Назначение дополнительного наказания

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Правовые проблемы назначения дополнительных наказаний»

Осуществление этих задач предполагает эффективное использование правоохранительными органами всех предусмотренных законом мер борьбы с преступлениями, точное и неуклонное применение к виновным предусмотренных мер наказания. В материалах ХХУ1 съезда КПСС подчеркивалось, что советский народ вправе требовать от правоохранительных органов, чтобы их работа была максимально эффективной, чтобы каждое преступление должным образом расследовалось и виновные несли заслуженное наказание.

Требования максимальной эффективности работы правоохранительных органов включает и эффективность применения уголовно-правовых норм к лицам, виновным в совершении преступлений, назначение каждому осужденному законного, обоснованного и справедливого наказания. Наряду с неуклонным совершенствованием профилактики преступных проявлений, повышением уровня правового воспитания трудящихся и иными общесоциальными мерами предупреждения преступности, необходимо проявлять заботу о повышении эффективности всех видов наказания, укреплении гарантий достижения его целей.

Касаясь роли наказания в борьбе с преступностью, надо

I Материалы ХХУ1 съезда КПСС. М., 1981, с.65. подчеркнуть, что эта роль в равной мере принадлежит основному и дополнительному наказанию.

Вое предусмотренные уголовным законодательством наказания делятся на две группы: основные и дополнительные /ст.21 УК УзССР/. Причем из II видов наказания — 6 могут применяться как в качестве основных, так и дополнительных и два /конфискация имущества и лишение воинского или специального звания/ — только в качестве дополнительного. Таким образом, восемь ив одиннадцати видов наказания могут по УК УзССР применяться в качестве дополнительных. Ясно, что проблема дальнейшего укрепления гарантий достижения целей наказания, в частности путем их правильного наказания, в полной мере относится и к дополнительным наказаниям.

Вопросы назначения дополнительных мер наказаний имеют большое значение в практике социалистического правосудия. Изучение материалов судебной практики Узбекской ССР свидетельствует о том, что дополнительные наказания назначаются значительному чиолу лиц, осуждаемых за совершение преступлений. Наиболее часто они назначаются лицам, признанным виновным в совершении таких опасных преступлений как хищения государственного и общественного имущества, взяточничество, спекуляция.

Указывая на задачи борьбы с указанными преступлениями, Генеральный Секретарь ЦК КПСС товарищ К.У.Черненко подчеркнул, что в этой области «нужны еще более высокая ответственность и требовательность руководителей, постоянное внимание к этим вопросам партийных организаций и трудовых коллективов, всех советских людей, эффективная работа органов народного контроля, правопорядка и правосудия».1

I Черненко К.У. Народ и партия едины. М.: Политиздат,1984,с.15.

Эффективность дополнительных наказаний определяется рядом факторов. В их чиола существенную роль играет правильное назначение дополнительных наказаний, как необходимое условие индивидуализации наказания в целом. На актуальность, практическое значение вопросов, которым посвящена настоящая работа, неоднократно указывалось в постановлениях Пленумов Верховного Суда СССР и Узбекской ССР.

Судам, — подчеркивается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29 августа 1980 г. «О практике назначения судами дополнительных наказаний», — необходимо усилить внимание к вопросам назначения дополнительных наказаний, имея в виду, что правильное сочетание основного и дополнительного наказания способствует последовательному осуществлению принципа его индивидуализации, более успешному достижению цели исправления и перевоспитания осужденных и предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами».* На принципиальное значение совершенствования практики назначения дополнительных наказаний указывается в постановлении Пленума Верховного Суда УзССР от 18 декабря 1981 г. «О практике применения судами Узбекской ССР мер уголовного наказания», а также в постановлении Президиума Верховного Суда УзССР от 30 сентября 1983 г. «О результатах изучения практики работы судов по применению законодательства о конфискации имущества и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью».

Актуальность вопросов назначения дополнительных наказаний в настоящеев время возрастает и в связи с изданием Указа Пре

I Бюллетень Верховного Суда СССР, 1980, № 5. зидиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. «О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства» и Указов Президиума Верховного Совета Узбекской ССР от 21 марта 1983 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Узбекской ССР» и от 31 декабря 1982 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Узбекской ССР», Новым законодательством значительно повышена роль и значение дополнительных наказаний, в нем предусмотрена возможность их назначения при применении ус0ловного осуждения, в то время как раньше в этих случаях дополнительные наказания, кроме штрафа, применяться не могли, что отрицательно сказывалось на эффективности условного осуждения. Положительное значение имеет и предусмотренная законом возможность назначения дополнительных наказаний в сочетании с отсрочкой исполнения приговора не только в отношении несовершеннолетних, как это было прежде, но и взрослых лиц. Все это значительно расширяет сферу назначения дополнительных наказаний.

Задача обеспечения правильного назначения дополнительных наказаний при осуществлении социалистического правосудия по уголовным делам влечет необходимость всесторонней теоретической разработки данной проблемы.

Несмотря на то, что институт наказания в целом в различных его аспектах исследовался в советской уголовно-правовой литературе глубоко и всесторонне, вопросы теории дополнительных наказаний все еще не получили должного освещения в уголовно-правовой литературе.

Г.Л.Кригер, В.П.Махоткина, А.Г.Михайлянца, И.С.Марогуловой, В.Д.Меныпагина, И.С.Ноя, В.Й.Тютюгина, М.Д.Шаргородокого и других ученых-юристов. Эти труды, посвященные главным образом вопросам назначения наказания, в целом, независимо от классификации их на основные и дополнительные, а также рассмотрению отдельных видов дополнительных наказаний, внесли важный вклад в разработку проблемы дополнительных наказаний. В начале 80-х гг. были изданы работы И.М.Гальперина и Ю.Б.Мельниковой «Дополнительные наказания» и А.Л.Цветиновича «Дополнительные наказания в советском уголовном праве», специально посвященные различным аспектам назначения дополнительных наказаний и их роли в борьбе с преступностью.

Однако до сих пор отсутствует специальное исследование, посвященное проблеме назначения дополнительных наказаний. Между тем, как показывает изучение материалов судебной практики и анализ уголовно-правовой литературы, в этой области есть еще ряд нерешенных, а также дискуссионных вопросов, имеющих важное научное и практическое значение.

Опираясь на учение о назначении наказания по советскому уголовному праву, диссертант попытался раскрыть специфику общих начал назначения дополнительных наказаний. Им, в частности, рассмотрены такие вопросы как применение общих начал назначения наказания при назначении дополнительных наказаний, назначение дополнительных наказаний в сочетании с уголовно-правовыми мерами, не являющимися наказанием, назначение дополнительных наказаний при совершении нескольких преступлений и по нескольким пригов орам.

Действующее уголовное законодательство закрепляет единые основания назначения всех дополнительных наказаний. Однако наиболее актуальными для современной судебной практики являются вопросы назначения таких дополнительных наказаний, как конфискация имущества и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. По данным выборочных исследований другие дополнительные наказания применялись лишь в единичных случаях. Поэтому в диссертации особо выделены вопросы назначения именно упомянутых видов дополнительных наказаний.

Цель исследования. Цель проведенного исследования заключалась в том, чтобы: а/ на основе анализа уголовного законодательства, материалов практики судов Узбекской ССР и уголовно-правовой литературы раскрыть роль дополнительных наказаний в индивидуализации наказания, обеспечении его эффективности ; б/ обосновать значение правильного сочетания основного и дополнительного наказания; в/ рассмотреть особенности, характеризующие собой применение общих начал назначения наказания при назначении дополнительных наказаний в целом, а также тех из них, которые наиболее часто назначаются в современной судебной практике; г/ внести предложения по совершенствованию некоторых правовых норм и практики их применения; д/ уточнить и развить отдельные теоретические положения, касающиеся назначения дополнительных наказаний.

Методы исследования. Методологической основой исследования явились труды классиков марксизма-ленинизма, решения ХХУ1 съезда КПСС и последующих Пленумов ЦК КПСС, положения Конституции СССР и Конституции Узбекской ССР, труды и выступления руководителей партии и Советского государства.

Б ходе исследования действующего законодательства и других нормативных актов применялись методы исторического, логико-юридического и сравнительно-правового анализа; проведено выборочное конкретно-социологическое изучение уголовных дел о хищениях государственного и общественного имущества, взяточничестве, обмане покупателей и заказчиков, автотранопортных преступлениях, т.е. таких категорий дел, по которым судами УзССР наиболее часто назначаются дополнительные наказания. Изучена и проанализирована специальная юридическая литература по вопросам, относящимся к теме диссертации.

Научная новизна и достоверность исследования. Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем выдвигается и обосновывается ряд новых выводов, уточняются и развиваются положения, относящиеся к понятию и роли дополнительных наказаний в индивидуализации уголовной ответственности, а также к общим началам назначения дополнительных наказаний.

На защиту диссертантом выносятся следующие основные положения :

Б уголовно-правовой литературе под дополнительным наказанием понимается наказание, которое применяется не самостоятельно, а наряду с основным наказанием. В диссертации предлагается определить дополнительное наказание как вид наказания по советскому уголовному праву, применяемого не самостоятельно, а лишь в сочетании с основным наказанием или иной предусмотренной законом мерой уголовно-правового воздействия /условным осуждением, условным осуждением к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду, отсрочкой исполнения приговора/, и имеющего своим назначением расширение возможности индивидуализации наказания или уголовной ответственности, в том числе в случаях, когда основное наказание не приводится в исполнение.

Касаяоь цели дополнительных наказаний, диссертант подчеркивает единство целей всех видов наказания по советскому уголовному праву, а специфическое назначение дополнительного наказания усматривает в расширении для суда возможности усиления уголовно-правового воздействия на осужденного с учетом характера и степени общественной опасности деяния, обстоятельств дела* данных о его личности.

При анализе юридической природы общих начал назначения наказания, которые, разумеется, целиком относятся и к дополнительным наказаниям, разделяется мнение ряда ученых-юристов * рассматривающих эти начала в качестве критериев, которыми руководствуется суд, назначая меру наказания. Но, во-первых, следует подчеркнуть, что общие начала назначения наказания точнее было бы рассматривать в качестве системы критериев, которыми руководствуется суд, индивидуализируя наказание виновному. Во-вторых, общие начала назначения наказания — это именно общие критерии, которые предполагают наличие ряда дополнительных критериев, используемых при применении ст.37 УК УзССР. Такого рода критерии вырабатываются судебной практикой и наукой уголовного права на основе общих принципов уголовного права и обобщения деятельности судов по применению уголовного законодательства.

На основе анализа уголовного законодательства Союза ССР и Узбекской ССР, теории и практики назначения дополнительных наказаний в диссертации вносятся предложения о дальнейшем совершенствовании ряда правовых норм.

Существующее в настоящее время положение о возможности назначения некоторых дополнительных наказаний и в тех случаях, когда они не предусмотрены санкцией статьи Особенной части УК, представляется целесообразным. Оно вытекает из содержания ряда норм, регламентирующих назначение отдельных видов дополнительных наказаний /ст.28, 31 УК УзССР/. Однако представляется целесообразным прямо закрепить это положение в законе применительно к некоторым дополнительным наказаниям.

Б настоящее время, как известно, в ст. 32 Основ, ст.37 УК УзССР говорится, что суд назначает и наказание «в пределах, установленных статьей закона, предусматривающей ответственность за совершенное преступление», а дополнительное наказание является видом наказания и, следовательно, в принципе это указание ст.37 УК УзССР распространяется и на эти виды наказания. Таким образом, в настоящее время можно констатировать наличие противоречия между ст.37 УК УзССР и статьями УК, регламентирующими такие, например, дополнительные наказания, как лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью /ст.28 УК УзССР/, увольнение от должности /ст.29 УК УзССР/. Далее, как известно, если санкция статьи, по которой квалифицируются действия виновного, предусматривает применение основного и дополнительного наказания, то суд вправе не назначить дополнительное наказание лишь в порядке применения ст.37 Основ /ст.42 УК УзССР/, предусматривающей назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом. Между тем в данном случае идет ли речь о назначении более мягкого чем предусмотрено законом наказания или об освобождении лица от дополнительного наказания? Очевидно в этом случае лицо освобождается от дополнительного наказания, предусмотренного санкцией УК, по которой квалифицировано преступление. В связи с этим предлагается дополнить действующее уголовное законодательство нормой, предусматривающей возможность неприменения при определенных условиях к виновному дополнительного наказания, предусмотренного в законе. В связи с этим следовало бы дополнить ст.37 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик частью второй следующего содержания: «Лицо, совершившее преступление, которое согласно закону влечет за собой назначение основного и дополнительного наказания, может быть освобождено от дополнительного наказания, если с учетом степени и характера общественной опасности деяния, всех обстоятельств дела и данных о личности виновного его исправление и перевоспитание может быть достигнуто применением лишь основного наказания».

В диссертации вносится также предложение о закреплении в законе возможности сложения в установленном порядке тождественных видов основного и дополнительного наказания, когда имеет место назначение наказания по совокупности приговоров. По мнению диссертанта, это вытекает из единой сущности соответствующего вида наказания, единого порядка его исполнения, независимо от того, применено ли оно в качестве основного или дополнительного.

В результате проведенного конкретно-социологического исследования в диссертации раскрываются положительные стороны и недочеты в практике судов по назначению конфискации имущества и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, прослеживается связь между степенью общественной опасности деяния, обстоятельствами дела и данными о личности виновного и назначением дополнительного наказания; высказываются практические рекомендации по дальнейшему совершенствованию индивидуализации дополнительного наказания, особенно с учетом обстоятельств дела и данных о личности виновного.

Научная обоснованность и достоверность сформулированных в диссертации положений, выводов и предложений обеспечивается тем, что они основываются на всестороннем анализе действующего уголовного законодательства Союза ССР, Узбекской ССР и ряда других союзных республик, специальной юридической литературы по вопросам уголовного права, криминологии, исправительно-трудового права и уголовного процесса, а также материалов практики судов по назначению дополнительных наказаний.

В процессе исследования диссертантом было изучено и обобщено по специальной программе 400 уголовных дел, рассмотренных за последние годы судами Узбекской ССР. Проанализирован также ряд материалов практики Верховного Суда СССР и Верховного Суда УзССР.

Практическая значимость результатов исследования. Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что положения и выводы диссертации могут быть использованы в научной разработке проблем борьбы с преступностью и преподавании советского уголовного права, в частности при подготовке пособий, учебных курсов, проведении специальных семинаров с практическими работниками, а также студентами, изучающими советское уголовное право в юридических учебных заведениях. Выводы, предложения и рекомендации могут быть учтены в процессе работы по дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства Союза ССР и Узбекской ССР, а также практики его применения.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы, предложения и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, опубликованы в статьях автора.

Технический рисунок предмета должен давать полное представление о его форме и размерах, а также содержать другие данные для точного изготовления этого предмета. Поэтому в черчении применяется прямоугольное параллельное проецирование, дающее возможность передавать размеры и формы предметов без искажений. В зависимости от содержания изображения предмета делят на виды, разрезы и сечения.

Вид – изображение повернутой к наблюдателю видимой части поверхности предмета. Виды бывают основные, дополнительные и местные.

Основными являются виды, полученные проецированием на 6 основных плоскостей проекций, которые, по сути, являются 6 внутренними гранями пустотелого куба, внутри которого располагают проецируемый предмет, и после проецирования предмета на эти 6 плоскостей, их разворачивают в одну плоскость чертежа (Рисунок 2.1).

Рисунок 2.1 Схема расположения основных видов.

Все шесть основных видов находятся в жесткой проекционной связи друг с другом. Имея две заданные проекции предмета на непараллельные плоскости проекций (соответственно 3 координаты: X,Y,Z), по линиям проекционной связи несложно построить остальные четыре проекции, как это видно на примере точки А (рисунок 2.2)

Рисунок 2.2 Построение видов точки А.

Главный вид(вид спереди) – изображение на фронтальной плоскости проекций П2. Проецируемый предмет располагают так, чтобы в качестве главного вида принять наиболее информативный – изображают изделие в рабочем положении,иливид с наибольшим количеством элементов.

Для построения чертежа предмета используется минимальное необходи-мое число видов, разрезов, сечений. Как правило, используют не более 3-х основных видов.

Если основные виды расположены в проекционной связи, как на схеме (рисунки 2.1, 2.2), то они не обозначаются и не подписываются. При ином порядке расположения основных видов необходимо «буквенно-стрелочное» обозначение (рисунок 2.3).

Рисунок 2.3 Основные виды вне проекционной связи

Дополнительныминазывают виды полученные проецированием на плоскости не параллельные основным плоскостям проекций. Их используют, когда необходимая для изображения часть предмета имеет наклон к основным плоскостям проекций.

Дополнительный вид получается путем проецирования предмета или его части на дополнительную плоскость проекций (рисунок 2.4), не параллельную ни одной из основных плоскостей проекций. Такое изображение необходимо выполнять в том случае, когда какую-либо часть предмета невозможно изобразить без искажения формы или размеров на основныхплоскостях проекций. Дополнительная плоскость проекций в этом случае может быть расположена перпендикулярно одной из основных плоскостей проекций.

Направление взгляда должно быть указано стрелкой, обозначенной той же прописной буквой украинского алфавита, что и в надписи над видом. Соотношение размеров стрелок, указывающих направление взгляда, должно соответствовать приведен-ным на рисунке 2.4.

Когда дополнительный вид расположен в непосредственной проекционной связи с соответствующим основным видом, обозначать его не нужно (рисунок 2.4, а). В остальных случаях дополнительный вид должен быть отмечен на чертеже надписью типа «А» (рисунок 2.4,б), а у связанного с дополнительным видом изображения нужно поставить стрелку, указывающую направление взгляда, с соответствующим буквенным обозначением.

Рисунок 2.4 Дополнительные виды

Дополнительный вид можно повернуть до соосности с основным. При этом к надписи типа «А» необходимо добавить знак повернутого изображения (рисунок 2.4, в).

Местный вид – изображение определенного ограниченного места поверхности предмета (малой части основного или дополнительного вида), как правило, ограничивается волнистой линией. Часто изображается в увеличенном масштабе. Если местный вид расположен в непосредственной проекционной связи с соответствующими изображениями, то его не обозначают (аналогично: основные и дополнительные виды).

В остальных случаях местные виды обозначаются подобно видам дополнительным, местный вид может быть ограничен линией обрыва: вид «Б» на рисунке 2.5. Виды «А» и «Б» на рисунке 2.5 изображают ограниченную часть вида, почему и являются местными.

В

Рисунок 2.5 Местные виды

ыполнены местные виды могут быть по-разному, и иногда их трудно четко отличить от дополнительных. Так на рисунке 2.6азадан на главном виде стрелкой и буквой вид «А», а на рисунке 2.6б вид «А» выполнен в увеличенном масштабе. На рисунке 2.6в вид «А» выполнен так же, но повернут до соосности с главным. На рисунках 2.6г и 2.6.двид «А» является дополнительным, только на рисунке 2.6.ддополни-тельный вид «А» повернут.

Рисунок 2.6 Местные (б, в) и дополнительные (г, д) виды

Выносные элементы. При выполнении чертежей в некоторых случаях появляется необходимость в построении дополнительного отдельного изображения какой-либо части предмета, требующей пояснений в отношении формы, размеров или других данных. Такое изображение называетсявыносным элементом. Его выполняют, как правило, увеличенным. Выносной элемент может быть выложен как вид (рисунок 2.7) или как разрез.

Рисунок 2.7 Выносной элемент

При построении выносного элемента соответствующее место на основном изображении отмечают замкнутой сплошной тонкой линией, обычно овалом или окружностью, и обозначают заглавной буквой украинского алфавита на полке линии-выноски. У выносного элемента делается надпись по типу «А (5 : 1)», в которой указывается масштаб. На рисунке 2.7 дан пример выполнения выносного элемента. Его располагают по возможности ближе к месту, где он обозначен.

В практике, как правило, используют не более трех основных видов. Поэтому, чтобы успешно выполнять и читать чертежи, надо научиться строить третье изображение (обычно — вид слева) предмета по двум заданным его изображениям — главному виду и виду сверху. На рисунке 2.8 на главном виде задан цилиндр с двумя сквозными вырезами: многогранным (ABCDE…) и цилиндрическим (MLK…). Сначала, зная форму (контуры) цилиндра, строим вид сверху (линии проекционной связи не отображены), чертим видимые и невидимые контуры цилиндра и вырезов. Затем по линиям проекционной связи или координатным методом строим вид слева (линии проекционной связи не отображены).

Рисунок 2.8

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *