Национальные особенности китайцев

Они суеверны


Китайцы — вероятно, один из самых суеверных народов на свете. Они не наступают на порог, так как это сулит несчастье, не дарят друг другу часы, поскольку в слове часы им слышится зловещее «присутствовать при кончине». В отношении захоронений у жителей Поднебесной также много запретов: они верят, что нельзя долго смотреть на могилы, так как это приносит беду. По той же причине могилы нельзя фотографировать, как и статуи Будды в храме. Ни одна китайская мама не допустит, чтобы дети без надобности открывали зонт в квартире, так как зонт — это тоже символ смерти, во время обряда похорон черный зонт обычно несут над урной с прахом, чтобы духу покойного не мешал свет. Китаец очень огорчится, если на него упадет птичий помет, так как это знак скорого несчастья.
Есть, конечно, и хорошие приметы: благоприятными числами считаются 9, 99 и 999 — подарив столько цветов любимой девушке, вы желаете ей бессмертия. Положительную окраску имеет слово «дрова», так как оно созвучно слову «богатство». В геологическом парке Чжанцзяцзе, например, есть особое место в скале, на которое все желающие могут поставить свою палочку, символизирующую дрова, — это сулит материальный достаток. 20.5 — так пишется 20 мая по-китайски — произносится почти так же, как «Я тебя люблю», поэтому с недавних пор молодежь Поднебесной именно в этот день признается друг другу в любви.

У них слишком много мужчин


Если в России социальная реклама призывает пары не останавливаться на одном ребенке, то в Китае все иначе: с 1979 года там реализуется политика «одна семья — один ребенок» для контроля роста числа населения. Рождение второго ребенка еще недавно считалось крайне нежелательным и каралось существенным штрафом в городах — вплоть до октября 2015 года, когда пленум ЦК КПК разрешил-таки китайским семьям заводить двух детей. Впрочем, даже теперь китайские женщины не спешат рожать больше, так как за годы пропаганды уже привыкли к мысли об одном ребенке. При этом большинство семей традиционно стремятся иметь наследника-мальчика. А все потому, что сохранился древний стереотип: только мужчина продолжает род — и правило о том, что именно сын, а не дочь должны обеспечивать старых родителей. От девочек многие семьи избавлялись еще на стадии беременности или пытались их скрыть, что нередко кончалось гибелью ребенка. Это привело к тому, что в Китае за последние три десятилетия рождалось слишком много мужчин и слишком мало женщин: в 2015 году сильный пол превосходил слабый на 33,66 млн человек. Это означает, что около 30 млн мужчин не смогут себе найти вторую половину. Разве что в России, где женщин на 10,78 млн больше, чем мужчин.

Особенности характера – Характер китайцев

Различные характеры народов являются смесью добродетелей и пороков, хороших и дурных качеств. Есть счастливые смешения, производящие много добра, часто неожиданного, есть и такие, которые столь же неожиданно производят много зла.

Честность испанцев славилась во все времена. Юстин говорит нам о верности, которую они проявляют, охраняя вверенное им добро. Они часто жертвовали жизнью, чтобы сохранить его в тайне. Эту верность они сохранили доныне. Все народы, ведущие торговлю в Кадиксе, доверяют свое состояние испанцам и никогда в этом не раскаивались. Но это прекрасное качество в соединении с их ленью образует сочетание, имеющее вредные для них последствия: народы Европы ведут у них на глазах всю торговлю их монархии.

Характер китайцев представляет собой другую смесь, противоположную характеру испанцев. Необеспеченность существования развивает в китайцах поразительное трудолюбие и такую чрезмерную жажду стяжания, что ни одна торговая нация не может им довериться. Эта общеизвестная их нечестность сохранила за ними японскую торговлю. Ни один европейский купец не решился попытаться вести ее от их имени, несмотря на то, что их северные приморские области представляли для этого большие удобства.

Господствующая в стране на протяжении столетий конфуцианская идеология рассматривала Китай как «островок цивилизации» в море «варварства» и способствовала культивированию националистических настроений среди широких масс населения. Все китайское рассматривалось в качестве эталона цивилизованности и культуры, соответственно, все некитайское считалось неполноценным, несовершенным. Все это привело к формированию в Китае великодержавного ханьского шовинизма, что в значительной степени способствовало обострению межнациональных отношений в стране. Уверенность в превосходстве всего китайского была доведена в сознании китайцев до абсолюта, что вело к некритическому восприятию своего исторического опыта, пренебрежительному отношению к культуре и традициям других народов.

В дополнение к этому, китайское руководство всегда проповедовало национальную исключительность этого государства и народа, формируя тем самым основанную на чрезмерной эмоциональности национальную гордость китайцев.

В китайцах высоко развиты чувства национального самосознания, национальной гордости и достоинства. Они гордятся своей историей и культурой, успехами в социально-экономическом развитии. Хотя китайцы нередко откровенно и резко критикуют свои недостатки, однако, как правило, довольно болезненно воспринимают такую критику со стороны иностранцев.

Для национальных чувств ханьцев весьма характерной является любовь к месту, где он родился и вырос, тесная связь с земляками, взаимная поддержка. Это четко проявляется за рубежом, в создании земляческих союзов, в Китае, при назначении на руководящие должности и т. д. В КНР существуют определенные стереотипы представления о характеристиках уроженцев разных районов страны. Так, считается, что хунаньцы упрямы, шаньдунцы — откровенны и вспыльчивы, сычуаньцы – болтливы, что самые красивые женщины в Сучжоу. Характеристика различных районов видна в известной китайской пословице, что лучше всего «родиться в Сучжоу, вырасти в Ханьчжоу, питаться в Гуанчжоу, умереть в Люйчжоу» (т. е. в Сучжоу – самые красивые, в Ханьчжоу – лучший климат, в Гуаньчжоу – лучшая кухня, в Люйчжоу – сухая почва, в которой лучше сохранится тело после смерти).

Китайская письменность во многом сформировала китайский характер. Во-первых, язык изолировал китайцев от других людей и за 5 тысяч лет создал огромные различия между Китаем и всем остальным миром. Во-вторых, существует зависимость между письменным китайским языком и мышлением жителей этой страны. Иероглифы в некотором смысле защищают Китай от вторжения чужой культуры и навязывания зарубежных традиций. Иностранные слова, записанные при помощи иероглифов, приобретают новое содержание. Так, название американского напитка «кока-кола», записанное при помощи 4 иероглифов «ке коу ке ле», буквально переводится как «можешь рот, можешь радость». Зависимость между китайским мышлением и письменным языком хорошо можно продемонстрировать при помощи передачи китайскими иероглифами слова «братство». Для русского это слово означает «родственные отношения, общность, дружба». Китайцы передают на письме это слово при помощи двух знаков — «старший брат» и «младший брат». В их понимании это подчиненные отношения, при которых младший брат зависит от старшего. Поэтому в период советско-китайской дружбы оказаться в положении «младшего брата» для китайцев было оскорбительно. Китайцам не нравилось то, что СССР занимал более высокое положение по сравнению с одной из древнейших стран мира.

Китайская ментальность — зеркальное отражение менталитета европейцев. «Система программного обеспечения» в голове китайца работает как бы наоборот. Белая стрелка в компасе китайцев показывает на юг, порядок слов в китайском предложении прямо противоположен порядку слов в большинстве языков мира, китайский цвет траура — белый. Поведение китайца также является практически полной противоположностью поведению европейца. Китайская вежливость — это в нашем понимании «антивежливость». То, что европеец воспринимает как галантность, для большинства китайцев простой расчет. Китаец, приглашающий вас войти в помещение первым, предполагает, что вы уступите ему это право. Зачастую китайцы воспринимают и истолковывают действия иностранцев по-своему. Классическим подтверждением этому может явиться интервью, данное Мао Цзэдуном американскому журналисту, о том, как в 1950 году ему прислуживал лично И. В. Сталин: во время визита в Москву, на котором китайский лидер вымаливал у советского руководства помощь (в том числе и в создании китайского ядерного оружия), на «ближней даче» Сталин, выполняя роль гостеприимного хозяина, лично подал Мао чай и перед сном застелил ему постель. Эти действия Мао Цзэдун затем истолковал как стремление советского руководства услужить Китаю, а лидера величайшей страны, разгромившей фашизм, представил как своего личного денщика.

Безусловно, эту притчу можно списать на пережитки охлаждения отношений между нашими странами, длившегося почти 30 лет. Тем не менее, изучая народы, необходимо исследовать наиболее яркие черты их национального характера. Разумеется, китайцы разные (как и представители любого народа), однако можно построить некую обобщающую модель качеств, присущих большинству людей той или иной национальности.

Специалисты выделяют следующие характерные черты жителей Китая: терпение, внушаемость (перерастающая в фанатизм), дисциплинированность, коллективизм, щедрость к другу, патриотизм, завышенная самооценка, настойчивость и сплоченность. Большинство из перечисленных черт относятся к положительным (за исключением фанатизма и завышенной самооценки). Основные качества китайской нации складывались веками и тысячелетиями. В основном на формирование таких черт, как коллективизм, настойчивость, сплоченность, дисциплинированность и терпение, влияли внешние факторы, определяемые природными условиями, характером быта и рабочей деятельности китайцев. Для борьбы со стихийными бедствиями (наводнения, тайфуны, засухи) требовались совместные действия многих тысяч и даже миллионов людей. В основу способа производства лег принцип коллективной обработки земли, требующей дополнительных усилий для создания ирригационных сооружений. Скученность проживания и постоянное окружение отдельного индивидуума множеством себе подобных способствовали подавлению индивидуалистических черт характера и развитию коллективизма.

Одним из особенно заметных проявлений китайского национального характера является внешнее миролюбие, доброжелательность и гостеприимство. Здороваясь на улице, китайцы задают друг другу вопрос «Ни цзинтянь чифаньлэ ма?», что в дословном переводе означает: «А Вы сегодня ели?» Безусловно, подобное проявление заботы о ближнем уходит корнями в голодное прошлое. Сегодняшние китайцы воспринимают его как американцы, приветствующие друг друга традиционным «How are you?» Как и для американцев, ответ собеседника ничего не означает для современного китайца.

Кстати о еде. У европейцев сложилось очень превратное представление о китайской кухне. Мы, как правило, представляем стол китайцев как очень вкусный и разнообразный набор изощренно приготовленных блюд. Практически же около 98% современных китайцев питаются скудно и однообразно. Большинство жителей могут позволить себе есть мясные блюда и готовить кушанья, которые мы считаем китайскими народными, только по праздникам. На ежедневном столе подавляющего числа китайцев преобладает пища растительного происхождения. Возможность есть досыта ту пищу, которую можно выбирать, ассоциируется у большинства жителей Поднебесной с благополучием, а нездоровый с точки зрения европейца вид ожиревшего человека — с богатством.

Ограниченность в ресурсах еды, полезных ископаемых, земли выработала в китайцах гипертрофированную бережливость, прагматизм и расчетливость. Прагматичный китаец рассчитывает до малейших деталей наиболее экономный путь для достижения своей цели. В условиях постоянного недоедания выросли поколения, которым было важно не тратить лишнюю энергию. Прагматизм и расчетливость китайца проявляются в частной жизни.

Примечателен способ потребления китайцами спиртных напитков. В отличие от русских, привыкших пить водку охлажденной, китайцы нагревают алкоголь и пьют его маленькими рюмочками, чтобы алкоголь сразу же впитывался в кровь и быстрее наступило состояние опьянения. Прагматизм китайцев проявляется и в политике. Когда в конце 80-х годов руководство КНР принимало решение о строительстве 100 пусковых установок ядерных межконтинентальных ракет (в СССР и США их количество в это время уже было за несколько тысяч), оно исходило из того, что именно этого количества ракет должно хватить Китаю для устрашения потенциального противника и сдерживания его нападения. Строительство большего числа ракет было возможно, но китайцы здраво рассудили, что это может стать бременем для их экономики.

Одновременно со столь щепетильным отношением ко всему материальному жизнь в Китае ценится низко. Это относится и к жизни животных (воспринимаемых только в качестве потенциальной пищи), и к человеческой жизни. Хотелось бы напомнить две истории из жизни китайцев эпохи КНР. Первая — борьба с воробьями, которые, по мнению руководства КНР, ели слишком много зерна, за что были съедены сами. Вторая — война в Корее, когда американские солдаты сходили с ума, видя, как на смену первой волне атакующих китайских «добровольцев», практически уничтожаемой шквальным огнем, приходили вторая, третья, а затем новые потоки человеческих тел. Безусловно, в последнем случае мы могли бы говорить о героизме китайцев, если бы не знали о существовании традиционного для них представления, что физическая смерть предпочтительнее «потери лица». Смерть на поле боя для китайца в той войне была меньшим злом, чем возможность быть расстрелянным за бегство от врага. Важнейшим качеством китайца является также патриотизм, готовность принести себя в жертву ради интересов страны. По представлению китайца второй половины ХХ века, человек — это всего лишь винтик в миллиардном механизме государства. Интересы государства требуют жертв. По сведениям иностранной прессы, только в 1989 году при подавлении выступлений китайских студентов было расстреляно около 30 тыс. участников уличных беспорядков. Их жизни были без колебаний принесены в жертву стабильности государства.

Патриотизм китайцев опирается на многовековую историю этой страны. Китайцы весьма высокомерно относятся к представителям других народов, считая историю своего государства самой древней, они полагают, что «китайской культуре 7000 лет». Историки будут отрицать это. Но китайская история сильно мифологизирована. Основная часть исторических событий в Китае стала сюжетами художественных произведений. Именно по ним обучаются китайские школьники. Для китайцев эти книги служат не столько для изучения исторических событий, сколько для подражания в современности. В Китае часто упоминают примеры из средневековой истории для объяснения событий и политики КНР во второй половине ХХ века. Китайские дети изучают персонажей эпоса и учатся по вымышленным действиям их героев. Собранные вместе в едином справочнике, обобщающем основную мораль древних китайских художественных произведений, «саньшилю цзи» (36 стратегем) являются всеобщим и обязательным элементом грамотности в Китае.

Мифологизированный полководец Чжугэ Лян, описанный в китайском аналоге «Войны и мира», книге «Троецарствие», совершает, по мнению китайцев, поступки, достойные подражания. Своеобразие моральных устоев жителей Поднебесной может подчеркнуть эпизод, описывающий бегство отряда Чжугэ от преследующих его врагов. На ночь преследуемые, уставшие и голодные воины находят убежище в доме владельца придорожной харчевни. На следующий день бедняк и его семья, поделившиеся с Чжугэ Ляном последней едой, будут убиты его солдатами. Чжугэ принимает такое решение из опасения, что преследователи, допросив его благодетеля, смогут узнать направление движения отряда Чжугэ.

Союзник — временно выгодный партнер, в понятии китайских стратегов. Получив все выгоды от дружбы с СССР, китайское руководство поспешило объявить о своих претензиях к нашей стране. Нынешнее состояние российско-китайских отношений базируется на определенном балансе взаимных интересов. Хотя опасение вызывают проявления высокомерного отношения китайцев различных уровней к нашей стране и русским людям. Продолжающийся более 10 лет тесный контакт между представителями различных социальных групп двух стран (и прежде всего, далеко не самых культурных их слоев) создает неважный стереотип представлений наших народов друг о друге.

Крупнейшая по численности населения страна мира, да еще и соседствующая с нами на протяженном участке границы, не может не привлекать нашего внимания. Важно урегулировать проблемы, накопившиеся за столетия взаимоотношений. Знание основного активного компонента страны — ее населения — позволяет правильно оценивать ситуацию, делать практические выводы и определять перспективы сотрудничества.

Особенности китайского национального характера (часть 1)

В результате быстрого роста экономики произошли изменения в социальной структуре китайского общества. Появились новые социальные слои и группы: предприниматели и менеджеры, кооператоры, фермеры, наемные работники в частном секторе. Все более расширяется слой маргинальных групп. Необходимость учета множества несовпадающих интересов и потребностей социальных групп требует более глубокой разработки проблемы модернизации и демократизации политической системы со стороны руководящих органов КНР. Поэтому особенно актуальным является комплексный социально-философский анализ процесса модернизации политической системы КНР, обеспечивающей эти успехи. Однако этими успехами Китай тесно связан с особенностями национального характера своих жителей. Именно благодаря ним Китай получил такое процветание.

В общении с китайцами следует всегда учитывать такую их особенность, как сдержанность в проявлении чувств. Говоря о характере иностранцев, китайцы называют его <<вай сян>>, то есть открытым. А свой характер мы называем<<нэй сян>>— скрытым, сдержанным.

Такое положение сложилось много веков назад, когда под воздействием конфуцианской системы ценностей все, что было связано со сферой чувств, с эмоциональным началом, личными переживаниями, склонностями и интересами, оттеснялось на задний план перед категорией долга. Именно она в течение столетий во многом определяла национальный характер и правила поведения китайцев. Воспитанным человеком считался только тот, кто соединял в себе гуманность и чувство долга. Долг перед обществом требовал повиноваться принятым нормам и не выходить за рамки привычного. Долг перед семьей заставлял человека обуздывать свои страсти и желания. Поэтому во взаимоотношениях (и в обществе, и в семье) китайцы должны были следовать принятому стереотипу поведения, контролировать свои чувства, сдерживать свои эмоции и подчинять их установленной норме.

Конечно, быстро меняющаяся в современном Китае жизнь, все сильнее отбрасывает феодальные традиции. Тем не менее, сами китайцы, говоря о сдержанности своего характера, сравнивают его с термосом, который внутри горячий, а снаружи холодный.

Это обстоятельство следует учитывать в общении с китайцами, чтобы ваши слова или действия не поставили вас и ваших собеседников в неловкое положение.

Так, например, в Китае считается нетактичным делать комплимент женщине, особенно малознакомой, связанный с ее внешностью, особенностями лица, фигуры. Характер китайцев складывался веками. На его формирование оказали влияние духовные учения, особенно конфуцианство, а также отсутствие демократических традиций, не прошел бесследно и Мао Цзэдун. Нарицательными стали такие понятия как «китайские церемонии» и «китайская дипломатия». Через них трудно пробиться к настоящему китайцу, но, тем не менее, мы знаем их как внешне невозмутимых, терпеливых, выносливых, трудолюбивых. «Западный ветер» сильно стал влиять на китайский образ жизни и характер, и в них стали вплетаться и конъюнктурность, и рациональность и многое другое.

Китайцы очень веселые, душевные и сообразительные люди, но их представления о правилах хорошего тона не совпадают с правилами русского человека. Поэтому иностранных гостей они могут запросто спросить о возрасте, семейном положении, детях. У китайцев много всяческих норм и правил поведения, которые они соблюдают. Даже в быту существует множество правил, например, правила проезда в транспорте, правила посещения музея, кинотеатра. Они охотно придерживаются распорядка дня – ранний подъем в 5 часов утра, ранний отход ко сну, послеобеденный сон. Многие китайцы с удовольствием занимаются гимнастикой, особенно «тайцзицюань» – дошедшей из глубины веков системы упражнений для бодрости духа и укрепления тела. Не пренебрегают гимнастикой и государственные чиновники. В одежде китайцы непритязательны.

На формирование китайского общества и характера большое влияние оказали три религиозных вероучения: конфуцианство, даосизм и буддизм. Доминирует среди них конфуцианство. Автором его, как известно, был китайский философ VI-V вв. до н.э. Конфуций. Он учил, что в жизни каждый человек занимает предназначенное Небом место. И каждый должен добросовестно выполнять свои обязанности на своем месте: «Правитель должен быть правителем, отец – отцом, а сын – сыном». Поэтому вышестоящих принято уважать и не принято критиковать. Для этого учения характерен культ предков. В обязанность каждой китайской семьи входит обязанность регулярно обращаться к душам умерших предков для решения жизненных проблем. Молитвы, обращенные к предкам, обычно произносит глава семьи – отец. В честь предков полагается совершать в определенные дни года семейные жертвоприношения. Китайцы стараются не пренебрегать этими традициями, ибо это считается большим грехом. Конфуций объяснил, почему так важно соблюдать традиции: «…Уничтожьте брачные обряды – не будет супругов, и разовьется разврат со всеми его преступлениями… Уничтожьте обряды погребения и жертвоприношений – дети не будут заботиться об усопших родителях, да и живым служить перестанут… Все перемешается, и возникнет хаос…». Чтобы решить проблему «отцов и детей» Конфуций сформулировал пять обязанностей сыновнего благочестия: «Всегда выказывать полное уважение к родителям; доставлять им пищу самую любимую; скорбеть, когда они больны; до глубины души сокрушаться при их кончине; приносить им, усопшим, жертвы с (религиозной) торжественностью…». При условии соблюдения этих правил можно избежать многих семейных конфликтов, ибо дети редко отваживаются «бунтовать» против родителей. Издревле в императорском Китае для того, чтобы получить государственную должность, нужно было сдать экзамен. А он включал обязательное знание правил, предложенных Конфуцием. В результате в Китае сформировалась профессиональная, слаженно работающая бюрократия. Другое учение, повлиявшее на формирование характера и образа жизни китайцев, был даосизм. Основателем его является древнекитайский философ Лао-цзы, живший в VI веке до н.э. Центральным понятием в этом учении является Дао – Всеобщий Закон и Абсолют, которому подчинена Вселенная. Лао-цзы говорил: «Человеком управляет Земля, Землей управляет Небо, Небом управляет Дао, а Дао управляет самим собой». Познать Дао, следовать ему, слиться с ним – в этом единственный смысл жизни и подлинное счастье для даоса. Открыв законы Дао, можно достичь бессмертия. Для этого даосы разработали различные методы и приемы — ограничения в еде и специальную диету, физические и дыхательные упражнения, аналогичные упражнениям йогов. Даосизм удовлетворял в первую очередь высшие духовные потребности человека. Но не только. С VII века в Китае создаются крупные даосские монастыри, которые стали центрами медитаций, гаданий, занятий магией, алхимией, астрологией. Многие китайцы прибегали к услугам даосских монахов, чтобы узнать свое будущее, излечить болезни при помощи магических заклинаний, снять нервное напряжение посредством медитаций. Особенно востребованными даосы бывали в семьях, в которых умирал родственник, так как именно даосские монахи руководили обрядом погребения. Несмотря на то, что даосизм занимал весьма скромное положение по сравнению с конфуцианством, он все же оказал заметное влияние на формирование менталитета китайцев. В Китае говорят, что каждый образцовый китаец в социальной сфере – конфуцианец, а в душе он всегда немного даос. С I века н.э. получила распространение в Китае и одна из мировых религий – буддизм. Буддизм научил китайцев стойко переносить страдания, лишения, невзгоды. Большое влияние буддизм оказал на развитие китайского искусства. Однако исключительных приверженцев этой религии в Китае не так много.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *