделяется на увольнение со службы с позором или увольнение за дурное поведение и увольнение офицера. Увольнение заключается в том, что осужденный военным судом субъект исключается из вооруженных сил и получает специальное удостоверение («сертификат’), лишающее его важных гражданских и социальных прав и льгот, обусловленных военной службой. Содержание и объем этих лишений определяется приказом соответствующих ведомств. Так, изданные министром армии специальные инструкции среди льгот, которых может лишаться уволенный по суду, называют 28 позиций, в том числе исключение права на пенсию, на полноценное выходное пособие, отказ в предоставлении лечения и т.п.

Увольнение с позором и за дурное поведение применяются только к рядовому составу и отличаются упрощенной процедурой исполнения. Эти меры разрешается применять за все преступления, предусмотренные Единым кодексом военной юстиции США.

Увольнение офицера применяется к офицерам, курсантам, уорент-офицерам, занимающим офицерские должности. Для указанных субъектов увольнение по суду производится в крайних случаях, когда виновный совершил тяжкое общеуголовное преступление или признан неблагонадежным.7

Американские юристы считают указанные наказания весьма эффективными в условиях комплектования армии на профессиональной основе и рекомендуют шире применять их в дополнение к лишению свободы. Кроме того, ими предлагается усилить правовые, материальные и моральные последствия увольнения с тем, чтобы и это средство воздействия использовать в качестве стимула, побуждающего переносить возможные тяготы военной службы и выполнять возложенные задачи.8

Немалое сходство с военно-уголовной системой США имеет аналогичная система Великобритании. В большинстве статей Особенной части Закона об Армии 2006 г. указывается максимальная мера наказания, которая может быть назначена судом, а в некоторых статьях указывается лишь вид наказания.

В Великобритании к военнослужащим могут применяться следующие специальные наказания:

— удержание или задержка выплаты жалованья, ограничение в правах;

— каторжные работы без лишения свободы;

— увольнение из армии и лишение воинского звания.9

Как правило, использование того или иного вида наказания зависит от целей, стоящих перед правоприменителем. В связи с этим представляется необходимым остановиться на целях наказания, получивших отражение в зарубежных исследованиях, законодательстве и практике. Так, А.А. Толкаченко на основании анализа содержания источников военно-карательного права зарубежных стран выделяет следующие

6 Военно-уголовное право: Учебник под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008. С. 336.

8 Вихров А.А. Военно-уголовное право США, его реакционная сущность: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1973. С. 19.

9 Военно-уголовное право: Учебник под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008. С. 336.

цели применения и исполнения уголовных наказаний в отношении военнослужащих иностранных государств:

а) наказание и его исполнение должно отражать серьезность посягательства, содействовать уважению к закону, являться справедливой реакцией на совершенное преступление и потому быть необходимым;

б) отбывание наказания должно оказывать адекватное сдерживающее воздействие в отношении преступного поведения;

в) наказание должно обеспечивать защиту общества от совершения осужденным преступлений в дальнейшем, а его исполнение призвано предоставлять виновному возможность получить необходимое образование, профессиональную подготовку, медицинское и другое исправительное обслуживание наиболее эффективным образом.10

Можно констатировать, что приведенные цели во многом созвучны общим целям уголовного наказания. Между тем, очевидно, что военно-уголовное законодательство любого государства имеет особенности, обусловленные спецификой выполняемых военной организацией задач по обеспечению национальной безопасности. Поэтому на первый план выходит высокий уровень воинской дисциплины, как в военное, так и в мирное время.

В связи с этим, на основе содержания специальных видов наказаний, предусмотренных законодательством зарубежных стран, можно выделить и четвертую цель, которую призваны решать рассматриваемые наказания: укрепление воинской дисциплины. Необходимо отметить, что аналогичную цель применительно к специальным видам наказаний, применяемых к военнослужащим, содержащимся в УК РФ, отмечают и отечественные исследователи в области российского военно-уголовного законодательства (Х. М. Ахметшин, Н. А. Шулепов, А. А. Толкаченко).

Таким образом, вне зависимости от принадлежности государства к правовой семье, для большинства зарубежных стран, как и для Российской Федерации, при наличии общих подходов, характерны и отличия в построении системы специальных видов наказаний, применяемых к военнослужащим.

В частности, в Великобритании и США имеется такое специальное наказание, как увольнение с военной службы, которое отсутствует в перечне наказаний УК РФ. По мнению юристов вышеназванных стран, в условиях комплектования армии на контрактной основе наказание в виде увольнения с военной службы в совокупности с его уголовно-правовыми последствиями служит действенным средством сдерживания противоправного поведения военнослужащих.

Представляется, что подобное наказание, выступая реальной альтернативой наказаниям, ограничивающим свободу, будет максимально быстро и эффективно содействовать достижению как общих, так и специальных целей наказания. Поэтому увольнение с военной службы следует ввести в систему наказаний, применяемых к военнослужащим в России.

Реализация этого предложения также будет способствовать осуществлению Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. №

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1772-р, и позволит решить проблему индивидуализации наказаний, применяемых к военнослужащим.

Список литературы:

2. Военно-уголовное право: Учебник под ред. Х. М. Ахметшина, О. К. Зателепина. М., 2008.

3. Вихров А. А. Военно-уголовное право США, его реакционная сущность: автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1973.

4. Крылова Н. Е. Основные черты нового уголовного кодекса Франции. М., 1996.

5. Сидорин В. В. Сравнительно-правовой анализ национальных систем современного военно-уголовного законодательства России, Франции и Германии: дис. канд. юрид. наук. М., 2000.

РЕЦЕНЗИЯ

Представленная к рецензированию статья Сивова В.В. посвящена специальным видам наказаний, применяемых к военнослужащим, в зарубежных государствах.

Анализируя зарубежные источники уголовного и военно-уголовного законодательства, автор приходит к справедливому выводу о том, что отдельные из специальных видов наказаний схожи с наказаниями, установленными УК РФ, но, в основном, они отличаются значительной спецификой.

Важно подчеркнуть, что автор статьи не ограничивается анализом отдельных видов наказаний, а подробно обосновывает необходимость дополнения УК РФ таким специальным видом наказания, как увольнение с военной службы.

Считаю, что статья Сивова В.В. «Применение к военнослужащим специальных видов наказаний по современному зарубежному уголовному законодательству», является актуальной, отличается новизной, обладает теоретической и практической значимостью и может быть рекомендована к публикации в открытой печати .

Омский государственный университет

им. Ф.М. Достоевского, кафедра уголовного права

и криминологии, доцент

д.юн. Т.В. Непомнящая

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *