Официальное извинение от имени государства реабилитированному приносит

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Серкова П.П.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Соловьева В.Н., Толкаченко А. А., Хомчика В.В., —

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на постановление судьи Красноярского краевого суда от 6 июня 2012 года, по которому за Иванушкиным П.Ю. признано право на частичную реабилитацию с возложением обязанности на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому федеральному округу принести ему официальное извинение от имени государства.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 года постановление оставлено без изменения.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Кехлеров С.Г. просит об изменении судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Иванушкин привлекался к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 210, п. «а» ч. 3 ст. 228.1, п. «а» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Постановлением Красноярского краевого суда о прекращении уголовного дела в части и изменении обвинения от 31 марта 2008 года, с учетом позиции государственного обвинителя и положений ч. 7, ч. 8 ст. 246 УПК РФ, уголовное дело в отношении Иванушкина по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, в участии в преступном сообществе производством прекращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В части обвинения, связанного со сбытом наркотических средств, обвинение Иванушкина изменено в сторону смягчения путем переквалификации его действий на ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

По приговору Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 28 августа 2008 года Иванушкин оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта (неустановление события преступления).

За Иванушкиным признано право на реабилитацию в порядке главы 18 УПК РФ.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 2009 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

6 июня 2012 года вынесено постановление о признании за Иванушкиным права на реабилитацию в связи с прекращением в отношении него уголовного дела по ч. 2 ст. 210 УК РФ, с возложением обязанности на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому федеральному округу принести официальное извинение от имени государства.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Кехлеров С.Г. просит об изменении судебных решений, исключении указания о возложении на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому Федеральному округу обязанности принести извинение от имени государства.

В обоснование этого в представлении указано, что в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 136 УПК РФ за прокурором закреплена обязанность от имени государства принести официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред, при этом уголовно-процессуальный закон не конкретизирует, какой именно прокурор должен принести такое извинение.

С учетом положений п. 31 ст. 5 УПК РФ полномочия по принесению официальных извинений распространяются на Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и должностных лиц органов прокуратуры, участвующих в уголовном судопроизводстве и наделенных соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

Таким образом, непосредственно деятельность прокуроров в части реализации полномочий по принесению официальных извинений реабилитированному регулируется положениями Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которым прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов, действующих на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предопределяет исключительную компетенцию Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров определять конкретного прокурора, правомочного принести реабилитированному официальное извинение от имени государства.

Рассмотрев дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими частичной отмене на основании п. 1 ч. 2 ст. 409, п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда: устранение последствий морального вреда и восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав.

Возмещение морального вреда согласно ст. 136 УПК РФ, помимо компенсации морального вреда в денежном выражении, предусматривает принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причинённый ему вред.

Из содержания постановления судьи следует, что за Иванушкиным признано право на реабилитацию в связи с незаконным привлечением его к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 210 УК РФ, наряду с этим указано, что, поскольку обвинительное заключение в отношении Иванушкина утверждено заместителем Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому федеральному округу, извинение должен принести именно этот прокурор.

Между тем из материалов дела усматривается, что уголовное дело по ч. 2 ст. 210 УК РФ в отношении Иванушкина было прекращено на основании постановления от 31 марта 2008 года. Этим постановлением Красноярского краевого суда за Иванушкиным не было признано право на реабилитацию, включающее в себя устранение последствий морального вреда и, соответственно, принесение прокурором официального извинения.

Обязанность прокурора принести официальное извинение реабилитированному исходя из положений ст.ст. 133, 134, 136 УПК РФ в их взаимосвязи возникает с момента признания за лицом права на реабилитацию.

Согласно ч. 1 ст. 136 УПК РФ, прокурор от имени государства приносит официальное извинение за причиненный ему вред.

Данная норма уголовно-процессуального закона, в отличие от других норм (ст.ст. 135, 136, 138 УПК РФ), не содержит предписаний о том, что суд при признании за осужденным права на реабилитацию должен одновременно с этим обязать прокурора принести извинения, поскольку такая обязанность возложена на прокурора законом.

В то же время при неисполнении прокурором возложенной на него ч. 1 ст. 136 УПК РФ обязанности по принесению извинения его бездействие по смыслу закона может быть обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Следовательно, указание суда о возложении обязанности принесения извинения от имени государства на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому Федеральному округу в связи с тем, что он утверждал обвинительное заключение, противоречит приведенным положениям уголовно-процессуального закона, поэтому постановление в этой части подлежит отмене, а производство в этой же части — прекращению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 2 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить.

2. Постановление Красноярского краевого суда от 6 июня 2012 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 года отношении Иванушкина П.Ю. в части возложения обязанности на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому федеральному округу принести Иванушкину П.Ю. официальное извинение от имени государства отменить и производство в этой части прекратить.

В остальном эти же судебные решения оставить без изменения.

Председательствующий Серков П.П.

Новая редакция Ст. 136 УПК РФ

1. Прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.

2. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

3. Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации.

4. По требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

Комментарий к Статье 136 УПК РФ

Комментарий удалён по просьбе автора.

Другой комментарий к Ст. 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Действующее гражданское законодательство знает два основных способа (средства) возмещения морального вреда: а) восстановление чести и достоинства путем опровержения порочащих, не соответствующих действительности сведений о личности, ее моральных и деловых качествах (восстановительные правоотношения) (согласно ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности); б) денежная компенсация.

2. Восстановить честь и достоинство реабилитированного — значит огласить в том же кругу лиц, в котором он был опорочен самим фактом уголовного преследования, сообщение о том, что произошла ошибка, что гражданин невиновен и является жертвой такой ошибки. В этих целях комментируемая статья, во-первых, устанавливает, что прокурор обязан от имени государства принести реабилитированному гражданину официальные извинения за причиненный моральный вред, т.е. за душевные страдания и переживания, испытанные невиновным в связи с уголовным преследованием. Закон не указывает, какой именно прокурор должен сделать это. Такое указание с учетом мнения реабилитированного должно содержаться в судебном постановлении о возмещении морального ущерба данному лицу (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 апреля 2003 г. по делу Федоренко <1>). Но, во всяком случае, при решении данного вопроса не должны приниматься во внимание никакие личные счеты безвинно пострадавшего с конкретным должностным лицом. Вступить в правоотношения с реабилитированным гражданином и от имени государства извиниться перед ним, с нашей точки зрения, должен руководитель того звена централизованно-вертикальной системы органов прокуратуры, которое осуществляло функцию уголовного преследования гражданина, оказавшегося невиновным, и осуществляло надзор за расследованием уголовного дела по его обвинению (по упомянутому делу Федоренко так и было). Во-вторых, по требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его родственников суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения по месту работы, учебы или жительства реабилитированного гражданина, четко и ясно указав, что в соответствии со вступившими итоговыми решениями по уголовному делу данный гражданин не виновен в преступлении и чист перед законом. При этом может быть предписано огласить данное сообщение на собрании определенного коллектива, т.е. именно того круга лиц, в чьих глазах репутация гражданина пострадала в связи с уголовным делом. Сообщение может быть распространено и любым другим способом. В-третьих, если сведения об уголовном преследовании впоследствии реабилитированного гражданина были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его родственников или по письменному предписанию органа расследования или суда средство массовой информации обязано сделать сообщение о реабилитации гражданина.
———————————
<1> БВС. 2004. N 1. С. 13.

3. В межведомственной инструкции <1>, которая действовала применительно к аналогичным ситуациям до принятия УПК РФ 2001 г. и не числится среди утративших силу в связи с введением в действие нового УПК РФ, на этот счет содержатся важнейшие правила гарантии реального восстановления чести и достоинства реабилитированного гражданина: если редакция газеты, журнала, иного печатного органа не опубликует сообщения о реабилитации гражданина, то заинтересованные лица могут обратиться в суд в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Если же не будет выполнено и судебное решение о публикации, суд вправе наложить на нарушителя штраф, а уплата штрафа тем не менее не освобождает ответчика от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие по восстановлению чести и достоинства ответчика (п. 4 ст. 152 ГК РФ).
———————————
<1> Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. 1984. N 3.

4. Другим средством возмещения морального вреда, причиненного уголовным преследованием невиновного, может служить его денежная компенсация применительно к нормам гражданско-правового института, нормы которого закреплены в ст. 151 ГК РФ. Согласно этим нормам, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания действиями, нарушавшими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага), суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации. Комментируемой статьей УПК РФ (ч. 2) предусмотрено, что иски о денежной компенсации морального вреда, причиненного уголовным преследованием невиновного, предъявляются в порядке гражданского судопроизводства. Эта норма представляет собой резкий отход от принципов построения института реабилитации, переводя решение одного из вопросов общего комплекса из уголовно-процессуальной плоскости на рельсы искового гражданского судопроизводства, возлагая на пострадавшего гражданина новые заботы и хлопоты, бремя доказывания и новые унижения.

Библиографическое описание:



Принесение прокурором официального извинения от имени государства реабилитированному лицу является одной из форм возмещения морального вреда последнему. В статье рассматриваются проблемы правовой регламентации данной процедуры, анализируется судебная практика, а также предлагаются пути совершенствования законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, реабилитация, возмещение морального вреда, прокуратура Российской Федерации, принесение прокурором официального извинения

Конституция Российской Федерации в ст. 53 провозглашает право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц .

В уголовном судопроизводстве данному праву корреспондирует обязанность государства защищать лиц, подвергнутых незаконному и необоснованному обвинению, осуждению, а также в случае ограничения их прав и свобод, что закреплено в п. 2 ч. 1 ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) как одно из назначений уголовного судопроизводства . В целях надлежащего обеспечения такой защиты функционирует институт реабилитации, механизму реализации которого посвящена гл. 18 УПК РФ. В данной главе закреплены основания возникновения права на реабилитацию, а также формы и порядок возмещения вреда, причиненного лицам, незаконно подвергнутым уголовному преследованию, применению мер процессуального принуждения или осуждению. Однако следует констатировать, что в настоящее время отсутствует четкая регламентация деятельности соответствующих органов по возмещению причиненного вреда в рамках института реабилитации, что, как следствие, влечет массовые нарушения в указанной сфере. Об этом свидетельствует и судебная практика: только за первое полугодие 2017 года судами общей юрисдикции в первой инстанции было прекращено 2481 дело по реабилитирующим основаниям за отсутствием события, состава преступления .

В соответствии со ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Рассмотрим некоторые вопросы возмещения морального вреда реабилитированным лицам государством в лице его компетентных органов.

Статья 136 УПК РФ предусматривает две формы возмещения морального вреда: нематериальную и в денежном выражении. К нематериальной форме возмещения морального вреда относится, в том числе, принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный ему вред. При этом необходимо отметить, что указанная норма имеет особую значимость для обеспечения конституционного права граждан на защиту от незаконных действий (бездействия) органов предварительного расследования, прокурора и суда, поскольку данный вид возмещения направлен на защиту нематериальных благ и удовлетворение личных неимущественных прав реабилитированного лица. Представляется, что сущность публичного извинения заключается в опровержении сведений, порочащих честь и достоинство лица, подвергнутого незаконному и необоснованному обвинению, а также в признании государством ошибки, повлекшей причинение нравственных страданий последнему. В этом вопросе особый интерес представляет позиция судов, которая сводится к невозможности замены возмещения вреда рассматриваемой формы денежной составляющей.

Так, истец К. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о взыскании компенсации морального вреда, причиненного злостным неисполнением прокурором обязанности в натуре, возложенной на него ч. 1 ст. 136 УПК РФ и, ссылаясь на ст. 12 Гражданского процессуального кодекса РФ, просил суд признать решение о замене способа компенсации морального вреда со способа исполнения обязанности в натуре на способ компенсации в денежном выражении, эквивалентном по ценности исполнения обязанности в натуре. Суд отказал истцу К., пояснив, что в данном случае замена нематериальной составляющей возмещения морального вреда денежной компенсацией невозможна, поскольку данный вид возмещения, в отличие от компенсации морального вреда в денежном выражении, направлен на защиту нематериальных благ и удовлетворение личных неимущественных прав реабилитированного лица признанием факта незаконности действий государственного органа от имени государства. И, соответственно, возложение установленной УПК РФ обязанности принести извинение, равно как и замена указанной обязанности на денежную компенсацию, не указано в числе способов защиты гражданских прав, в связи с чем к числу установленных законом мер гражданско-правового урегулирования спора о компенсации морального вреда, не относится. Вместе с тем, истец не лишен иным образом защитить свои нарушенные права при признании бездействия прокурора .

Рассмотрим ряд проблем, связанных с механизмом реализации вышеуказанной нормы ч. 1 ст. 136 УПК РФ.

Несмотря на возложение законом обязанности принесения официального извинения реабилитированному именно на прокурора, в теории уголовно-процессуального права и в судебной практике существуют противоречия по данному вопросу, поскольку право на реабилитацию возникает далеко не всегда вследствие ошибки прокурора, но также вследствие упущений органов предварительного расследования и суда.

Так, например, Д. В. Татьянин в своей работе, посвященной вопросам института реабилитации, выразил позицию о том, что при отмене обвинительного приговора и последующего вынесения оправдательного приговора, вступившего в законную силу, извинение реабилитированному лицу должен приносить от имени государства председатель суда, в котором был постановлен первоначально обвинительный приговор . Однако, на наш взгляд, более верной представляется позиция Кузнецовой А. Д., которая считает целесообразным применительно к стадии судебного разбирательства возложение этой задачи именно на прокурора, ссылаясь в качестве обоснования на ч. 1 ст. 37 УПК РФ и ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с которыми прокурор осуществляет от имени государства уголовное преследование, утверждает обвинительное заключение и направляет дело в суд, выступая при рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя . Что же касается досудебного производства, по делам, находящимся в производстве следователей, если они прекращены по реабилитирующим основаниям, целесообразно было бы законодательно закрепить положение о том, что публичное извинение должен приносить руководитель следственного органа, поскольку именно он наделен властно-распорядительными полномочиями по отношению к органам предварительного следствия, в то время как прокурор сохраняет такие полномочия лишь по отношению к дознавателям. Следует отметить, что в 2013 году в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона № 268754–6 «О внесении изменений в статью 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», согласно которому наряду с обязанностью принесения прокурором официальных извинений от имени государства реабилитированному данная обязанность возлагается также на руководителя следственного органа в случае прекращения уголовного дела (уголовного преследования) следователем в ходе досудебного производства по реабилитирующим основаниям, который, однако, до настоящего времени не принят .

Далее хотелось бы остановиться на вопросе, какой именно прокурор обязан от имени государства приносить извинение. В связи с отсутствием соответствующей нормы в УПК РФ этот вопрос решается на практике путем интерпретации действующего законодательства, в том числе иных положений Уголовно-процессуального кодекса РФ и Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», что, в свою очередь, негативно сказывается и на правоприменительной, и на судебной практике в связи с множественностью вариантов толкования этих норм в их взаимосвязи.

Впервые Пленум Верховного Суда Российской Федерации выразил свою позицию в постановлении от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» применительно к тем случаям, когда вопрос о принесении извинения прокурором ставится реабилитированным перед судом . В этих случаях суд возлагает исполнение такой обязанности на прокурора соответствующего уровня, о чем указывает в постановлении. При этом остается нерешенным вопрос, какой именно прокурор соответствующего уровня — прокурор, утвердивший обвинительное заключение (обвинительный акт) или государственный обвинитель? Кто и в каком порядке обязывает его принести публичные извинения?

Некоторую ясность в решение рассматриваемой проблемы внесло постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17.04.2013 № 328-П12ПР, в котором он указал, что действующее уголовно-процессуальное законодательство предопределяет исключительную компетенцию Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров определять конкретного прокурора, правомочного принести реабилитированному официальное извинение от имени государства . При этом уголовно-процессуальный закон не содержит предписаний о том, что суд при признании за осужденным права на реабилитацию должен одновременно с этим обязать прокурора принести извинения, поскольку такая обязанность возложена на него законом. В то же время при неисполнении данной обязанности его бездействие по смыслу закона может быть обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Таким образом, в целях единообразного толкования уголовно-процессуального законодательства представляется необходимым закрепить в УПК РФ норму, указывающую конкретного прокурора, на которого возлагается обязанность принесения официального извинения реабилитированному лицу от имени государства, либо порядок его определения.

Хотелось бы также обратить внимание, что ни в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, ни в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации», ни в ведомственных нормативных правовых актах Генерального прокурора РФ не содержатся требования к форме и содержанию официального извинения прокурора, а также не урегулирован порядок его принесения, что в результате влечет нарушения прав реабилитированных лиц, гарантированных Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством. Данная проблема оказалась настолько актуальной, что в связи с многочисленными жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации у последнего сформировалась определенная позиция по этому вопросу, неоднократно выраженная в соответствующих решениях. Так, например, в своей жалобе в Конституционный Суд РФ гр. Г. указал, что норма ч. 1 ст. 136 УПК РФ, не предусматривая обязанности прокурора вручить реабилитированному обращенный к нему лично официальный документ, содержащий сведения о том, кто и по какой причине приносит извинение, позволила прокурору принести ему как реабилитированному официальное извинение в такой форме, которая унизила его человеческое достоинство, что привело к нарушению Конституции Российской Федерации, ее статей 2, 15 (часть 1), 18, 21, 45 (часть 1), 52, 53 и 55. Суд в своем решении счел, что предполагаемое нарушение прав заявителя вызвано отсутствием регламентации формы и содержания такого извинения, порядка его принесения прокурором .

Пробелы правового регулирования в данной сфере частично восполнило указание Генерального прокурора РФ от 03.07.2013 № 267/12 «О порядке реализации положений части 1 статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в котором содержится упоминание не только о форме, но и о сроке направления извинения реабилитированному лицу . Так, согласно п. 4 данного указания официальное извинение приносится в письменной форме в возможно короткий срок, но не позднее одного месяца со дня вынесения дознавателем либо следователем постановления о прекращении уголовного преследования подозреваемых или обвиняемых по реабилитирующим основаниям, либо вступления в законную силу оправдательного приговора, постановления о прекращении уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям, либо принятия решения о полной или частичной отмене обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела в соответствии с п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, либо отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера. Безусловно важным здесь также является акцентирование внимания на моменте возникновения обязанности принесения официального извинения. В судебной практике этот вопрос решается в аналогичном порядке .

Однако стоит обратить внимание, что и данный акт не регулирует исчерпывающим образом рассматриваемую деятельность прокурора, и в приведенном выше положении можно выявить ряд недостатков. Так, например, помимо письменной формы возможно предусмотреть в законе субсидиарно устную форму принесения прокурором извинения от имени государства, поскольку на практике вопросы, связанные с реабилитацией, зачастую рассматриваются в ходе судебного заседания. Кроме того, целесообразно было бы закрепить в данном акте требования к содержанию публичного извинения реабилитированному. К числу обязательных, на наш взгляд, следует отнести требования ясности, четкости, официальности — извинение должно быть сформулировано предельно корректно, однозначно, без допущения двусмысленных выражений. Представляется также, что оно должно приноситься не только за причиненный лицу моральный вред, но и за само незаконное или необоснованное уголовное преследование.

Исходя из вышеизложенного, видится необходимость разработки такого указания Генерального прокурора РФ, в котором будут всесторонне раскрыты вопросы организации принесения прокурором официального извинения реабилитированному лицу. Кроме того, с точки зрения реализации прокурором возложенных на него законом и соответствующим ведомственным нормативным актом задач, существенно облегчит деятельность последнего разработка образца официального извинения с его прикреплением к такому акту в качестве приложения.

Подводя итоги, необходимо отметить положительные тенденции в развитии уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации о возмещении морального вреда лицам, незаконно и необоснованно подвергнутым обвинению или осуждению, поскольку создание и законодательное закрепление самого механизма восстановления нарушенных прав реабилитированных является одним из признаков правового государства. Тем не менее, важно обеспечить процессуальные гарантии такой защиты, чему будет способствовать закрепление на законодательном уровне формы, порядка и сроков принесения официального извинения прокурора от имени государства лицам, подвергнутым незаконному и необоснованному обвинению, осуждению, а также принятие ведомственного нормативного правового акта Генерального прокурора Российской Федерации, детально регулирующего соответствующую деятельность прокурора.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2‑ФКЗ, от 21.07.2014 N 11 ФКЗ) // http://www.pravo.gov.ru
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 29.07.2017, с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2017) // «Российская газета», N 249, 22.12.2001.
  3. Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 1 полугодие 2017 года // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения 21.10.2017)
  4. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 16.02.2016 по делу N 33–1829/2016 // СПС «Консультант Плюс» (дата обращения 21.10.2017)
  5. Татьянин Д. В. Реабилитация в уголовном процессе России (понятие, виды, основания, процессуальный порядок): дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2005. 265 с.
  6. Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202–1 (ред. от 29.07.2017) «О прокуратуре Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2017) // http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 26.10.2017)
  7. Кузнецова А. Д. Принесение прокурором официального извинения как компенсационная составляющая института реабилитации // Современные тенденции развития науки и технологий, 2016. № 5–5. с. 102–107.
  8. Проект Федерального закона N 268754–6 «О внесении изменения в статью 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 26.04.2013) // СПС «Консультант Плюс» (дата обращения 21.10.2017)
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 N 17 (ред. от 02.04.2013) «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» // «Российская газета», N 273, 05.12.2011
  10. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.04.2013 N 328-П12ПР // «Бюллетень Верховного Суда РФ», 2013, N 11
  11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.06.2011 № 758-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Усолкина Виктора Геннадьевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // http://www.ksrf.ru/ru (дата обращения 21.10.2017)
  12. Указание Генерального прокурора России от 03.07.2013 N 267/12 «О порядке реализации положений части 1 статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс» (дата обращения 21.10.2017)
  13. Постановление Президиума Московского областного суда от 05.08.2015 N 376 по делу N 44у-204/2015 // СПС «Консультант Плюс» (дата обращения 21.10.2017)

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, моральный вред, РФ, имя государства, официальное извинение, реабилитированное лицо, прокурор, судебная практика, Уголовно-процессуальный кодекс, уголовное судопроизводство.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *