Не вписанный в полис КАСКО

Напомним о существовавшей до сих пор судебной практике. Если авария происходила по вине водителя, который управлял застрахованным автомобилем, но сам при этом не значился в полисе, то ущерб обязан был компенсировать страховщик. Это правило распространялось и на добровольное КАСКО, и на обязательное ОСАГО. Уже потом страховщик предъявлял регрессные требования водителю, который был за рулем в момент аварии, но не был вписан в полис.

В ОСАГО все останется по-прежнему. Ведь правила установлены федеральным законом: страховщик заплатит, но потом взыщет ущерб с виновника

Причем такой порядок прописан в законе об ОСАГО. А для добровольного КАСКО законы не писаны. И в каждом случае судьям приходилось руководствоваться не законами, а общепринятой судебной практикой.

Так, по КАСКО страховщик должен был платить собственнику автомобиля в любом случае. Даже если за рулем в момент аварии был не вписанный в полис гражданин. Это установлено постановлением Пленума Верховного суда № 20, принятого еще в 2013 году.

Однако в данной ситуации Верховный суд решил иначе. Итак, некто Беляков А.В. попал в аварию. Собственник машины Беляков В.Ю. обратился в страховую компанию за выплатой. Благо, машина застрахована по КАСКО. Но вот беда: если в полис ОСАГО были вписаны все Беляковы, то в полис КАСКО — только собственник автомобиля Беляков В.Ю. По этой причине страховщик решил, что страхового случая не наступило. Машина пострадала, но за рулем был человек, на которого страховка не распространялась.

Однако районный суд требования собственника автомобиля частично удовлетворил. Это решение поддержал и областной суд. Причем оба суда ссылались на постановление Пленума ВС. Но, разбирая это дело, Верховный суд пришел к совершенно другим выводам. И это решение удивило юристов.

В договоре КАСКО допущенным к управлению указан только Беляков В.Ю. Он, заключив договор добровольного страхования, самостоятельно определил круг лиц, допущенных к управлению транспортом.

Дорожно-транспортное происшествие произошло в результате наезда на железнодорожную плиту автомобилем под управлением Белякова А.В., который не указан в договоре добровольного страхования в качестве лица, допущенного к управлению автомобилем. Что исключало отнесение причиненного ущерба в результате произошедшего происшествия к перечню страховых случаев, согласованному сторонами.

То обстоятельство, что Беляков А.В. был включен в полис ОСАГО, правового значения для настоящего спора не имеет, поскольку истцом были заявлены требования, вытекающие не из договора ОСАГО, а из договора добровольного страхования.

Кроме того, суды ошибочно сослались на положения статей 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентирующие основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, указал Верховный суд.

Судами не было учтено, что положения указанных статей предусматривают случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в тех ситуациях, когда страховой случай наступил.

Однако в настоящем споре с учетом условий конкретного договора добровольного страхования страховой случай не наступил. Поэтому страховщик автовладельцу не должен.

Как пояснили «РГ» в Российском союзе автостраховщиков, после этого решения Верховного суда изменится судебная практика в КАСКО. В ОСАГО все останется по-прежнему. Ведь правила установлены федеральным законом. То есть страховщик заплатит, но потом взыщет с незастрахованного виновника аварии.

Страховой случай не наступил

Игорь Пивоваров* заключил с ПАО СК «Росгосстрах» договор добровольного страхования автомобиля. В качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, указан Андрей Данилин*. Однако в момент ДТП за рулем машины был Иван Черепов*.

Пивоваров обратился в страховую с требованием взыскать возмещение. ПАО СК «Росгосстрах» в выплате отказало, поскольку автомобилем в момент аварии управлял водитель, которого нет в полисе. Тогда Пивоваров подал иск, в котором просил взыскать со страховой возмещение, неустойку, проценты за пользование чужими денежными средствами, штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, компенсацию морального вреда и прочие расходы.

ДЕЛО № 41-КГ19-27

ИСТЕЦ: Игорь Пивоваров*

ОТВЕТЧИК: ПАО СК «Росгосстрах»

СУТЬ СПОРА: Является ли страховым случаем ДТП, во время которого за рулем находилось лицо, не вписанное в полис

ПОЗИЦИЯ ВС: Страховой случай не наступил, поэтому взыскание страхового возмещения невозможно

Октябрьский районный суд г. Ростова-на-Дону и Ростовский областной суд частично удовлетворили исковые требования. Они решили, что оснований для освобождения страховой компании от выплаты возмещения не имеется (ст. 961, 963-964 ГК). Суды сослались на п. 34 постановления Пленума ВС от 27 июня 2013 № 20, согласно которому ни нормами ГК, ни иным законом не предусмотрено такое основание для освобождения от выплаты, как отсутствие в полисе указания на допущенное к управлению лицо, которое вело машину в момент ДТП. По мнению судов, включение этого условия в договор противоречит нормам ГК.

Верховный суд напомнил про принцип свободы договора, по которому стороны вправе согласовать любое условие, которое не противоречит нормам закона. При этом условиями заключенного сторонами договора предусмотрено, что к страховому риску «ущерб» относятся непредвиденные расходы страхователя, понесенные в результате аварии, в которых застрахованной машиной управляло лицо, указанное в договоре как допущенное к управлению. ВС решил: поскольку во время аварии за рулем был Черепов, не включенный в полис, событие не является страховым случаем. Поэтому, по мнению ВС, суды неверно сослались на ст. 963-964 ГК и п. 34 постановления Пленума, которые предусматривают освобождение страховщика от выплаты возмещения при наступлении страхового случая. В итоге ВС отменил ранее принятые акты и вынес новое решение, которым отказал в удовлетворении иска Пивоварова (№ 41-КГ19-27).

Практика изменилась

«Судебная коллегия обозначила: изначально следует установить наличие оснований для возникновения страхового случая, а уже после – оснований для освобождения от выплаты страхового возмещения», – рассказал юрист ЮФ Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × Максим Волков. «ВС провел полный и всесторонний анализ обстоятельств дела, а также дал обоснованную и мотивированную правовую оценку доводам нижестоящих инстанций. Поэтому рассматриваемое определение может стать прецедентным, и судебная практика по спорам со схожей фабулой будет формироваться в заданном ВС ключе», – считает юрист Eterna Law Сергей Степанов. «Поскольку страховщику необходимо оценить страховые риски и рассчитать размер страховых выплат на момент заключения договора, ему нужна информация о водительском стаже всех лиц, допущенных к управлению. Именно она позволит определить вероятность наступления страхового случая», – уверен старший юрист ООО ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Международные судебные разбирательства × Михаил Стёпкин.

Практика начинает склоняться в сторону более внимательного рассмотрения страховых споров. Теперь в них начали вчитываться и разглядывать под микроскопом. Раньше в подобной ситуации суд обязывал страховщиков выплачивать возмещение, однако это не лишало страховую возможности взыскать с виновного лица выплату в порядке суброгации (ст. 965 ГК)

Илья Афанасьев, автоюрист, правозащитник, сооснователь Вернемстраховку.рф

Волков рассказал, что аналогичный подход уже встречался в недавних определениях ВС (№ 1-КГ19-1) и других судов (№ 44г-14/2019, № 44г-11/2019, № 11-3486/2019, № 44Г-41/2019). Однако адвокат Московской городской арбитражной и налоговой КА «Люди Дела» Андрей Скрипниченко заметил, что ранее ВС придерживался противоположной позиции. Так, в деле № 18-КГ16-73 судебная коллегия по гражданским делам ВС указала: не предусмотрено такое основание для освобождения от выплаты страхового возмещения, как отсутствие в полисе указания на допущенное к управлению лицо, которое вело машину в момент ДТП. Таким образом, практика по делам этой категории за последний год сильно изменилась.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Поскольку в момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем управлял В.С.А., не указанный в страховом полисе в качестве лица, допущенного к управлению данным транспортным средством, то такое событие не отвечает признакам страхового случая, предусмотренного условиями договора страхования, а потому обязанность по осуществлению страхового возмещения у ответчика не наступила.

В. С.А. обратился в суд с иском к страховому публичному акционерному обществу «Наименование Страховой компании» (далее — СПАО «Наименование Страховой компании») о взыскании путем зачисления на ссудный счет в ООО «Сетелем Банк» страхового возмещения в размере 893 349 руб., расходов по оценке ущерба в размере 12 000 руб., штрафа в размере 50% от присужденных сумм.

В обоснование требований истец указал, что 16 мая 2017 г. между ним и ответчиком заключен договор добровольного страхования транспортного средства «Ford Focus», государственный регистрационный знак <…> (полис серии <…> N <…>). В период действия указанного договора — 11 марта 2018 г. — застрахованный автомобиль получил механические повреждения, в связи с чем В. С.А. обратился в СПАО «Наименование Страховой компании» с заявлением о выплате страхового возмещения.

Ссылаясь на то, что страховой случай не наступил, ответчик отказал в выплате страхового возмещения. Претензия истца от 1 августа 2018 г. также оставлена без удовлетворения, что и послужило основанием для обращения В.а С.А. в суд с настоящим иском.

Результат рассмотрения иска и обжалование

Решением Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 11 октября 2018 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 10 января 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе СПАО «Наименование Страховой компании» ставится вопрос об отмене указанных выше судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 30 сентября 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела.

Страховая премия уплачена В.ым С.А. в размере 11 838 руб.

Выгодоприобретателем по настоящему договору является страхователь, а в случае хищения или ущерба при полной фактической или конструктивной гибели транспортного средства в части непогашенной задолженности по кредитному договору — ООО «Сетелем Банк».

В качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, указан Ш. Н.И.

Договор заключен в соответствии с Правилами страхования автотранспортных средств от ущерба, угона и иных сопутствующих рисков, утвержденными генеральным директором СПАО «Наименование Страховой компании» 28 февраля 2017 г. (далее — Правила страхования).

В период действия договора страхования — 11 марта 2018 г. — произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого застрахованный автомобиль, находившийся под управлением В.а С.А., получил механические повреждения.

16 марта 2018 г. истец обратился к ответчику с заявлением о наступлении страхового случая.

Письмом от 21 марта 2018 г. ответчик отказал в выплате страхового возмещения, указав, что страховой случай не наступил, поскольку застрахованным транспортным средством управлял В. С.А., не указанный в договоре в качестве лица, допущенного к управлению этим транспортным средством.

1 августа 2018 г. В. С.А. обратился к ответчику с претензией, которая оставлена без удовлетворения.

Согласно экспертному заключению индивидуального предпринимателя С. Е.С. N 63/2018, изготовленному по заказу В.а С.А., стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца без учета износа составила 1 018 902 руб., с учетом износа — 965 236,82 руб., величина рыночной стоимости годных остатков — 443 000 руб.

Удовлетворяя требования В.а С.А., суд первой инстанции исходил из того, что страховая компания допустила нарушение обязательства по осуществлению страхового возмещения в связи с наступившим страховым случаем. При этом суд первой инстанции указал, что в настоящем деле оснований для освобождения страховой компании от выплаты страхового возмещения, предусмотренных статьями 961, 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, не имеется. Такого основания для освобождения от выплаты страхового возмещения, как отсутствие в страховом полисе указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, которое управляло им в момент дорожно-транспортного происшествия, ни нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, ни иным законом не предусмотрено.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции приняты с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

К числу основных начал гражданского законодательства относится свобода договора (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Таким образом, в силу принципа свободы договора стороны вправе согласовать условие договора, которое не противоречит нормам закона.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

Пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» предусмотрено, что страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20), стороны вправе включать в договор добровольного страхования имущества условия о действиях страхователя, с которыми связывается вступление в силу договора, об основаниях отказа в страховой выплате, о способе расчета убытков, подлежащих возмещению при наступлении страхового случая, и другие условия, если они не противоречат действующему законодательству, в частности статье 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей».

Из приведенных правовых норм и акта их толкования следует, что стороны договора добровольного страхования имущества вправе по своему усмотрению определить перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны таковыми.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

Судами установлено, что договор добровольного страхования принадлежащего истцу автомобиля заключен на условиях Правил страхования, которые в соответствии со статьей 943 Гражданского кодекса Российской Федерации приобрели силу условий договора и стали для страхователя В.а С.А. обязательными.

При этом в полисе страхования серии <…> N <…> прямо указано, что, подписывая данный договор, В. С.А. подтверждает, что Правила страхования и другие приложения к полису он получил, полностью проинформирован об условиях страхования, все условия врученных ему Правил и приложений ему разъяснены и понятны, ему представлен соответствующий выбор объема страхового покрытия и что он самостоятельно выбирает указанный в полисе вариант страхового покрытия с имеющимися ограничениями и условиями за соответствующую плату (страховую премию).

Согласно пункту 1.1 статьи 18 Правил страхования страховщик обеспечивает страховую защиту по договору страхования от риска «ДТП при управлении транспортным средством лицами, допущенными к управлению» — дорожно-транспортное происшествие — событие, возникшее в процессе движения застрахованного транспортного средства по дороге и с его участием (наезд, опрокидывание, столкновение и т.д., за исключением случаев перемещения (транспортировки) транспортного средства любым видом транспорта методом частичной или полной погрузки), произошедшее при управлении транспортным средством лицом, указанным в договоре страхования, или лицом, соответствующим критериям, указанным в договоре страхования, а также повреждение другим механическим транспортным средством на стоянке либо при самопроизвольном движении транспортного средства.

Согласно статье 9 названных правил в случае, если страхователь не указан в договоре страхования в числе водителей и (или) не соответствует критериям их определения, страхователь не является лицом, допущенным к управлению транспортным средством для договоров, предусматривающих доступ к управлению транспортным средством ограниченного числа водителей.

Аналогичное положение отражено и в самом полисе страхования. При этом соответствующая отметка в полисе о том, что страхователь является водителем, отсутствует.

В качестве лица, допущенного к управлению застрахованным транспортным средством, в полисе указан только Ш. Н.И.

Заключив договор добровольного страхования на указанных условиях, В. С.А. самостоятельно определил круг лиц, допущенных к управлению автомобилем в рамках договора добровольного страхования транспортного средства, исходя из чего и уплатил страховую премию.

Поскольку в момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем управлял В. С.А., не указанный в страховом полисе в качестве лица, допущенного к управлению данным транспортным средством, то такое событие не отвечает признакам страхового случая, предусмотренного условиями договора страхования, а потому обязанность по осуществлению страхового возмещения у ответчика не наступила.

Суды ошибочно сослались на положения статей 961, 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентирующие основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Положения указанных статей предусматривают случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, когда страховой случай наступил.

В настоящем споре с учетом условий конкретного договора добровольного страхования страховой случай не наступил, в связи с чем к возникшим правоотношениям названные выше статьи Гражданского кодекса Российской Федерации применению не подлежат.

Является ошибочной и ссылка судов на пункт 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20, разъяснения которого также касаются незаконности отказов страховщиков в выплате страхового возмещения при условии наступления страхового случая.

Результат рассмотрения жалобы

Учитывая изложенное, а также то, что все имеющие значение для гражданского дела обстоятельства установлены, но судами допущено неправильное применение норм материального права, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что принятые судебные постановления подлежат отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Источник: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2019 г. N 12-КГ19-5, 2-4194/2018

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *