Освобождение из под стражи

21 июля в Госдуму внесен законопроект № 993009-7, которым предусматривается немедленное освобождение осужденных, подозреваемых и обвиняемых в случае принятия соответствующего решения.

Так, в ст. 311 УПК предлагается добавить вторую часть, в соответствии с которой если в момент провозглашения приговора подсудимый участвовал в судебном заседании посредством видео-конференц-связи, копия приговора либо выписка из их резолютивной части, в соответствии с которыми осужденный подлежит освобождению, в течение часа после объявления судебного заседания закрытым направляется посредством электронного документооборота администрации места содержания под стражей или места отбывания наказания.

Главу 47.1 УПК предлагается дополнить ст. 401.18, содержащей аналогичные изменения применительно к действиям суда кассационной инстанции. При этом если осужденный участвует в заседании суда кассационной инстанции, постановление или определение в части освобождения из-под стражи или от отбывания наказания исполняется немедленно.

В абз. 1 ст. 50 Закона о содержании под стражей предлагается указать, что освобождение подозреваемых и обвиняемых из-под стражи производится не начальником места содержания под стражей по получении соответствующего решения суда либо постановления следователя, органа дознания или прокурора, а администрацией учреждения в течение часа с момента получения соответствующего документа. Предусматривается, что данное правило будет распространяться также на случаи получения указанных актов посредством электронного документооборота.

Автор законопроекта предлагает в случае принятия проекта закона ввести его в действие со дня официального опубликования.

В комментарии «АГ» советник ФПА РФ Сергей Насонов посчитал, что идея, заложенная в законопроекте, заслуживает безусловной поддержки, поскольку немедленное освобождение подозреваемого или обвиняемого из-под стражи в указанных в проекте закона случаях диктуется отсутствием каких-либо оснований дальнейшего их содержания под стражей. «Ограничение права лица, в отношении которого вынесено решение, исключающее его нахождение под стражей, на свободу и личную неприкосновенность является недопустимым независимо от его длительности», – указал он.

Сергей Насонов заметил, что часовой срок для направления, получения и исполнения копии решения об освобождении представляется разумным, поскольку гарантирует реализацию немедленного освобождения. «Очевидно, что в случаях дистанционного участия осужденных в заседаниях судов апелляционной и кассационной инстанций (посредством видео-конференц-связи) требование немедленного освобождения может быть реализовано лишь при направлении выписки из резолютивной части соответствующего процессуального решения администрации места содержания под стражей или места отбывания наказания в форме электронного документооборота. Поэтому и это положение законопроекта заслуживает поддержки», – отметил советник ФПА.

Вместе с тем, по мнению Сергея Насонова, для реализации предлагаемой новеллы требуется более глубокая корректировка уголовно-процессуального законодательства. В частности, целесообразно установить обязательное указание в соответствующем судебном решении точного времени, до истечения которого должен быть освобожден обвиняемый (подозреваемый) или осужденный, отбывающий наказание. В данном законопроекте отсчет указанного часового интервала предлагается производить с момента объявления судебного заседания закрытым.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус», адвокат Алексей Иванов обратил внимание на то, что весь мир давно и уверенно движется к цифровизации и государственные службы не могут оставаться в стороне. Он заметил, что в настоящее время не все акты суда исполняются вовремя, особенно это касается выполнения судебных решений об освобождении граждан из-под стражи или от отбывания наказания.

«Фактически освобождение происходит спустя длительное время, в течение которого гражданин незаконно удерживается администрацией учреждения в силу нерасторопности и бюрократических барьеров. Решение суда принято, оглашено, но пока оно поступит официальным путем в органы, исполняющие наказание, гражданин вынужден находиться в условиях изоляции, что свидетельствует о незаконном лишении свободы и нарушении права на свободу. Ситуация малоприятная и малопонятная с точки зрения закона и здравого смысла. В моей практике были случаи задержек, связанных с немедленным освобождением», – отметил Алексей Иванов.

Адвокат подчеркнул, что неповоротливость и неэффективность государственных служб не может служить оправданием нарушения права на свободу, в связи с чем позитивно оценил законопроект. По мнению Алексея Иванова, обвязывание администрации учреждения освободить гражданина в течение часа с момента получения соответствующего решения, в том числе посредством электронной почты, – это попытка выхода из парадигмы нарушения прав граждан на свободу.

В то же время он заметил, что утверждение в пояснительной записке о том, что принятие поправок не повлечет дополнительных расходов из средств федерального бюджета вызывает сомнение, ведь в некоторых регионах до сих пор серьезные проблемы с интернетом и использованием электронных сервисов. «Правосудие движется в сторону прогресса и начинает применять современные технологические средства. Ответный ход за администрацией СИЗО и исправительных учреждений – насколько они окажутся готовыми к новым вызовам?» – спрашивает Алексей Иванов.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский положительно оценил законопроект, отметив, что уже 30 лет на практике наблюдает, какой значительный промежуток времени проходит между вынесением оправдательного приговора, вердикта присяжных заседателей, осуждения к наказанию, не связанному с реальным отбытием наказания и освобождением из мест содержания, а тем более (в случае вынесения такого решения в судах кассационной инстанции) из мест лишения свободы.

«Данная проблема усугубилась с введением новых электронных технологий – подзащитные перестали вживую присутствовать в зале суда, участвуя в судебных заседаниях путем видео-конференц-связи, что не позволяет им получить приговор немедленно после его оглашения. При этом и адвокат не может передать приговор в бумажном виде, так как это противоречит инструкции ФСИН. Причем подавляющее большинство судов не обслуживаются фельдъегерской связью – приговоры доставляются в колонии государственной почтовой связью, а значит, скорость доставления заверенной копии приговора ставится в зависимость от расторопности работы судебных служащих и работы почты», – указал Владислав Лапинский.

Этим, по его мнению, нарушаются основополагающие права человека и гражданина на содержание под стражей или в местах лишения свободы только и исключительно по судебному решению. Складывается парадоксальная ситуация, когда уже освобожденное формально лицо продолжает находиться под стражей вопреки принятому решению суда. Адвокат считает, что такие недостатки современного правового регулирования не может поправить никакая денежная компенсация, которую теоретически данное лицо может получить ввиду незаконного содержания под стражей.

В то же время Владислав Лапинский заметил, что существует множество способов решения проблемы в виде передачи информации по закрытым от постороннего вмешательства телекоммуникационным каналам, которыми суды и органы ФСИН в настоящее время не пользуются. «Эти закрытые каналы позволяют немедленно после вынесения соответствующего решения донести его содержание до места нахождения подсудимого и, тем самым, обеспечить его немедленное освобождение. Проект закона направлен именно на достижение указанной цели», – отметил адвокат.

К недостаткам законопроекта он отнес то, что его автор забыл об оправдательном вердикте коллегии присяжных заседателей. «При наличии такого, хотя и промежуточного вердикта суд не может вынести иной приговор, как оправдательный, а между вердиктом и собственно судебным приговором может пройти значительное время. Полагаю, что при вынесении коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта подсудимый также должен подлежать немедленному освобождению из-под стражи», – указал Владислав Лапинский.

Также, по его мнению, надо рассмотреть вопрос об освобождении обвиняемых из СИЗО при отказе судами в избрании и продлении меры пресечения, отмене избранной меры вышестоящим судом.

Адвокат заметил, что законопроект не учитывает обеспечение содержащихся в СИЗО и ИВС ни надлежащей одеждой в соответствии с сезоном, ни деньгами на проезд, ни возможностью переждать ночное время под крышей заведения. Также не предусмотрено извещение защитников, родственников, иных лиц, на которых укажет освобождаемый. «Полагаю, что данная проблема может решиться в комплексе с законопроектом, так как они направлены на единую задачу гуманизации существующего законодательства», – резюмировал он.

Мосгорсуд изменил приговор Останкинского районного суда столицы и освободил из-под стражи бывшего финансового директора ПАО «Нота-банк» Галину Марчукову, осужденную к трем годам и четырем месяцам колонии общего режима по обвинению в присвоении 350 млн руб., передает корреспондент Агентства городских новостей «Москва» из зала суда.

«Приговор Останкинского суда изменить. <…> Время содержания Г.Марчуковой под домашним арестом со 2 марта 2017 г. по 21 мая 2019 г. включительно зачесть в срок отбывания наказания из расчета один день домашнего ареста за один день колонии общего режима. Наказание Г.Марчуковой считать отбытым, освободить ее из-под стражи в зале суда. Дополнительное наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно», — огласил решение судья.

Останкинский районный суд Москвы приговорил Г.Марчукову к трем годам и четырем месяцам колонии общего режима со штрафом в 700 тыс. руб.

Ранее Мосгорсуд освободил из-под стражи сестру Г.Марчуковой — Ларису Марчукову, поскольку она отбыла назначенный ей срок за время ареста и домашнего ареста.

Обе сестры признали вину и пошли на сделку со следствием. Их задержали летом 2016 г., а весной 2017 г. перевели под домашний арест.

Примечательно, что сестры проходили как свидетели по одному из эпизодов уголовного дела о коррупции в отношении бывшего сотрудника антикоррупционного главка МВД (ГУЭБиПК) Дмитрия Захарченко.

В июне 2019 г. Пресненский суд приговорил Д.Захарченко к 13 годам строгого режима за взятки и воспрепятствование правосудию.

«Нота-банк» был лишен лицензии в ноябре 2015 г., год спустя Арбитражный суд Москвы признал его банкротом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *