Объективная оценка — что это?

Суть проблемы — в отсутствии достаточно объективной базы оценки персонала. Под определением «объективной» понимаются условия, при которых результат оценочной работы не зависит от того, кто ее проводит.

К сожалению, на большинстве предприятий и организаций оценка не только кандидатов на вакантные места, но и действующего персонала проводится в значительной мере субъективно. Более того, оценка руководителем своего подчиненного остается по существу доминирующим фактором. Даже если применяются специальные методы: анкетирование, фотография рабочего дня, собеседования и т. д.

Наконец, весьма сложна психологическая составляющая оценки персонала, поскольку как сами методы получения данных, так и их трактовка есть результат деятельности конкретной личности, и следовательно, носят субъективный характер.

Субъективность психологических тестов и спорность полученных с их помощью результатов — предмет многократного обсуждения в печати, в научном сообществе. Сомнения в верности инструментальной базы существующих методов оценки персонала достаточно обоснованны еще потому, что сам предмет исследования содержит в себе высокий уровень неопределенности. К таким качествам, как упорство, последовательность в достижении цели, умение сосредоточиться и т. п., могут быть применены только ранговые (сопоставительные) оценки типа «более» или «менее». Например, «Иванов более усидчив, чем Петров» или «Сидоров в работе более упорен, чем Кузнецов» и т. д.

По существу, сами понятия «работоспособность», «настойчивость», «внимательность», «дисциплинированность» и аналогичные другие являются субъективными оценочными категориями, поскольку представляют собой в основном стереотипы общественного мнения. То, что в отдельных случаях можно сравнить двух работников по какому-либо признаку, сказав, что у одного он более высокого значения, чем у другого, вовсе не означает, что такое сравнение всегда возможно. В самом деле, можно ли совокупность определенных качеств обозначить общей категорией «трудоспособность»? Что вообще под этим подразумевается и есть ли уверенность, что разные исследователи под одним и тем же определением понимают нечто общее, единое?

Ответов на эти и многие другие вопросы пока нет, а следовательно, и не может быть полной уверенности в том, что эти категории действительно имеют объективный характер.

Неопределенность в оценках становится очевидной при конфликтной ситуации, которая иногда может перейти в судебное разбирательство. Тогда вопрос об адекватности выбранных критериев оценки персонала из чисто научного спора может превратиться в сугубо юридический. При этом если организаторы процедур оценки работника будут ссылаться на несоответствие его определенным критериям, в частности, таким как «способность работать в команде» или «умение управлять людьми», то истец вправе потребовать юридического обоснования этих критериев. Это означает, что ответчику (собственнику или руководителю организации) нужно будет представить документы (правовые, методические), в которых органами, наделенными соответствующими полномочиями (Министерство труда и социального развития, Министерство юстиции), определен точный смысл той или иной качественной профессиональной характеристики.

Сказанное, однако, не означает, что сомнения в объективности методик (а следовательно, и в их эффективности) лишают руководителя возможности применять те или иные критерии оценки персонала. И диктуется это не столько субъективными намерениями, сколько требованием повышения эффективности деятельности организации в целом.

Критерием объективности и целесообразности методик оценки персонала в данном случае может служить многолетний и положительный опыт их применения.

Несовершенство «объективок»

Согласно языковой практике субъективные оценки признаются неточными, тенденциозными и недостаточно надежными по сравнению с объективными, т. е. основанными на статистических данных. К таковым относят количественно измеряемые показатели (объем выполнения работником своих производственных функций, уровень выполнения плановых заданий и т. д.) Тем не менее индивидуальное мнение о профессионализме работника в ряде случаев может быть достаточно объективным и полным, а, в свою очередь, количественные показатели — далеко не точными и не полными.

С методической точки зрения, преимуществом объективных показателей является их юридическая доказательность, а недостатком — громоздкость процесса сбора данных, их обобщения и придания им юридического статуса (разработка и утверждение учетных форм, согласовательные подписи, контроль за самим этим процессом). Словом, объективные показатели в большинстве своем носят формальный характер. Отсюда их лишь относительная точность.

При факторной экспертной оценке персонала число факторов (критериев) всегда более одного, и соответственно повышается их точность и полнота. Но растут трудоемкость и стоимость оценочных работ. Поэтому вполне приемлемо совмещение экономичных, естественных, объективных показателей с факторной экспертной оценкой.

Существенным недостатком систем оценки персонала, основанных на объективных показателях, является противоречие между видимостью объективности измерения и невозможностью исчерпывающего охвата всех видов и элементов работ. Работы начинают делить на учитываемые (измеряемые) и не учитываемые (не измеряемые) и, соответственно, — на важные и не важные для работника. В числе измеряемых, в свою очередь, могут быть выгодные и невыгодные. Такая ситуация характеризуется многими как несправедливая, в результате чего в круг оцениваемых работ включают все новые и новые работы и все более мелкие. Система их учета и измерения становится все более громоздкой, трудоемкой. И все же полной справедливости (полноты оценки) так и не наступает.

Другой недостаток этих систем — усиление формального отношения сотрудников к работе, увлечение «хорошими» показателями в ущерб существу дела, погоня за выгодными с точки зрения оценки трудовыми операциями.

Кроме того, налицо прямая связь показателей с оплатой труда, что также приводит к нежелательным результатам. Так, введение показателя «процент выполнения плана» побуждает работников принимать заниженные планы, показатель «подготовка аналитических материалов и предложений в вышестоящие органы» побуждает работников увеличивать их количество или объем текста (печатные листы). Введение показателя «участие в семинарах-совещаниях» с сильным коэффициентом связи с премией может побудить сотрудника посещать по возможности больше семинаров, независимо от реальной пользы в их участии.

В итоге, как показывает опыт, руководители отказываются от подробных изощренных «объективных» методик оценки персонала и переходят на простые, основанные на здравом смысле и экспертных методах, системы.

Цикличность оценки

Любой управленческий процесс имеет циклический характер. Начинается цикл управления с осуществления функции «планирования» и завершается «контролем и анализом». Цикличность же процесса управления персоналом проявляется не только в последовательной реализации функций управления, но и в реализации конкретных кадровых процедур, операций и действий. Рассмотрим роль объективной и субъективной оценки персонала в системе кадрового менеджмента.

Неотъемлемой частью работы с персоналом является кадровое планирование. Однако для того чтобы работа организации была эффективной, необходимо стремиться к оптимальной численности персонала и к соответствующему профессиональному его составу. Решить эти задачи без объективной оценки существующего кадрового потенциала невозможно. Такая оценка позволяет определить степень загруженности специалистов, соответствие профессионального состава кадров стоящим перед ним задачам, соответствие выполняемых работ квалификации исполнителей, наметить, что следует сделать для повышения отдачи сотрудников.

Исходный этап работы с персоналом — набор и отбор кадров. Отбор персонала на предприятие осуществляется в соответствии с квалификационно-должностными требованиями, а также требованиями к личностным качествам специалиста. Для определения соответствия кандидатов предъявляемым требованиям разработан ряд способов и методов оценки: психологическое тестирование, различные виды собеседований, экзамены, другие методы. Во многих странах создаются специальные центры оценки. Есть опыт создания подобных центров и у нас в стране.

Результаты оценки претендента определяют, во-первых, быть ли ему принятым на службу, и, во-вторых, на какую должность целесообразно определить его. После прохождения испытательного срока вновь возникает вопрос о судьбе специалиста и вновь руководителю приходится заниматься расстановкой кадров. Через определенный промежуток времени служащий проходит процедуру оценки результатов его деятельности, умению работать в команде. Анализ материалов оценки и сопоставление качеств с результатами тестирования при приеме на работу позволяют скорректировать требования к кандидату на данную должность.

В основе данного цикла — организация исполнения работы, расстановка кадров и, соответственно, оценка персонала. Это позволяет выявить недостатки в организации исполнения работ, во взаимодействии руководителя и подчиненного, определить предрасположенность специалистов к решению определенных задач. Анализ полученных данных является основанием для принятия управленческих решений по расстановке кадров, изменению стиля руководства, внесению изменений в организацию деятельности и т. д.

Тут же и мотивационный вопрос: кого из специалистов повысить в должности, кому увеличить оклад, кто достоин морального поощрения и т. д. Такой подход к вопросам мотивации труда позволяет повысить отдачу и тех, кто не удостоился поощрения: у них на это тоже ведь есть шанс.

Следующий цикл в оценке персонала — выявление, каких знаний и каких навыков недостает тому или иному работнику для эффективной работы. Обобщение и анализ материалов оценки позволяет как разработать программу развития конкретного специалиста, так и скорректировать планы и программы подготовки и переподготовки работников.

Таким образом, объективная оценка персонала, являясь одним из направлений работы в системе кадрового менеджмента, занимает особое положение, поскольку замыкает на себя все циклы управления персоналом. Посредством оценки персонала осуществляется обратная связь между руководителем и исполнителем. Отлаженная система периодической оценки персонала предприятия не только стимулирует возникновение позитивных тенденций в кадровой деятельности, но и препятствует развитию негативных явлений.

Субъективная же оценка важна для решения задач, стоящих перед руководителем в сфере управления персоналом. Такая оценка осуществляется в ходе собеседования руководителя с непосредственным подчиненным по определенной программе. При этом начальник оценивает:

  • результаты деятельности подчиненного за прошедший период работы;
  • личные его достоинства как специалиста;
  • возможности улучшения работы;
  • потребность в специальном обучении.

В результате формулируются задачи подчиненному на предстоящий период, выясняются его ожидания в карьерном росте и выставляется общая оценка.

Начальники отделов проводят текущую оценку своих работников, как правило, два раза в год. Сами начальники отделов, заместители начальника департамента подвергаются оценке профессионализма раз в год. По результатам оценки принимаются решения относительно размера оплаты их труда, надбавок, должностного продвижения и намечаются цели на предстоящий период. Промежуточные (полугодовые) оценки направлены на повышение их квалификации.

Таким образом, разные по целям оценки разведены во времени, что позволяет руководителю проще строить свои отношения с подчиненным в процессе собеседования. Тут руководитель выступает в роли судьи, строгого оценщика, в руках которого находится решение таких жизненно важных для подчиненного вопросов, как уровень оплаты и премирования труда, должностное продвижение.

Но руководитель может выступать в отношении подчиненного и в роли старшего товарища, советчика, наставника, помогающего его профессиональному становлению и совершенствованию. Рекомендуемая продолжительность собеседования 1–1,5 часа. Опыт показывает, что большая или (особенно) меньшая продолжительность собеседования может вызвать у подчиненного разочарование, неудовлетворительность. Собеседование проходит с глазу на глаз и не должно прерываться.

Основные моменты собеседования документируются в оценочной форме и подписываются обеими сторонами, при этом подчиненный может сделать свой комментарий, пояснения к выводам и решениям руководителя. За ним также остается право апелляции итогов собеседования в службу персонала, вышестоящему руководителю или в аттестационную комиссию.

Субъективная оценка позволяет сделать процесс управления прозрачным сверху донизу, так как руководители (являясь, в свою очередь, подчиненными вышестоящего руководителя) также проходят собеседование со своими непосредственными начальниками и по той же схеме. При этом с начальниками отделов проводят собеседования кураторы отделов, а с кураторами — начальник департамента. Первым проводит собеседование с нижестоящими начальниками руководитель вышестоящего уровня с тем, чтобы каждый из них, перед тем как организовать свои оценочные действия, побывал в роли оцениваемого.

Вся процедура оценки находится под контролем отдела управления персоналом. Сюда же передается вся информация о перспективах использования оцениваемого работника. Эта информация считается конфиденциальной, т. е. не сообщается ни оцениваемому, ни другим членам коллектива. Работник получает на руки лишь копию формы анализа и оценки своей деятельности — без конфиденциальной части.

Периодические собеседования руководителей с непосредственными подчиненными с последующим анализом их работ и оценкой результатов труда означают перевод работы руководителя с кадрами на другой, более высокий уровень и соответственно требует формирования нового стиля отношения руководителей к подчиненным — как к равноправным партнерам единого трудового процесса.

Документированность оценки работников предполагает подконтрольность этой процедуры руководству, позволяет накапливать информацию о качестве работы подчиненных, аргументированно решать кадровые вопросы.

Процедура субъективной оценки работников их непосредственными руководителями призвана обеспечить подчиненным ясность поставленных перед ними задач и способов их выполнения.

Благодаря установлению обратной связи с начальником у подчиненного появляется возможность получать регулярную помощь в улучшении исполнения своих трудовых обязанностей, что способствует его профессиональному росту. Оценка работника дает ему официальный повод для высказывания замечаний, претензий и предложений по текущим и перспективным делам предприятия, по вопросам повышения своей квалификации, оплаты труда и продвижения в должности.

Таким образом, подводя итог рассуждениям относительно адекватности оценки персонала, необходимо констатировать следующее:

  • адекватная оценка профессиональных и личностных качеств работников затруднена рядом факторов субъективного и объективного характера;
  • экспертные заключения обеспечивают достаточно высокую степень адекватности оценки;
  • формализация процедур оценки работников способствует блокированию некоторых субъективных причин ее неадекватности;
  • для повышения степени адекватности оценки персонала требуется разработать и принять комплексную программу обучения руководителей всех рангов основам, методам и приемам оценки персонала.

И. Симонова, И. Еремина, Л. Дудаева

Обследование больного — важный этап лечебно-диагностического процесса, так как на основании данных обследования устанавливается диагноз и назначается лечение.. Обследование складывается из субъективных и объективных данных.

Субъективное обследование — это расспрос, который включает разделы:

  • Паспортные данные (ФИО, возраст, пол, семейное положение, профессия, должность, место работы, место жительства

  • Жалобы больного. Выясняются жалобы больного на момент обследования. Сначала расспрашивают о главных жалобах, послуживших поводом обращения за медицинской помощью, а затем о второстепенных. Наиболее частой жалобой является боль. О ней нужно расспросить подробнее: выясняют её локализацию, иррадиацию, характер, интенсивность, продолжительность и периодичность, время и причину возникновения боли, условия её исчезновения или уменьшения. Аналогично расспрашивают и о других жалобах.

  • История настоящего заболевания. Пациента расспрашивают о времени начала заболевания и его первых признаках, выясняют возможные причины развития заболевания (охлаждение, погрешности в еде, влияние условий труда). Затем подробно расспрашивают о дальнейшем течении процесса, времени обращения за медицинской помощью, о методах обследования и лечения, эффективности лечебных мероприятий. Если заболевание хроническое, выясняют частоту обострений и их причины, условия развития ремиссий. Отдельно расспрашивают о времени, причинах и проявлениях последнего ухудшения.

  • История жизни больного. Расспрашивают о росте и развитии в детском возрасте, времени поступления в школу, службе в армии, жилищно-бытовых и материальных условиях, характере питания, занятии физкультурой и спортом, физической активности. Выясняют условия труда, нет ли профессиональных вредностей. Если есть, то их характер, длительность работы на вредном производстве. Отдельно выясняют, имеет ли больной вредные привычки. Если имеет, спрашивают подробно о длительности курения (злоупотребления алкоголем), количестве выкуриваемых сигарет. Расспрашивают о перенесённых заболеваниях в хронологической последовательности. Собирают аллергологический анамнез (непереносимость лекарств, пищевых продуктов, сывороток, вакцин). Затем выясняют семейно-половой анамнез, у женщин расспрашивают о беременности, родах, количестве детей. Обязательно выясняют характер наследственности — состояние здоровья или причины смерти близких родственников больного. Особенное внимание обращают на перенесение пациентом или его родственниками сифилиса, туберкулеза, нервно-психических заболеваний, новообразований, атеросклероза, ИБС, болезней обмена веществ, заболеваний системы крови

Объективное обследованиескладывается из осмотра, пальпации, перкуссии и аускультации и проводится, как правило, по системам: настоящее состояние больного, система органов дыхания, сердечно-сосудистая система, система органов пищеварения, мочеполовая система, нервная и эндокринная системы.

Осмотр делится на общий и локальны

При общем осмотре оцениваем общее состояние, сознание, положение больного в постели, тип телосложения, кожные покровы.

  • Общее состояние больного: удовлетворительное, средней тяжести, тяжёлое.

  • Положение больного: активное, пассивное, вынужденное (какое).

  • Сознание:ясное, ступор, сопор, кома. Ясное сознание предусматривает полную ориентацию в месте, времени, адекватные ответы на вопросы. Ступор – состояние оглушения. Больной плохо ориентируется в окружающей обстановке, на вопросы отвечает с запозданием. Сопор или спячка, из которой больной выходит на короткое время при громком оклике или тормошении. Рефлексы сохранены. Кома – бессознательное состояние, характеризующееся полным отсутствием реакции на внешние раздражители, отсутствием рефлексов, нарушением жизненно важных функций.

  • Конституционный тип телосложения: нормостенический, астенический, гиперстенический. Рост, масса тела, температура тел

Далее проводится осмотр локальный. Форма головы, характер дыхания (носом, ртом; свободное, затруднённое).

Глаза: форма глазных щелей, западения, пучеглазие и другое.

Волосы и ногти: ломкость, слоение, сечение, форма (часовых стёкол).

Костная система. Исследование костей черепа, позвоночника, грудной клетки, таза, конечностей: искривления, утолщения концевых фаланг пальцев в виде «барабанных палочек», деформации, болезненность. Суставы: изменение конфигурации, состояние кожных покровов над суставами, объём активных и пассивных движений, боли.

Локальный осмотр проводят по системам в зависимости от конкретного заболевания. Осматривают грудную клетку, область сердца, живот.

. Пальпация.

Влажность кожи (нормальная, сухая, влажная). Потливость общая или местная. Эластичность кожи: нормальная, пониженная.

Подкожная клетчатка: степень развития (умеренная, слабая, чрезмерная), равномерность распределения.

Отёки: общие, местные, их распределение.

Лимфатические узлы: величина, консистенция, форма, болезненность, подвижность, спаянность с окружающими тканями. В норме периферические л/у не пальпируются.

Мышечная система: общая степень развития, тонус (нормальный, повышенный, пониженный), атрофии, болезненность.

При необходимости проводят ощупывание костей и суставов.

Перкуссия.

Бывает непосредственной, которая осуществляется постукиванием непосредственно по телу пациента и посредственной, когда III пальцем (молоточком) правой руки наносят удар по III пальцу (плессиметру) левой руки, прижатому к телу пациента.

Общие правила посредственной перкуссии в приложении.

Различают следующие перкуторные звуки: ясный лёгочный звук (над здоровыми лёгкими), тимпанический звук (над органами брюшной полости), притупленный звук (при уплотнении лёгочной ткани), тупой звук (над бедром, при появлении жидкости в плевральной полости), коробочный звук (при повышении воздушности лёгких).

При поколачивании костей определяют их болезненность.

. Аускультация.

В настоящее время принята посредственная аускультация, которая проводится с помощью фонендоскопа.

Общие правила аускультации в приложении

Дополнительные методы исследования.

Их подразделяют на лабораторные и инструментальные.

К лабораторным методам исследования относятся те, при которых исследуется состав или отдельные компоненты жидкостей и сред организма. К ним относятся уже изученные нами анализы мокроты (общий, на БК, на атипические клетки, бактериологическое исследование); анализы мочи (общий, по Нечипоренко, по Амбурже, по Каковскому-Аддису, по Зимницкому, суточная моча на сахар, бактериологическое исследование мочи, анализ мочи на амилазу); анализы кала (общий, на яйца гельминтов, на скрытую кровь, бактериологическое исследование). Одним из ведущих лабораторных методов исследования является общий анализ крови, который назначается всем больным и отражает патологические процессы, происходящие в организме, кровь для этого берут из пальца. Для биохимического исследования кровь берётся из вены; с помощью биохимических исследований определяют электролиты крови, количество белка и его фракции, коагулограмму, ферменты крови и многие другие показатели. Исследование желудочного сока и желчи также относятся к лабораторным методам исследования. Можно исследовать состав ликвора, плевральной жидкости, асцитической жидкости и многое другое.

Инструментальные методы исследования очень разнообразны, их можно подразделить на группы.

Рентгенологические методы исследования применяются очень широко: флюорография грудной клетки проводится с целью массового профилактического обследования населения для выявления заболеваний лёгких. С помощью рентгеновских лучей исследуют кости и суставы, желудок, кишечник, желчный пузырь и желчные протоки, почки и мочевыводящие пути. Рентгенологический метод исследования основан на свойстве рентгеновских лучей проникать через мягкие ткани организма и задерживаться плотными. В ряде случаев используют контрастные вещества, которые задерживают рентгеновские лучи и повышают качество рентгенограмм. Если изображение получают на экране – это рентгеноскопия, а на плёнке – рентгенография.

Эндоскопические методы исследования позволяют осмотреть орган изнутри, поэтому используются для полых органов – бронхов, желудка, кишечника, мочевого пузыря. Кроме того, при эндоскопии можно взять частицу органа для исследования (биопсия) и провести лечебные процедуры.

Ультразвуковой метод исследования (УЗИ) основан на свойстве ультразвука отражаться на границе раздела органов или тканей различной плотности, отражённые сигналы принимаются аппаратом и, претерпев определённые преобразования, формируют на экране прибора изображение.

Радиоизотопные методы исследования используются для получения изображения органа – сканирование или изучения функции. Во втором случае получаем графическое изображение накопления и выведения изотопа.

Электрокардиография – метод исследования работы сердца – графическая запись биопотенциалов сердца. Спирография – это регистрация дыхательных движений при различном режиме дыхания.

 В. А. Марьянчик

СВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И СУБЪЕКТИВНОГО

В СТРУКТУРЕ ОЦЕНКИ

VICTORIYA A. MARYANCHIK

AN INTERACTION EMOTIONAL AND SUBJECTIVE IN STRUCTURE OF THE EVALUATION

В статье рассматривается корреляция эмоционального / рационального и объективного / субъективного компонентов функциональной семантико-стилистической категории оценки. Устанавливаются критерии их разграничения, показываются взаимосвязи.

Ключевые слова: эмоциональная и рациональная оценка, объективная и субъективная оценка, эмоциональный концепт, аксиологический концепт.

Категория оценки является объектом философских, логических и лингвистических исследований. Оценка есть (1) процесс и результат познавательной деятельности человека, (2) основной способ употребления языка, (3) понятийная, логико-грамматическая, функционально-семантическая, функционально семантико-стилистическая категория.

Разнообразие видов оценки обусловлено сложностью самого феномена, многообразием объектов оценки, единством оценочного с ценностным и дескриптивным, бессознательностью-неосознанностью-подсознательностью и автоматизмом акта оценивания. Тесное взаимодействие некоторых видов оценки ведет к неоправданному смешению терминов и некорректному аксиологическому анализу, см. смежность таких оценок, как имплицитная и косвенная, рациональная (по характеру) и интеллектуальная (по основанию) и др. Задачей настоящей статьи является уточнение критериев разграничения эмоциональной / рациональной и объективной / субъективной оценок.

Вопрос о соотнесении рационального и эмоционального важен как для аксиологии, так и для лингвистики. В философии выделены три способа выражения оценки: 1) эмоционально-чувственная (единичная эмоция или комплекс эмоций); 2) рационально-вербальная; 3) прагматически-поведенческая оценка (реальные действия, акты по-

Виктория Анатольевна Марьянчик

Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова ► marvik69@yandex.ru

ведения)1. Первичность или вторичность эмоциональности становится основой для различных аксиологических позиций — эмотивизма (субъективизма) и объективизма. Например, согласно мнению эмотивистов, оценка вытекает из эмоции, эмоция предшествует оценке. В теории У. Джеймса-К. Г. Ланге эмоции суть наши чувствования телесных перемен, т. е. обозначена жесткая детерминированность внутреннего внешним: «мы чувствуем печаль, потому что мы плачем», а не в обратном порядке2. В объективистских теориях, напротив, сознательное рефлексирование доминирует над эмоциональным восприятием, см.: «первичность эмоций в постижении ценностных свойств предметного мира нельзя абсолютизировать», «практическая оценочная деятельность сознания переплетается с познавательной», эмоциональная реакция — не полновесная мера ценностных свойств, а первый этап ценностного познания3. При любом подходе признается бесспорной связь оценки и эмоции, которая проявляется в медиатекстах. В качестве примера рассмотрим отрывок из отзыва на статью А. Солженицына «Как нам обустроить Россию?»: Первое и главное, что хочется отметить: чувствуется искренняя любовь Солженицына к России, боль, желание улучшить жизнь людей. Статья полна солнечного благородства, мучительного поиска лучшей для народа доли. <…> Многажды осмеянный или встреченный зевками призыв «возвращения к земствам» представляется мне живым зерном статьи. Это идея медленного, умного пробуждения в народе достоинства . Рассмотрим связь эмоции и оценки в данном отрывке. Во-первых, внутренние эмоции главного персонажа (искренняя любовь к России, боль, мучительный поиск) служат мотивировкой для имплицитной положительной оценки, которая базируется на культурных стереотипах. Внешнее выражение эмоций других персонажей (осмеять, встретить зевками), напротив, предполагает отрицательную авторскую оценку. Во-вторых, идеи персонажа (т. е. мир рационального) получают положительную оценку, так как они направлены на развитие эмо-

циональной сферы другого лица (пробуждение в народе достоинства). В-третьих, текст помещается в эмотивную рамку: эмоции, ощущения автора становятся главным аргументом его оценки (чувствуется).

Как известно, в психологии выделяются эмоциональные состояния, разнообразные аффекты, страсти, собственно эмоции, чувства, настроения, стрессы. Поскольку язык есть продукт сознания, исключение рационального элемента в процессе речевой деятельности невозможно даже при описании или выражении эмоций. В то же время чувственная составляющая сохраняется на эксплицитном или имплицитном уровне как психическая основа любой оценки. Таким образом, «разделение чисто эмоционального и чисто рационального в языке является услов-ным»4, «сформировавшаяся оценка <…> не теряет эмоциональной окраски, а количественно и качественно меняет ее»5. Эмоциональное и интеллектуальное рассматриваются как единство в трудах В. И. Шаховского, Е. Ф. Петрищевой и др. Разграничить эти компоненты в ряде случаев весьма сложно. Например: Тот факт, что окупить заимствования у Центробанка можно, только кредитуя под двузначный процент, сам по себе шокирует западного наблюдателя; Прискорбный эпизод, уничтоживший последние намеки на независимость Центробанка . Глагол шокировать выражает крайнюю степень эмоции, аффективное состояние. Эпитет прискорбный формирует оценку с позиции эмоций, включаясь в публицистическое клише. Эмоциональная составляющая слов сохраняется, но «погашается» контекстом. Эти единицы называют, но не выражают эмоции, по характеру слова и текст остаются рациональными.

Однако философско-психологическое понимание оценки оказывает влияние на метаязык лингвистики. В работах Н. Д. Арутюновой, М. Р. Желтухиной, Е. Ф. Петрищевой, В. Н. Телии, В. И. Шаховского и других исследователей предлагается разделять оценку на эмоциональную (эмотивную, интеллектуально-эмоциональную, психологическую, аффективную) и рациональную (интеллектуальную, рассудочную, интел-

лектуально-логическую), а также выстраиваются трехпозиционные системы (интеллектуальная, эмоциональная и интеллектуально-эмоциональная оценка). Е. М. Вольф использует термин «эмо-тивное» как синоним термина «оценочное». Она включает в объем этого понятия рациональную и эмоциональную составляющие и противопоставляет объективному6.

Используя термин эмоциональная оценка, мы разграничиваем (1) эмоциональную оценку по характеру и (2) эмоциональную оценку по основанию. В первом случае речь идет о вербальном воплощении эмоций говорящего (оценивающего субъекта) посредством деривационных, графических, лексических, фразеологических, синтаксических, интертекстуальных средств. Например: наводнить, корчить из себя; балбесы, крайняя незащищенность; зряплата; глупышка; Хорошо, что современные!; И ты, Бут? и т. д. Во втором случае следует определять эмоции, которые являются денотатом для оценочной единицы. Например: терзающий (пейоративная оценка, эмоциональное состояние — мучение), радостный (мелиоративная оценка, чувство — радость, удовольствие). Эти примеры демонстрируют эмоциональную оценочность по основанию, однако относятся к рациональным (не эмоциональным) единицам по характеру.

В научных концепциях (Е. М. Вольф, Н. Н. Болдырев, Е. П. Баярутова и др.) представлено различное понимание связи эмоционального — рационального — субъективного — объективного. Эмоциональное, как правило, связывают с субъективным, рациональное — с объективным. Так, Н. Н. Болдырев утверждает, что оценочные концепты имеют рациональную, чувственную или эмоциональную основу. Рациональная основа формируется на основе этических, правовых эстетических, нормативных и других стереотипов (большой, неправильный и т. п.). В рамках рациональных оценочных концептов Н. Н. Болдырев называет эмоциональные реакции (грустный). Чувственная оценка формируется с помощью органов чувств (вкусный). Эмоциональную оценку исследователь трактует как реакцию, связанную с субъективной шкалой ценностей7. В рамках

данной теории рациональная оценка соотносится с коллективным, эмоциональная — с субъективным, индивидуальным. Следовательно, одно и то же высказывание (например, Неправильный ответ) можно рассматривать как рациональное или как эмоциональное8. Такая психологическая трактовка эмоций как спонтанного, непосредственного проявления отношения говорящего в актуальной ситуации «неизбежно приведет к трактовке эмотивной реакции как имеющей речевой характер»9.

Обозначим свою позицию по данному вопросу. Эмотивность (эмоциональность) является языковой категорией, именно в этом статусе она должна включаться в аксиологический анализ и рассматриваться в единстве с оценкой. Субъективное и эмоциональное (объективное и рациональное) требует разграничения. Рациональная / эмоциональная оценка относится к сфере сознания, психики и к сфере языка (реализуясь на разных его уровнях, в т. ч. на текстовом); субъективная / объективная оценка получает вербальное воплощение только в тексте, высказывании.

Субъективность / объективность измеряется степенью участия говорящего в оценивании. Объективная оценка складывается из индивидуальных, субъективных оценок, она может быть полностью рациональной или рационально-эмоциональной. Мы рассматриваем объективную оценку как отражение объективных свойств, качеств оцениваемого объекта. Объективная оценка соотносится, с одной стороны, с дескрипцией, с другой — с позицией автора (субъекта оценки). Обобщенность автора (инклюзивное мы, повествование от третьего лица), аргументативный тип речи помещают оценку в поле объективного. Объективная оценка тяготеет к рациональности, однако может быть выражена и эмоционально окрашенными единицами (например, в восклицательных конструкциях). Неправомерность противопоставления эмоционального и объективного подтверждается социальной природой эмоций. Так, психология доказывает социальную обусловленность эмоций: эмоции индивида определяются «теми, какие в схожей ситуации преоб-

ладают в социальной группе, к которой принадлежит человек»10. Оценка базируется на культурных концептах, в т. ч. эмоциональных. «Концепт — сложившаяся совокупность правил и оценок организации элементов хаоса картины бытия, детерминированная особенностями деятельности представителей данного лингвокультурного сообщества, закрепленная в их национальной картине мира и транслируемая средствами языка в их общении»11 (выделение наше. — В. М.). Социальная сущность эмоциональных концептов (тоска, удивление и др.) сохраняется даже при максимальной индивидуальности оценочных ореолов. Имена концептов, называющие чувства, аффекты, настроения, эмоции человека, образуют группу эмотивов и входят в поле оценочной лексики. Аксиологические концепты (святость, доброта, подлость и т. п.), безусловно, связаны со сферой эмоционального. Так, С. Г. Воркачев, описывая концепт любви, утверждает, что «сам признак «ценность» идентифицирует любовь со сферой аксиологически-оценочных эмоций, признак положительности этой ценности противопоставляет любовь ненависти и безразли-чию»12. Обращаясь к оценочным и аксиологическим концептам, исследователи выходят за пределы собственно языкового, возвращая в сферу научного анализа философские и психологические трактовки оценки.

Исходя из изложенных выше положений психологии и лингвистики, выдвинем положение о том, что субъективная оценка всегда имеет рационально-эмоциональный характер. Эмоциональная составляющая определяется чувствами, которые испытывает и выражает автор; рациональная — денотативным значением языковых единиц. Субъективная оценка также опирается на эмоциональные и аксиологические концепты, но она представлена в собственно оценочных высказываниях и совершается с позиции индивидуального автора (подчеркнутое авторское я).

Рассмотрим варианты взаимодействия разных видов оценки. Традиционным случаем является сочетание субъективной и эмоциональной оценки. Например, из философской публицисти-

ки Д. Быкова: Я третий день хожу как именинник, ликую, как последний сукин сын — как будто я просил сушеный финик, а мне вручили сочный апельсин; как будто получил внезапных денег с запиской от начальства: «Не грусти!»; как будто шоу «Честный понедельник» доверили Сорокиной вести! Как будто два десятка одалисок летят со мной кутить на океан… Всего-то дел — опубликован список десятка богатейших россиян. <… > Казалось бы: да мало ли героев? Российская политика мертва: подумаешь, с утра уволен Строев, а вечером назначен Строев-два… . Субъективность выражена с помощью местоимения я, окказиональных сравнений, через моделирование диалога («Не грусти!»), аллюзии, определяющие социальную и профессиональную позицию автора (… шоу «Честный понедельник» доверили Сорокиной вести!). Эмоциональность текста эксплицитна на грамматическом и лексическом уровнях: восклицания, риторические вопросы, умолчание, метафоры (Российская политика мертва), окказионализмы (Строев-два), фразеология (как последний сукин сын), номинации эмоций (ликую), междометные слова (подумаешь). Ключевая позиция эмоций автора, их концептуальное значение перспективно выражается в заголовке Злорадное.

Субъективная оценка может не иметь эмоциональной окраски. Например: В новом ви-деоблоге президента, записанном на сочинской Красной Поляне, на мой взгляд, прозвучал еще и упрек всем тем, кто вместо настоящего развития спорта демонстрирует любовь к околоспортивным тусовкам. Неплохо было бы на этот блог взглянуть некоторым спортивным функционерам и чиновникам, которые на Новый год опять бурно развлекались не в России, а во французском Куршевеле . Вводная конструкция (на мой взгляд) отчетливо указывает на субъективность, личностность оценочной интерпретации описываемой в тексте ситуации. Автор использует и другие средства субъективации речи: ирреальную модальность, жанр намека (через местоимение некоторые), разговорную контекстуальную окраску глагола взглянуть. В то же время оценка

по характеру тяготеет к рациональности, так как выражается с помощью клише (прозвучал упрек, бурно развлекались).

Объективная оценка чаще рациональна, однако прагматика медиаполитического дискурса обусловливает звучание в поле объективности эмоций. Например: В результате получилась сказка про молочные реки и кисельные берега, которые неведомо как возникнут в России. К примеру: нам обещают, что уже через 10 лет 60% россиян по уровню жизни войдут в средний класс. Здорово! Но почему же при этом ни единого слова не сказано о борьбе с бедностью, от которой сегодня стонут миллионы россиян? . Объективность подчеркивается повествованием от 3-го лица, инклюзивным мы (автор и читатель), конструкцией с косвенной речью. Объективность моделируется с помощью отсылки адресата к очевидным, общеизвестным фактам социальной действительности — фоновым знаниям (бедность миллионов россиян). Эмоциональность объективной оценки интенсивно формируется с помощью прецедентного перифраза сказка про молочные реки и кисельные берега, междометного слова, метафорического глагола стонут, усиления отрицания ни единого слова не сказано, риторического вопроса. Все средства выражают эмоциональную интерпретацию ситуации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Субъективность и объективность могут сочетаться в тексте с прагматическими целями. Часто такое сочетание проявляется в медиапо-литических текстах, авторское звучание которых усилено узнаваемостью идиостиля, известностью и популярностью автора, паратекстовыми элементами (например, фотографией автора). Рассмотрим отрывок из статьи известного журналиста М. Леонтьева: На самом деле паникерам и нытикам не впервой: сколько лет они ныли, указывая на неизбежность именно ЭТОГО кризиса на фоне оптимизма, тогда еще вполне бесстыжего и ничем не сдерживаемого. На самом деле все, что мы сейчас наблюдаем не только в ощущениях, но и в объективной реальности, то есть в дина-

мике базовых экономических показателей, — вот ровно это и просчитывалось и проговаривалось . Субъективность этого текста изначальна, она определена личностью журналиста, аналитика. Объективность моделируется с помощью обобщающего мы и апелляции к эмпирическому опыту адресата. Эмоциональность выражена с помощью вербальных и графических средств: нытики, паникеры, ЭТОТ кризис, бесстыжий оптимизм. В то же время автор на содержательном уровне текста подчеркивает рациональную составляющую оценки: …наблюдаем не только в ощущениях, но и в объективной реальности.

Таким образом, рациональная оценка есть инструмент формирования стилистического эффекта объективности текстовой оценки, эмоциональная оценка, напротив, тяготеет к субъективности. Однако жесткой корреляции объективное — рациональное, субъективное — эмоциональное не существует. Субъективное высказывание может быть рационально оценочным, объективное — содержать эмоциональную оценку. Сочетание субъективного и объективного начала в рамках одного текста представляет собой авторскую тактику, целью которой является убеждение адресата, внушение ему определенных идеологических оценок.

Анализ текстов покаказывает, что в зависимости от ситуации эмоции можно квалифицировать как предоценочные и постоценочные. Можно предположить, что в политической деятельности чаще функционируют постоценочные эмоции — эмоции, вызываемые осознанием пользы / вреда, выгоды / невыгоды того или иного предмета, явления, действия для политического статуса субъекта. Такие эмоции имеют среднюю интенсивность: удовольствие, удовлетворение, раздражение. Однако в текстах активно моделируются предоценочные эмоции, возникающие как непроизвольные реакции человека на те или иные явления, действия. Эти эмоции, как правило, интенсивны: гнев, гордость, недоумение. Кроме того, в медиаполитическом дискурсе эмоция не только является механизмом формирования оценок, но и становится объектом оценки,

см.: Л разброс во мнениях колоссален — от сказочного официального оптимизма до желания немедленно удавиться, чтобы не быть свидетелем и участником полного краха . Оценка в приведенном примере имплицитна, она имеет двухуровневую структуру. Первый уровень (уровень подтекста): S1 (автор) оценивает О1 (публичные лица, высказывающие мнения о политико-экономической ситуации). Основанием оценки служат эмоции объекта, степень их интенсивности и форма проявления, представленные в предикатах оценочного отношения. Оценка эмоций базируется на эмоциональных культурных стереотипах. Отступление от нормы (нейтральной эмоциональности) в сторону положительного или отрицательного полюса оценочной шкалы оценивается одинаково отрицательно. Оценка объективна, так как автор ведет повествование от третьего лица, в тексте доминирует описательный компонент. Эмоциональный оттенок имеет прилагательное колоссальный (см. синонимический ряд с позицией большой). Эмоциональность усиливается гиперболизацией: сказочный оптимизм, желание немедленно удавиться. Второй уровень (уровень текста): О1 (политические персонажи) выступает в позиции множественного S2 и оценивает О2 (политико-экономическая ситуация). Специфика оценочного высказывания заключается в том, что объект и субъект оценки не названы, они выявляются из контекста. Оценки данного уровня субъективны (это выражается через противоположность позиций оценивающих субъектов), эмоциональны. Приведенный пример демонстрирует возможное взаимодействие в структуре оценочного высказывания разных уровней оценки, оценочной ситуации.

Сделаем выводы: 1) оценка как языковая категория включает рациональный / эмоциональный и субъективный / объективный аспекты;

2) рациональная / эмоциональная и субъективная / объективная оценка имеет разную природу;

3) не существует однозначной, жесткой корреляции «объективное — рациональное», «субъективное — эмоциональное»; 4) объективное в сфере оценочного может рассматриваться как сумма

субъективного; 5) объективность или субъективность есть стилистический эффект текста, который формируется стилистическими средствами;

6) эмоциональность / рациональность выражается языковыми средствами различных уровней;

7) термин эмоциональная оценка соотносим с различными аксиологическими классификациями: оценка по характеру и оценка по основанию.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бронский М. Р. Философский анализ научного статуса аксиологии. Нижний Новгород, 2001. С. 88-89.

2 Мирошников Ю. И. Аксиология: концепция эмотивиз-ма. Екатеринбург, 2007. С. 49.

3 Там же. С. 74-75.

4 Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М., 2006. С. 40.

5 Мирошников Ю.И. Аксиология: концепция эмотивиз-ма. Екатеринбург, 2007. С. 87-89.

6 Там же. С. 42.

7 Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика.Тамбов, 2002. С. 113.

8 Там же. С. 113-114.

9 Калимуллина П. А. Когнитивная составляющая языка эмоций: к вопросу о «языке выражения» У8. «языке описания» // Междунар. конгресс по когнитивной лингвистике. Тамбов, 2006. С. 237.

10 Левин К., Бандура А. Гештальт-психология и социально-когнитивная теория личности / Ред. А. Боричев, Н. Гришина. СПб., 2007. С. 100.

11 Прохоров Ю. Е. В поисках концепта. М., 2008. С. 159.

12 Воркачев С. Г. Оценка и ценность в языке: Избр. работы по испанистике. Волгоград, 2006. С. 149.

Собственно, что такое «думать объективно». Думать объективно — это думать без личностных оценок. «По улице идет человек» — это объективно. «По улице идет хороший/плохой человек» — это субъективно.
В чем преимущество? Преимущество в том, что объективное мышление точнее, а значит, эффективнее. Потому что реальности реально наплевать на наши личностные оценки. Что тому человеку до того, каким ты его считаешь? Он идет себе и идет. Это факт. О фактах имеет смысл думать. А как ты там его сдуру оценил — из этого ничего не придумаешь, потому что это твои личные глюки.
Собственно говоря, даже о себе можно думать без личностных оценок. То есть думать о себе так, как думал бы о тебе посторонний человек, которому на тебя наплевать. Посмотреть на себя со стороны, короче говоря. Это отрезвляет.
Собственно говоря, плюсов — очень много. Тут и залог спокойствия — поскольку беспокойство есть явление субъективное, при объективном анализе ситуации ему тупо неоткуда взяться. И залог успешности — потому что успешен всегда тот, кто знает, как устроен мир, никак не приукрашивая (и не приуродывая) это знание. И вообще, это просто очень интересно — глядеть на мир объективно. Потому что так наконец-то можно начать узнавать о нем что-то новое, а не повторяющееся отражение собственных оценок.
Думайте объективно, короче говоря, и воздастся вам!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *