Национализация иностранной собственности

Национализация в международном частном праве

Серьезным препятствием для осуществления иностранного инвестирования является проблема национализации имущества иностранных частных лиц. В современном международном праве признается недопустимость национализации имущества иностранного государства и правомерность национализации иностранной частной собственности. Проведение национализации — это право каждого суверенного государства. Условия и основания проведения национализации устанавливаются во внутригосударственном праве. С точки зрения правовой природы национализация представляет собой акт суверенной государственной власти, социально-экономическую меру общего характера, а не наказание отдельных лиц. В современном праве и практике закреплена безусловная обязанность государства выплатить иностранному лицу быструю, эффективную и адекватную компенсацию в случае национализации его собственности.

В 1962 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию по Постоянному суверенитету государств над природными богатствами, которая устанавливает: «Национализация, экспроприация или реквизиция должны быть вызваны необходимостью коммунального обслуживания, целями безопасности или предприняты в национальных интересах, которые признаны превалирующими над индивидуальными или частными интересами, как местными, так и иностранными… Собственнику должна быть выплачена… компенсация согласно действующему законодательству государства, предпринимающего подобные меры в силу своего суверенитета и в соответствии с международным правом».

В 1974 г. Генеральная Ассамблея приняла Устав Экономических прав и обязанностей государств: «Каждое государство имеет право:

  • (а) регулировать и осуществлять власть над иностранными инвестициями в пределах национальной юрисдикции согласно своим законам и инструкциям и в соответствии со своими национальными целями и приоритетами. Ни одно государство не должно принуждаться к предоставлению преференциального режима иностранным инвестициям…
  • (с) национализировать, конфисковать или передать иностранную собственность… в этих случаях должна быть выплачена соответствующая компенсация государством, принимающим такие меры… В случае, если по вопросу о выплате компенсации возникают противоречия, они должны разрешаться в соответствии с внутригосударственным законодательством страны, проводящей национализацию, и в ее судах».

Европейская энергетическая хартия (1991) прямо не закрепляет право принимающего государства на национализацию собственности иностранного инвестора, но подчеркивает суверенитет государства на энергоресурсы: «Договаривающиеся стороны признают государственный суверенитет и суверенные права на энергоресурсам. Они подтверждают, что последние должны осуществляться в соответствии с нормами международного права и в зависимости от них… Соглашение никоим образом не должно ставить под сомнение законы, действующие в государственных системах договаривающихся сторон относительно имущественной собственности на энергоресурсы».

В соответствии с Соглашением между Великобританией и Китайской Народной Республикой о содействии и взаимной защите инвестиций (1986) иностранные инвестиции могут быть национализированы по «внутриполитическим общественным или социальным целям» и за разумную компенсацию. Компенсация должна основываться на реальной ценности конфискованных капиталов, включать выплату процентов, производиться без задержки, эффективно осуществляться и свободно передаваться. Пострадавшая компания должна иметь право по закону государства, производящего конфискацию, обратиться к судебной или другой независимой власти или к этому государству с просьбой рассмотреть ее случай и оценить ее капиталы.

Соглашение между Россией и Испанией о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений (1990) устанавливает, что национализация, экспроприация или любые иные имеющие аналогичные последствия меры в отношении капиталовложений инвесторов другой Стороны, должны приниматься только в общественных интересах в соответствии с действующим законодательством. Такие меры не должны носить дискриминационного характера. Сторона, принимающая такие меры, выплатит инвестору или его правопреемнику без необоснованной задержки соответствующую компенсацию в свободно конвертируемой валюте (ст. 6).

В свое время национализация, произведенная в России после Октябрьской революции, была признана другими государствами в соответствии с двусторонними международными соглашениями — договоры между СССР и Германией (1922), США (1933), Норвегией (1959), Швецией (1941 и 1964), Данией (1964), Великобританией (1968). Принцип взаимного зачета финансовых и имущественных претензий, возникших до 9 мая 1945 г., положен в основу Соглашения между Россией и Францией об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных претензий (1997).

Французская сторона обязалась не предъявлять и не поддерживать требований, касающихся претензий по займам и облигациям, интересам и активам, в отношении которых французские лица были лишены права собственности или владения, претензий по долгам царского правительства и правительства СССР. Россия со своей стороны обязалась не предъявлять требований в отношении ущерба, причиненного во время интервенции 1918-1922 гг., требований в отношении активов во Франции и переданного золота (в том числе «колчаковского» золота).

В возмещение претензий Россия должна была до 2000 г. выплатить Франции определенную сумму. Полученные средства должны быть распределены во Франции среди французских физических и юридических лиц в соответствии с французским правом. Соответственно, у французских держателей облигаций по российским займам и лиц, собственность которых была национализирована в России без выплаты компенсации, должны возникнуть соответствующие отношения с правительством Франции, а не России.

В современном российском законодательстве сохраняется право Российской Федерации на национализацию, но устанавливается принцип быстрой, адекватной и эффективной компенсации в пользу иностранного собственника. Выплата компенсации производится в той валюте, в которой было произведено инвестирование, либо в любой другой валюте по желанию инвестора. К спорам о национализации должно применяться российское право, а сами споры рассматриваются в российских правоприменительных органах. Естественно резко отрицательное отношение иностранных инвесторов к подобным установлениям нашего национального права и их нежелание рисковать своими капиталами, вкладывая их в российскую экономику. Право Российского государства на национализацию — серьезный тормоз притока иностранных капиталовложений.

Национализация иностранной собственности

Классическая западная доктрина признает право государства на экспроприацию, под которой понимается как национализация в собственном смысле слова, так и реквизиция (конфискация) любой собственности, в том числе и иностранной, при соблюдении требований, чтобы экспроприация осуществлялась, во-первых, в общественных интересах, во-вторых, на законных основаниях, в-третьих, без дискриминации и чтобы сопровождалась «быстрой, адекватной и эффективной компенсацией». Приведенное составляет «формулу Халла», зафиксированную в обмене нотами между государственным секретарем США К. Халлом и правительством Мексики. Тем не менее важно подчеркнуть, что национализация не носит характера карательной меры, что свойственно реквизиции как наказанию отдельных лиц или категорий лиц. Национализация — акт государства, и как таковой он может касаться как иностранных, так и национальных физических и юридических лиц.

Одним из ярчайших примеров национализации собственности, принадлежащей иностранцам, является переход к государству имущества компании Суэцкого канала на основании декрета Президента Египта от 26 июня 1956 г. Управление каналом на основании Декрета передавалось египетскому государству, создавшем.

Развивающиеся страны придерживаются доктрины всеобъемлющего и полного суверенитета над естественными ресурсами и рассматривают право на национализацию как производное от государственного суверенитета, вследствие чего выплата компенсации базируется не на формуле «быстрая, адекватная и эффективная», а рассчитывается с учетом всех обстоятельств («колониальное господство», «разграбление иностранными компаниями природных богатств страны» и т.д.). Это приводит к значительному уменьшению размеров выплат. В результате за 20 лет осуществления многочисленных актов национализации — с 1956 по 1976 гг. — только в трех случаях выплаченная компенсация соответствовала указанному спектру требований: в Бразилии (1964), Замбии (1969) и Перу (1976). Понятно, что многие из ныне существующих государств, имеющих собственность в таких странах, но никоим образом не причастных к колониальному прошлому, не разделяют подобных подходов. Однако в 1973 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН №3171 (XXXVIII) было подтверждено право освободившихся государств самим определять формы и размер компенсации.

В современных условиях признание актов национализации за границей не представляет столько разногласий, как это было в 20-30-х годах, когда речь шла о признании советских декретов, национализировавших землю, банки, промышленные предприятия, страховые и торговые заведения, особенно если это касалось признания национализированным имущества бывших собственников, находившегося за пределами территории Российского государства. Ныне государства прежде всего в договорном порядке решают данный вопрос, взаимно согласовывая установление возможностей, условий, требований и последствий национализации. Обязательство ненационализации носит общенормативный характер, однако это не означает, что ни при каких обстоятельствах национализация проведена быть не может. В соглашениях о взаимной защите и поощрении капиталовложений договаривающиеся государства, как правило, обусловливают проведение национализации интересами общественной безопасности и исключительных экономических потребностей. Как в международных договорах, так и в национальных актах закрепляется принцип адекватной компенсации (см. ст.8 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», ст.III Договора России с США, ст.5 Договора с Кореей и др.).

Исходя из анализа коллизионно-правового регулирования, а именно: основываясь на постулате вещного права о том, что, если вещь по закону ее местонахождения правомерно перешла из рук одного собственника к другому лицу, она должна считаться таковой повсюду, право собственности на национализированное в силу акта государства (национального закона) имущество должно признаваться и за пределами данного государства (территориальным законом).

В связи с изложенным необходимо подчеркнуть, что безусловное влияние на постановку и решение проблем национализации и ее последствий оказывали так называемые классовые, в конечном итоге политические подходы, свойственные данному историческому этапу.

Современное их рассмотрение в различных странах характеризуется меньшими крайностями, более последовательно учитывает приобретенный опыт и строится на началах, известных международным стандартам отношений в этой области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *