Относимость

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Свойства любого доказательства – это относимость, допустимость, достоверность, которые вместе образуют достаточность.

Относимость — свойство доказательств, заключающееся в их способности устанавливать или опровергать имеющие значение для уголовного дела фактические обстоятельства, среди которых определяющую роль играют обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

Допустимость — свойство доказательств (фактических данных, любых сведений), заключающееся в способности информации быть использованной в этом качестве в уголовном судопроизводстве.

К недопустимым доказательствам в уголовном судопроизводстве относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные ими в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи их отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым (которые, разумеется, уже стали подсудимыми) в суде

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

Внимание! Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона (ст. 75 УПК). Так, Верховный Суд РФ указал на то, что доказательства считаются полученными с нарушением уголовно-процессуального закона, т.е. недоброкачественными (недопустимыми), если:

а) при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный процессуальным законодательством порядок их собирания, закрепления и проверки;

б) собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных уголовно-процессуальными нормами, и т.п. <1>. Таким образом, допустимость доказательств в уголовном процессе можно определить как соответствие их формы и содержания требованиям уголовно-процессуального закона, как их процессуальную доброкачественность.

достоверность, т.е. соответствие информации в доказательстве реальной действительности. Гарантией достоверности может служить уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний. В заявлении о совершенном преступлении заявитель делает отметку о том, что он предупрежден об ответственности по ст. 306 УК РФ (заведомо ложный донос), эксперт предупреждается за дачу заведомо ложного заключения.

В науке существует мнение, что данное свойство доказательств является второстепенным, так как истинность доказательства может быть выявлена только на завершающем этапе доказывания.

Достаточность — это свойство доказательств, которое выражается в способности установить при помощи данных доказательств все без исключения обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ), а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Достаточными являются доказательства, которые позволяют вынести по уголовному делу законное, обоснованное и мотивированное решение. Следователь и дознаватель составляют итоговый обвинительный документ (обвинительное заключение, акт или постановление) признав, что собранных доказательств достаточно для составления данного документа, предварительное расследование завершено.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    Доказательства: требования, предъявляемые к доказательствам.

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    Доказательства: требования, предъявляемые к доказательствам.

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    Доказательства: требования, предъявляемые к доказательствам.

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Новая редакция Ст. 74 УПК РФ

1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

2. В качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Комментарий к Статье 74 УПК РФ

Комментарий удалён по просьбе автора.

Другой комментарий к Ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Поскольку событие, по поводу которого возбуждено уголовное дело, относится к прошлому, выяснение всех юридически значимых обстоятельств происходит посредством доказывания.

Часть 1 ст. 74 определяет содержательную сторону доказательств, относя к ним любые сведения, дающие возможность суду, прокурору, следователю и дознавателю в предусмотренном законом порядке установить обстоятельства, позволяющие принять законное и обоснованное решение.

Логическая связь между сведениями, которые содержит в себе доказательство, и обстоятельствами, подлежащими установлению, наделяет доказательство свойством относимости. Вывод о наличии такой связи, а следовательно, и свойство относимости могут изменяться в процессе познания фактических обстоятельств дела. Например, полученные в результате судебно-медицинской экспертизы данные могут дать новую информацию о времени смерти жертвы. В этом случае может измениться и относимость доказательств, содержащих сведения о месте пребывания обвиняемого в определенный период времени.

2. Относимость доказательств по конкретному уголовному делу непосредственно определяется кругом выдвинутых версий, т.е. предположений о характере обстоятельств, подлежащих доказыванию. Таким образом, факты, которые необходимо установить, выступают критерием относимости доказательств.

3. Часть 2 ст. 74 устанавливает юридическую форму относящихся к делу сведений, закрепляя исчерпывающий перечень видов доказательств. Юридическая форма доказательства определяет его допустимость как средства установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

Допустимость доказательства как юридическая форма относящихся к делу сведений включает в себя соблюдение следующих требований: 1) надлежащий субъект получения доказательства; 2) законность источника сведений; 3) использование для его получения лишь того следственного или судебного действия, которое предусмотрено законом; 4) проведение следственного или судебного действия с соблюдением установленных законом требований.

4. Надлежащий субъект получения доказательства — это должностное лицо или орган (суд), которые правомочны проводить процессуальное действие, являющееся средством получения доказательства. Часть 3 ст. 8 УПК РФ воспроизводит положение ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, в силу которого никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Надлежащий субъект получения доказательств появляется только после возбуждения уголовного дела (см. комментарий к ст. ст. 156 и 157 УПК РФ).

5. Надлежащий источник сведений о подлежащих доказыванию фактах — это какой-либо из видов доказательств, указанных в ч. 2 ст. 74. Следует иметь в виду, что в некоторых случаях закон предписывает получение определенных сведений только из установленного им источника. Так, для доказывания ряда обстоятельств признается обязательным производство экспертизы (см. комментарий к ст. 196 УПК РФ). Важно подчеркнуть и то обстоятельство, что закон исключает для ряда лиц возможность быть источниками доказательственной информации (см. комментарий к ст. 56 УПК РФ).

6. Надлежащий способ получения доказательства — это производство такого следственного или судебного действия, которое регламентировано уголовно-процессуальным законом в качестве средства получения необходимых сведений о фактах, подлежащих доказыванию.

7. Соблюдение установленного законом порядка производства следственного или судебного действия, направленного на получение доказательства, является очень важным, но в то же время наиболее уязвимым для нарушений элементом его процессуальной формы (см. комментарий к ст. 75 УПК РФ).

Процессуальная форма доказательства (допустимость) находится в неразрывной связи с его содержанием (относимость). В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» <1> указывается: «Под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу части 1 статьи 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу».
———————————
<1> РГ. 2004. 25 марта.

8. Относимость и допустимость — это такие свойства доказательства, при отсутствии которых те или иные сведения вообще не могут быть средством установления значимых для дела фактов. Но наличие указанных свойств еще не означает достоверности сведений, составляющих содержание доказательств. Вопрос о достоверности (недостоверности) доказательства решается в процессе его оценки (см. комментарий к ст. 88 УПК РФ).

9. К числу характеристик доказательства относится и его значение для дела. Оно определяется тем, какое именно из обстоятельств, подлежащих доказыванию, может установить данное доказательство. Например, сведения, отрицательно характеризующие обвиняемого, не могут рассматриваться как доказательства его виновности, но имеют значение для установления обстоятельств, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

10. По характеру связи с обстоятельством, подлежащим доказыванию, доказательства делятся на прямые и косвенные.

Если сведения, составляющие содержание доказательства, совпадают с обстоятельством, которое подлежит установлению (главный факт), то это прямое доказательство. Если же доказательство содержит такие сведения, посредством которых может быть установлено обстоятельство, являющееся промежуточным звеном между доказательством и доказываемым фактом, то оно является косвенным.

11. Наличие или отсутствие промежуточного источника сведений отличает первоначальные доказательства от производных. Производные доказательства как бы копируют первоначальные (например, слепок следа, показания с чужих слов и т.п.). Использование производных доказательств не должно противоречить запрету, содержащемуся в п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ (см. комментарий).

Суд, прокурор, следователь, дознаватель всегда должны стремиться к обнаружению и использованию первоначального доказательства. Однако это не означает, что производные доказательства всегда менее значимы, чем первоначальные. В ряде случаев они играют важную роль при оценке достоверности последних (например, показания свидетеля о том, как объяснял свое поведение обвиняемый еще до возбуждения уголовного дела), а также могут быть единственным источником информации, если получение сведений из первоначального источника оказывается невозможным (например, показания свидетеля об обстоятельствах преступления, ставших известными от умирающего потерпевшего, и т.п.).

12. Доказательства делятся также на обвинительные и оправдательные. Само их название говорит о том, что первые свидетельствуют о виновности обвиняемого, а вторые — о его невиновности.

Следует иметь в виду, что деление доказательств на обвинительные и оправдательные относительно. В ходе расследования и судебного разбирательства одно и то же доказательство при появлении новых доказательств может превратиться из обвинительного в оправдательное и наоборот.

13. Законодатель придал статус доказательства заключению специалиста, а также его показаниям. В связи с этим необходимо отметить следующее.

Регламентация процессуальной формы сообщаемых специалистом сведений страдает рядом пробелов: отсутствуют критерии, разграничивающие его функции с функциями эксперта; в стадии предварительного расследования отсутствует процессуальный документ, фиксирующий вопросы, поставленные перед специалистом, а также содержащий сведения о его личности, на основании которых суд и стороны могли бы решить вопрос о наличии или отсутствии оснований для его отвода.

Следует подчеркнуть также, что специалист не является носителем сведений о фактических обстоятельствах расследуемого события. Он лишь высказывает свое профессиональное мнение об этих обстоятельствах.

УДК 347

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ УЧАСТНИКАМИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА НА СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Кондратьева Татьяна Хасбиевна аспирантка

Краснодарский университет МВД РФ? Краснодар, Россия

Принципу состязательности в полной мере отвечает ситуация, когда сначала представляет доказательства сторона обвинения, затем — сторона защиты, причём каждая из них обосновывает правомерность своего вывода и критикует доводы своего противника. Суд же окончательно должен решить, какие доказательства отвергнуть, а какие принять и на их основе вынести приговор. Между тем в науке уголовного процесса отдельные авторы полагают, что исследование доказательств в состязательном порядке практически оказывается неосуществимым. Этим и другим проблемам посвящается статья автора

Ключевые слова: ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, СУД, ПРОКУРОР, СЛЕДОВАТЕЛЬ, ДОЗНАВАТЕЛЬ, СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО, УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА, ОПРАВ ДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР, ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР, ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ

Принципу состязательности в полной мере отвечает ситуация, когда сначала представляет доказательства сторона обвинения, затем — сторона защиты, причём каждая из них обосновывает правомерность своего вывода и критикует доводы своего противника. Суд же окончательно должен решить, какие доказательства отвергнуть, а какие принять и на их основе вынести приговор. Между тем в науке уголовного процесса отдельные авторы полагают, что исследование доказательств в состязательном порядке практически оказывается неосуществимым. В частности, по мнению профессора С.А. Шейфера, «это объясняется структурой нашего процесса, в котором предварительное расследование в отличие от процесса англосаксонского типа является деятельностью процессуальной, а полученная следователем информация является доказательством по делу. К тому же в судебном разбирательстве сторона защиты весьма ограничена в возможности

UDC 347

REPRESENTATION OF PROOFS BY PARTICIPANTS OF CRIMINAL TRIAL AT THE PROCEEDING STAGE

Kondratyeva Tatyana Hasbievna post-graduate student

Krasnodar university of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Krasnodar, Russia

представления доказательств, ибо они фактически собираются следователем. Защитник обвиняемого реально может представить лишь доказательства, полученные от подзащитного или по запросу государственных организаций, общественных объединений».1

В.А. Пономаренков рассуждает следующим образом: «В стадии судебного разбирательства, принимая новое доказательство, суд подвергает исследованию источник информации, и перед ним стоит задача сравнить имеющиеся доказательства с вновь полученными, исследовать расхождение между ними, получить дополнительную информацию в целях решения вопроса: является ли новое доказательство достоверным. При решении этого вопроса суд либо признает достоверным доказательство, полученное на предварительном следствии, и отвергает доказательство, полученное судом, либо отвергает доказательство, полученное ранее следователем. Расхождение в содержании доказательств может быть и незначительным, возможна и полная идентичность по содержанию вновь полученной и ранее зафиксированной в деле информации. После признания «нового» доказательства достоверным оно становится для суда полновесным аргументом в системе доказательств».2

В ходе судебного разбирательства представление доказательств реализуется путём обращения участников судебного разбирательства со стороны обвинения и стороны защиты с соответствующими ходатайствами к председательствующему в судебном заседании. Согласно ч.1 ст.271 УПК РФ председательствующий опрашивает стороны, имеются ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении дока-

См.: Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. — Саратов, 1998. — С.14-15.

зательств, полученных с нарушением требований УПК РФ. При этом вопрос о наличии или отсутствии указанных ходатайств председательствующий задаёт не просто стороне, а каждому участнику судебного разбирательства персонально.

Председательствующий в судебном заседании не обязан опрашивать стороны о наличии каких-либо иных ходатайств, не указанных в ст.271 УПК РФ (например, о прекращении уголовного дела, об отложении или приостановлении судебного разбирательства, об изменении меры пресечения, и т. д.). Каждый из участников судебного разбирательства вправе заявить такие ходатайства по своей собственной инициативе. В случае если подобного рода ходатайство будет заявлено сторонами, то суд обязан его рассмотреть.

Порядок очередности заявления ходатайств участниками судебного разбирательства УПК РФ не устанавливает. Определяющим в данном случае является процессуальное положение того или иного участника. В издании, подготовленном судьями Верховного Суда РФ, на вопрос о том, «Кто из участников судебного разбирательства должен первым заявлять ходатайства?», В.П. Степалин отвечает, что первой должно быть предоставлено право на заявление ходатайства стороне обвинения.

При заявлении ходатайств о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов следует учитывать, что таковыми могут быть соответствующие участники, которые были допрошены при производстве предварительного расследования по уголовному делу, но не включены в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, а также те, кого стороны ходатайствуют вызвать для допроса по уголовному делу в первый раз. Как показывает судебная практика, необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля, показания, которого могут иметь значе-

ние для исхода уголовного дела, может служить основанием к отмене при-

говора.

В соответствие с ч.3 ст.271 УПК РФ участники судебного разбирательства, которым судом было отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства. Однако, повторное ходатайство должно быть обосновано новыми данными. При этом суд может рассмотрение отдельных ходатайств сторон отложить на более позднее время, не рассматривая ходатайство по существу сразу же после его заявления. Указанное правило не распространяется на ходатайства участников судебного разбирательства, связанные с представлением доказательств, в частности, о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов. Подобного рода ходатайства подлежат рассмотрению непосредственно после их заявления.

На наш взгляд, необходимо разграничивать и различать, с одной стороны, представление доказательств участниками уголовного процесса в ходе судебного разбирательства как способ их собирания, реализуемый путём заявления ходатайств, с другой стороны, — представление доказательств как деятельность, связанную с порядком исследования доказательств в ходе судебного следствия. Во втором случае представление доказательств, о котором говорится в ст.274 УПК РФ, означает действия участников судебного разбирательства со стороны обвинения и стороны защиты в строго регламентированном законом порядке по предоставлению для исследования на судебном следствии доказательств. Лишь при определённых обстоятельствах в ходе исследования доказательств, представленных сторонами, возникают ситуации, когда стороны заявляют ходатайства об исследовании других доказательств. Например, из-за неявки свидетелей обвинения, которых предполагалось допросить до исследования доказа-

4 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2002. — № 5. — С.18-19. http://ei.kubagro.ru/2009/05/pdf/08.pdf

тельств обвинения, содержащихся в материалах уголовного дела, суд может удовлетворить ходатайство государственного обвинителя об исследовании других доказательств обвинения, а не явившихся свидетелей допросить позднее по мере их явки в судебное заседание.

Порядок исследования доказательств строго регламентирован уголовно-процессуальным законом. Суд не вправе изменить очерёдность исследования доказательств, которая определяется стороной, представляющей доказательства (ч.1 ст.274 УПК РФ). Каждая из сторон самостоятельно определяет очерёдность исследования представленных ею доказательств, о чём заявляет суду. Изменить ранее установленный порядок исследования доказательств суд может лишь по ходатайству стороны, которая их представляет.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Первой представляет доказательства сторона обвинения (ч.2 ст.274 УПК РФ). Это означает, что доказательства стороны защиты могут быть исследованы только после исследования доказательств, представленных стороной обвинения. Суд или стороны не вправе изменить последовательность представления доказательств, которая установлена законом. Поэтому сначала доказательства представляет сторона обвинения, на которую УПК РФ возложено бремя доказывания, а затем сторона защиты. Данное требование закона основано на принципе состязательности, каждая из сторон имеет возможность наиболее полно реализовать гарантированные права на полное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия, правильное разрешение дела при сохранении судом объективности и беспристрастности. Несоблюдение предписаний закона в вопросе очерёдности исследования доказательств является нарушением прав подсудимого.

Таким образом, под представлением доказательств в порядке ст.274 УПК РФ необходимо понимать процедурный этап судебного следствия, который, по словам Б.Т. Безлепкина, «подчинён задаче определения наи-

более эффективной последовательности исследования доказательств».5 Такое «представление» доказательств не тождественно представлению доказательств как способу их собирания по инициативе участников уголовного судопроизводства.

В соответствие с принципом состязательности процесс представления новых доказательств в ходе судебного разбирательства поручается сторонам. При этом особую роль субъекта представления доказательств в суде играет государственный обвинитель. На него законом возложено бремя доказывания, то есть обязанность установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а также опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого. Выступая на стороне обвинения, государственный обвинитель должен убедить суд в том, что на основе доказательств установлено событие преступления и лицо, его совершившее. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части. Здесь непосредственное значение и соответствующие правовые последствия приобретает признание государственным обвинителем факта того, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. В этой связи взаимосвязанные положения частей седьмой и восьмой статьи 246 УПК РФ и пункта 2 статьи 254 УПК РФ, поскольку по их конституционно-правовому смыслу в системе норм предполагается, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного

5 См.: Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. — М., 2007. -С.46.

дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде признаны не противоречащими Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П.6

На наш взгляд, отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяет не только принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, но и существенным образом сказывается на результатах представления доказательств другими участниками судебного разбирательства по уголовному делу. В частности, вопрос о том, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, решается без учёта мнения потерпевшего.

В связи с этим, нельзя согласиться с имеющими место в науке уголовного процесса взглядами о том, что конституционный принцип состязательности и равноправия сторон, на стадии судебного разбирательства, не действует в полном объеме, и получил в УПК РФ существенный крен в пользу стороны защиты. Например, А.А. Ларинков в результате анализа УПК РФ приходит к выводу о том, что «ряд взаимосвязанных положений

6 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан город Москва // Российская газета от 23 декабря 2003 года.

норм уголовно-процессуального законодательства (ст.281 УПК РФ, ч.3 и ч.4 ст.234 УПК РФ, ч.7 ст.234 УПК РФ, ч.5 ст.246 УПК РФ) ограничивают государственного обвинителя в возможности представления суду доказательственной информации».7 Как рассуждает учёный, «с одной стороны осуществление правосудия на началах состязательности и равноправия сторон возлагает на государственного обвинителя обязанность доказывания предъявленного обвинения, а с другой стороны не регламентирует право государственного обвинителя аналогичное праву защитника по собиранию и представлению в судебном разбирательстве предметов, документов и сведений, которые могут стать доказательствами. Если в судебном разбирательстве защитнику представлены для доказывания своих выводов такие права, которых нет у государственного обвинителя, то доказательственных сведений у защитника всегда будет больше, они всегда будут казаться неопровержимыми и более убедительными. Поэтому необходим перечень процессуальных гарантий, направленных на восполнение пробелов в отношении полномочий государственного обвинителя на стадии судебного разбирательства, а также законодательное совершенствование механизма реализации принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве путем наделения государственного обвинителя и защитника равными правами по представлению сведений, на основе которых судом могут быть впоследствии сформированы доказа-

о

тельства».

По нашему мнению, участники судебного разбирательства со стороны защиты в силу принципа презумпции невиновности не обязаны доказывать отсутствие обстоятельств обвинения, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом

См.: Ларинков А. А. Теоретические и правоприменительные проблемы доказывания на стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. — СПб., 2006. — С.17-18.

8 См.: Там же, С.18.

порядке, толкуются в пользу обвиняемого (ч.3 ст.14 УПК РФ). Вместе с тем, сторона защиты именно путём реализации права представлять доказательства может по существу отстаивать и добиваться приемлемого для неё результата рассмотрения уголовного дела по существу.

Однако, такое состязательное построение судопроизводства не может восприниматься как предписание, адресованное суду, — выносить решение только на основе того материала, который представили стороны, даже если, по мнению суда, он не отражает полностью всех обстоятельств дела.9 Как верно отмечает И. Л. Петрухин, пассивность суда как атрибут состязательности в уголовном процессе должна проявляться в исследовании доказательств.10 Стороны же обвинения и защиты могут представлять суду сведения и обосновывать ими в судебном заседании свои выводы. Соответственно, «подсудимый и его защитник далеко не всегда заинтересованы в установлении истины по уголовному делу. Их вполне устраивает ситуация, когда истина не достигнута, преступление не раскрыто, виновный не установлен».11 Аналогичный вывод делают и некоторые другие 12

процессуалисты. Например, М.В. Немытина считает, что «при таких условиях судья утрачивает активную роль и становится беспристрастным арбитром. Получается, что он не обязан по собственной инициативе собирать новые доказательства, выявлять как уличающие, так и оправдывающие об-

9 См.: Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Российская юстиция. — 1995. — № 8. — С.40.

10 См.: Петрухин И.Л. Состязательность и правосудие (к 100-летию М.С. Строговича) // Государство и право. — 1994. — № 10. — С.130.

11 Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч.1. —

М., 2004. — С.124.

виняемого, смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельст-

ва».

В то же самое время суд в условиях действующего законодательства обладает достаточно широкими полномочиями, которые существенным образом сказываются на деятельности участников судебного разбирательства по представлению доказательств.14 В частности, суд в ходе анализа ходатайств о представлении доказательств должен решить, имеют ли они отношение к уголовному делу. Согласно ст. 286 УПК РФ от действий суда зависит, будут ли приобщены к материалам уголовного дела документы, представленные сторонами. При этом удовлетворение ходатайств и последующее приобщение представленных доказательств возможно в тех случаях, когда они относятся к уголовному делу, подтверждают, опровергают или ставят под сомнение обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого уголовного дела, и которые оцениваются по общим правилам ст.88 УПК РФ. Все принимаемые решения суда должны быть законными и обоснованными (ч.4 ст.7 УПК РФ, ч.1 ст.297 УПК РФ). «Обоснованность судебного решения определяется соответствием его выводов установленным по делу фактическим обстоятельствам. Она должна находить своё внешнее выражение в мотивировочной части решения, в которой суд приводит свои суждения, своё убеждение по поводу доказанности (недоказанности) каких-либо обстоятельств дела и в связи с этим объясняет своё убеждение в достоверности или недостоверности доказательств, их достаточности для определенного вывода по делу».15 Любой приговор суда мо-

Немытина М.В. Российский суд присяжных. Учебно-методическое пособие. — М., 1995. С.58.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 Как справедливо отмечает И.Б. Михайловская, существовавшее десятилетия и закреплённое в ст.2 УПК РСФСР единство задач суда и органов уголовного преследования оставило свой ощутимый след как в правосознании судей, так и в сложившихся традициях правоприменения. См.: Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. — М., 2006. — С.54.

15 Лупинская П. Судебные решения: содержание и форма // Российская юстиция. -2001. — № 11. — С.58.

жет быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.16 «Доказательства, на которых может быть основан обвинительный приговор, т.е. опровергнута презумпция невиновности, не только должны отвечать требованиям относимости и допустимости, но и пройти горнило судебного разбирательства. Такое построение судебного разбирательства создаёт необходимую предпосылку для наиболее полной реализации принципа состязательности, сочетающегося с общими условиями этой стадии процесса: непосредственностью, устностью, гласностью и неизменностью состава суда (ст.240-242 УПК РФ)».17

Эти и другие положения наглядно подтверждают тезис о том, что суд на стадии судебного разбирательства непосредственно влияет на процесс представления доказательств участниками уголовного процесса.

16 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. — М., 1997. — С.537.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 50-О17-1 Приговор: По п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; по п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство с целью скрыть другое преступление. Определение ВС РФ: Приговор изменен, действия осужденных квалифицированы по п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, каждому из них назначено наказание в виде 19 лет 6 месяцев лишения свободы; исключено указание на назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ; на основании ст. 70 УК РФ осужденному-2 к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно по совокупности приговоров ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год 6 месяцев.

Все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, проверены судом, доказательства исследованы в достаточном объеме, им дана надлежащая оценка. Заключения экспертов в соответствии с требованиями ст. 74 УПК РФ судом исследованы и оценены наряду с другими доказательствами по делу. Достаточность и полнота проведенных экспертами исследований, соблюдение при производстве экспертиз методических рекомендаций и норм уголовно-процессуального законодательства, а также их оценка судом сомнений не вызывают. Данных, свидетельствующих об исследовании в судебном заседании недопустимых доказательств, не выявлено. В приговоре указано, почему одни доказательства признаны судом достоверными, а другие отвергнуты.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 71П17 Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств. Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейский Суд констатировал, что при рассмотрении уголовного дела в отношении осужденного в суде Российской Федерации имело место нарушение пункта 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако в данном случае установленное Европейским Судом нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод не может служить основанием для отмены или изменения приговора суда, вынесенного по уголовному делу в отношении осужденного.

Суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, на основе доказательств, каждое из которых подлежит проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (ст. ст. 74, 85, 87, 88 УПК РФ).

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 912-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирошина Ильи Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьями 88 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Приведенные нормы не содержат положений, освобождающих следователя и суд от выполнения всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом, в частности статьями 7, 11, 14, 16 и 19 УПК Российской Федерации, мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Не предусматривают они и каких-либо изъятий, изменяющих установленный данным Кодексом порядок доказывания по уголовным делам, собирания, проверки и оценки доказательств (статьи 17, 74, 75 и 85 — 88), в том числе не лишают суд и участников уголовного судопроизводства, выступающих на стороне обвинения или защиты и обладающих в состязательном процессе равными правами, возможности проведения проверки получаемого указанным способом доказательства, в частности путем постановки перед свидетелем или потерпевшим вопросов, заявления ходатайств о проведении процессуальных действий, представления доказательств, опровергающих или ставящих под сомнение достоверность этого доказательства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 года N 240-О, от 29 сентября 2011 года N 1285-О-О, от 29 сентября 2015 года N 1862-О и от 19 ноября 2015 года N 2640-О).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 17 «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам»

«Перечень доказательств, подтверждающих обвинение, а также перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, включает не только ссылку на источники доказательств в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, но и приведение краткого содержания самих доказательств, поскольку в силу части 1 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.»;

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2017 N 842-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Талмазана Павла Степановича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», статей 89 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (часть первая статьи 74). При этом собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим Кодексом (часть первая статьи 86). В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам этим Кодексом (статья 89).

Согласно п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ к числу доказательств могут быть отнесены не только протоколы следственных действий, но и иные документы, в которых имеются сведения, имеющие значение для установления указанных в ст. 73 УПК РФ обстоятельств.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 561-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сязина Алексея Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьей 17, частью первой статьи 74, пунктом 1 части первой статьи 140, частью первой статьи 266, пунктом 1 части первой статьи 276 и пунктом 2 статьи 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также частью третьей статьи 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

статью 17 «Свобода оценки доказательств» и часть первую статьи 74 «Доказательства», как позволяющие признавать доказательствами, обосновывающими приговор, любые сведения, в том числе не относящиеся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, перечисленным в статье 73 этого Кодекса;

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 560-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дреева Романа Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями статей 8, 14 и части первой статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, статей 29, 73 — 75, 85 — 88 и 196 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 года N 522»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.М. Дреев, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность положений статей 8 «Основание уголовной ответственности», 14 «Понятие преступления» и части первой статьи 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» УК Российской Федерации, статей 29 «Полномочия суда», 73 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию», 74 «Доказательства», 75 «Недопустимые доказательства», 85 «Доказывание», 86 «Собирание доказательств», 87 «Проверка доказательств», 88 «Правила оценки доказательств» и 196 «Обязательное назначение судебной экспертизы» УПК Российской Федерации, а также пункта 13 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 года N 522, который устанавливает правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека и выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица.

Вопреки доводам адвоката Шуваловой, в соответствии с положениями ст. 74 УПК РФ, объяснения, данные лицом, которое впоследствии было допрошено в ходе предварительного расследования либо в суде в статусе свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого по аналогичным известным ему обстоятельствам, не допускаются в качестве доказательств по уголовному делу.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 510-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мартыненко Тараса Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 73, статьей 85, частью первой статьи 86 и частью первой статьи 88 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Согласно части первой статьи 73 УПК Российской Федерации при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, а также ряд иных обстоятельств (часть первая). Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств — любых сведений, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, предусмотренном данным Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (статьи 74 и 85 УПК Российской Федерации).

Вопросы уголовного процесса и криминалистики

УДК 343.14

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

© Брянская Е. В., 2013

Иркутский государственный университет, г. Иркутск

Автор раскрывает понятие доказательств в уголовном судопроизводстве, разграничивая сущность понимания доказательств на досудебных стадиях и в суде первой инстанции. Автор обосновывает мнение о том, что с научной точки зрения классификация доказательств возможна при четком понимании доказательств, выявлении всех их сторон, правильном разграничении на виды. Деление доказательств на виды по различным основаниям имеет и большое научное и практическое значение. Умение сторон логично и верно классифицировать доказательства позволяет грамотно строить аргументацию своей позиции по уголовному делу.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство; доказывание; доказательство; виды доказательств; сведения; факты; информация; данные; аргументы; аргументация; классификация доказательств.

Понятие доказательств является одним из самых сложных и спорных вопросов в уголовном процессе. На основе доказательств строится доказывание в уголовном процессе, правила которого регулируются Уголовно-процессуальным кодексом России (далее — УПК РФ). Эти правила достаточно серьезно затрагивают права и свободы человека и гражданина. Нормы УПК РФ о доказательствах и доказывании неразрывно связаны со всеми нормами уголовно-процессуального права, определяющими задачи судопроизводства и его принципы, полномочия государственных органов, права, обязанности и гарантии прав участников процесса, порядок производства следственных и судебных действий, требования, которым должны отвечать решения, принимаемые в уголовном процессе. В вопросах о доказывании в уголовном судопроизводстве используются достижения различных наук. Важную роль в развитии доказательств играет и изучение не только научных концепций, норм УПК РФ, но и судебной практики.

Общее понятие доказательств по уголовному делу сформулировано в ч. 1 ст. 74 УПК РФ. Ими являются любые сведения, в соответствии с которыми суд, прокурор,

следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Именно такие сведения представляют собой содержание любого доказательства.

По мнению большинства современных ученых, это определение доказательств является правильным. Прежнее определение законодателем доказательств как «фактических данных» (ст. 69 УПК РСФСР) было менее удачным: оно допускало разную трактовку доказательств — и как «сведений о фактах», и как самих «фактов», и, наконец, как «фактов и сведений о них» одновременно. Такое разночтение вызвало дискуссию в научных кругах; различные авторы в качестве доказательств рассматривали «информацию, явления природы, вещи, людей, их физиологическое и психическое состояние, события, не зависящие от воли людей» . На досудебных стадиях уголовного судопроизводства, возможно, и следует понимать под доказательствами только определенные «сведения». В этой связи представляет интерес мнение В. И. Никандрова, который заметил: «Доказательства есть сведения о фактах, имеющих значение по делу, установленные в предусмотренном законом порядке. По

делу мы собираем не сами факты, а сведения о них. «.Доказательствами могут быть только сведения о фактах, но не сами факты реальной действительности» .

Тем не менее в практической деятельности, с учетом норм УПК РФ, выделяют именно факты, с которыми закон связывает доказательства; они образуют две относительно самостоятельные группы: обстоя-

тельства, которые составляют в своей совокупности предмет доказывания по уголовному делу; факты, не входящие в предмет доказывания (промежуточные, вспомогательные, побочные). В следственной и судебной практике выделяют факты общеизвестные (например, факт исторического события) или преюдициально установленные, которые используются в уголовном процессе без доказывания, если не возникает сомнения в их достоверности (например, факты, установленные вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу). Таким образом, в совокупность фактических данных, которые служат основой для формирования выводов по делу, входят различные по своей природе и способу получения сведения об интересующих следствие и суд обстоятельствах, что учитывается при характеристике всего процесса доказывания по уголовному делу.

Доказывание происходит в единстве предметно-практической и мыслительной деятельности, приводит к формированию представлений об исследуемом событии. Здесь следует также отметить, что в теории доказательств выделяют факты, имеющие материально-правовое значение. Они перечислены в ст. 73 УПК РФ и входят в предмет доказывания. Это так называемые доказательственные факты (промежуточные) — факты, на основе которых делаются выводы о наличии или отсутствии события преступления, виновности лица и других юридически значимых обстоятельств. Они имеют только доказательственное процессуальное значение и подлежат установлению по каждому конкретному делу. Думается, что данная позиция обусловлена тем, что предмет доказывания в уголовном судопроизводстве — это юридически значимые фактические обстоятельства, которые предусмотрены в уголовно-процессуальном законе и подлежат доказыванию для принятия решений по делу в целом или по отдельным правовым вопросам. Поскольку в ст. 73 УПК РФ перечислены те фактические обстоя-

тельства, которые при разрешении любого дела имеют правовое значение, следовательно, это обстоятельства, характеризующие событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

В этой связи можно полагать, что на досудебных стадиях уголовного судопроизводства доказательства — это фактические данные, под которыми необходимо понимать сведения об имевшем место в прошлом событии преступления; фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновного лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела; фактические данные, которые устанавливаются только показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, заключением специалиста, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами; фактические данные, собранные в установленном законом порядке. Статья 70 УПК РФ определяет способы собирания доказательств, а соответствующие нормы — порядок производства различных следственных действий; фактические данные, проверенные и оцененные по внутреннему убеждению. Соответственно, доказательствами могут быть любые фактические данные, все, что служит установлению истины, если соблюдены законные правила доказывания. По-видимому, именно поэтому многие представители юридической общественности под доказательствами, о которых говорится в ст. 74 УПК РФ, понимают не информацию, сведения о тех или иных обстоятельствах, а сами факты объективной реальности, которые устанавливаются при доказывании по уголовному делу, а иногда и то и другое. Полагаем, это не в полной мере соответствует смыслу закона и природе доказывания. Сами факты, представляющие интерес для органов расследования и суда, не могут быть познаны иначе, как

путем доказывания, с помощью доказательств. Доказательства — это не сами факты, подлежащие установлению по делу, а сведения об этих фактах, информация о них, их отображения. Только отдельные обстоятельства, факты могут быть восприняты дознавателем, следователем, судьей непосредственно. Это те факты и состояния, которые сохранились ко времени расследования, рассмотрения уголовного дела судом. Более того, закон не случайно использует слово «сведения», а не выражение «фактические данные», употреблявшееся для определения доказательств в прежнем уголовно-процессуальном законе. Этим подчеркивается, что доказательства изначально не рассматриваются как факты, т. е. безусловно достоверные сведения; они еще подлежат проверке и исследованию судом и сторонами и могут быть оценены ими иначе. Содержащаяся в доказательстве информация может указывать на искомые по делу обстоятельства также и с вероятностью. Как правило, вывод о достоверности этих сведений может быть сделан лишь при окончательной (итоговой) оценке определенной совокупности доказательств. Поэтому применительно к каждому отдельному доказательству, рассматриваемому изолированно от других, следует говорить не о том, что оно устанавливает искомые по делу обстоятельства, а о том, что оно направлено на их установление и только в совокупности с другими доказательствами может быть оценено.

Кроме того, С. А. Шейфер справедливо отмечает, что доказательства ни при каких условиях не могут трактоваться как факты объективной действительности. Думается, автор справедливо полагает, что подобный взгляд не только противоречит реальному содержанию доказывания как отражения, но и приводит к смешению таких важных понятий теории доказательств, как предмет доказывания и доказательство. Отражательные процессы, сопровождающие собирание доказательств, состоят в переносе информации (сведений) со следов события в материалы уголовного дела. Поэтому следует согласиться с теми авторами, которые трактуют «фактические данные» как сведения о подлежащих доказыванию обстоятельствах дела . Заметим, что мы придерживаемся данной позиции только в свете досудебного производства по уголовному делу.

Поскольку в уголовном процессе центральной стадией является судебное разбирательство, то относительно рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, в свете современной концепции российского уголовного судопроизводства, является достаточно актуальным вопрос об изучении такой правовой категории, как внутреннее убеждение судьи. Проблематика данного вопроса заключается в том, что законодатель в процессе доказывания по уголовному делу немалое количество вопросов оставляет на усмотрение суда, которое основывается на внутреннем убеждении судьи.

В судебном разбирательстве схему отношений судьи и сторон можно представить в виде треугольника. Вершину этого треугольника занимает судья, отношение сторон образует его основание. Стороны равноправны по своему статусу и находятся в одной плоскости. Суд, возвышаясь над ними, в равной степени распространяет свою власть на них с целью управления законом в полном соответствии с духом права и справедливости. В этой связи если судья — это центр и источник власти во время разбирательства и следствия по делу, а каждая из сторон — точка ее приложения, то векторы действия сил в суде, эффекты их сложения образуют силовое поле, в котором и формируются такие качества судебного решения, как справедливость, законность, обоснованность .

Суд играет решающую роль в постановлении приговора по уголовному делу. Он обязан использовать весь арсенал средств доказывания, предусмотренных УПК РФ, для формирования доказательственной основы, которая позволит ему по своему внутреннему убеждению принять законное, обоснованное и справедливое решение по уголовному делу.

Внутреннее убеждение судьи имеет особенное значение при оценке доказательств в российском уголовном судопроизводстве. Данное обстоятельство обусловлено тем, что оценка доказательств представляет мыслительную деятельность судьи, которая осуществляется в логических формах при соблюдении научной методологии познания . В познании заложена идея доказательственного права. Мы познаем существующее и в ретроспективе воспроизводим полученную ранее информацию, сведения. Одним из элементов процесса доказывания по уголовному делу является оценка дока-

зательств. «Оценить доказательства, — пишет П. Ф. Пашкевич, — значит определить, насколько точно установлено каждое из них, в какой взаимосвязи с делом и другими доказательствами оно находится, какой именно факт, имеющий значение для дела, оно устанавливает или опровергает и что означают в совокупности все собранные по делу доказательства» .

Оценка доказательств — это мыслительная деятельность судьи, которая состоит в том, что, руководствуясь законом и правосознанием, судья рассматривает по своему внутреннему убеждению каждое доказательство в отдельности и всю совокупность доказательств, определяя их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для выводов по делу. М. С. Стро-гович утверждал, что «оценка доказательства является итогом его проверки и состоит в признании существования или несуществования того факта, который этим доказательством устанавливается» . Упомянутые авторы, как и большинство других процессуалистов, считают, что оценка доказательств судьей — это умственный процесс, акт мысли по сопоставлению доказательств. Хотя С. А. Голунский возражал против этого положения, подчеркивая связь оценки доказательств со всей деятельностью следственных и судебных органов . При этом в законе не указываются формальные условия, которые заранее определяли бы ценность и значение каждого доказательства в отдельности и их совокупности. Современный УПК РФ, сосредоточив в себе достижения отечественной правовой мысли, посвятил отдельную статью оценке доказательств (ст. 17 УПК РФ). Тем самым УПК РФ подчеркнул неразрывность внутреннего убеждения и свободы оценки доказательств, стремясь не допустить ни ущемления внутреннего судейского убеждения, ни его чрезмерной свободы. Так, содержание принципа свободной оценки доказательств составляют следующие положения: во-первых, доказательства не имеют заранее установленной силы; во-вторых, при оценке доказательств судья не связан результатами оценки иных лиц; в-третьих, при оценке доказательств судья оценивает доказательства по внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью. При таких условиях в свете принципа состязательности стороны должны представить так доказательства по уголовному делу, чтобы

убедить суд в правоте своей позиции. По нашему мнению, в процессе доказывания в суде первой инстанции доказательства выступают не столько сведениями, информацией или фактами, сколько именно аргументами (выделено мной. — Е. Б.). Аргументация выступает одним из важнейших средств разумного убеждения. Известный российский юрист В. Д. Спа-сович писал: «Всякое убеждение держится на доказательствах и прочно до тех пор, пока его основания — доказательства — не пошатнулись. «Доказательствами судебными называем мы основания судейского убеждения при решении спорного вопроса, подлежащего судебному разбирательству, убеждения, на котором основывается приговор суда» . С позиции состязательности сторон судебное разбирательство заключается в споре. А спор, в свою очередь, — это столкновение мнений или позиций, в ходе которого стороны приводят аргументы в поддержку своих убеждений и критикуют несовместимые с последними представления другой стороны . С точки зрения судебного следствия и прений сторон спор является частным случаем аргументации, ее наиболее острой и напряженной формой. Кроме того, спор выступает важнейшим средством прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия, лучшего понимания того, что не является в достаточной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. В судебном разбирательстве стороны, как участники спора, либо приходят к согласию и единому мнению, либо нет, но в ходе спора лучше уясняют позицию противоборствующей стороны. Обоснованная аргументация не просто повторяет выводы по делу, она предлагает доводы, чтобы другие могли принять решение для себя. Довод, или аргумент, представляет собой одно или несколько связанных между собой утверждений. Довод предназначается для поддержки тезиса аргументации — утверждения, которое аргументирующая сторона находит нужным внушить аудитории, сделать составной частью ее убеждений. Кроме того, посредством аргументации мы не просто осуществляем процедуру приведения аргументов, но и строим совокупность, систему убеждающих аргументов. С логической точки зрения теория аргументации исследует многообразные способы убеждения аудитории с помощью речевого воздействия.

Речевое воздействие, как правило, основывается на различиях во мнениях, на столкновении позиций. Каждая сторона активно отстаивает свою точку зрения и пытается раскритиковать точку зрения противника. Если нет такого столкновения мнений, то нет и самого спора, нет состязательности.

С позиции теории аргументации в проведении спора выделяют пять стадий , которые соответствуют этапам судебного разбирательства в суде первой инстанции.

1. Стадия конфронтации. Применительно к судебному разбирательству — это изложение сущности обвинения, предъявляемого государственным или частным обвинителем.

2. Стадия открытия спора. Данную стадию можно отождествить с этапом судебного следствия, в которой стороны предоставляют и исследуют доказательства.

3. Стадия аргументации. Она непосредственно относится к этапу прений сторон, в которых стороны после исследования доказательств аргументируют свою позицию посредством продуманных умозаключений, доводов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Стадия критики. К стадии критики следует отнести реплики сторон, которые излагаются по результатам прений сторон, а также последнее слово подсудимого, в котором он излагает свое отношение к вменяемому деянию.

5. Заключительная стадия. К заключительной стадии относится вынесение приговора, который может быть как обвинительным, так и оправдательным.

Можно полагать, что, конечно, на досудебных стадиях в основе процесса доказывания заложена гносеология и теория отражения. Однако собранные доказательства на досудебных стадиях выступают в форме тезисов — сведений, которые еще нужно исследовать и оценить в суде. Данный процесс осуществляется в аспекте состязательности сторон посредством приведения доводов, которые позволяют выдвинутые тезисы расценивать как обоснованные аргументы в пользу виновности или невиновности подсудимого. Посредством сложившихся аргументов формируется внутреннее убеждение судьи. Если рассматривать внутреннее убеждение судьи в качестве его уверенности в правомерности и законности выносимого приговора по уголовному делу, то аргументы сторон являются ключевым элементом в процессе доказывания и выступают в качестве основы для вынесения приговора

судом в соответствии с доводами участников уголовного процесса, принимающих участие в судебном разбирательстве.

Далее заметим, что внутреннее убеждение судьи есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов. Однако оно должно основываться не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств и всей их совокупности в целом. Оценить доказательства в совокупности — значит не упустить ни одного из них. Доказательства нуждаются в своей систематизации, соответственно, на помощь судье приходит классификация доказательств. Актуальность вопроса о классификации доказательств заключается в том, что вся совокупность доказательств по уголовному делу нуждается в их разграничении и упорядоченности, что подтверждает логичность процесса доказывания. Классификация доказательств производится с целью построения такой системы, которая рациональна для их формирования при оценке в суде первой инстанции. Исследуя содержание понятия «классификация», следует заметить, что это понятие происходит от латинского dassis (разряд, класс), представляет собой систему соподчиненных понятий (объектов) какой-либо отрасли знания или деятельности человека, используемую как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов . Классифицировать — значит распределить по группам, разрядам, классам . Доказательства поддаются классификации, в основе которой лежат их объективные различия: происхождение, структура и функции сведений о фактах. Классификация имеет важное теоретическое и практическое значение: она помогает глубже понять сущность классифицируемых явлений (в данном случае — соответствующих доказательств), группировать их и тем самым более правильно оперировать ими в процессе доказывания по уголовному делу. Классификация доказательств проводится по нескольким основаниям и представляет разветвленную систему. Чаще всего в теории доказательственного права, законе и в практической деятельности в качестве таких оснований используются: способ формирования доказательств или способ (механизм) формирования сведений о фактах, содержащихся в соответствующих процессуальных источниках; наличие

или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации; отношение доказательства к обвинению или отношение доказательства к предмету обвинения; отношение доказательства к устанавливаемому факту; отношение к источнику получения доказательства; отношение к предмету доказывания. В практической деятельности судов чаще всего используются такие термины, как «допустимые» и «недопустимые», «прямые» и «косвенные», «обвинительные» или «оправдательные доказательства». Особое значение придают такому делению доказательств, как прямые (одноступенчатые) и косвенные (многоступенчатые). В основу деления положено различие структуры обоснования доказываемого обстоятельства. Прямые доказательства обосновывают ближайший тезис, косвенные — как ближайший, так и последующие. В судебной практике сложились правила использования косвенных доказательств в процессе доказывания. Во-первых, косвенные доказательства могут быть положены в основу вывода о доказанности соответствующих фактов по уголовному делу лишь при условии, если представлены в виде определенной совокупности. Во-вторых, косвенные доказательства должны находиться в логичной взаимосвязи и представлять собой определенную систему. В-третьих, каждое косвенное доказательство должно находиться не в случайной, а в причинной связи с доказываемым фактом. В-четвертых, в результате анализа системы косвенных доказательств должен вытекать точный вывод о доказанности того или иного факта, входящего в предмет доказывания.

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные основано на различной формулировке тезиса доказывания. Доказательства, обосновывающие наличие события преступления, вину данного лица, обстоятельства, отягчающие ответственность, принято называть обвинительными; обосновывающие отсутствие события преступления, отсутствие вины данного лица, наличие обстоятельств, смягчающих ответственность, а равно доказательства, опровергающие допустимость, относимость или достоверность обвинительных доказательств, — оправдательными. Отнесение доказательства к обвинительному или оправдательному возможно в результате оценки всех доказательств в совокупности. При рассмотрении уголовного дела в суде

первой инстанции бывает и так, что доказательство, первоначально отнесенное к обвинительным, окажется оправдательным. Следует учитывать, что судьи выделяют так называемые нейтральные доказательства, которые могут иметь место в любом уголовном деле. Например, протокол личного обыска участника процесса с отражением сведений, что при обыскиваемом не обнаружено ни предметов, ни документов, относящихся к расследуемому уголовному делу. Доказательства в виде иных документов, показания подозреваемого, обвиняемого чаще других остаются в деле нейтральными. Думается, в силу принципа презумпции невиновности, например, признательные показания подсудимого не следует считать обвинительными доказательствами. В этом случае такие показания следует расценивать как нейтральные. Проверенные и оцененные обвинительные и оправдательные доказательства должны быть отражены в важнейших процессуальных документах: обвинительном постановлении (ст. 226.7 УПК РФ), обвинительном акте (ст. 225 УПК РФ), обвинительном заключении (ст. 205 УПК РФ) и приговоре (ст. 314 УПК РФ). Это означает, что при вынесении обвинительного приговора надо указывать те доказательства, которые положены судом в основу обвинения, с приведением мотивов, почему эти доказательства приняты судом и почему судом отвергнуты оправдывающие подсудимого доказательства: при вынесении оправдательного приговора следует указывать доказательства, которые положены судом в основу оправдания, с приведением мотивов, почему суд отверг те, на которых основано обвинительное заключение.

УПК РФ закрепляет положения о признании доказательств недопустимыми. Следовательно, можно полагать, что в самом тексте УПК РФ предусмотрены две группы доказательств: допустимые и недопустимые. Данная классификация построена по принципу оценки доказательств. То есть, если доказательства, полученные в соответствии с законом, обладают свойством допустимости, то у полученных вне или с нарушениями положений закона доказательств данного свойства, соответственно, нет. Об этом однозначно написано в УПК РФ: доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Заодно уточняется, что недопустимые доказатель-

ства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса (ч. 1 ст. 75 УПК РФ).

Резюмируя изложенное, можно полагать, что правильное понимание того, что такое доказательство на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса и в чем заключается значение научной классификации доказательств в уголовном судопроизводстве, состоит в способствовании систематизации накопленной информации, в обеспечении правильного использования понятий и терминов, в устранении двусмысленности и неоднозначности языка науки, практики и, соответственно, закона. С научной точки зрения классификация доказательств возможна лишь при правильном понимании и четком определении понятия доказательства, при выявлении всех его сторон, разграничении на виды. Деление доказательств на виды по различным основаниям имеет и большое практическое значение. Умение сторон логично и верно классифицировать доказательства позволяет грамотно строить аргументацию своей позиции по уголовному делу, а, соответственно, знания судьи о правильной классификации доказательств способствуют полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств находящегося в его производстве уголовного дела, формированию по нему достоверных выводов.

2. Никандров В. И. Избранные статьи и лекции по уголовному процессу. Киров : КГУ, 1998. С. 64, 65.

3. Шейфер С. А. Указ. соч. С. 40.

4. Гришин С. П. Указ. соч. С. 118.

5. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации : учебник / под ред. П. А. Лупинской. М., 1995. С. 132.

6. Пашкевич П. Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М., 1961. С. 49.

7. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 164.

8. Голунский С. А. Об оценке доказательств в советском уголовном процессе // Сов. государство и право. 1955. № 7. С. 23.

9. Спасович В. Д. Избранные труды и речи / сост. И. В. Потапчук. Тула, 2000. С. 17.

10. Философия : энцикл. словарь / под ред. А. А. Ивина. М., 2006. С. 815.

11. Хоменко И. В. Логика. Теория и практика аргументации : учебник. М., 2010. С. 186.

12. Прохоров А. М. Советский энциклопедический словарь. М., 1990. С. 592.

13. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1990. С. 277.

Concept and Types of Proofs of Criminal Legal Proceedings

© Bryanskaya E., 2013

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *