Незаконное вооруженное формирование

.Бандитизм. Отличие от незак вооруж формирования

Преступления, связанные с нарушением условий защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства.

Бандитизм — это предусмотренное ст. 209 УК противоправное умышленное общественно опасное действие, выразившееся в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой) либо участие в ней или совершаемых ею нападениях, посягающее на общественную безопасность и ставящее под угрозу жизнь, здоровье неопределенного круга людей, работу предприятий, учреждений, отношения собственности и т.д.

Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения

Общественная опасность преступления заключается в подрыве системы безопасности граждан и организаций, в создании угрозы свободе, здоровью, жизни людей.

Статья 209 УК состоит из трех частей, отражающих соответственно два основных альтернативных (ч. 1 и 2) и квалифицированный (ч. 3) составы преступления. Все они выражают деяния, относящиеся к категории преступлений особой тяжести.

Основной объект преступного посягательства — общественная безопасность.

Факультативные объекты — жизнь, здоровье неопределенного круга лиц, работа предприятий, учреждений, отношения собственности.

Объективная сторона составов преступления выражается в форме действия, заключающегося в создании устойчивой вооруженной группы (банды) или руководстве такой группой (ч. 1,3 ст. 209 УК) либо участии в вооруженной группе (банде)или совершаемых ею нападениях (ч. 2,3 ст. 209 УК).

Признаками банды являются:

· наличие двух или более лиц;

· соорганизованность и устойчивость;

· вооруженность;

· цель — совершение нападения на граждан или организации.

Устойчивая группа (банда) считается вооруженной и в том случае, если оружие имеется хотя бы у одного ее участника, а другие об этом осведомлены и допускают, что оно может быть применено. Оружие должно быть пригодным к использованию. Неисправное оружие, его имитация, макет не образуют данного признака банды.

По законодательной конструкции составы преступления можно считать формальными. Преступление окончено (составами) в момент совершения общественно опасного деяния.

Однако при более глубоком анализе ст. 209 УК составы преступления, описанного в ч. 1 и частично в ч. 2 и 3, можно отнести к числу усеченных. В данном случае преступление окончено (составами) в момент создания условий, свидетельствующих о готовности к реализации преступных намерений, в том числе вступления лица в банду, т.е. принятия на себя соответствующих обязательств (в момент приготовления к нападению на граждан или организации).

Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. В ч. 3 указан специальный субъект — лицо, использующее свое служебное положение.

Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла, причем прямого. Обязательной для квалификации деяния как преступления является цель его совершения — нападение на граждан или организации.

Квалифицирующий признак закреплен в ч. 3 ст. 209 УК: использование лицом своего служебного положения, т.е. предоставленных по службе полномочий, профессионального статуса (например, предоставление удостоверения, пропуска, форменной одежды, устранение иным образом препятствий для совершения преступления).

Бандитизм следует отличать от других преступлений, совершаемых группами лиц с применением оружия.

Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК) заключается в следующем: банда — это сплоченная устойчивая группа лиц, а при групповом разбое преступники могут договориться о совершении только одного ограбления граждан или учреждения, т. е. должен отсутствовать признак устойчивости;

для состава бандитизма требуется наличие оружия хотя бы у одного члена банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие;

при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в прямом смысле слова, т. е. предметов, социально предназначенных для поражения живой цели;

состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой считается оконченным с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

От организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем бандитизм отличается по целям и направленности деятельности.

Незаконное вооруженное формирование не преследует цели нападения на граждан или организации. Цели этого формирования — или охрана отдельных лиц и объектов, или военно-спортивная подготовка людей для использования в будущем в политических, социальных, национальных или религиозных конфликтах.

От вымогательства, совершенного организованной группой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «а» и «в» ч. 3 ст. 163 УК), бандитизм отличается наличием оружия.

ОТВЕТ ИЗ ДРУГОГО ИСТОЧНИКА:

1) Состав бандитизма (209).

Объект.

Объект – это совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества.

Объективная сторона. Основные элементы объективной стороны раскрыты в ППВС от 17 января 1997 года №1.

Для начала следует определить понятие «банды» и его признаки:

Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения (п.2 ППВС).

Следовательно, можно выделить признаки:

— Группа людей – то есть в количестве двух и более лиц.

— Вооруженная.

Обязательным признаком банды, предусмотренным ст. 209 УК РФ, является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.

Использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности.

При решении вопроса о признании оружием предметов, используемых членами банды при нападении, следует руководствоваться положениями Закона Российской Федерации «Об оружии», а в необходимых случаях и заключением экспертов.

Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды.

— Организованная.

Это общий признак, который более подробно раскрывается в понятии устойчивая, которая включает в себя не просто организованность, а особо высокую организованность. Это выражается в разработке планов деятельности банды, распределении ролей и задач, внутренней жесткой дисциплине, с беспрекословным подчинением лидерам и главарям банды, в активной деятельности ее организаторов, в продуманной системе снабжения банды, в обеспечении безопасности бандитов.

— Устойчивая.

Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Кроме того, устойчивость характеризуется специфичностью форм и методов преступной деятельности.

— Цель – совершение нападений на граждан или организации.

Под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось.

Объективная сторона составов преступления состоит в:

— создании банды (ч. 1),

Создание банды предполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации. Они могут выражаться в сговоре, приискании соучастников, финансировании, приобретении оружия и т.п.

Создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ оконченным составом преступления независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления.

В тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание устойчивой вооруженной группы, в силу их своевременного пресечения правоохранительными органами либо по другим не зависящим от этого лица обстоятельствам не привели к возникновению банды, они должны быть квалифицированы как покушение на создание банды.

— руководстве бандой (ч. 1),

Под руководством бандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений.

— участии в банде (ч. 2)

Участие в банде представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами банды иных активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для нападения и т.п.

— участии в совершаемых бандой нападениях (ч. 2).

Как бандитизм должно квалифицироваться участие в совершаемом нападении и таких лиц, которые, не являясь членами банды, сознают, что принимают участие в преступлении, совершаемом бандой.

Действия лиц, не состоявших членами банды и не принимавших участия в совершенных ею нападениях, но оказавших содействие банде в ее преступной деятельности, следует квалифицировать по ст. 33 и соответствующей части ст. 209 УК РФ.

Субъект.

Вменяемые, 16-летние лица. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие в составе банды преступления (убийства, телесные повреждения) отвечают по статьям, предусматривающим ответственность за их преступления.

Субъективная сторона.

Прямой умысел.

Квалифицирующие признаки.

В части третей статьи 209 указан такой квалифицирующий признак, как совершение бандитизма с использованием своего служебного положения.

Под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т.п.

2) Отличие от смежных составов преступлений.

— Разбой. Если разбойное нападение совершается организованной вооруженной группой лиц, то отграничение может проходить только по признаку наличия предметов, используемых в качестве оружия, что несвойственно бандитизму.

Кроме того, при разбое всегда обязательно наличие цели хищения. Для бандитизма – могут преследоваться и другие цели (однако, как правило, это также хищение).

Определение законодателем в качестве основного признака организованной группы устойчивости логично привело к тому, что применительно к рассматриваемой ситуации образуется простор для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. В зависимости от решения конкретных задач, нападение, совершаемое организованной вооруженной группой. Можно будет квалифицировать и как разбой, и как бандитизм. Такое положение противоречит принципу законности.

— Организация преступного сообщества. От бандитизма она отличается, во-первых, присутствием в сообществе цели совершения нападений на организации или граждан, во-вторых, ограниченным кругом преступлений, ради совершения которых создается сообщество, в-третьих, отсутствием в преступном сообществе оружия.

Однако если сообщество приобретает оружие и начинает совершать нападения на граждан и организации, то это автоматически перерастает в бандитизм.

— Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем. Во-первых, по целям создания банды: бандитизм характеризуется направленностью на совершение нападений. Организация незаконного вооруженного формирования преследует иные цели.

Во-вторых, банда – это устойчивая группа лиц, а для незаконного вооруженного формирования устойчивость не является конститутивным признаком.

«Бандитизм — преступление сложное. Этим понятием охватываются корыстные и некорыстные посягательства на многие непосредственные акты, поэтому, если посягательство было сопряжено с убийством при нанесении телесных повреждений, изнасилованием, хищением государственной или личной собственности граждан, с истреблением либо повреждение имущества, то все содеянное охватывается диспозицией ст. 77 УК РФ (бандитизм) и дополнительной квалификации по совокупности не требует.

Вопрос об объеме преступных деяний, охватываемых составом бандитизма, требует дополнительных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ с учетом положений нового УК. Во всяком случае, очевидно, что умышленное убийство, совершенное во время бандитского нападения, должно по совокупности с бандитизмом квалифицироваться по ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как за убийство предусмотрено более строгое наказание, включая смертную казнь, чем за бандитизм.

Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по пред­варительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия (ч. 2 ст. 162), заключается в следующем:

  • банда — это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреж­дение;

  • бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необ­ходимо применение оружия, а не только его наличие;

  • при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, соб­ственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо на­личие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально пред­назначенных для поражения живой цели;

  • состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной груп­пой, довольно старая проблема в теории уго­ловного права. С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разре­шения, так как конкуренция норм в Кодексе со­хранилась: в ст. 162 УК предусматривается два таких квалифицирующих признака, как разбой, совершенный с применением оружия (п. «г» ч. 2), и разбой, совершенный организованной группой (п. «а» ч. 3). При совпадении указанных квалифи­цирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникает конкуренция норм, дающих основание квалифициро­вать совершенное преступление как разбой, со­вершенный вооруженной организованной груп­пой, или как бандитизм, поскольку ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу. Не разрешает эту проблему и постанов­ление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законо­дательства об ответственности за бандитизм».

В настоящее время и среди ученых нет единст­ва во взглядах на этот вопрос. В учебнике уголов­ного права, изданном Саратовским юридическим институтом МВД России совместно с Саратовской государственной академией права в 1999 году, ав­торы разных глав решают его неодинаково.1

Так, автор главы о преступлениях против соб­ственности Г. Верина считает, что грань между разбоем и бандитизмом практически стирается, если разбой совершает организованная группа (особо квалифицирующий признак), оснащенная оружием. Таким образом, автор признает, что разграничить бандитизм и разбой в этих случаях практически невозможно.

В главе этого же учебника о преступлениях против общественной безопасности и общест­венного порядка, написанной А. Красиковым, делается попытка разграничить рассматриваемые составы. Автор считает, что по действующему УК названные преступления все же возможно разли­чить по ряду признаков: бандитизм — это всегда применение оружия, а разбой может быть совер­шен и без оружия; разбой может быть совершен одним лицом, а бандитизм — только вооружен­ной группой; при разбое, в отличие от бандитизма может применяться не только оружие, но и дру­гие предметы, используемые в качестве такового; специальным признаком банды является создание вооруженной группы для совершения нападений; и в отличие от группы разбойников банда — это устойчивая группа.

Думается, что предпринятая А. Красиковым попытка разграничить бандитизм и разбой, со­вершенный организованной вооруженной груп­пой, представляется не вполне удачной. Дело в том, что, обозначив вначале одну проблему, в ходе аргументации он произвел подмену тезиса: пер­воначально проблема была обозначена как необ­ходимость отличать бандитизм от вооруженного группового разбоя, а доказывание идет другого тезиса — отличие бандитизма от разбоя вообще. Кроме того, в рассуждениях содержится принци­пиальная ошибка, заключающаяся в том, что А. Красиков считает, что в отличие от группы раз­бойников банда — это устойчивая группа, а группа разбойников, продолжая мысль автора, устойчи­вой быть не может.1

Интересна в этом вопросе позиция В. Быкова. Поскольку в п. «а» ч. 3 ст. 162 УК законодатель указал такой квалифицирующий признак, как со­вершение разбоя организованной группой, то при его анализе следует обратиться к содержанию ч. 3 ст. 35 УК РФ, которая как раз и определяет, что такое организованная преступная группа. В уго­ловном законе указывается достаточно четко и определенно, что преступление признается со­вершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объ­единившихся для совершения одного или не­скольких преступлений. Следовательно, разбой­ная группа, как и банда, может обладать призна­ком устойчивости, и в этом случае она признается уголовным законом организованной. Банда же является разновидностью организованной группы и в этом смысле ничем не отличается от органи­зованной группы, совершающей разбой.

Так можно ли в принципе отграничить банди­тизм от вооруженного разбоя, совершенного ор­ганизованной группой? Чтобы разрешить этот вопрос, следует проанализировать сходство и различия указанных составов. Вначале о сходстве. Первое из них основано на значительном совпа­дении объективной стороны обоих преступлений. Как разбой, так и бандитизм — это нападение на граждан или организации, связанное с примене­нием насилия или угрозой его применения. Вто­рое сходство заключается в том, что группа раз­бойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона (ч. 3 ст. 35 УК) представляет собой организованную группу. Банда и воору­женная организованная группа, совершающая разбой, как организованные группы обладают ус­тойчивостью личного состава и заранее объедини­лись для совершения преступлений. Третье сход­ство банды и организованной вооруженной груп­пы, совершающей разбой, связано с их воору­женностью. Пункт «г» ч. 2 ст. 162 УК указывает такой квалифицирующий признак разбоя, как совершение его с применением оружия, а ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую во­оруженную группу. В указанных случаях законо­датель понимает под оружием одно и то же — в том значении, как об этом говорится в Законе РФ «Об оружии».

Теперь рассмотрим различия банды и воору­женной организованной группы, совершающих разбой. Одна из таких попыток сделана в п. 3 по­становления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г., в котором указывается, что от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и преступными целями — соверше­ние нападений на граждан и организации. Это разъяснение мало, чем помогает отличить банду от вооруженной организованной разбойной группы. Ранее уже показано, что такие признаки, как вооруженность и цели создания — совершение нападений на граждан и организа­ции, в этом случае как у банды, так и у вооружен­ной организованной группы, совершающей раз­бой, практически совпадают. Анализируя сложившуюся ситуацию, следует прийти к выводу, что разграничить банду и во­оруженную организованную группу, совершаю­щие разбойные нападения, совершенно невоз­можно. Да в этом и нет необходи­мости. Просто следует признать, что разбой, со­вершенный организованной и вооруженной группой, — это и есть бандитизм, что полностью соответствует ст. 209 УК. Если разбой совершен при наличии таких квалифицирующих призна­ков, как применение оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК) и совершение организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 162 УК), то его следует квалифицировать как бандитизм. Предлагаемый подход позволит прекратить длительные дискуссии по этому во­просу и облегчит квалификацию указанных пре­ступлений в следственной и судебной практике.

Конечно, такие квалифицирующие признаки, как применение оружия и совершение разбоя организованной группой, в ст. 162 УК должны быть сохранены, так как всегда может возникнуть необходимость в квалификации разбоя только по одному из них. При наличии же двух указанных квалифицирующих признаков разбойное нападе­ние должно квалифицироваться по ст. 209 УК. Изменить существующую практику может соот­ветствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ.

В полемику с профессором Быковым вступает профессор Галиакбаров. Он пишет буквально следующее: «…материал В. Быкова «Как разграничить бандитизм и разбой», где предлагается разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, квалифицировать как бандитизм по ст. 209 УК. Под эту идею подведено теоретическое обоснование, которое из-за некорректной поста­новки вопроса и столь же неубедительной аргу­ментации способно лишь поломать сложившуюся судебную практику.

Действительно, при совершении разбоя орга­низованной группой с применением оружия (п. «г» ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 162 УК) необходимо про­вести разграничение с бандитизмом (ст. 209 УК). Практика это с успехом делает, не допуская се­рьезных ошибок. Какие критерии берутся за ос­нову? Во-первых, в разбое, совершенном орга­низованной группой лиц, устанавливается нали­чие оружия или предметов, используемых в каче­стве оружия. В банде же должно быть только ору­жие. Во-вторых, в разбое оружие должно ис­пользоваться по назначению. Для бандитизма не­обходимо лишь наличие оружия. На данный при­знак обращено внимание в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательст­ва об ответственности за бандитизм». В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посяга­тельств. По п. «г» ч. 2 ст. 162 УК разбойное напа­дение квалифицируется в тех случаях, когда ору­жие применено в ходе нападения. Нападение во­оруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п. 6 упомянутого постановления). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.1

Давая весьма спорную рекомендацию практике и критикуя решения Верховного Суда РФ, В. Быков не учел, что по закону разбой и банди­тизм — разные составы с четко различающимися юридическими признаками. Подменять один со­став другим, не меняя уголовного законодатель­ства, недопустимо. Вооруженный разбой органи­зованной группой — это нападение с применени­ем оружия или предметов, используемых в каче­стве оружия. В бандитизме признаки состава иные: создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации, а также руководство ею или участие в такой груп­пе. В вооруженном разбое, совершенном органи­зованной группой, всегда устанавливается ко­рыстная направленность — цель хищения чужого имущества. В составе бандитизма цели деятель­ности шире: нападение на граждан или организации. Само такое нападение более опасно, так как представляет угрозу не только для собственности граждан, но и для их личной безопасности, нор­мального функционирования государства, ком­мерческих или иных организаций (п. 5 упомяну­того постановления).

При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная ор­ганизованная группа, совершившая разбой, и банда — вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч. 3 ст. 35 УК, упуская при этом содержание ч. 4 дан­ной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждению В. Быкова конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным ор­ганизованной группой, и бандитизмом нет. Нали­цо разные составы. Приведу несколько аргумен­тов в защиту такого решения и сложившейся су­дебной практики. Во-первых, оценивая ст.ст. 162 и 209 УК, нельзя упускать из поля зрения содер­жание объектов посягательств. Разместив ст. 162 УК в главе «Преступления против собственности», законодатель четко ограничил рамки применения нормы. Статья 209 УК размещена в главе «Пре­ступления против общественной безопасности». Объект бандитизма иной — общественная без­опасность. Во-вторых, то, что банда — разновид­ность сообщества, доказывается и размещением состава рядом со ст. 210 УК РФ. Последняя является общим составом для состава бандитизма. В-тре­тьих, ч. 5 ст. 35 УК четко оговаривает, что лицо, создавшее организованную группу или сообще­ство либо руководив­шее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Закон связывает наличие преступного сообщества именно со статьями Особенной части УК, а не только со ст. 210 УК, тем самым позволяя уточнить, что банда есть раз­новидность преступного сообщества, а не просто организованная группа.1

Уголовный закон — сложный организм. При толковании применяемых норм следует учиты­вать не только содержание конкретных статей Особенной части, но и нормы общего характера, структуру Кодекса, место норм в его системе. Это становится отчетливо понятно, когда В. Быков вырывает из контекста отдельные понятия и тол­кует их произвольно, без учета буквы закона. От­сюда и субъективные выводы, способные при их внедрении серьезно дестабилизировать практику, привести к объективному вменению и необоснованному усилению уголовной ответственности. Некорректно подменять признак устойчивости другим криминологическим показателем, отсут­ствующим в УК, — устойчивостью личного со­става. Некорректна и критика п. 3 названного по­становления Пленума Верховного Суда РФ, кото­рый, давая данное разъяснение, строго исходил из содержания действующего уголовного закона.

Вызывает удивление и то, что бесспорный во­прос с устоявшейся судебной практикой разре­шения уголовных дел вновь ставится на обсужде­ние с сомнительными по качеству предложения­ми. Последствия же таких рекомендаций часто бывают весьма негативными. Например, после нескольких публикаций В. Быкова, предложившего оценивать организованную группу через криминологические признаки, ныне некоторые суды уже необоснованно прекращают дела по признакам ст. 210 УК, ссылаясь на то, что по делу не установлены такие не предусмотренные УК показатели, как разработка планов и условий для совершения тяжких преступлений, иерархичес­кое организационное построение, внутригрупповые нормы, отработка системы конспирации и т.п. Очевидно, что любая рекомендация ученого, прежде чем она доводится до специалистов- практиков, должна тщательно просчитываться на теоретическую обоснованность и возможность негативных последствий для практики».

1. Создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

2. Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Примечание. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

5. Бандитизм. Понятие банды

РАЗГРАНИЧЕНИЕ БАНДИТИЗМА И ОРГАНИЗАЦИИ ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА

Бандитизм — создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой), участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или совершаемых ею нападениях.

Банда — организованная, сплоченная, устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Организация вооруженной банды — любые действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападения на граждан и организации.

Руководство бандой — вербовка членов, разработка планов нападений и распределение ролей между членами банды, дача указаний, распоряжений членам банды и т. д.

Участие — непосредственное участие хотя бы в одном нападении.

Нападением являются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим.

Признаки бандитизма:

1) устойчивость;

2) вооруженность.

Субъект — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона — прямой умысел.

Состав бандитизма формальный, преступление считается оконченным с момента создания банды. Повышенную ответственность за создание банды или участие в ней несут лица, использующие для этих целей свое служебное положение.

Организация преступного сообщества. Преступное сообщество — наиболее опасная из всех разновидностей соучастия с предварительным сговором. Создание преступного сообщества предполагает вербовку его членов, определение преступных целей. Руководство преступным сообществом заключается в разработке планов преступной деятельности, распределении обязанностей между членами сообщества, определении объектов преступных посягательств, даче указаний и заданий рядовым членам сообщества. Признаки преступной организации:

1) устойчивость;

2) сплоченность ее членов;

3) объединение на основе общих преступных замыслов;

4) иерархическая структура (между членами происходит распределение ролей, связанное с использованием определенных знаний, направленных на достижение преступных намерений).

Цель создания — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Субъект — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, а также лицо, занимающее должностное положение.

Субъективная сторона — вина в виде прямого умысла.

Мотивы могут быть различными, чаще всего — стремление к наживе.

Уголовная ответственность наступает за сам факт организации преступного сообщества.

Разграничение бандитизма и организации преступного сообщества проявляется в их признаках.

Рассматриваемый состав преступления — формально-усеченный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *