Нюрнбергский процесс руденко

Незабытое зло

В то сентябрьское утро 1941 г. она провожала своих школьных подруг-евреек, которые с родителями колонной шли к Бабьему Яру. В районе Львовской площади сопровождавший колонну конвоир-немец спросил у моей матери: «Юден?» Мать сказала: «Нет, русская». Немец выдернул ее из колонны и пихнул в спину: «Weg! Уходи!»

Так моя мама чудом не разделила страшную судьбу своих школьных подруг. Ее и моей бабушки час пробил позже, когда их — русских и украинцев — загнали в телятники и отправили в фашистское рабство в Германию, а деда-подпольщика расстреляли. Все без исключения мои родственники прошли войну, некоторые не вернулись с фронта.

Позже мне посчастливилось слышать рассказы о Нюрнбергском процессе от многих его участников и подолгу беседовать с ними. Поэтому Нюрнбергским процессом «болею» давно. И тема эта у меня «осколком памяти сидит в груди, всегда готовая задеть аорту».

Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев

Ну, а тогда в Бабьем Яру были расстреляны не только евреи. Здесь потом сложили голову более 25 тысяч военнопленных, подпольщиков, коммунистов, комсомольцев, цыган, здесь расстреляли троих игроков футбольной команды «Динамо» — участников так называемого «Матча смерти» в оккупированном Киеве.

Приведу всего одно свидетельство очевидца, немца, военнослужащего СС, шофера Хефера. По приказу своего начальника он поехал в Бабий Яр, чтобы отвезти на склад вещи расстрелянных евреев. Вот его рассказ:

— Раздетых евреев направляли в овраг примерно 150 метров длиной, 30 метров шириной и целых 15 метров глубиной. Когда они подходили к краю оврага, немецкие полицейские хватали их и укладывали на трупы уже расстрелянных. Это происходило очень быстро.

Трупы лежали аккуратными рядами. Как только еврей ложился, подходил немецкий полицейский с автоматом и стрелял лежащему в затылок. Спускавшиеся в овраг были настолько испуганы этой страшной картиной, что становились совершенно безвольными. В то время как одни люди раздевались, а большинство ждало своей очереди, стоял большой шум.

С места, где люди раздевались, овраг не был виден, он находился на расстоянии примерно 150 метров. Кроме того, дул сильный ветер и было очень холодно. Выстрелов в овраге не было слышно. Из города прибывали все новые массы людей, и они, по-видимому, ничего не подозревали, полагая, что их просто переселяют».

Забыть об этом, память отрубив, думаю, человечество никогда не сможет! Но приходится констатировать — рецидивы прошлого в наши дни во многих странах гулким эхом звучат все чаще и все громче.

Фактически делаются попытки пересмотра итоговых документов Нюрнбергского процесса, в которых четко определены инициаторы и виновники этой войны, дана квалификация нацистской идеологии и нацистских преступлений.

Суд, вошедший в историю

Человечество давно научилось судить отдельных злодеев, преступные группировки, бандитские вооруженные формирования. Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений государственного масштаба — правящего режима, его карательных институтов, высших политических и военных деятелей.

8 августа 1945 г., через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Это решение вызвало одобрительный отклик во всем мире. В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев. Перед судом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии. Такого в истории еще не было. Также впервые был рассмотрен вопрос о признании преступными ряда политических и государственных институтов — руководящего состава фашистской партии НСДАП, штурмовых (СА) и охранных (СС) ее отрядов, службы безопасности (СД), тайной государственной полиции (гестапо), правительственного кабинета, Верховного командования и Генштаба.

Суд не был скорой расправой над поверженным врагом.

«Сразу после войны люди скептически относились к Нюрнбергскому процессу (имеются в виду немцы), — сказал автору этих строк летом 2005 г. заместитель председателя Верховного суда Баварии господин Эвальд Бершмидт. — Это все-таки был суд победителей над побежденными. Немцы ожидали мести, но необязательно торжества справедливости. Однако уроки процесса оказались другими. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались правды. К смертной казни приговорили виновных. Те, чья вина была меньше, получили другие наказания. Кое-кто даже был оправдан. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом для всех — и для генералов, и для политиков».

30 сентября — 1 октября 1946 г. Суд народов вынес свой приговор. Обвиняемые были признаны виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них Трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбыть пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое были оправданы.

Были объявлены преступными главные звенья государственно-политической машины, доведенные фашистами до дьявольского идеала. Однако правительство, Верховное командование, Генштаб и штурмовые отряды СА, вопреки мнению советских представителей, таковыми признаны не были.

Член Международного военного трибунала от СССР И.Т. Никитченко с этим изъятием, как и оправданием троих обвиняемых, не согласился. Он также оценил как мягкий приговор о пожизненном заключении Р. Гесса. Советский судья изложил свои возражения в Особом мнении. Оно было оглашено в суде и составляет часть приговора.

Да, по отдельным проблемам среди судей Трибунала существовали серьезные разногласия. Однако они не идут ни в какое сравнение с противоборством взглядов на одни и те же события и персоны, которое развернется в будущем.

Но сначала о главном. Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день крупнейшее правовое деяние Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над человеком и государством народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

Милые чудовища

К сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» бывших бравых наци и других многочисленных авторов обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются советские военачальники. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Например, рейхсфюрер СС Гиммлер, шеф самых зловещих карательных органов, предстает нежной натурой, сторонником защиты животных, любящим отцом семейства, ненавидящим непристойности в отношении женщин.

Кем была эта «нежная» натура на самом деле? Вот слова Гиммлера, произнесенные публично: «…как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры, в остальном мне это совершенно все равно. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии…»

Это больше похоже на правду. Это — сама правда. Откровения в полной мере соответствуют образу создателя СС — самой совершенной и изощренной репрессивной организации, творца системы концлагерей, ужасающей людей по сей день.

Советский Союз потерял в кровавой бойне 26 млн 600 тыс. наших соотечественников. И больше половины из них — 15 млн 400 тыс. — мирные граждане. При этом Франция потеряла 412 тыс., Великобритания — около 92 тыс., США — 3 тыс. мирных жителей. Большинство советских людей погибли на оккупированной территории, в концлагерях, на принудительных работах. Фашисты отправили в рабство почти 5 млн наших соотечественников. К людским потерям следует добавить и то, что после войны в СССР рождаемость сократилась почти на 16%. Таким образом, общие (прямые и косвенные) демографические потери СССР составили приблизительно 50 млн человек.

На территории СССР нацисты полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов, более 70 тыс. сел и деревень, свыше 6 млн зданий, лишили крова около 25 млн человек. Колоссальные разрушения были нанесены промышленности, сельскому хозяйству, транспорту, медицинской и социальной сферам. Уничтожено 1670 православных церквей, 237 римско-католических, 532 синагоги. В огромных масштабах расхищены культурные ценности, уничтожены исторические памятники.

Общая стоимость материальных потерь, понесенных Советским Союзом, выражается в астрономических цифрах. И нам после этого некоторые витии советуют все это вычеркнуть из памяти?

Путь к трибуналу

Нельзя не отметить, что безнаказанность главных виновников Первой мировой войны во многом обусловила то, что руководители нацистской Германии решились на развязывание новой мировой войны и совершили многие военные преступления. А ведь в статьях 227 и 228 Версальского договора 1918 г., юридически оформившего окончание Первой мировой войны, содержалось обязательство привлечения к уголовной ответственности кайзера Германии Вильгельма II и его приспешников. Судить кайзера должен был специальный трибунал в составе 5 судей, назначенных Великобританией, Францией, Италией, США и Японией. Однако этого не случилось.

Советское правительство еще в конце 1941 г. поставило перед союзниками вопрос об ответственности германского правительства и командования за совершаемые ими преступления на территориях, временно оккупированных вермахтом.

27 апреля 1942 г. правительство СССР официально направил странам ноту «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления».

Требование о создании Международного военного трибунала содержалось и в заявлении Советского правительства от 14 октября 1942 г. «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы». 2 ноября того же года указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников.

Комиссия собрала множество материалов, уличающих гитлеровцев в уничтожении миллионов мирных жителей, в том числе детей, женщин и стариков, в бесчеловечном обращении с военнопленными, а также в разрушении городов, сел, памятников старины и искусства, угоне в немецкое рабство миллионов людей. Это были показания свидетелей и потерпевших, документальные материалы — фотоснимки, акты экспертиз, эксгумации тел погибших, подлинные документы, изданные самими гитлеровцами.

В ноябре 1942 г. в Москве готовился ответ на очередную английскую дипломатическую ноту. На проекте ответа, подготовленном наркомом иностранных дел В.М. Молотовым, советский руководитель И.В. Сталин собственноручно поправил фразу: «Советское правительство приветствовало бы, если под углом зрения вышеизложенного была бы достигнута договоренность о создании теперь же, еще до окончания войны, Международного трибунала».

С соблюдением всех формальностей

«Мы должны сделать так, — настаивал британский премьер Черчилль на встрече со Сталиным в Кремле 9 октября 1944 г., — чтобы даже нашим внукам не довелось увидеть, как поверженная Германия поднимается с колен!» Сталин был в принципе не согласен с такой постановкой вопроса. «Слишком жесткие меры возбудят жажду мести», — ответил он Черчиллю.

Еще в ходе войны в Советском Союзе состоялись первые публичные процессы над нацистскими преступниками. Например, на заседании советского военного трибу нала в Харькове в декабре 1943 г. было рассмотрено дело трех немецких офицеров, обвиненных в варварских казнях мирных граждан с применением «газенвагенов», или, как их называли в народе, душегубок. Этот суд стал темой документального фильма, показанного всей стране.

Постепенно к идее суда подходили и западные союзники. В конечном счете советское руководство добилось своего. Но при этом, по мнению Черчилля, суд над главными немецкими преступниками должен был быть политическим, а не юридическим актом. Президент США Рузвельт заявлял, что процедура не должна быть слишком юридической, и при всяких условиях на суд не должны быть допущены корреспонденты и фотографы.

8 августа 1945 г., через три месяца после Победы над фашистской Германией, от имени правительств СССР, США, Великобритании и Франции в Лондоне было подписано Соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Неотъемлемой частью Соглашения являлся Устав Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси.

В Уставе была юридически установлена ответственность тех, кто формировал, направлял и реализовывал политику войны как источника ненависти и массовых злодеяний. При этом криминализация агрессии как тягчайшего международного преступления обрела прочную международно-правовую базу.

Членами Трибунала были назначены: от СССР — заместитель председателя Верховного суда СССР И.Т. Никитченко, от США — бывший генеральный прокурор Ф. Биддл, от Великобритании — главный судья лорд Дж. Лоренс, от Франции — профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр. Каждая из четырех стран — учредителей Лондонского соглашения направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников. Советскую делегацию (правда, немного позже) возглавил Роман Андреевич Руденко, занимавший в то время пост прокурора Украинской ССР.

Процесс начался 20 ноября. Подсудимым предоставили защитников из немцев, которым платили по тем временам хорошие деньги. Они располагали услугами 27 адвокатов (причем многие из них были в прошлом членами нацистской партии), которым помогали 54 ассистента-юриста и 67 секретарей. Подсудимые имели возможность знакомиться со всеми документами, которые представлялись на процессе, причем в переводе на немецкий язык. Все они понимали, что говорится на процессе: был организован синхронный перевод на четыре языка — английский, французский, русский и немецкий. Подсудимые могли представлять свидетелей. Причем количество свидетелей со стороны защиты подсудимых было в два раза больше, чем со стороны обвинения. В целом на защиту было потрачено в три раза больше времени, чем на обвинение. Достаточно сказать, например, что один только Геринг выступал на процессе почти два дня.

Нюрнбергский процесс был гласным в самом широком смысле этого слова. Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано 60 тыс. пропусков, в том числе часть из них получили немцы. Печать, радио, кино дали возможность миллионам людей во всем мире следить за ходом процесса. Именно для этой цели представителям средств массовой информации была отведена большая часть мест в зале заседаний — 250 из 350.

Словом, Нюрнбергский процесс был действительно судом, а не политическим судилищем победителей над побежденными.

Надо отметить, что советские обвинители представляли доказательства, касающиеся преступлений, совершенных не только против СССР, но и против Чехословакии, Польши, Югославии, Греции, а также преднамеренного убийства 50 пленных офицеров британского воздушного флота, бежавших в марте 1944 г. из лагеря в Сагане (их расстреляли после поимки по прямому приказу Гитлера).

В соответствии с решением, принятым на заседании Комитета обвинителей, советские обвинители допрашивали в суде 15 из 19 подсудимых.

Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день важнейшее правовое действо Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над людьми народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

Акцент

Казнить без суда и следствия

Идея международного судебного процесса над главными немецкими военными преступниками утвердилась в антигитлеровской коалиции не сразу. Некоторые государственные деятели Запада думали расправиться с военными преступниками, не заботясь о юридической процедуре и формальностях. Например, еще в 1942 г. премьер-министр Великобритании У. Черчилль говорил, что нацистская верхушка должна быть казнена без суда. Это мнение он не раз высказывал и в дальнейшем.

Похожие идеи существовали и по другую сторону Атлантики. В марте 1943 г. госсекретарь США К. Хэлл заявил на обеде, где присутствовал и посол Великобритании в США лорд Галифакс, что предпочел бы «расстрелять и уничтожить физически все нацистское руководство». Высказывались также мысли полностью уничтожить весь немецкий Генеральный штаб, весь личный состав СС, все руководящие звенья нацистской партии (вплоть до низовых). Вот такая судьба, возможно, ожидала бы Германию, если бы не твердая позиция Советского Союза.

Внесудебные расправы все-таки вершились. Бойцы французского движения Сопротивления в порыве гнева казнили без суда более 8 тыс. фашистов и их пособников. В этих случаях возмездие, конечно, состоялось, но несомненно и то, что в случае гласного суда урок истории в большей степени соответствовал бы духу времени и понятиям законности и справедливости, стал бы еще нагляднее и поучительнее. Руководство СССР оказалось гораздо дальновиднее и мудрее многих западных политиков, выступив за юридическую процедуру наказания военных преступников.

«Новый стресс-тест для отношений с Кремлем», «Очередное испытание», — так прокомментировали немецкие газеты и эксперты сообщения об обвинениях Федеральной прокуратуры Германии в адрес России. В четверг, 18 июня, прокуратура в Карлсруэ заявила, что представляет на рассмотрение суда в Берлине обвинительное заключение о громком заказном убийстве, которое было совершено в самом центре Берлина в прошлом году. 23 августа в парке Малый Тиргартен был застрелен 40-летний гражданин Грузии Зелимхан Хангошвили (Торнике Кавтарашвили) — бывший полевой командир чеченских сепаратистов, предполагаемый советник грузинских и украинских силовиков.

Предполагаемый убийца Вадим «Соколов» Красиков. Фото полиции Берлина. Обвиняемый сохраняет молчание

По горячим следам и благодаря свидетелям предполагаемого убийцу задержали в тот же день. Недалеко от места преступления были обнаружены и улики: пистолет марки Glock, из которого был застрелен Хангошвили, а также велосипед и электроскутер, которыми пользовался обвиняемый. Задержанный говорить отказался. У него нашли действующий российский паспорт на имя Вадима Соколова, но скоро стало понятно, что это не его настоящее имя. Через некоторое время журналисты смогли идентифицировать его как связанного со структурами ФСБ Вадима Красикова (прокуратура называет его «Вадим К.»).

«Обвинение в государственном терроризме»

Обвиняемый «принял государственный заказ на убийство», а задание «ликвидировать» Кавтарашвили Вадиму К. дали подчиняющиеся правительству Российской Федерации ведомства не позднее 18 июля 2019 года, уверены прокуроры в Карлсруэ, где находится штаб-квартира Федеральной прокуратуры ФРГ.

Зелимхан Хангошвили (справа) искал убежища в Германии, был убит в Берлине: на фото — с бывшим чеченским лидером Асланом Масхадовым

«Обвинение в государственном терроризме» — так озаглавила свою статью газета Süddeutsche Zeitung, по мнению которой «на скамье подсудимых окажется и российское государство». Газета отметила, что ранее выдвигавшаяся в обвинительных документах версия, что заказ мог поступить из Чечни, теперь исчезла: «Все указывает на Москву».

Берлин выслал дипломатов РФ. Что еще возможно?

Комментируя обвинительное заключение в деле об убийстве Хангошвили, министр иностранных дел ФРГ Хайко Мас (Heiko Maas) подчеркнул, что Берлин оставляет за собой право на ответные меры в отношении России. Уголовный процесс может иметь «далеко идущие политические последствия», пишет газета Süddeutsche Zeitung, ссылаясь на источники в правительстве ФРГ. Но какими могут быть ответные меры?

«Я думаю, что министр осознанно ответил не конкретно, а использовал общую фразу, что федеральное правительство оставляет за собой право принять дальнейшие меры», — заметил в беседе с DW экс-координатор правительства ФРГ по России, Центральной Азии и странам «Восточного партнерства» Гернот Эрлер (Gernot Erler). Слова главы МИДа ФРГ Эрлер считает «сигналом, что правительство знает, что в этом деле сотрудничества (с российской стороны — Ред.) не было и что об этом не забудут». Одновременно Эрлер полагает, что Мас отказался от конкретных шагов, «чтобы оставить возможность избежать дальнейшей эскалации».

Выбор Берлина — действовать в одиночку или сообща

Выбор, который стоит перед Берлином, заключается в том, как действовать в ответ на враждебные шаги России — в рамках общеевропейского ответа, как после покушения на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию в Великобритании, или действовать в одностороннем порядке, сказал в интервью DW эксперт Германского общества внешней политики (DGAP) Андраш Раш (András Rácz).

Одна из улик следствия: велосипед, которым пользовался предполагаемый убийца в Берлине

«Классическая мера, которую уже приняли в ответ на убийство в Тиргартене, — это высылка дипломатов. Напомню, что после того инцидента два работника дипмиссии, предположительно сотрудники ГРУ, были вынуждены покинуть Германию», — добавил Раш. Другой способ, по его словам, — снизить интенсивность дипломатических отношений. «Это отмена визитов, другие символические жесты в сфере дипломатии, отказ от проведения года культуры и так далее. В то же время не стоит недооценивать и важность декларативной дипломатии — постоянно напоминать о случившемся и стыдить страну за содеянное». МИД ФРГ уже приглашал посла РФ для беседы в связи с делом Хангошвили.

Берлин едва ли станет вводить в одностороннем порядке другие меры без поддержки от Евросоюза, уверен Раш: «Более серьезные штрафные санкции обычно принимают на уровне ЕС».

Что касается Москвы, то Кремль мог бы избежать дальнейшей эскалации и ухудшения германо-российских отношений при наличии соответствующей политической воли, полагает Гернот Эрлер. «Я сожалею, что снова и снова мы имеем дело с инцидентами, когда российская сторона отвечает: «А где доказательства?» В этом случае федеральная прокуратура собрала довольно много доказательств». Эрлер считает, что бремя улик против Кремля делает «необходимым сигнал из России, который также свидетельствовал бы о желании деэскалации, — извинение, например, или что-то подобное».

Смотреть видео 03:09

В 1945 году Нюрнберг лежал в развалинах, жернова истории бесстрастно перемалывают и тех, кто призывает к злодейству, и тех, кто только испуганно или безучастно наблюдает за чужими преступлениями. Одним из немногих уцелевших после войны в Нюрнберге зданий был Дворец юстиции. 20 ноября 1945 года здесь, на руинах Третьего гитлеровского рейха, начал свою работу первый в истории человечества Международный суд. На скамье подсудимых оказались ближайшие сподвижники Гитлера: рейхсмаршал Геринг, главнокомандующий люфтваффе верховный руководитель СА, генерал войск СС, президент Рейхстага, гроссадмирал Денниц, главнокомандующий германским морским флотом и приемник Гитлера как главы германского правительства. Гесс — заместитель фюрера, генерал войск СС и генерал войск СА. Имперский министр иностранных дел Риббентроп, генерал войск СС, фельдмаршал Кейтль — начальник верховного командования германскими Вооруженными силами, член Совета министров по обороне Рейха. Розенберг, Кальтенбруннер, Франк, Фриче, Штрейхер, Функ, Шахт, Редер, Ширах, Йодль, Заукель Банен, Шпеер, Нейрат — всего 21 человек, плюс пропавший без вести Борман, которого судили заочно. Впервые в истории на скамье подсудимых находилась определенная правящая элита государственной системы, которая функционировала официально с 1933 года.

Deutsch | English | Polski | Italiano

В поиске следов военнопленных лагеря Нюрнберг-Лангвассер

Статья Ханне Лессау

Юджин Мёрфи в лагере военнопленных района Лангвассер

Во второй рождественский день 1944-го года Юджин Мёрфи прибыл вместе с сотнями американских солдат в лагерь военнопленных района Лангвассер. За плечами у них было утомительное путешествие. За десять дней до своего прибытия в Нюрнберг Юджин Мёрфи и многие солдаты его разведотряда попали в плен во время Арденнской Операции в Бельгии, после чего добирались в Германский Рейх своим путём. По прибытию в Лангвассер американцы попали в отдельный квартал, где ночевали в деревянных бараках, по сто человек в каждом. Спустя многие годы Юджин Мёрфи всё ещё помнил невыносимый холод, скудные продовольственные пайки и нападение на Нюрнберг британской авиации 3-го января 1945, которое ему пришлось пережить в качестве военнопленного в Лангвассере. В конце апреля он был освобожден своей армией.

Юджин Мёрфи в качестве солдата американского разведотряда. Фото из архива Райан Барр

Исследование лагерей на Территории Партийных Съездов Третьего Рейха

Мы знаем о Юджине Мёрфи, потому что его семья прошлой зимой приехала Нюрнберг, чтобы посетить место, связанное со страданиями её родственника: бывший лагерь военнопленных Нюрнберг-Лангвассер. Во время своего посещения они передали Документационному Центру Территории Партийных Съездов Третьего Рейха фотографии и дневники Юджина Мёрфи. Его судьба – это судьба одного из 200.000 человек из Америки и в первую очередь из Южной, Восточной и Западной Европы, которые во времена Второй Мировой Войны были заключены в лагере военнопленных в Лангвассере. Этот лагерь, который начал действовать всего через несколько дней после начала войны в 1939-ом, возник на Территории Партийных Съездов в бывшем лагере СА, в котором в прежние годы ночевали десятки тысяч участников партийных съездов.

Палаточный лагерь участников Партийного Съезда в Лангвассере, 1936. Фото: Документационный Центр Территории Партийных Съездов Третьего Рейха

Снова и снова родственники, разыскивающие информацию о членах семьи, побывавших в заключении в Лангвассере, обращаются в Документационный Центр. Однако масштабный лагерных комплекс, возникший на Территории Партийных Съездов в промежутке между 1939 и 1945 годами, до сих пор был недостаточно изучен Документационным Центром. Соответственно, архивы пока отсутствуют. По этой причине с 2017 года в нашем учреждении проводится интернациональный исследовательский проект, изучающий интенсивное привлечение Территории Партийных Съездов в рассистские военные операции и национал-социалистическую преступную политику.

В центре внимания: биографии и перспективы лагерных заключённых

Реконструкция отдельных судеб и рассмотрение лагерного комплекса с перспективы заключённых – это особая задача. Поэтому фотографии из личного имущества Юджина Мёрфи являются для нас особенно ценными: некоторые солдаты его разведотряда смогли сделать во время пребывания в лагере частные фотоснимки, которые, так же как фото входа или эти фотографии изнутри барака, демонстрируют жизнь в Лангвассере глазами лагерных заключённых. До сих пор эти фотографии являются единственными снимками такого рода из Лангвассера.

Фотографии изнутри барака с подписями (на верхнем фото можно видеть тайное прослушивание новостей, о котором Мёрфи пишет в своих воспоминаниях). Фото из архива Райан Барр

И хотя большинство потерпевших уже ушло из жизни, никогда не поздно исследовать их судьбы: в последние десятилетия некоторые инстанции опросили современников и собрали частные материалы, в которых упоминаются люди, которые во время войны находились в лагерях на Территории Партийных съездов. Но самую большую активность проявляют члены семей потерпевших, которые ищут на интернет-форумах информацию о своих, попавших в плен, родственниках.

Страдания советских военнопленных

Количество материала, которое можно найти об отдельных лагерных заключённых, отличается от случая к случаю и сильно зависит от гражданства, времени ареста и военного звания заключённого. К примеру от французских офицеров, с которыми обращались довольно гуманно, осталось много частных фотоснимков, рисунков и записей. Напротив, найти хотя бы одну личную фотографию одного из десяти тысяч советских военнопленных в Лангвассере, является чем-то особенным.

Из более чем пяти миллионов красноармейцев, которые попали в немецкий плен во время немецкой войны на уничтожение Советского Союза, умерло более 60 процентов. Национал-социалистический режим целенаправленно включил их массовую гибель, вызванную недостаточным питанием, болезнями и изнеможением, в своё агрессивное ведение войны. Советские военнопленные не имели права писать или получать письма, их не опекали гуманитарные организации и им приходилось пытаться выжить в нечеловеческих условиях. Многие семьи десятилетиями ничего не знали о судьбах своих родственников.

Слишком короткая жизнь Василия Измайлова из Тулы (Россия)

Частные снимки Василия Измайлова в кругу его семьи,конец 1930-х годов. Фото из архива Ф.Измайлова

Окончивший высшее учебное заведение, инженер-связист Василий Измайлов был 30-летним женатым отцом двух дочерей, когда его взяли в плен в Сталинграде. Еще осенью 1942 года он попал во Франконию, где был вынужден выполнять принудительные работы. С сотней других советских офицеров он должен был убирать улицы после бомбёжек и копать бомбоубежища. Уже в 1943 году он серьёзно заболел и провёл три месяца в резервном госпитале для военнопленных, который находился в лагере военнопленных в Лангвассере. Своё второе пребывание в госпитале в ноябре 1944 Василий Измайлов не пережил. Он умер в конце месяца и был похоронен на Южном кладбище. Лишь несколько лет назад его семье стало известно о его судьбе – благодаря многолетним поискам Феликса Измайлова, внука Василия. В 2011 году Феликс Измайлов вместе с другими родственниками впервые посетил могилу на Южном кладбище. Они возложили цветы, хлеб и фотографии в знак памяти и запечатлели свой приезд в множестве фотографий, видео и альбомов.

Феликс Измайлов на Южном Кладбище, где в братской могиле советских военнопленных захоронен его дедушка.Страница из фотоальбома о семейном посещении места захоронения. Фото из архива Ф.Измайлова

Этот пример, также как и посещение Лангвассера семьёй Юджина Мёрфи, демонстрирует, насколько важно для потомков получение сведений о нахождении в плену их родственников и возможность посетить места их страданий. Не в последнюю очередь по этой причине Документационному Центру важно сберечь от забвения биографии лагерных заключённых из Лангвассера. Вы можете помочь нашей работе, если вы располагаете информацией или документами о военнопленных, которые во времена Второй Мировой Войны были подвергнуты аресту в Лангвассере или были использованы для принудительных работ в Нюрнберге, а также если Вы знаете людей, разыскивающих информацию о родственниках, заключённых в лагере военнопленных Нюрнберг-Лангвассер. Вы можете связаться с нами по телефону (0911) 4 08 70 – 274 или электронному адресу prisoners-of-war@stadt.nuernberg.de. Обратная связь привестствуется.

Cтатья «Невероятная история»

Фото на обложке: прогуливающиеся солдаты в американском квартале лагеря района Лангвассер, зима 1945. Фото: Райан Барр

ТАЛЛИНН, 29 ноя — Sputnik. В конце ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс. Судили не только нацистских лидеров, но и всю политическою систему, идеологию и военные организации. Руководитель советского государства Иосиф Сталин поручил прокурору Роману Руденко представлять СССР в этом судебном процессе.

© Foto : Sergey Rudenko Сергей Руденко, сын прокурора СССР Романа Руденко

Sputnik Mundo побеседовал с сыном главного обвинителя от СССР в Нюрнбергском процессе, российским высокопоставленным дипломатом Сергеем Руденко, который поделился с агентством ключевыми моментами судебного процесса и воспоминаниями своего отца, взявшего на себя огромную ответственность за то, чтобы добиться справедливого и сурового суда над «фашистскими палачами, авторами кровавых нацистских идей».

— Часто ли Роман Андреевич Руденко вспоминал о Нюрнбергском процессе? Рассказывал ли он об эмоциях, опасениях, которые испытывал?

— Отец вспоминал ход Нюрнбергского процесса, хотя в те времена можно было рассказать далеко не всё, многие вещи шли под грифом «секретно».

Но из моих вопросов к отцу и наших разговоров довольно определенная и четкая картина у меня сложилась.

© Foto : Sergey Rudenko Прокурор СССР Роман Руденко в кругу семьи

Что касается эмоций и опасений, конечно, всё было. Это была непроторенная тропа. Впервые перед судом предстали не просто преступники, а преступная машина целого государства.

И, конечно, тут было очень много неясного и непонятного, но тем не менее у нас выстраивалась линия, о которой рассказывал отец, и мы её последовательно проводили на самом Нюрнбергском процессе.

— Как такой молодой прокурор (Роману Андреевичу было всего 38 лет) смог занять такой высокий пост?

— Я бы выделил два момента: во-первых, общеполитический, поскольку Украина, как часть Советского Союза, пострадала от фашистской агрессии больше всех. Отец был в то время прокурором Украины. Идея заключалась в том, что представлять СССР должен был человек, олицетворявший наиболее пострадавшую часть Советского Союза.

© Foto : Sergey Rudenko Прокурор СССР Роман Руденко

И второй момент – это личностный. В 1945 году был проведен ряд процессов по делу фашистских группировок. Наиболее известный процесс по делу генерала Ольховского, который возглавлял фашистскую группировку в тылу Красной Армии, виновную в смерти порядка 500 человек, проходил в июне 45-го года. Отец был назначен помощником прокурора на этом процессе. Фактически так получилось, что он вёл обвинение и очень хорошо проявил себя. После этого было принято решение лично Сталиным, чтобы Руденко был главным обвинителем от СССР на Нюрнбергском процессе.

— Каковы были его воспоминания о встречах со Сталиным?

— Контакты со Сталиным бывали и в ходе подготовки и во время самого процесса. Здесь уместно упомянуть один из переломных моментов Нюрнбергского процесса, когда отец выдвинул довольно необычную идею и она была принята Сталиным.

© Sputnik /

Пытаясь оправдать нацистов, немецкая защита утверждала, что Германия не планировала нападение на Советский Союз, а нападение было лишь превентивной мерой в ответ на якобы готовящуюся агрессию со стороны СССР, что выражалось в сосредоточении его войск на западных границах.

В этой ситуации важнейшее значение приобретали показания фельдмаршала Паулюса, который возглавлял группировку немецких войск под Сталинградом и был взят в плен советскими войсками. Паулюс лично участвовал в разработке плана Барбаросса о нападении на СССР и подтверждал, что Германия задолго до войны готовила это нападение.

Нюрнбергская защита потребовала его личного присутствия на процессе, понимая нереальность этого, поскольку Паулюс считался погибшим под Сталинградом и даже был символически похоронен немецким командованием как герой, сам Гитлер нёс пустой гроб по улице.

Возникла идея, одним из разработчиков которой был отец, о тайной доставке Паулюса в Нюрнберг. Он сам вёл допрос Паулюса в Москве, и у него сложилось мнение, что тот искренне раскаивается в преступной политике немецкого государства и что он подтвердит свои показания.

О возможной доставке Паулюса было доложено Сталину. Он дал согласие, сопроводив его лишь одной фразой: «Под вашу ответственность, товарищ Руденко». Наверное, понятно, что это значило в те времена.

В результате Паулюса тайно доставили в Нюрнберг таким образом, что об этом не узнала ни одна из иностранных спецслужб. Когда защита нацистов стала, в очередной раз, настаивать на личном присутствии Паулюса на заседании, советское обвинение в лице отца заявило о готовности представить его. Председатель Международного трибунала Лоуренс спросил, сколько времени вам потребуется для доставки Паулюса в Нюрнберг. Ответ имел эффект разорвавшейся бомбы: «Не более 15 минут».

© Sputnik / Виктор Темин Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии (20 ноября 1945 г. — 1 октября 1946 г.). Здание Нюрнбергского Дворца юстиции.

Для отца это был важный момент, когда становилось понятно, правильно ли он прочитал Паулюса. Он появился в зале суда и подтвердил свои показания о заранее готовившемся нападении Германии на СССР. Этими свидетельствами была сломана долго выстраиваемая линия нацистской защиты. Это был один из переломных моментов Нюрнбергского процесса. Сталин поблагодарил отца, и это были ключевые контакты с советским лидером.

— О каких важных и переломных моментах процесса, помимо показаний Паулюса, рассказывал ваш отец?

— Советская сторона представила документальный фильм о злодеяниях нацистов на территории СССР, в том числе концлагерях. Как отец рассказывал, после окончания фильма в зале наступило молчание на несколько минут. Этот фильм произвёл шоковое впечатление, когда показывалось, как нацисты выдирали зубы, волосы, то есть действительно все ужасы.

© Sputnik / Евгений Халдей Нюрнбергский процесс (20 ноября 1945 г. — 1 октября 1946 г.). Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Здание Нюрнбергского Дворца юстиции

Даже защита нацистов почувствовала себя не в своей тарелке.

— Какие отношения установились между членами делегаций стран обвинителей, в частности, с американцем Робертом Джексоном?

— Об этом отец тоже рассказывал. Могу сказать, что немецкая защита выстраивала линию таким образом, чтобы в том числе попытаться поссорить обвинителей стран-победителей. Это хорошо понимали и отец, и Джексон, поэтому даже в ситуациях обострения и конфликтов они шли на хорошее деловое сотрудничество.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Было несколько эпизодов, когда отношения могли испортиться. Например, у «Гранд отеля», где базировалась советская делегация, был убит наш служащий, который перед смертью прошептал, что убийца был одет в американскую форму.

Джексон написал отцу письмо: «Мой дорогой господин Руденко, глубоко сожалею о случившемся. Будет предпринято всё возможное, чтобы установить виновного».

Другой эпизод был связан с захватом экипажа советского самолета в Нюрнберге. Отец добился, чтобы все были освобождены, и Джексон поспособствовал этому.

И ещё один случай, который мог поссорить стороны, произошел, когда американские солдаты вытащили из советского грузовика бумаги, чтобы разжечь костёр, и сожгли их. Из этого можно было раздуть очень серьезный скандал. Джексон обратился к отцу.

Разобравшись во всей ситуации, Руденко решил, что ни в коем случае нельзя превращать этот инцидент в проблему, поскольку бумаги не представляли особой ценности.

Одной из главных задач было не допустить, чтобы какие-то противоречия приводили к открытым публичным конфликтам.

— Во время Нюрнбергского процесса американский журналист напечатал статью, в которой говорилось о том, что Руденко застрелил Геринга в зале суда. Как Роман Андреевич отреагировал на эту клевету?

— Этот эпизод, как рассказывал мне отец, вызвал у него улыбку, поскольку это была заведомая ложь, которая разоблачилась на следующий день. Эта статья была опубликована в американской газете US Stars and Stripes.

Потом американский журналист оправдывался, что он имел в виду, что своим допросом Руденко «расстрелял» Геринга.

— Чему научил мир Нюрнбергский процесс?

— Нюрнбергский процесс явился примером объединения международного сообщества против общего врага – фашизма. Несмотря на все сложности, ведущие государства мира выступили практически с единых позиций, был осужден нацизм как класс.

В современном мире у нас новый общий враг – терроризм. Терроризм с фашизмом объединяет многое, в частности, то, что намеренно игнорируются нормы международного права, пренебрегают моралью и ценностью человеческой жизни.

Уроки Нюрнбергского процесса можно было использовать в объединении государств и народов против терроризма. В свое время президент Путин сказал, что справиться с терроризмом можно только объединением усилий всего мирового сообщества.

— Как дипломат высокого уровня, что вы думаете о том, что на Западе сегодня зачастую занижается роль СССР в победе над фашизмом?

— С учетом всей общеполитической обстановки в мире, удивление это не вызывает. Сейчас у нас идёт конфронтация по многим направлениям, в том числе занижается роль СССР в победе над фашизмом, выдвигаются не самые далеко идущие идеи о пересмотре итогов Нюрнбергского процесса.

В условиях обострения отношений между Россией и западными странами я считаю, что на это надо реагировать весьма снисходительно, при случае отстаивая свою линию. Предотвратить это нельзя, а реагировать надо спокойно, ведь факты остаются фактами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *