Нарушение ущемление прав человека

Концепция «ответственность за защиту»: анализ и правовая оценка

Людмила Павлова

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. — кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Дейкало Екатерина Александровна — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Барковский Игорь Александрович — кандидат юридических наук, заместитель начальника отдела референтного обеспечения деятельности Председателя Исполнительного комитета — исполнительного секретаря Содружества Независимых Государств

В статье исследуется процесс формирования и раскрывается содержание концепции «ответственности за защиту», анализируется практика ее реализации в современных вооруженных конфликтах, выявляются проблемные аспекты, дается правовая оценка.

Концепция «Ответственность за защиту» (обязанность защищать) является одной из наиболее актуальных и обсуждаемых проблем в современных международных отношениях в силу ее тесной взаимосвязи с проблемами соблюдения основополагающих прав человека предотвращения и разблокирования международных конфликтов и обеспечения международной безопасности. Отсутствие правового регулирования концепции «ответственности за защиту» порождает активные дискуссии относительно ее содержания и применимости в современных конфликтных ситуациях, угрожающих международной безопасности как на государственном уровне в рамках ООН, так и в доктрине международного права. Указанной проблеме посвящены статьи О. Бутевич , В. Котляра , А. Яковенко , А. Беллами , Г. Эванса , К. Стахна . Причем, основные доктринальные разногласия касаются определения статуса концепции «ответственности за защиту». Цель данной статьи не только проанализировать указанную концепцию, но и выявить ее правовые аспекты.

Следует отметить, что рассматриваемой концепции предшествовала концепция гуманитарной интервенции, применявшейся в одностороннем порядке в практике государств, особенно США, в 60—90-е гг. XX в. под предлогом защиты прав человека при полном игнорировании принципа невмешательства во внутренние дела государств и положений Устава ООН, закрепившего определяющую роль Совета Безопасности ООН в санкционировании применения принудительных мер против государства, грубо нарушая, тем самым, уставные обязательства, включая уважение прав человека. Появление новой концепции обусловлено радикальными измениями международных отношений в условиях глобализации, повышением роли международного права как единственного приемлемого регулятора глобализационных процессов во всех сферах международного сотрудничества, новыми приоритетами относительно актуальности проблем, вызывающих обеспокоенность международного сообщества. В современных условиях всеобщее признание получил принцип уважения прав и свобод человека, впервые сформулированный в таком качестве в хельсинкском Заключительном акте СБСЕ 1975 г. . Следствием признания нового принципа явилось закрепление в Документе московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1991 г. положений о том, что вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона, носят международный характер и их соблюдение составляет основу международного порядка. Государства также подтвердили, что права человека не относятся к числу внутренних дел, находящихся исключительно в компетенции государства .

Вместе с тем, следует учитывать, что современная международная система основана на существовании совокупности независимых, суверенных государств, в основе правоотношений которых лежат такие основополагающие принципы международного права, как уважение государственного суверенитета, неприменение силы или угрозы силой и невмешательство во внутренние дела. Однако признание приоритетности принципа уважения прав и свобод человека как во внутригосударственных, так и в международных отношениях привело к изменению трактовки вышеуказанных основополагающих принципов международного правопорядка. Они не рассматриваются более как абсолютные, допускается возможность их правомерных ограничений. Указанный вывод обусловливается расширением внеуставных полномочий Совета Безопасности ООН, который стал квалифицировать как угрозу и нарушение международного мира и безопасности не только вооруженное нападение одного государства на другое, но и конфликтные ситуации внутри государства, характеризующиеся грубым нарушением международных стандартов в области прав человека, что позволяет ему санкционировать применение коллективных принудительных мер против такого государства. Впервые резолюцией Совета Безопасности ООН 794, принятой в 1992 г., ситуация внутри государства (в Сомали) была признана угрожающей миру и безопасности, и Совет потребовал принятия мер в соответствии с главой VII Устава ООН . Аналогичная резолюция (929 (1994)) была принята Советом Безопасности ООН в отношении ситуации в Руанде в связи с проведением политики геноцида, систематическими и массовыми убийствами тысяч гражданских лиц, насильственным перемещением внутри страны миллионов руандийцев .

Деятельность Совета Безопасности в течение последних двух десятилетий акцентирована на рассмотрение ситуаций, связанных с нарушением прав человека внутри страны, что свидетельствует о желании Совета применять принудительные меры для разрешения внутригосударственных ситуаций и является весомым прогрессом в системе коллективной безопасности ООН. Показательны в этом контексте и утверждения бывшего Генерального секретаря ООН Б. Гали, который в ежегодном докладе Генеральной Ассамблее ООН в 1991 г. заявил: «Сейчас как никогда осознается, что принцип невмешательства во внутреннюю компетенцию государств не должен рассматриваться в качестве защитного барьера, за которым систематически и безнаказанно нарушаются права человека. Тот факт, что в различного рода ситуациях ООН не была способна предотвратить жестокость, не может расцениваться в качестве аргумента правового или морального характера против необходимых действий по изменению ситуации, особенно при угрозе миру» .

Таким образом, активизация внутренних вооруженных конфликтов, сопровождающихся грубейшими нарушениями основополагающих прав и свобод человека, расширение полномочий Совета Безопасности ООН создали правовые и политические предпосылки для разработки новой концепции, получившей название «ответственности за защиту» или «обязанности защищать». Новая концепция должна была ответить на вопросы, волновавшие международное сообщество: как реагировать на массовые и грубые нарушения прав человека, если современным международным правом запрещено применение силы в межгосударственных отношениях? как должно реагировать международное сообщество на геноцид или массовые убийства, если мирные средства разрешения споров оказались неэффективными? какие действия должны быть предприняты, чтобы предотвратить такие катастрофы?

Инициатива в разработке концепции принадлежит Международной комиссии по вмешательству и государственному суверенитету, созданной в Канаде в 2000 г. В докладе Комиссии впервые предложена формулировка «обязанность защищать» с акцентом на то, что обеспечение защиты ни является военным вопросом, «ни представляет собой противоборства между государственным и индивидуальным суверенитетом». В качестве ключевых составляющих, определяющих содержание данной концепции, были указаны «обязанность предотвращать, обязанность реагировать и обязанность восстанавливать» . Иными словами, Комиссия определила последовательность этапов реализации концепции «обязанности защищать».

Названная концепция получила подтверждение и развитие в Докладе Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам, учрежденной Генеральным секретарем ООН в 2004 г. В Докладе концепция получила новое название: ответственность по защите. Наиболее важным вкладом Группы в развитие концепции является определение соотносимости ответственности государства по защите своих граждан и коллективной ответственности международного сообщества. Причем, «главную ответственность за защиту своих собственных граждан… от массовых убийств и изнасилований, этнической чистки, выражающейся в изгнании и запугивании людей, и умышленного создания условий, в которых люди голодают и подвергаются воздействию болезней», несут суверенные государства. И лишь тогда, «когда они не могут или не желают обеспечить такую защиту, ответственность за это должно взять на себя международное сообщество», которое с помощью мирных средств, включая превентивные меры, реагирует на насилие, содействуя, если это необходимо, восстановлению разрушенного общества. Военное вмешательство, если оно требуется, должно применяться как крайнее средство и санкционироваться только Советом Безопасности ООН .

Основные положения концепции «ответственности за защиту», воплотившие рекомендации Международной комиссии и Группы высокого уровня, получили закрепление в Итоговом документе Всемирного саммита ООН 2005 г., принятом главами государств и правительств 170 стран. В Итоговом документе концепция «ответственности за защиту» рассматривается как совокупность обязательств каждого суверенного государства и международного сообщества в целом. В первую очередь, установлена обязанность каждого государства «защищать свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности… и предотвращать такие преступления». Во-вторых, на международное сообщество возлагается обязанность использовать дипломатические, гуманитарные и другие мирные средства в соответствии с главами VI и VIII Устава ООН, чтобы содействовать защите населения от указанных преступлений, а также «предпринять коллективные действия, своевременным и решительным образом, через Совет Безопасности, в соответствии с Уставом, в том числе на основании главы VII, с учетом конкретных обстоятельств и в сотрудничестве, в случае необходимости, с региональными организациями, если мирные средства окажутся недостаточными, а национальные органы власти явно окажутся не в состоянии защитить свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности» . Особо важным является положение о том, что только через Совет Безопасности ООН мировое сообщество может эффективно достигать своих целей в поддержании мира и стабильности.

Принятие Итогового документа 2005 г. абсолютным большинством голосов глав государств и правительств и одобрение его Советом Безопасности ООН можно считать выражением opinio juris международного сообщества относительно признания этого документа, включая концепцию «ответственности за защиту».

Дальнейшее развитие и конкретизацию данная концепция получила в докладах Генерального секретаря на 63-й, 64-й, 66-й и 67-й сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и в интерактивном диалоге представителей государств. В частности, бразильская делегация на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН представила концепцию «ответственность в процессе защиты», которая должна применяться параллельно с концепцией «ответственность за защиту» на основе согласованных принципов и процедур для того, чтобы провести разграничение между «коллективной ответственностью», осуществляемой не принудительными мерами, и «коллективной безопасностью» во избежание поспешного использования силы.

Наиболее важными положениями концепции «ответственности за защиту» являются следующие:

1) ее применимость к грубейшим нарушениям прав человека (геноцид, преступления против человечности, военные преступления, этнические чистки);

2) принятие мер по защите населения на национальном и международном уровнях. При этом главная роль по предупреждению и криминализации таких преступлений в национальном уголовном законодательстве принадлежит государству;

3) комплексный характер международной защиты, включающий как мирные способы, закрепленные в главе VI Устава ООН, так и принудительные меры, санкционированные Советом Безопасности ООН в соответствии с главой VII Устава ООН, при взаимодействии с системами коллективной безопасности региональных и субрегиональных международных организаций;

4) акцентирование внимания на необходимости использования мер раннего предупреждения международных преступлений в области прав человека путем более активного взаимодействия специально учрежденных институциональных органов ООН (Совет по правам человека, Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, Специальный советник Генерального секретаря по предупреждению геноцида) с правозащитными организациями.

Совет Безопасности активно реализует данную концепцию в последнее десятилетие. Яркой иллюстрацией такой деятельности Совета Безопасности являются резолюции по ситуации в Кот-д’Ивуаре и Ливии в 2011 гг.

В результате проведенных в 2010 г. в Кот-д’Ивуаре президентских выборов победу одержал А. Д. Уаттара. Действующий президент Л. Гбагбо отказался признавать результаты выборов и покидать свой пост. Страна раскололась на два лагеря, ситуация быстро ухудшалась и привела к вооруженным столкновениям. Совет Безопасности в резолюции 1975 (2011) по ситуации в Кот-д’Ивуаре решительно осудил серьезные злоупотребления и нарушения норм международного права, в том числе гуманитарного права, прав человека и права беженцев, и подтвердил ответственность каждого государства за защиту своего гражданского населения, а также ответственность Кот-д’Ивуара за поощрение и защиту всех прав человека и основных свобод, расследование сообщений о нарушении прав человека и норм международного права и привлечение к ответственности лиц, виновных в совершении таких действий. Совет призывал все стороны уважать волю народа, наложил санкции на отдельных лиц и осудил любое насилие, совершаемое в отношении гражданского населения, и другие нарушения прав человека и злоупотребления, в частности насильственные исчезновения, внесудебные убийства, убийства детей и нанесение им увечий и изнасилований и другие формы сексуального насилия .

В резолюции 1973 (2011) в связи с массовыми противоправительственными протестами в Ливии, переросшими в военное столкновение, Совет Безопасности также заявил об ответственности ливийских властей за защиту ливийского населения, осудил грубые и систематические нарушения прав человека, признал ситуацию в Ливийской Арабской Джамахирии угрозой международному миру и безопасности. Совет потребовал от ливийских властей выполнения обязанностей по международному праву, включая международное гуманитарное право, международное право в области защиты прав человека и международное право беженцев, ввел запрет на все полеты в воздушном пространстве Ливийской Арабской Джамахирии с целью защиты гражданского населения и уполномочил государства-члены принимать все необходимые меры для обеспечения соблюдения запрета на полеты .

Меры международной защиты, применяемые органами ООН совместно с региональной международной организацией Лигой арабских государств (ЛАГ) для прекращения грубейших нарушений прав человека, демонстрирует ситуация в Сирийской Арабской Республике. Кризис в Сирии, начавшийся в 2011 г., вызванный различными причинами, привел к перерастанию мирных демонстраций в вооруженные столкновения с силовыми правительственными структурами, а затем в затяжной вооруженный конфликт с участием правительственных вооруженных сил, оппозиционных вооруженных формирований и иных боевых группировок, который длится до настоящего времени, сопровождаясь тысячными жертвами среди гражданского населения. Совершение противоборствующими сторонами международных преступлений в области прав человека потребовало незамедлительной реакции со стороны международного сообщества, выразившейся как в принятии органами ООН мер институционального характера, так и в использовании мирных средств, направленных на разблокирование вооруженного конфликта.

Так, Совет ООН по правам человека уже в августе 2011 г. резолюцией S-17/1 создал Независимую международную комиссию по расследованию в Сирийской Арабской Республике, уполномочив ее расследовать и установить численность преступлений в области прав человека, включая преступления против человечности, выявить виновников совершения таких преступлений с целью выработки рекомендаций для привлечения их к ответственности национальным судом или Международным уголовным судом . В феврале 2012 г. резолюцией 66/253 Генеральной Ассамблеи ООН и соответствующей резолюцией ЛАГ назначен Совместный специальный посланник ООН и Лиги Арабских государств по Сирии (далее — Совместный специальный посланник), предложивший план урегулирования вооруженного конфликта, в котором содержался призыв ко всем воюющим сторонам прекратить насилие во всех формах, а правительству Сирии не применять тяжелое вооружение в населенных пунктах и начать отвод военных сил и средств. План был одобрен резолюцией 2042 (2012) Совета Безопасности и впоследствии в марте 2012 г. принят правительством Сирии и оппозицией. В апреле 2012 г. Совет Безопасности принял резолюцию о создании Миссии ООН по наблюдению в Сирийской Арабской Республике (МООНИС), поручив ей следить за прекращением вооруженного насилия во всех формах и осуществлением плана, предложенного Совместным специальным посланником. Однако, несмотря на снижение уровня остроты вооруженного конфликта, он продолжался, что привело к прекращению деятельности МООНИС в целях обеспечения безопасности персонала . Более того, в заявлении Специального советника Генерального секретаря по предотвращению геноцида в конфликте в Сирии констатировалось, что правительство Сирии явно не в состоянии защитить свое население, и утверждалось, что международное сообщество должно выполнить обязанность, закрепленную в Итоговом документе Всемирного саммита 2005 г., «защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности, включая и подстрекательство к ним» .

Ситуация в Сирии еще более ухудшилась в связи с использованием 15 августа 2013 г. в ходе конфликта химического оружия. Причем, ответственность за данное преступление была возложена на правительственные вооруженные силы западными странами (США, Франция, Англия), которые потребовали применение к Сирии принудительных мер, вплоть до военного вмешательства. Только твердая позиция Российской Федерации, достигшей договоренности с США о необходимости создания международной комиссии по установлению факта применения химического оружия, учреждение Миссии ООН по расследованию сообщений о применении химического оружия по решению Генерального секретаря, ее деятельность на территории Сирии с согласия правительства перевели ход событий в русло дипломатических переговоров и использования мирных средств для урегулирования сирийского конфликта . В настоящее время, после присоединения Сирии к Конвенции о запрещении производства, накопления и применения химического оружия, инспекторы Организации по запрещению химического оружия ликвидируют его запасы в Сирии. Совместный специальный посланник П. Брахими осуществляет активную посредническую деятельность по согласованию даты и созыву международной конференции Женева-2 с участием представителей правительства Сирии и оппозиции.

Однако практическая реализация данной концепции Советом Безопасности ООН выявила ряд проблемных аспектов. Абстрактность положений резолюций Совета Безопасности, некоторая односторонность в решении вопроса ответственности конфликтующих сторон за нарушение прав человека и норм международного гуманитарного права в ситуации внутреннего вооруженного конфликта (например, резолюция по Ливии) давала государствам возможность в своих действиях выходить за рамки мандата Совета Безопасности ООН. В доктрине указывается и на абстрактность ряда формулировок самой концепции «ответственности по защите», изложенной в Итоговом документе 2005 г. В частности, выражение «явно не в состоянии» применительно к поведению национальных органов порождает вопросы, каково смысловое содержание термина «явно» и кто это будет определять? Различные толкования вызывает формулировка «с учетом конкретных обстоятельств» относительно применения принудительных мер Совета Безопасности на основании главы VII Устава ООН. Так, голландский исследователь К. Стахн делает вывод о том, что конкретная ситуация может позволить применение и односторонних мер, например в порядке самообороны . Однако наибольшие дебаты в доктрине вызывает квалификация концепции «ответственности за защиту». В частности, западные авторы (А. Беллами, К. Стахн) называют ее политическим лозунгом . С такой позицией нельзя согласиться, так как правовые компоненты названной концепции очевидны. Во-первых, содержательно она базируется на основополагающих принципах международного права (уважения государственного суверенитета, уважения прав и основных свобод человека) и механизме коллективной безопасности, закрепленных в Уставе ООН. Во-вторых, активная реализация концепции Советом Безопасности ООН в современных внутренних вооруженных конфликтах, ссылки на нее в докладах Генерального секретаря ООН, резолюциях Совета ООН по правам человека и Верховного комиссара ООН по правам человека, создание специальных институциональных органов, содействующих ее имплементации, позволяют квалифицировать указанную концепцию как формирующуюся обычную норму международного права.

Литература

Согласно ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по указанным признакам. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.
В качестве уголовно-правовой гарантии данного конституционного принципа выступает ст. 136 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), которая предусматривает уголовную ответственность за дискриминацию, т.е. нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.
Объектами данного преступления наряду с равенством прав и свобод гражданина могут быть честь, достоинство человека, его трудовые права, свобода вероисповеданий и другие закрепленные Конституцией РФ права и свободы, в отношении которых нарушается равенство человека и гражданина.
Дискриминация может быть выражена в увольнении с работы (например, при сокращении рабочих мест), отказе в приеме на работу, незачислении в учебное заведение или отчислении из него по национальному или гендерному признакам, языку, религиозным убеждениям, отданию предпочтения другим лицам другой национальности, пола, в то время как объективно иной гражданин обладал преимуществом, и он должен был быть принят на работу, учебу. Дискриминация может также заключаться в отказе в предоставлении информации, отказе в продаже товаров, выполнении работ или оказании услуг по этим же причинам.
При дискриминации именно признаки пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного или должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а не индивидуальные качества становятся основой для решения соответствующего вопроса.
Уголовную ответственность по данной статье влечет только такое ущемление прав и законных интересов человека, которое совершается по мотивам дискриминации. По статье 136 УК РФ не могут быть квалифицированы действия (бездействие), совершенные, например, из корыстной или иной личной заинтересованности.
При этом нарушение реализуемых конституционных прав отдельных людей может рассматриваться как факт дискриминации только в случае намеренного ущемления прав одного человека по сравнению с другим.
По ранее действовавшему законодательству субъектом данного преступления могло являться любое лицо, достигшее 16 лет. Использование служебного положения предусматривалось ч. 2 ст. 136 УК РФ в качестве квалифицирующего признака данного преступления.
В настоящее время в связи с изменениями, внесенными в уголовный закон Федеральным законом РФ от 07.12.2011 № 420-ФЗ, уголовно-наказуемыми являются действия и бездействия, совершенные только специальным субъектом — лицом с использованием своего служебного положения. Это могут быть как должностные лица органов государственной власти или местного самоуправления либо находящихся в их ведении предприятий и организаций, так и служащие негосударственных (коммерческих) учреждений и предприятий, обладающие распорядительными или иными управленческими функциями, которые позволяют им ущемить равенство граждан (например, незаконные назначения на вышестоящие должности своих земляков, установление повышенных надбавок к заработной плате сотрудникам определенной национальности и др.).
Последствием нарушения равноправия может явиться ущемление жилищных, трудовых, вещных, личных и публичных интересов, охраняемых уголовным законом. Например, по мотивам дискриминации может быть нарушено право человека на безопасные условия труда, ограничена свобода выбора профессии, вознаграждение за труд.
В соответствии со ст. 136 УК РФ совершение действий и бездействий, выразившихся в нарушении равенства прав человека и гражданина, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.
Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 136 УК РФ, являются делами публичного обвинения, могут быть возбуждены следственными органами как на основании заявления потерпевшего, так и сообщения о преступлении, полученном из иных источников. Предварительное расследование по ним производится следователями Следственного комитета Российской Федерации в установленном законом порядке.

Незаконные тюрьмы

Служба безопасности Украины пока так и не признала содержание людей в незаконных тюрьмах.

Миссия ООН по правам человека задокументировала перечень дел, когда людей удерживали без связи с внешним миром, в частности, работники СБУ. Было установлено имена 184 человек, находящихся в здании Харьковской СБУ в течение 2014-2016 годов: «Но работа, которую мы сделали в течение последних 5 лет, дала нам понять, что это была не только Харьковская СБУ. А целый ряд мест с обеих сторон линии соприкосновения. Сейчас мы обнаружили 51 такое место содержания. Харьковская СБУ — это самое известное место, но были и другие на подконтрольной правительству стороне».

Подобные места обнаружили также в так называемых «ЛНР» и «ДНР». Наиболее известное из них — «Изоляция» в Донецке.

По словам Фионы Фрейзер, в последние годы они много раз встречались с представителями Службы безопасности, Государственного бюро расследований, Военной прокуратуры. Диалог налажен и даже можно заметить определенный прогресс в отдельных делах — уверяет наша собеседница. В то же время он отсутствует во многих других делах.

Дело Майдана и другие расследования

С 2014 года Миссия ООН по правам человека наблюдает за расследованием убийств на Майдане и смертей 2 мая в Одессе. «Нужно проводить эффективнее расследование, чтобы найти виновных», — отмечает Фиона Фрейзер.

Это касается не только подозреваемых в сепаратизме или терроризме, продолжает она, но и дел военных, подозреваемых в нарушениях прав человека.

«Вопрос правосудия и справедливости крайне важен для долгосрочной стабильности в Украине, для усилий вокруг примирения, социальной сплоченности, процветания и уверенности в справедливости для каждого человека», — говорит руководительница Миссии ООН накануне отъезда из страны.

Безопасность всех сторон в зале заседаний и право на справедливый суд — это самое важное для каждого дела.

Но для того, чтобы был прогресс, нужна и политическая воля — говорит Фиона Фрейзер.

«В Украине продолжается судебная реформа. Кое-где ее реализация привела к недостатку судей, поэтому рассмотрение дел затягивается. В то же время мы видели препятствия в процессе, препятствия в помещении суда и вне его. Например, со стороны праворадикальных групп».

Очень важно для будущего Украины, чтобы за насилие несли ответственность — заключает Фрейзер.

Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 136

Согласно Конституции РФ (ст. 19) государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Установленное ст. 19 Конституции РФ равенство прав и свобод человека и гражданина составляет основной объект преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ.

Факультативными объектами могут быть честь, достоинство человека, его трудовые права, свобода вероисповеданий и т.д., т.е. те закрепленные Конституцией РФ права и свободы, в отношении которых нарушается равенство человека и гражданина.

Говоря об объекте посягательства, следует обратить внимание на то, что описание деяния в диспозиции ч. 1 ст. 136 УК РФ построено таким образом, что охватывает не только нарушение закрепленного в ч. 2 ст. 19 Конституции РФ равенства прав и свобод человека и гражданина, иными словами, равноправие граждан, но и нарушение других конституционных прав, свобод, а также законных интересов. Поэтому можно сказать, что название ст. 136 УК РФ «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина» значительно уже в данном аспекте содержания диспозиции нормы, говорящей о нарушении не только указанного в названии статьи права, но и других прав и свобод.

Объективную сторону преступления составляют действия, выраженные в дискриминации (нарушении) прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от расовой, национальной принадлежности, от пола, языка и т.д.

Право представляет собой установленную или санкционированную государством возможность действовать определенным (предписанным) образом (совершать поступки или воздержаться от их совершения, обладать какой-либо ценностью, благом). Например, право на жизнь, на личную и семейную тайну и т.д. Наличию права у одного из субъектов правоотношений корреспондируют обязанности у другого субъекта правоотношений способствовать реализации имеющегося права или не препятствовать его реализации. Наличие права поддерживается государством, что означает установление каких-либо негативных последствий для субъекта, нарушившего право другого субъекта.

Свобода — это установленная законом возможность лица действовать (бездействовать) по собственному усмотрению, избирать то или иное поведение. Как и право, свобода подкрепляется силой государства воздержаться от ее нарушения или применения наказания за нарушение свобод человека и гражданина. К примеру, в соответствии со ст. 28 Конституции РФ каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания. Нарушение этих свобод может влечь за собой уголовную ответственность (ст. 148 УК РФ).

Диспозиция ст. 136 УК РФ включает в себя дополнительный элемент правового статуса человека и гражданина, который не отражен в Конституции РФ, — это законные интересы (в главе 2 Конституции РФ говорится только о правах и свободах человека и гражданина). Законные интересы представляют собой установленную законом возможность реализовать какой-либо интерес, приобрести благо. От права законный интерес отличается тем, что реализация интереса, приобретение блага зависят не только от волеизъявления самого субъекта, но и от наступления каких-либо юридически значимых фактов, волеизъявления других субъектов правоотношений. Так, например, практически как законный интерес сформулировано в ч. 3 ст. 43 Конституции РФ право (в данном случае возможность) на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Реализация данного интереса возможна при условии прохождения конкурсного отбора.

Уяснение содержания рассмотренных понятий важно для правильной квалификации деяний, поскольку они помогают определить сферу причинения ущерба.

При этом, говоря о сфере причинения ущерба, следует обратить внимание на то обстоятельство, что в диспозиции ч. 1 ст. 136 УК РФ нарушаемые права, свободы и законные интересы не ограничены только рамками Конституции РФ. Единственное конституционное право, которое указано в рассматриваемой норме, — это установленное Конституцией РФ равенство прав и свобод человека и гражданина (равноправие). Иные права, свободы и законные интересы, о которых говорится в диспозиции ч. 1 ст. 136 УК РФ, могут быть как конституционного, так и неконституционного плана, но конструктивным признаком рассматриваемого состава преступления при этом является обязательное наличие нарушения равноправия.

Виды нарушений могут быть многообразны и зависят от характера нарушаемого права, свободы, законного интереса, но, с нашей точки зрения, все их можно объединить понятием воспрепятствования в реализации имеющегося права и т.д.

Дискриминация может быть выражена в увольнении с работы (например, при сокращении рабочих мест), отказе в приеме на работу, незачислении в учебное заведение или отчислении из него по национальному или гендерному признакам, языку, религиозным убеждениям и т.д., отданию предпочтения другим лицам (другой национальности, пола), в то время как объективно иной гражданин обладал преимуществом и он должен был быть принят на работу, учебу. Дискриминация может также заключаться в отказе в предоставлении информации, отказе в продаже товаров, выполнении работ или оказании услуг и т.д. по этим же причинам и др.

При дискриминации именно признаки пола, расы, национальность, язык, происхождение, имущественное или должностное положение, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям, а не индивидуальные качества становятся основой для решения соответствующего вопроса.

Нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от иных обстоятельств или по иным основаниям не образует рассматриваемого состава преступления.

Сложность квалификации нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина состоит в том, что это посягательство всегда выражается в нарушении не одного, а минимум двух прав. Первое — это всегда нарушение равенства, второе — нарушение иного права, свободы, законного интереса. Это обусловлено тем, что нарушение равноправия не может быть совершено само по себе, вне зависимости от иного нарушаемого права. Другими словами, нарушение равноправия должно в чем-то выражаться, а выражаться оно может в нарушении, например, прав, о которых говорилось выше.

В этой связи возникает вопрос о правовой оценке деяния в следующих случаях. Первый. Осуществлено посягательство на равноправие граждан путем нарушения неконституционного права, например права на покупку товара (договор купли-продажи на последний имеющийся в наличии экземпляр товара был совершен не с потерпевшим, а с иным лицом, которому отдано предпочтение по признаку национальности). В этой ситуации, как представляется, деяние следует квалифицировать только по ч. 1 ст. 136 УК РФ, поскольку ответственность за нарушение второго права уголовным законом не установлена. Второй случай. Посягательство на равноправие граждан осуществлено путем необоснованного отказа женщине в приеме на работу по признаку пола. Таким образом, нарушается конституционное право на свободу труда (ст. 37 Конституции РФ). Уголовная ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу установлена ст. 145 УК РФ. В этой связи во втором случае деяние заключается в нарушении равноправия (ст. 136 УК РФ) и в необоснованном отказе в приеме на работу (ст. 145 УК РФ). Нарушение каждого права предусмотрено самостоятельной статьей УК РФ. Поэтому возникает вопрос о наличии совокупности преступлений или ее отсутствии, поскольку ст. 136 УК РФ можно рассматривать как общую по отношению к ст. 145 УК РФ. С нашей точки зрения, в подобных случаях можно говорить о наличии совокупности преступлений, поскольку одним действием нарушаются различные конституционные права и свободы, имеются различные непосредственные объекты, каждый из которых защищен самостоятельной статьей Особенной части УК РФ.

Состав нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина формальный. Преступление считается оконченным с момента выполнения действия, ограничивающего равноправие по признакам, указанным в законе, независимо от наступивших последствий. Вместе с тем следует отметить, что на практике нередко в действиях о нарушении равенства прав и свобод не находят состава преступления в связи с малозначительностью деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что он выполняет действия, нарушающие права, свободы и законные интересы человека в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, и желает их выполнить.

Мотив преступления связан с признаками, указанными в ст. 136 УК РФ. Равноправие нарушается по мотивам неприязни, гнева, злобы и т.п., т.е. недоброжелательного отношения к человеку из-за его национальности, расы, пола и других признаков.

Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Субъект общий.

Частью 2 ст. 136 УК РФ установлена ответственность за то же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. В квалифицированном составе субъект преступления специальный. Это могут быть как должностные лица органов государственной власти или местного самоуправления либо находящихся в их ведении предприятий и организаций, так и служащие негосударственных (коммерческих) учреждений и предприятий, обладающие распорядительными или иными управленческими функциями, которые позволяют им ущемить равенство граждан (например, незаконные назначения на вышестоящие должности своих земляков, установление повышенных надбавок к заработной плате сотрудникам определенной национальности и др.).

Следует отметить, что, употребляя понятие «служебное положение», законодатель не ограничивает его только лицами, обладающими должностными полномочиями или управленческими функциями. Понятие использования служебного положения более широкое, но в данном случае нарушение равенства прав и свобод наиболее вероятно со стороны или должностных лиц, или лиц, обладающих управленческими функциями. Но в любом случае субъект квалифицированного состава преступления является специальным, и для этого состава необходимо наличие связи между служебным положением и совершенным деянием.

Злоупотребления должностных лиц органов государственной власти или местного самоуправления, нарушающие равенство граждан, квалифицируются по совокупности составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 136 и ст. 285 или ст. 286 УК РФ. Подобные же деяния служащих коммерческих структур охватываются ч. 2 ст. 136 УК РФ.

Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 УК РФ) необходимо отличать от возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК РФ). Это преступление характеризуется нарушением равноправия граждан (ст. 136 УК РФ), но направлено не на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды, а на унижение национального достоинства.

Тимошкин Никита Сергеевич,
Омская юридическая академия, г. Омск

В Российской Федерации в соответствии с действующим Конституционным строем, личные права и свободы человека и гражданина имеют приоритетное значение, и являются высшей ценностью общества и государства. Согласно ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. В связи с чем, никто не может лишить человека его законных прав.

Однако вместе с этим, согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина всё-таки могут быть ограничены федеральным законом, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, Конституция РФ вводит институт ограничения прав и свобод человека при определенных условиях, и при наличии строго определенных оснований.

Рассмотрим данный институт подробнее. В подавляющем большинстве случаев, права человека (гражданина) ограничиваются вследствие совершения последним какого-либо юридически оконченного правонарушения, как уголовного, так и административного, либо в случае совершения им каких-либо иных преступных посягательств в отношении общества или государства. Таким образом, права человека могут быть ограничены в том случае, когда последний затронул или нарушил законные права и свободы других лиц. По сути это и есть один из принципов демократии — «свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Но всегда ли данные ограничения применяются правомерно в отношении субъекта, и соблюдаются ли при этом все конституционные нормы? Данный вопрос возникает и будет возникать всегда, поэтому следует рассмотреть несколько вариантов неправомерного ограничения прав:

— Так, согласно ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Де-факто данная норма не всегда соблюдается. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а именно п. 11 ст. 5 УПК РФ, срок исчисления вышеуказанных 48 часов идет с момента фактического задержания лица. Однако орган, первоначально задержавший лицо, может продержать его в своем подразделении определенное количество времени, и в дальнейшем по причине оперативного интереса передать лицо в другой территориальный орган, не редко находящийся в отдаленной части конкретного субъекта РФ. В связи с чем, с учетом времени на дорогу и времени проведения каких-либо до следственных действий, указанное задержание, как правило, не входит в рамки 48 часов. При этом судебного решения у органа дознания в указанных случаях не имеется, и соответственно правда гражданина ограничиваются не правомерно.

— Согласно ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

На деле же, данная норма очень часто нарушается некоторыми СМИ, а именно в тех случаях, когда журналисты собирают об известных личностях скандальную информацию и распространяют её в интернете и других массовых источниках, тем самым поднимая свои коммерческие рейтинги и нарушая права частной жизни. Примером может служить недавние появления в СМИ фотографии больной певицы Жанны Фриски, которые были сделаны фоторепортёрами вопреки желаний певицы и её близких. К этой же отрасли можно отнести частную детективную деятельность, в тех случаях, когда детективом по заказу клиента собираются сведения личного характера о конкретном лице. Хотя ст. 7 Закон РФ от 11.03.1992 N 2487-1″О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» запрещено собирать сведения, связанные с личной жизнью, с политическими и религиозными убеждениями отдельных лиц.

— Согласно ч. 1 ст. 27 Конституции РФ, каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

В свою очередь право свободного передвижения представляет собой одно из наиболее существенных проявлений индивидуальной свободы человека. Таким образом, человек находящийся на территории РФ законно, имеет право свободно передвигаться по всей территории РФ, за исключением закрытых (частных) объектов. Однако нарушения данной нормы также имеют место быть. Яркий пример: огораживание придомовых и дворовых территорий многоэтажных, многоквартирных домов различными заборами, открывающимися только посредством ключа. В связи с чем, гражданин, не проживающий в данном доме и не имеющий ключа, не может попасть на указанную придомовую муниципальную территорию, фактически не имея возможности свободного передвижения. Соответственно в данном случае права его ограничиваются.

— Согласно ч. 2 ст. 29 Конституции РФ, не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Однако вопреки данной нормы, определенные политические деятели, имеющие депутатскую неприкосновенность, в ходе дебатов, или каких-либо иных обсуждениях и выступлениях нередко допускают высказывания националистического характера, тем самым провоцируя гражданское население на национальную ненависть и вражду.

Так 20 января 2011 года в телепрограмме «Поединок» на канале «Россия 1» Владимир Жириновский позволил себе высказывания националистического характера.В своих высказываниях он неоднократно оскорблял представителей народов Северного Кавказа, пытаясь представить их с отрицательной стороны. Фактически, высказывания Жириновского носили националистический характер.

Экономические, социальные и культурные права и свободы имеют важнейшее значение для жизни человека. Поэтому в интересах общества возникает необходимость защиты жизненных прав человека от экономического произвола и социальной несправедливости, а также — дать ему силы для духовного развития и проявления своих способностей.

— В соответствии с ч. 1 ст. 34 Конституции РФ «Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности».

В последнее время бизнесмены все чаще говорят о фактах давления на бизнес путем возбуждения «заказных» уголовных дел, изъятия у предпринимателей финансово-хозяйственной документации и так далее.

— Согласно ч. 1 ст. 36 Конституции РФ «Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю».

Остро стоит проблема прав на земельные участки в садоводческих товариществах. В случаях, когда такие участки расположены вблизи или на территории городов, часто без достаточных оснований производится их изъятие. Выплачиваемая компенсация не соответствует рыночной цене участка и построек на нём.

— Согласно ч. 3 ст. 37 Конституции РФ «каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены».

Тут можно привести тысячи примеров, подтверждающих нарушения работодателями данного положения. Например, яркими примерами являются эксплуатации автобусов, маршрутных такси, судов, самолётов, промышленного оборудования, срок службы которых истек и его пытаются увеличить – причём в некоторых случаях даже без проведения какого-либо ремонта. Здесь можно вспомнить о катастрофе теплохода «Булгарии».

— В соответствии ч. 1 ст. 39 Конституции РФ «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом».

Но что же мы видим на деле? Вот официальные цифры за 2013 год:

– средний размер социальной пенсии 6169 рублей:

– пенсия инвалида 3 группы составляет 4617 рублей;

– месячное пособие на ребёнка до 1,5 лет 2453 рубля;

– детское пособие по потери кормильца 3495 рублей;

и так далее. Разве можно называть такие выплаты социальным обеспечением граждан страны?

— В соответствии ч. 2 ст. 40 Конституции РФ «Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище».

Если обратить внимание на большой размер процентных ставок на ипотечное кредитование которые составляют от 13% (например в европейских странах процент составляет 3-4 %) и малым размером заработной платы бюджетников, то мы видим, что ни каких условий для осуществления права граждан на жилище органы государственной власти и органы местного самоуправления не создают. Тем самым нарушаются права граждан.

— Согласно ч. 3 ст. 40 Конституции РФ «малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами».

Примером нарушения данной статьи Конституции является то, что в настоящее время сотни тысяч малоимущих граждан годами стоят в очереди на предоставления бесплатного жилья, и эта ситуация не улучшается. Муниципальные власти давно уже перестали строить жильё, вследствие чего очередь на жильё только растёт.По данным Мэрии г. Омска на 14.12.2014 года своей очереди на получение жилья в Омске ждут еще 172 ветерана Великой отечественной войны, что можно тогда говорить о других категориях жителей г. Омска.

— Согласно ч. 1 ст. 41 Конституции РФ «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Нарушения данной статьи можно увидеть в любой государственной или муниципальной поликлинике и больнице, где найдутся платные палаты или платные услуги, например сдача анализов. Или вообще могут отказать в оказании медицинской помощи под различными предлогами: отсутствия оборудования, койка мест, специалиста, медикаментов и т.д.

— Согласно ст. 42 «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением».

Однако в крупных индустриальных городах экологическая обстановка неблагоприятная. Промышленные предприятия постоянно выбрасывают вредные отходы своей деятельности в окружающую среду, загрязняя воздух, землю и воду. Тем самым нарушаются права граждан на благоприятную окружающую среду.

— В соответствии ч. 2 ст. 43 Конституции РФ «гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях».

Об гарантии общедоступности дошкольного образования приходится говорить условно, например нехватка мест в детских садах в г. Омске составляет 12 000. Родителям приходится записывать своего ребёнка в очередь в муниципальные детские образования с рождения, что не гарантирует положительного результата. В связи с чем многим родителям приходится пользоваться услугами частных платных детских садов. Что является нарушением прав граждан.

Принятый закон об образовании предписывает школьникам иметь единую форму, которую, естественно должны приобретать родители за свои средства. При этом дети, не имеющие утверждённой формы, не будут допускаться к занятиям. И как это относится с конституционной гарантией бесплатности среднего образования?

— Согласно ч. 1. ст. 44 Конституции РФ «Интеллектуальная собственность охраняется законом».

Типичным примером нарушение прав интеллектуальной собственности граждан является нелегальное распространение копий фильмов и телепередач на дисках, кассетах и путём копирования через компьютерные сети.

Список литературы:

  1. «КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
  2. Статья: Пробелы и дефекты в конституционном праве и пути их устранения (Авакьян С.А.)(«Конституционное и муниципальное право», 2007, N 8)
  3. Статья: Пробелы в Конституции России: понятие, классификация и отграничение от смежных явлений (Кондрашев А.А.)(«Российский юридический журнал», 2014, N 2)
  4. Статья: Об основных конституционных правах человека и гражданина в аспекте оперативно-розыскной деятельности (Батурин С.С.) («Конституционное и муниципальное право», 2012, N 2)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *