Отрицательные факты не доказываются

Неосновательное обогащение

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

При этом основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п. (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11524/12 по делу N А51-15943/2011).

Возникает вопрос: обязан ли истец доказывать отсутствие правоотношений с ответчиком при обращении с требованием о взыскании ошибочно уплаченных денежных средств? Представляется, что в любом случае нет, так как отсутствие правоотношений является отрицательным фактом, который очень трудно доказать истцу. Напротив, раз ответчик заинтересован в сохранении перечисленных истцом денежных средств за собой, то на нем лежит обязанность доказать наличие правоотношений между сторонами.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11524/12 по делу N А51-15943/2011 указано, что распределение бремени доказывания в споре о возврате неосновательно полученного должно строиться в соответствии с особенностями оснований заявленного истцом требования. Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суд на основании ст. 65 АПК РФ должен сделать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличие какого-либо правового основания) на ответчика.

В связи с этим нельзя не согласиться с особым мнением судьи ВАС РФ Н. Павловой к Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.01.2013 по делу N А51-15943/2011 Арбитражного суда Приморского края: «Исходя из пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам о взыскании неосновательного обогащения подлежат доказыванию три факта: 1) наличие обогащения на стороне одного лица (обогатившегося); 2) происхождение этого обогащения за счет другого лица (потерпевшего); 3) отсутствие достаточного, установленного законом или договором основания обогащения (этот подход является устоявшимся в доктрине (Гурвич М.А. Институт неосновательного обогащения в его основных чертах по Гражданскому кодексу РСФСР // Советское право. 1925. N 2 (14)).

Доказывание первых двух условий возлагается на истца, однако это невозможно однозначно утверждать применительно к третьему критерию…

В данном случае фактически истец утверждает, что определенного факта не существовало в действительности (платежные поручения — результат злоупотреблений менеджмента банкрота, иного персонала, вывода средств и т.п.), ответчик заинтересован в обратном. Это и есть тот особый случай, когда бремя доказывания смещается в сторону ответчика, при этом не являясь для него бременем чрезмерным, поскольку в случаях, аналогичных рассматриваемому, объективно невозможно доказать отрицательный факт…

Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суду на основании ст. 65 АПК РФ было необходимо сделать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличия какого-либо правового основания для обогащения за счет потерпевшего) на ответчика (трансформация отрицательного факта для истца в положительный для ответчика). На истца (потерпевшего) возлагается бремя доказывания факта обогащения приобретателя, включая количественную характеристику размера обогащения, и факта наступления такого обогащения за счет потерпевшего, что в данном случае истец и доказал.

Поскольку традиционно в теории процессуального права под бременем доказывания понимается необходимость для данной стороны установить обстоятельства, невыясненность которых может повлечь за собой невыгодные для нее последствия (Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917), неверное распределение бремени доказывания приведет к неверному распределению баланса прав».

Примечателен тот факт, что если в назначении платежа сделана ссылка на конкретное правоотношение, например договор, то суды могут распределить бремя доказывания таким образом, что истец будет обязан доказать отсутствие такого правоотношения (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 N 11524/12 по делу N А51-15943/2011).

При этом доводы при таком подходе сводятся к тому, что назначение платежа свидетельствует о заключении договора сторонами, проведении по нему платежей. Отсутствие в распоряжении истца договора, иных документов, подтверждающих гражданско-правовые отношения между сторонами, не свидетельствует о получении ответчиком денежных средств безосновательно, поскольку носит предположительный характер, не подтвержденный документально. Само по себе заявление истца о неисполнении ответчиком обязательств по гражданско-правовой сделке без представления доказательств, подтверждающих такое заявление, не может являться основанием для удовлетворения иска (Постановление ФАС МО от 07.03.2012 по делу N А40-39936/11-24-243).

На наш взгляд, независимо от того, что указано в назначении платежа, бремя доказывания наличия правоотношения должно лежать на ответчике как на заинтересованной в сохранении денежных средств стороне. Истец же должен быть освобожден от доказывания отрицательного факта отсутствия правоотношения.

В противном случае на истца накладывается непропорциональное бремя доказывания отрицательного факта (отсутствия отношений с ответчиком), притом что доказательства наличия таких отношений совершенно без претерпевания какого-либо непосильного бремени или тем более ущемления своих прав мог бы представить ответчик. При этом права сторон уравновешиваются также правом ответчика на компенсацию судебных расходов в случае необоснованного иска со стороны истца (особое мнение судьи ВАС РФ Н. Павловой к Постановлению Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 по делу N А51-15943/2011 Арбитражного суда Приморского края).

Подобные выводы сделаны в Постановлении ФАС ВСО от 09.10.2013 по делу N А19-21047/2012.

Поставка и подряд

В соответствии со ст. 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Согласно п. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

По смыслу данных норм права покупатель и заказчик обязуются принять товар или работу соответственно. Факт поставки и подряда подтверждается определенными доказательствами, которыми, как правило, являются товарные накладные и акты выполненных работ, подписанные сторонами.

Возникает вопрос: обязан ли ответчик доказывать отсутствие поставленного товара или выполненной работы при обращении к нему истца с требованием о взыскании платы за товар или работу? Представляется, что нет. Обязанность доказать положительный факт поставки или выполнения работы лежит на истце как на стороне, ссылающейся на выполнение поставки или работы в обоснование своих требований об оплате, так как в силу ст. 65 АПК РФ каждый обязан доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. В противном случае, на наш взгляд, на ответчика возлагалось бы несправедливое и несоразмерное бремя доказывания в пользу истца, который самостоятельно обязан выполнять свою обязанность по доказыванию обстоятельств, на которые ссылается.

Так, в Определении ВАС РФ от 14.05.2012 N ВАС-6051/12 по делу N А59-4371/2010 указано на то, что суд первой инстанции неверно распределил бремя доказывания и возложил на иностранную компанию необходимость доказывания отрицательного факта — факта неоказания ей услуг должником. Возложение на ответчика бремени доказывания факта неоказания ему услуг неправомерно ввиду невозможности доказывания отрицательного факта. Истец, предъявляя требования об оплате услуг, должен доказать факт их оказания — так говорится в Определении ВАС РФ от 29.04.2013 N ВАС-4559/13 по делу N А68-4148/12. Похожий вывод сделан и в Определении ВАС РФ от 30.04.2010 N ВАС-4889/10 по делу N А33-11051/2009.

«Отрицаешь – не доказывай»: обзор судебной практики по теме отрицательных фактов

«Factum negantis nulla probatio» — отрицание фактов не требует доказательств. Это максима стара как мир и известна со времен конституции Римской республики (конституций Диоклетиана).

Данная тема крайне актуальна для банкротства: это и вопросы привлечения арбитражных управляющих к разного рода ответственности, и вопросы распределения бремени доказывания при субсидиарной ответственности, и проблемы работы арбитражных управляющих с дебиторкой при непередаче документов директором.

И хотя указанный принцип хорошо воспринят наукой (например, Гордон В.М. Устав гражданского судопроизводства с комментариями. СПб., 1914. С. 368; Гранберг В.Г. Гражданский процесс. М., 1940. С. 35; Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. С. 281 — 284), в судебной практике он приживался долго и неохотно. Впрочем, анализ нынешней практики выдает любопытные результаты.

1. Наиболее часто суды кратко констатируют объективную невозможность доказывания отрицательных фактов и отсутствие такой процессуальной обязанности.

1) Определения ВАС РФ:

  • от 29.04.2013 N ВАС-4559/13 по делу N А68-4148/12,
  • от 14.05.2012 N ВАС-6051/12 по делу N А59-4371/2010;

справедливости ради отметим, что на тот период однозначного отношения к теме отрицательных фактов в ВАС РФ не было – судье Павловой Н.В. даже пришлось высказывать особое мнение по данному поводу;

2) Постановление Суда по интеллектуальным правам:

  • от 23.03.2016 N С01-641/2015 по делу N А40-158146/2014;

3) Постановления АС Волго-Вятского округа:

  • от 20.01.2015 N Ф01-5708/2014 по делу N А43-11561/2013,
  • от 10.08.2015 N Ф01-2630/2015 по делу N А43-12571/2014;

4) Постановления АС Дальневосточного округа:

  • от 01.02.2016 N Ф03-6179/2015 по делу N А59-6158/2014,
  • от 22.04.2016 N Ф03-885/2016 по делу N А73-12654/2014;

5) Постановления АС Западно-Сибирского округа:

  • от 10.02.2016 N Ф04-28123/2015 по делу N А45-1731/2015,
  • от 16.03.2016 N Ф04-674/2016 по делу N А45-121/2015,
  • от 08.06.2016 N Ф04-1503/2016 по делу N А70-5545/2013;

6) Постановления АС Московского округа:

  • от 28.01.2016 N Ф05-18271/2015 по делу N А41-17621/2012,
  • от 19.05.2016 N Ф05-5942/2015 по делу N А40-62498/14-57-526,
  • от 26.05.2016 N Ф05-5162/2016 по делу N А40-128189/2015;

7) Постановления АС Поволжского округа:

  • от 21.07.2015 N Ф06-25754/2015 по делу N А65-16668/2014,
  • от 24.09.2015 N Ф06-4/2015 по делу N А72-866/2013;

8) Постановление АС Северо-Западного округа:

  • от 27.01.2016 по делу N А56-14312/2015,
  • от 25.04.2016 N Ф07-1887/2016 по делу N А42-3578/2015
  • от 25.04.2016 по делу N А13-14510/2015;

9) Постановление АС Северо-Кавказского округа:

  • от 06.02.2016 N Ф08-9291/2015 по делу N А63-12036/2013,
  • от 10.12.2014 N Ф08-9106/2014 по делу N А32-6824/2014,
  • от 27.10.2014 по делу N А63-13004/2013;

10) Постановление АС Уральского округа:

  • от 17.03.2015 N Ф09-33/15 по делу N А47-20/2014;

11) Постановления АС Центрального округа:

  • от 15.01.2016 N Ф10-4606/2015 по делу N А64-7949/2014,
  • от 05.05.2016 N Ф10-875/2016 по делу N А14-10458/2014,
  • от 26.05.2016 N Ф10-1402/2016 по делу N А23-3197/2015;

12) Определение АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области:

  • от 21.07.2016г. по делу N А56-16069/2016 (интересное дело о соотношении третейских судов и банкротства).

2. Наиболее обстоятельный анализ явления отрицательных фактов можно встретить в Постановлении АС Западно-Сибирского округа от 01.04.2016 по делу NА03-20637/2014: «Бремя доказывания стороной своих требований и возражений должно быть потенциально реализуемым, исходя из объективно существующих возможностей в собирании тех или иных доказательств с учетом характера правоотношения и положения в нем соответствующего субъекта, а также добросовестной реализации процессуальных прав. Недопустимо возлагать на сторону обязанность доказывания определенных обстоятельств в ситуации невозможности получения ею доказательств по причине нахождения их у другой стороны спора, недобросовестно их не раскрывающей» (данный судебный акт относится к числу образцовых и обязательных к прочтению).

Схожей позиции придерживается Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.10.2013 по делу N А19-21047/2012: «…В рассматриваемой ситуации суды возложили непропорциональное бремя на истца, заставив его представлять доказательства отрицательного факта (отсутствия отношений с ответчиком), при том, что доказательства наличия таких отношений совершенно без претерпевания какого-либо непосильного бремени или, тем более, ущемления своих прав, мог бы представить ответчик».

В Постановлении АС Уральского округа от 16.02.2016 N Ф09-12301/15 по делу N А76-1208/2015 указано: «Возлагая на заявителя бремя доказывания добросовестности действий третьего лица, а также опровержения отрицательного факта (отсутствие отражения займов в бухгалтерской документации должника, в том числе прослеживание их дальнейшего использования должником), суды не учли, что такие сведения могут быть не известны и не доступны заявителю по объективным причинам».

В развитие данной позиции в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.06.2015 N Ф03-1852/2015 по делу N А59-4988/2014 отмечено следующее: «Возложение на ответчика доказывания отрицательного факта отсутствия каких-либо правоотношений между ним, истцом и третьими лицами, а также действий истца не по поручению ответчика, при наличии у истца объективной возможности доказать названные факты, не отвечает принципам юридического равенства, равноправия и состязательности сторон, закрепленных в ст. 8, 9 АПК РФ и нарушает баланс интересов сторон». О нарушении принципов доказывания вообще и принципа состязательности в частности говорится и в Постановлениях АС Уральского округа от 23.09.2014 N Ф09-1079/14 по делу N А50-2587/2013, от 21.06.2016 N Ф09-6181/16 по делу NА76-16776/2015.

Особенность доказывания отрицательных фактов заключается в том, что они устанавливаются судом через выяснение и доказывание связанных с ними положительных обстоятельств (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.08.2013 по делу N А33-10374/2012). Опровержение отрицательного факта возможно только подтверждением противоположного положительного (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.12.2014 N Ф08-9576/2014 по делу N А61-1634/2014). Отрицательный факт не может быть доказан, но может быть опровергнут другой стороной спора (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.12.2015 N Ф05-17533/2015 по делу N А40-30939/2015).

Наиболее лаконична позиция, высказанная в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.09.2014 N Ф07-6944/2014 по делу N А56-35904/2013: отрицательные факты не подлежат доказыванию, поскольку нельзя доказать то, чего не было.

В некоторых случаях напрямую об отрицательных фактах не говорит, но эту тему подразумевает. Так, в Постановлении ФАС СЗО от 20.03.2014г. по делу N А05-2421/2011 суд указал, что если поступившие в бухгалтерию денежные средства не были должным образом оприходованы, то обязанность отчитаться о судьбе денежных средств лежит на генеральном директоре, а в Определении АС Новосибирской области от 22.07.2016г. по делу NА45-11089/2016 суд отметил, что к лицу, заявляющему о принятии обеспечительных мер, не могут быть предъявлены требования о предъявлении доказательств, которыми он заведомо не должен располагать.

Доказывание отрицательного факта.

Ответ:

Доказывание того, чего не было, на юридическом языке называется доказыванием отрицательного факта — подтверждение отсутствия чего-либо. Часть судов полагает, что доказать отрицательный факт нельзя, другая может потребовать доказательства отрицательного факта от стороны спора.

Так Президиум Высшего арбитражного суда РФ при рассмотрении дела № А51-15943/2011, указал следующее:

«Распределение бремени доказывания в споре о возврате неосновательно полученного должно строиться в соответствии с особенностями оснований заявленного истцом требования. Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суду на основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо делать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличие какого-либо правового основания) на ответчика».

Какие доводы можно приводить в опровержение, например, факта поставки: поставщик не закупал и не оплачивал товар, который якобы реализовал позже по спорному договору; он технически не мог произвести за короткий срок такое количество товара, которое якобы было передано по спорному договору; он не заключал договоры с перевозчиками; у него нет собственного транспорта, складских помещений, сотрудников в нужном количестве и должной квалификации; товар не изменил свое место нахождения, несмотря на то, что право собственности перешло к другому лицу; стороны спорного договора в один день заключили договоры и поставили товар, притом что они значительно удалены друг от друга, и др. Это подтверждает судебная практика (постановления АС Западно-Сибирского округа от 02.10.14 по делу № А46-15531/2013, ФАС Поволжского округа от 27.03.14 по делу № А49-3284/2013, Президиума ВАС РФ от 18.10.12 № 7204/12 по делу № А70-5326/2011).

Нарушение процессуальных норм

Помимо доводов в опровержение «положительных фактов» стоит приводить ссылки на практику: суды указывают, что возлагать на сторону обязанность доказывать отрицательный факт — это нарушение норм процессуального права, которое смещает баланс между участниками процесса в пользу оппонента. Расмотрим четыре ситуации из судебной практики, в которых судьи высших инстанций возложили бремя доказывания на другую сторону процесса.

Право получения средств

Взыскатель, требующий вернуть неосновательное обогащение, не должен доказывать отсутствие правового основания получения средств. В этой ситуации бремя доказывания смещается в сторону ответчика, при этом не являясь для него бременем чрезмерным, поскольку в аналогичных случаях объективно невозможно доказать отрицательный факт. «…доказательства наличия таких отношений совершенно без претерпевания какого-либо непосильного бремени или, тем более, ущемления своих прав, мог бы предоставить ответчик…». В этом случае имеет место «трансформация отрицательного факта для истца в положительный для ответчика» (особое мнение судьи ВАС РФ Павловой Н.В. к постановлению Президиума ВАС РФ от 29.01.13 по делу № А51-15943/2011).

Отсутствие долга

Кредитор в деле о банкротстве не должен доказывать отсутствие долга, просуженного другим кредитором в третейском суде. Когда в деле о банкротстве конкурсный кредитор доказывает нелегитимность решения третейского суда, представленного другим кредитором, ему достаточно подтвердить только «существенность сомнений в наличии долга». Не нужно доказывать само отсутствие долга, иначе на него возлагалось бы бремя доказывания отрицательных фактов. Другой кредитор, настаивающий на наличии долга как участник третейского разбирательства, должен представить доказательства, подтверждающие факты его проведения и действительность решения третейского суда. Обязывать сторону доказывать отрицательный факт «недопустимо с точки зрения поддержания баланса процессуальных прав и гарантий их обеспечения» (п. 10 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2016), утв. Президиумом ВС РФ 13.04.16).

Бухгалтерская отчетность общества

Участник общества не должен доказывать в суде отсутствие у общества другой бухгалтерской отчетности при взыскании действительной стоимости доли. Бывший участник общества обратился за взысканием действительной стоимости доли. Он рассчитал ее по данным бухгалтерского баланса, ответчик (общество) занял пассивную позицию и документы для расчета доли не представлял. Апелляция посчитала, что бухгалтерского баланса недостаточно, и, так как другой отчетности истец не представил, отказала во взыскании стоимости доли. Верховный суд указал, что апелляция неправомерно возложила на истца обязанность доказывать отсутствие у общества другой бухгалтерской отчетности. Участник уже представил свой расчет стоимости, а общество могло возражать относительно него и само представить другие документы (определение ВС РФ от 10.06.15 № 305-ЭС15-2572 по делу № А40-51637/2014).

Спор об инвестициях

Исполнитель по инвестиционному контракту не должен доказывать отсутствие финансирования со стороны инвестора. Суды возложили на исполнителя обязанность доказывать отсутствие финансирования по инвестиционному контракту. Верховный суд указал, что это нарушение статьи 65 АПК РФ (обязанность доказывания). Сам инвестор должен был подтвердить выполнение условий контракта, а именно перечисление средств. В этом случае нельзя было возлагать на исполнителя обязанность доказывать отрицательный факт (определение ВС РФ от 27.05.15 № 302-ЭС14-7670 по делу № А69-16/2013).

Когда компания сталкивается с этим при рассмотрении дела, нужно убедить суд перераспределить бремя доказывания на оппонента. Так, суд должен указать, что заказчик не обязан доказывать невыполнение работ подрядчиком, а подрядчик обязан доказать, что он их выполнил. Это возможно, если: судья согласится с тем, что доказать отрицательный факт невозможно; компания опровергнет «положительный факт» совокупностью других доказательств. Например, опровергнет факт выполнения работ, доказав, что подрядчик физически не мог выполнить их. Таким образом, компания не докажет сам отрицательный факт, но внесет определенность в обстоятельства дела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *