Ответственность в римском праве

Закон Аквилия

Есть основание думать, что наряду с iniuria и furtum как законы XII таблиц, так и дальнейшее законодательство знали и другие деликты: деяния, причинявшие другому лицу имущественный вред, но без наличия у делинквента animus furandi, без намерения lucrum sibi faciendi. Отдельные случаи такой ответственности были до известной степени обобщены плебисцитом, принятым по инициативе трибуна Аквилия (время издания неизвестно) и получившим название lex Aquilia. Ульпиан говорил:

Закон Аквилия отмени:] вес предшествовавшие постановления о неправомерно причиненном вреде, как законов XII таблиц, так и другие, на которые ныне нет надобности ссылаться.

Lex Aquilia состояла из трех глав:

  • (1) Первая устанавливала ответственность за убийство раба или животного.
  • (2) Вторая регулировала ответственность adstipulator’a за ущерб, причиненный основному кредитору, stipulator’y, освобождением должника от обязательства.
  • (3) Третья определяла ответственность за ранение чужого раба или животного и за уничтожение или повреждение чужой вещи.

Для ответственности за убийство или ранение раба, или животного, а также за уничтожение или повреждение чужой вещи нужно было наличие некоторых особых условий:

  • (1) Вред должен был быть причинен стороне, непосредственно действием правонарушителя: для применения закона правонарушитель должен был убить животное, а не причинить ему смерть, вызвав, например, испуг, побудивший животное совершить смертельный прыжок в пропасть.
  • (2) Вред должен был быть причинен стороне, непосредственным материальным воздействием на чужого раба, на чужое животное или вещь; таким вредом не считалось, например, снятие оков с раба, который тем самым получал возможность бежать от господина, или открытие клетки, из которой вылетела птица.
  • (3) Наконец, вред должен был быть причинен собственнику раба, животного или вещи; других лиц, заинтересованных в неприкосновенности пострадавшего имущества, 1сх Aquilia не охраняла.

Кроме того, причинение вреда должно было быть виновным. При этом требовался не умысел, а небрежность, хотя бы и легкая. При наличии указанных условий вред подлежал возмещению в размере высшей стоимости, какую убитый раб или животное имели в последний до убийства год, и высшей стоимости, какую раненый раб, или животное, либо поврежденная вещь имели в последний месяц до учинения над ними деликта, а при деликте adstipulator’a — в размере суммы долга, от уплаты которого должник был освобожден adstipulator’oM. Сумма подлежавшего возмещению убытка удваивалась в случае отрицания виновником своей ответственности (crescit in duplum contra infitiantem).

Расширение сферы действия

Преторское право и практика применения lex Aquilia юристами значительно расширили сферу действия этого закона: была признана ответственность за вред, хотя бы он и не был damnum corpore corpori datum. И если не вполне ясно, предоставлял ли претор во всех таких случаях actio utilis, или для случаев, когда вред не был причинен corpori, был введен особый иск, то несомненно, что иск из lex Aquilia стал со временем предоставляться наряду с собственниками также и носителям ограниченных вещных прав на потерпевшего раба или вещь, а равно и владельцам и даже detentor’a, и наконец кредиторам собственника убитого или раненого раба или уничтоженной либо поврежденной вещи. Таким образом, не выдвинув соответствующего общего правила, римское право практически обеспечивало возмещение всякого вреда, виновно причиненного чужому имуществу.

От практики применения lex Aquilia и ведут свое происхождение основные начала деликтной ответственности в гражданских кодексах ряда капиталистических стран.

> Ответственность за нарушение обязательств

Исторический аспект, понятие обязательства и ответственность по Римскому частному праву

Обязательство — «есть такое юридическое отношение между двумя лицами, в силу которого одно из них — creditor — имеет право требовать от другого — debitor — исполнения чего-либо в свою пользу». («Институция» Юстиниана р. I п. 3. 13).

Содержанием обязательства являются права кредитора и обязанности должника. Предмет обязательства — объект, на который распространяется обязательство (вещи, деньги, работы, услуги и ч .д.).

Первоначально обязательственное правоотношение носило личный характер и не могло передаваться ни кредитором, ни должником, какому-либо другому лицу. В обязательство нельзя было вступать через представителя. Позднее стала допускаться замена лиц в обязательственном правоотношении путем правопреемства наследником прав и обязанностей наследодателя, новацией (обновлением обязательства, т.е. когда с согласия кредитора, должника и лица, которому кредитор передавал право требования исполнения обязательства, данное лицо заключало с должником новое обязательство, содержание которого было идентично первоначально заключенному обязательству) и цессией (прямой уступки права требования кредитором (цедентом) лицу, которому он желал переуступить свое право требования (цессионарию); не допускалась уступка права требования, связанная с личностью кредитора. Сторонами в обязательстве являлись кредитор — лицо, имеющее право требования исполнения обязательства (активная сторона) и должник — лицо, на котором лежала обязанность исполнить требование кредитора (пассивная сторона).

В обязательственных правоотношениях кредитор может быть представлен как одним лицом, так и несколькими, а также в качестве должника может выступать как одно лицо, так и несколько.

Ответственность за нарушение обязательства есть мера имущественного воздействия за нарушение обязательства на должника. Нарушение исполнения обязательства имеет место, когда должник не исполняет обязательство или исполняет ненадлежащим образом. Должник, не исполнивший обязательство или исполнивший его ненадлежащим образом, несет ответственность только при наличии вины. Вина устанавливается по отношению к действиям должника и наступившим последствиям. Для признания лица виновным необходимо установить причинную связь между действиями (бездействиями) и наступившими последствиями.

Лицо освобождается от ответственности в случае, если оно проявило необходимую внимательность и предусмотрительность, а вред наступил по независящим от лица обстоятельствам, т.е. произошел казус.

В римском праве под причиненным в результате неисполнения обязательства вредом понимались потери и упущенная выгода. Размер возмещения вреда определялся с учетом каждого конкретного случая.

Просрочка исполнения обязательства

Просрочить обязательство мог как должник, так и кредитор. Должник признавался просрочившим исполнение обязательства, если не совершил предусмотренного содержанием обязательства действия в установленный срок. В таком случае кредитор вправе был требовать полного возмещения за весь ущерб, какой для него мог возникнуть вследствие неисполнения обязательства плюс проценты.

Кредитор признавался просрочившим обязательство, когда отказывался без уважительных причин принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершал тех действий, без которых должник не мог исполнить обязательство.

1. ) В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства он нес ответственность перед кредитором.

Формы ответственности неисправных должников были неодинаковые в различные исторические периоды. В более отдаленные эпохи ответственность имела личный характер: в случаях неисполнения должником лежащей на нем обязанности к нему применялись (притом самим кредитором) меры воздействия, направленные непосредственно на его личность (заключение в тюрьму, продажа в рабство, даже лишение жизни).

Указания на такую личную ответственность содержатся еще в постановлениях XII таблиц. С течением времени формы ответственности были смягчены: за неисполнение обязательств должники стали отвечать не своей личностью, а имуществом (имущественная ответственность была установлена, хотя еще и не во всех случаях, законом Петелия в IV в. до н.э.). В развитом римском праве последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являлась обязанность должника возместить кредитору понесенный им ущерб.

2. ) Ответственность должника строилась в римском праве на принципе вины: должник отвечал только в том случае, если он виновен в возникшем для кредитора ущербе. Вина должника могла быть разной степени. Наиболее тяжкой и недопустимой формой вины признавалось умышленное причинение вреда — dolus , например лицо, обязанное передать другому лицу вещь, которая находилась у первого в пользовании, закладе, на хранении и т.п., портит или уничтожает эту вещь с целью причинить убыток ее собственнику. Другая форма вины — culpa — неосторожность, небрежность, различавшаяся по степени небрежности: грубая неосторожность (culpa lata ) и легкая небрежность (culpa levis ). Эти понятия определялись римскими юристами следующим образом. Считалось, что грубую небрежность допускает тот, кто не предусматривает, не понимает того, что предусматривает и понимает всякий средний человек (nom intellegere quod omnes intellegunt , D . 50.16.213. 2). Легкой небрежностью признавалось такое поведение, какого не допустил бы хороший, заботливый хозяин (bonus paterfamilias, diligentissimus, D . 19.2.25. 7). На должнике лежала обязанность соблюдать заботливость (diligentia ); мера требуемой заботливости в разных договорах была разная; несоблюдение требуемой заботливости есть culpa, неосторожная вина. Частным видом заботливости являлась охрана вещи составляющей предмет обязательства; в этом смысле говорят, что должник обязан к custodia, охране вещи.

За dolus отвечали всегда независимо от характера договора; больше того, не признавались действительными соглашения, в которых лицо заранее отказывалось от своего права требовать возмещение умышленно причиненного вреда (уже причиненный умышленно вред может быть прощен потерпевшим). Равным образом и за грубую неосторожность должник отвечал по каждому договору (сложилась даже поговорка: «culpa lata doloaequiparatur «, т.е. грубая неосторожность приравнивается к умыслу).

Более строгая ответственность, т.е. даже за легкую неосторожность, возлагалась на должника лишь в тех договорах, которые нельзя считать заключенными исключительно в интересах кредитора. Так, лицо, принимающее вещь на бесплатное хранение, само в этом договоре не заинтересовано; поэтому оно отвечало за порчу или уничтожение принятой вещи только тогда, когда его можно признать допустившим грубую неосторожность; за легкую неосторожность лицо, бесплатно хранившее вещь, не несло ответственности. Напротив, лицо, которому дали вещь в бесплатное пользование, отвечало даже за легкую небрежность, так как оно непосредственно заинтересовано в договоре. К неосторожности приравнивалась также imperitia , неопытность, неумение что-то совершить; например, лицо берется выполнить известную работу и по неопытности выполняет ее ненадлежащим образом; юрист возлагал на него ответственность ввиду того, что он взялся выполнить работу как мастер своего дела (ut artifex , D . 19. 2.9. 5).

Из приведенного объяснения римскими юристами понятий грубой и легкой небрежности видно, что римские юристы устанавливали небрежность лица, руководствуясь абстрактным масштабом (хороший хозяин — не какой-либо конкретный, а вообще средний человек).

Были, однако, такие виды отношений, где договорная ответственность строилась не по абстрактному (поведение среднего человка, поведение хорошего хозяина), а по конкретному масштабу. Так, при договоре товарищества каждый из товарищей отвечал перед другим за так называемую culpa in concrete (конкретную вину), т.е. от каждого из участников товарищества требовалось проявление такой заботливости, внимательности и т.п. к общему имуществу, к общему делу, какие он (а не воображаемый хороший хозяин) прилагал (конкретно) к своим собственным делам, к собственному имуществу (diligentia quam suis rebus adhidere solet, D . 17. 2. 7.2).

Как правило, каждый отвечал только за свою личную вину; за действия других лиц должник отвечал лишь тогда, когда можно было и ему поставить в вину или недостаточно осторожный выбор необходимого помощника и т. п., действием которого причинен ущерб кредитору, или недостаточно внимательное наблюдение за действиями такого помощника (о подлинной ответственности за действия других лиц см. ниже, разд. VII, гл. IV, §5, п. 2).

3. ) Если лицо проявляло полную внимательность, заботливость и т.п., а вред все-таки наступил, говорят о случайном вреде, за случай (casus) никто не отвечает. Практически это означало, что случайно наступивший ущерб приходится терпеть собственнику уничтоженного, испорченного и т.п. имущества (casum sentit dominus).

Лишь в некоторых особых категориях отношений, когда признавалось необходимым усилить ответственность, допускалась ответственность и за случай. Но и тогда должник все же мог освободиться от ответственности, если наступивший случай был исключительной, стихийной силой — cui resisti non potest (сопротивление которой невозможно) или так называемой vis maior (неодолимой силой). Такая широкая ответственность была, например, возложена преторским эдиктом на содержателей трактиров, постоялых дворов, кораблей за вещи, принятые от их посетителей и путешественников.

обязательство ответственность гражданский право

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *