Можно ли материться в школе?

Зачем

Во-первых, начнем с того, что ваш, вот да, ваш тихий интеллигентный ребенок уже давно умеет ругаться матом. Если он при вас этого никогда не делал, не значит, что он исключение, — это просто значит, что он вам не доверяет. Не верит ваш ребенок в то, что у вас не случится очередного припадка ярости, который вы считаете воспитанием.

То есть ребенок, который еще не вступил в подростковый возраст, когда сама физиология заставит его держать от вас секреты и вообще не доверять вам, начал делать это заранее.

Запомните этот момент и не обижайтесь потом, что ваш самый любимый на свете малыш вырос в человека, который не считает, что с вами можно поделиться чем-то, что обычный родитель может не одобрить. А значит, вы не особенный родитель, а самый обычный. Вас это устраивает?

Во-вторых, ваш ребенок ругается матом плохо. Он наверняка использует одни и те же неинтересные сочетания, причем половину в неправильном смысле или не той частью речи.

Это те слова, которых он нахватался от сверстников и бездарных взрослых. Если вы его не научите правильно и красиво ругаться, сделать это будет некому.

Реклама

И кстати, про красиво. Это, возможно главный довод. Русский мат, как вы наверняка знаете, — один из самых развитых источников обсценной лексики в мире. Он включает в себя примерно 12 тыс. слов (всего в русском языке примерно 150 тыс. слов). Особенно интересно, что все эти тысячи происходят из всего семи исходных корней. Закон о СМИ запрещает нам тут их приводить, но вы, если напряжетесь, и сами сможете догадаться, какие именно семь.

Так вот, русский мат — красивый, яркий, многотонный, изобретательный и часто единственный инструмент, который точно может передать чувства носителя русского языка.

Не скрывайте это сокровище от собственного ребенка. Помогите ему понять и оценить всю глубину мата. Возможно, именно через него он поймет и оценит красоту русского языка вообще.

Как

Первое, что нужно объяснить ребенку, — это то, что игры с матом — это ваше приватное, домашнее занятие. Абсолютное большинство взрослых мат из детских уст перенести не смогут, потому что находятся в шорах собственной предубежденности.

А родители друзей, услышав о ваших с ребенком успехах, немедленно велят своим детям больше не играть с этим плохим мальчиком и этой нехорошей девочкой. Про учителей и говорить нет смысла.

Скажите ребенку, что вам страшно лень ходить в школу и стоять перед классной, уткнувшись в пол, пока ее раздирает праведный гнев, а потом врать ей, что примете меры.

В общем, попросите ребенка, чтобы мат был вашим с ним секретом.

Теперь можно и поиграть. Если ребенок все еще не верит в свое счастье — начните первым. Расскажите, какие именно слова и за что вы сами любите. Попросите его перечислить слова, которые он знает. Выясните, правильно ли он понимает их смысл. Объясните, как любое матерное слово легким движением приставки и суффикса может преобразоваться в любую часть речи. И как одно и то же выражение может быть наполнено как положительным, так и отрицательным смыслом.

Русский мат — как жидкий робот из «Терминатора-2»: меняется как хочет. Из него, не прибегая к помощи обычных слов, можно составить целые предложения и даже рассказы.

Устройте соревнование: кто из вас дольше продержится на одном мате. Например, расскажите друг другу, как прошел день.

Вы не только весело проведете время, но и, что важно и — что бы вы о себе ни думали — очень необычно: ваш ребенок весело проведет время с вами. Вы снимете весь этот глупый ореол запретности с мата. Вы покажете ребенку, что возможности русского языка безграничны.

И главное — вы докажете ребенку, что с вами можно разговаривать обо всем на свете, с применением любых слов, даже самых … — ну вы сами поняли.

Матерное слово, произнесенное ребенком, шокирует, а если дело происходит на семейном обеде в кругу близких — и вовсе вызывает у родителей желание провалиться под землю. Но так ли страшен мат? Нужно ли с ним бороться всеми доступными способами? И как сделать так, чтобы ребенок «следил за языком» хотя бы в приличном обществе?

Мифы о мате

В общественном сознании матерная брань обросла массой заблуждений, мешающих понять истинную сущность мата и создающих проблемы в отношениях родителей и детей. Вот некоторые из них.

Ребенок «нахватается» на улице, а материться будет везде

Про мат люди узнают от сверстников — но это не значит, что ребенка нужно ограждать от влияния «улицы». Дорасти до 10 лет и не услышать ни одного бранного слова невозможно. Даже если окружить ребенка детьми академиков, материться «научит» сантехник, пришедший менять унитаз, или папин друг дядя Боря, ударившийся мизинцем о табуретку.

К тому же тепличная среда приведет к злоупотреблению бранными словами, когда перед ребенком наконец откроется мир трех запретных корней. Любой знает, что есть алкоголики, но далеко не каждый закладывает за воротник. Ребенок все равно узнает про мат, но лишь от вас зависит, станет ли он закоренелым матерщинником.

Материться — аморально

Родители чрезмерно строго относятся к мату. И если в устах взрослого мат бывает допустим, то в речи ребенка вызывает у взрослых реакцию сродни цунами.

Существует плохое и некрасивое поведение. Мучить животных и обманывать — плохо. Ставить локти на стол или ковыряться в носу — некрасиво. Мат относится ко второй категории. Если на улице вас обматерит дворник, приятного будет мало. Но если он набросится с кулаками, будет хуже.

Человек, который матерится, ведет себя некультурно, но НЕ плохо: не обманывает, не подставляет. Порой мат используется, чтобы оскорбить другого, но здесь мат — лишь симптом, и проблема не в нем, а в отношении между людьми.

Мат нужно «выжигать» из речи ребенка всеми доступными способами

Следствие предыдущего заблуждения. Услышав мат в устах пятилетки, родители реагируют так, будто ребенок не ругнулся, а ударил кого-то. Не спасает даже ситуация «матоупотребления» — многие готовы «выдрать» ребенка, даже если он упал с велосипеда и ругается от боли.

«Когда мне было лет пять, я пошла гулять на улицу в новом платье. А моя погодка-соседка, с которой у нас, как сейчас говорят, были контры, решила сделать мне гадость, подставила ножку, и я плюхнулась в лужу. Было и больно и обидно, я, рыдая, прибежала домой, и родители бросили меня успокаивать, обещая пойти поговорить с родителями той девочки. Но когда я случайно среди рыданий назвала ее «сукой», ситуация повернулась таким образом, что вроде мне и поделом. Самое смешное, что кто такая эта самая сука, я тогда даже не знала». Лера.

Излишняя борьба с бранью выстроит стену отчуждения между ребенком и взрослым — и потом вы не услышите от отпрыска не только матерного, но и цензурного слова.

Некоторые родители не находят ничего лучшего, как с детства оградить ребенка от общения с матерящимися сверстниками — и к средней школе (когда начинают материться все) ребенок либо поставит под сомнение авторитет родителей, либо может стать изгоем — что скажется на развитии куда хуже, чем мат.

Люди матерятся из-за небольшого словарного запаса

Одно из самых распространенных заблуждений. Любой найдет слова, чтобы выразить мысль культурно, тем более что мат описывает достаточно узкую область жизни. А для связки слов в предложениях существует множество других слов-паразитов: «как сказать», «типа», «короче» или простое «э-э».

Это заблуждение приводит к не самым лучшим последствиям — родители, сталкиваясь с проблемой мата, не понимают, что причину нужно искать в другом: не пихать ребенку томики Пушкина, а искать, где действительно собака зарыта.

Мат — признак низкого интеллекта говорящего

Учитывая отношение к мату, обсценная лексика создает вокруг матерящегося ореол «плохиша», к которому цепляются самые разные неприятные характеристики. Но мат не свидетельствует о проблемах с мозгами. Выдающаяся лингвистка Галкина-Федорук стала притчей во языцех на филологических факультетах всего Советского Союза. Каждый раз, когда на МГУшном филфаке останавливался лифт, в котором ехала пожилая профессор, ученая обкладывала ситуацию таким матом, что, по слухам, лифтеры факультета иногда специально останавливали кабину, чтобы послушать профессора и перенять у нее опыт.

Матерщинниками были и Пушкин, и Раневская. А к нашему современнику Сергею Шнурову можно относиться по-разному, но назвать глупым человеком сложно.

Психологический смысл мата

Мат совершенно не связан ни с низким интеллектом, ни с низкой культурой человека. Но у него есть вполне конкретные психологические причины, которые важно понимать.

Мат как угроза

Мат у людей играет роль рычания животных. Кошка предупреждающе зашипит, пытаясь решить конфликт мирно, человек ругнется, предупреждая, что он уже на взводе. Мат — промежуточная стадия перед нападением. Поэтому услышать мат от подростка из плохой компании или военного вероятнее, чем из уст ученого — тот не испытывает постоянной угрозы от окружающих. А заядлым матерщинникам можно посочувствовать — неуверенность заставляет их всегда чувствовать себя в кольце врагов.

Мат как символ доминирования

Эта функция мата распространена в иерархических обществах самого разного типа. Существуют компании, руководители которых могут добавить в свою речь «перцу», но подчиненные должны следить за языком. Существуют семьи, в которых родители могут материться, а у детей еще молоко на губах не обсохло. В этом случае мат становится привилегией, отличающей тех, «кому можно», от тех, «кому нельзя».

«Мой научник, с виду интеллигентнейший человек, ругался не все время, но с завидной периодичностью, даже на лекциях бывало. Это специально не обговаривалось, но всем было ясно, что если ругнуться при нем, последует дичайший разнос». Всеволод.

Мат как разрядка

Исследования показывают: мат уменьшает боль и снимает накопившееся напряжение. Это объясняет особенность анекдотов, которые без мата не смешны — ведь теряют «курок» разрядки. Но «целебными» свойствами мат обладает, если употребляется человеком редко.

Мат и чувство принадлежности

Советские интеллигенты определяли своего по фразам «Аннушка уже разлила масло» и «Пилите, Шура, пилите», петербуржец выходит покурить не в подъезд, а «на лестницу», чиновник «производит поливку» растений, а знание тонких различий между «академиком» и «апельсином» делает своим в воровской среде.

У подростков «своим» делает мат. Употребляющий «запрещенные» слова становится «взрослым», а не «маменькиным сынком», к которому нет доверия. Родительский запрет на мат делает ругань особо привлекательной.

Мат и «тимбилдинг»

«Сплачивающие» свойства брани полезны и на работе: уместное употребление матерных слов сплачивает коллектив и мобилизует на решение сложной задачи. По версии исследователей, если член коллектива в сердцах произносит «нехорошие» слова, это усиливает доверие и опять же разряжает атмосферу. Но материть нужно общую проблему, а не друг друга, и лишь в исключительных случаях: непрекращающаяся ругань грузчиков с роялем лишь создает между ними дополнительное напряжение.

Если ребенок матерится

Отнеситесь к ситуации спокойно

Ребенок никого не ударил — а произнес «неприличное» сочетание звуков. Есть плохое поведение и некультурное — и между ними нужно видеть разницу. На матерную брань нужно реагировать, но, чтобы сделать это правильно, мат следует воспринимать как мат, а не как падающее небо.

Поймите, почему ребенок ругается

Маленькие дети не понимают смысл мата: для них ругань — стремление познать все стороны мира (которое можно задушить на корню неадекватной реакцией). Дети постарше часто используют мат для провокации — чтобы нарушить правила взрослых. И тут нужно понять, что заставило ребенка «напасть» на родителей.

А подростки с матом на короткой ноге и прекрасно знают, где его «можно» использовать (в компании сверстников), а где нельзя. Мат в присутствии родителей может быть сказан либо случайно («на автомате»), либо если эмоции сложно выразить по-другому — в ситуации боли или сильного гнева.

Найдите адекватный ответ

Если ребенок еще не понимает значение мата, его можно отругать и даже выпороть — и потерять любое доверие с его стороны. Или честно объяснить, что означают эти слова и почему их лучше не использовать. Если ребенок матерится из «вредности», ругать его — все равно что вытирать воду с пола, забыв перекрыть фонтанирующий кран. Разберитесь, что вызывает недовольство отпрыска и как — при учете интересов обеих сторон — решить проблему.

Когда подросток матерится по «уважительным причинам», эксцесс можно простить — показать, что вы понимаете ситуацию и уважаете его чувства. «Тогда ребенок окончательно потеряет тормоза!» Возможно. Или поймет, что вы «адекватный предок» и с вами можно иметь дело. А если вы еще и постараетесь мягко и ненавязчиво (мягко и ненавязчиво!) узнать, в чем дело, это станет толчком к развитию доверительных отношений с чадом. Если же подросток выругался случайно, просто попросите его оставить эти слова для «оболтусов-друзей».

Чего делать нельзя

Не запрещайте мат просто так

То, что материться нехорошо, многие родители считают очевидным. Для взрослого — да. Но ребенку это нужно объяснять. Запрет из серии «потому что я так сказала», только напугает ребенка или заставит действовать наперекор.

«Однажды в детстве я пришла из школы и спросила у моей любимейшей бабушки, что означает слово из трех букв. А любимейшая бабушка в прямом смысле слова съездила мне по губам и сказала, что мама придет «и еще с тобой поговорит». Я была в шоке, и мысль даже была вообще не говорить больше ничего. Слава богу, вечером пришла мама и вломила не мне, а любимой бабушке. Вот только бабушка после этого дня любимой быть перестала». Жанна.

Не обобщайте

Даже если вы считаете, что материться ужасно, говорите именно об этом, а не о том, что ребенок в целом плохой (хотя это нужно помнить всегда, когда вы хотите отчитать ребенка).

Не делайте из мухи слона

Говорите ребенку правду и не преувеличивайте «ужасность» мата. Во-первых, врать плохо (это правило важно помнить и детям, и родителям), а во-вторых, вы можете попасть в неловкую ситуацию, когда ребенок услышит «плохие» слова от папы, смотрящего футбол.

Не стыдите ребенка прилюдно

Если ребенок ругнулся в компании ваших приятелей, близких или людей на улице — не надо ставить его к позорному столбу и призывать к «расправе» над чадом окружающих. Понятно, что родителям за ребенка стыдно — но это не значит, что нужно стыдить его. Окружающие вскоре забудут про оплошность ребенка, а чувство обиды и позора ребенок пронесет через всю жизнь. В обществе поменяйте тему, а о вредности мата поговорите дома.



В данной статье рассматривается ситуация с употреблением нецензурной лексики в учебных заведениях.

Ключевые слова: мат, нецензурная лексика, реакция, способы нивелирования.

Мат нас окружает, кого-то больше, кого-то меньше, но мы всё время слышим, а то и употребляем ненормативную лексику. При этом есть чёткая официальная позиция: осуждение. Так почему так происходит? Почему и какой-нибудь пятиклассник, и состоятельный бизнесмен позволяют себе «горячее словцо»? Слова-то они говорят одни и те же, но природа ругани всё же разнится. Давайте начнём с пятиклассника.

С раннего детства любой ребёнок транслирует всё, что услышал и увидел, он похож на диктофон, который вместе с записью одновременно воспроизводит всё услышанное. Как в анекдоте, висит объявление в детском саду: Уважаемые родители, просим вас не верить тому, что дети рассказывают о детском саде, взамен мы обещаем не верить тому, что они рассказывают про дом. Действительно, маленький ребёнок рассказывает всё, что слышал, несмотря на то, что большинство слов он не понимает. И первую нецензурщину ребёнок чаще всего слышит в детском саду (мы всё же берём за норму семью, в которой не матерятся). Дальше несколько вариантов развития событий: обескураженная мама в жёсткой форме объясняет чаду, что так говорить нельзя и что за такие слова будет следовать наказание, второй вариант основан на объяснении неприятия «таких» слов и третий вариант заключается в игнорировании события. Не скажу про первый вариант, но второй и третий мне хорошо знакомы и, возможно, благодаря этим вариантам я и моя жена не ругаемся. А может быть была ещё какая-то причина, ускользнувшая от наших родителей. Наверняка есть ещё варианты, связанные с поощрением или наказанием.

Независимо от вариантов возникший интерес к новому слову может либо увеличиваться, либо сходить на нет. Так как в детстве первыми и непререкаемыми авторитетами являются родители, то только от них зависит купирование или подкрепление интереса к ненормативной лексике. Представим, что в семье матерятся изредка, но при этом мат всё же осуждается, в таких случаях ребёнок слышит: я тебе рот с мылом помою, ты ещё маленький такие слова говорить, ты где этого понабрался. Этими фразами родители: 1. Дают негативную оценку мату, 2. Говорят, что плохое можно делать, но взрослым, 3. Не берут на себя ответственность за речь ребёнка. Ребёнок воспринимает полученную информацию, понимает её по-своему: он хочет скорее стать взрослым, самостоятельным, и в его понимании ненормативная лексика является необходимым вербальным атрибутом взрослого человека. Эту идею поддерживает улица. Жаргонизмы, арго, профессионализмы — все эти группы речи, помимо коммуникативной, имеют идентификационную функцию. Другими словами, при помощи речи компания отличает своих и чужих. В такой ситуации любому подростку проще материться, нежели быть белой вороной, более того, чем ярче будет речь подростка, тем больше его авторитет. В то же самое время подросток усваивает такое понятие, как «ситуативная речь». Для каждой группы общения у него есть свой лексикон: отдельно — для семьи, отдельно — для школы, отдельно — для улицы, отдельно — для кружка по интересам. Через некоторое время мат перестаёт быть чем-то особенным и превращается из маркера «свой-чужой» в обыденность. Подросток даже не замечает перехода от литературной речи к ненормативной.

Когда мат стал нормой, появляется новый оттенок употребления, эмоциональный окрас, в этот период мат схож с междометиями: восхищение, удивление, радость, гнев, злость — все эти чувства и их степени могут передаваться одним словом с разницей лишь в интонации. Другими словами, мат унифицирует речь подростка. Но в этом случае нельзя назвать ненормативную лексику осознанным инструментом речи, так как от использования инструмента можно отказаться, заменить другим, подросток же отказаться от ярких слов легко не может. Здесь подросток условно сталкивается с третьим этапом возрастного употребления мата, который условно можно обозначить как этап низкого контроля, низкой самоорганизации, низкой культуры общения (образованности). В принципе, к этому этапу относятся все взрослые самостоятельные люди, ругающиеся матом. В отличие от подростка, взрослый человек с помощью мата снимает внутреннее напряжение, выпускает злость, раздражение, он вербализирует негативную энергию, тем самым отчасти избавляясь от неё. Хорошо, когда человек делает это осознанно, однако, в большинстве случаев, мат означает чёткую агрессию, направленную на кого-то конкретно или на общество, событие, ситуацию и т. д. Можно провести параллель с животными, которые своё агрессивное действие предупреждают звуками, запахом, цветом, объёмом. Кошка, реагирующая на приближение возможного врага, щетинится, шипит, показывает когти и клыки, тем самым давая понять, что готова дать отпор, однако эта реакция не говорит о неизбежной схватке. Так и у людей активная перепалка может играть роль примеривания к сопернику, как у боксёров контрольное взвешивание перед боем, только в отличие от боя, драка на улице может не состояться, закончиться словами.

У Ремарка в «Трёх товарищах» есть эпизод, где главный герой идёт по улице, случайно задевает прохожего и начинается взаимная перебранка, которая заканчивается удивлением оппонента услышанной незнакомой ранее фигуре ненормативной речи, но это возможно лишь при, на удивление, высокой культуре и образованности «дуэлянтов».

Как уже было сказано ранее, мат широко используется во всех сферах нашей жизни: от детского сада до похоронной компании, не зависимо от возраста, пола, социального достатка, образования. Мы рассмотрим употребление ненормативной лексики в общеобразовательных учреждениях среднего звена более подробно. Мат в школе есть. Будь то частный лицей или самая обыкновенная государственная школа, под крышей учебного заведения то тут, то там слышны запрещённые слова. И снова парадокс: слова, запрещённые в обществе, но само общество активно использует данную лексику. В школе обществом являются учителя, дети и родители. Первое, что хочется сказать: учителя тоже люди. Они тоже волнуются, нервничают, боятся, злятся, радуются, одним словом — проявляют эмоции. Конечно, профессия педагога обязывает вести себя определённым образом. То, что может себе позволить каменщик на стройке, учителю запрещено под страхом административного, а то и уголовного кодекса. И всё же иногда уставший человек в учительской среди коллег или в пустом классе позволяет себе проронить пару «ярких» слов. У современного школьника школа и реальная жизнь — вещи не то, чтобы одного порядка, но почти противоположные. Несмотря на это школа является яркой гиперболизированной моделью жизни, и все диалоги, которые мы можем слышать за пределами школьного забора дублируются в школьных стенах, меняются только темы, форма же вполне конкретна и непрезентабельна.

Как реагировать учителю, ведь именно он является представителем власти в учебном заведении, на проявление ненормативной лексики в школе? Жёстко осудить, застыдить, вызвать родителей, написать докладную, наказать иным способом, проигнорировать, перевести в шутку, поддержать — как? При выборе ответа на этот вопрос, необходимо помнить, что дети, ругаясь матом, знают общественную оценку этому действию, они знают, что за мат следует наказание, степень которого зависит от личности учителя. Они знают и всё равно ругаются. Если представить, что за мат последует на самом деле строгое наказание, даже жестокое, мат уйдёт в «подполье» и в «подполье» те же самые слова будут говориться и писаться тише. Дело в том, что данная лексика несёт не столько номинативную, сколько оценочную функцию, а следовательно, взаимодействует напрямую с эмоциями, которыми подросток далеко не всегда умеет управлять. Игнорировать факт ругани также нельзя, так как закрытие глаз на это даст понять ученику, что материться невозбранимо.

В учебном заведении необходимо создать безопасное пространство, безопасное во всех смыслах, и в физическом, и в психологическом. В данной локации должен работать свод общепринятых с учащимися законов, включающих в себя все сферы учебного и внеучебного процесса (урочного, внеурочного). Вопрос мата — это вопрос не только лексики и культуры, это вопрос общественного устройства. При условии принятия таких законов учащийся будет чувствовать себя в безопасности, у него будут возможности высказывать свои мысли, эмоции, согласия и несогласия без оглядки на последствия. Если в данном учебном обществе приняты этические нормы, то любой член такого общества будет действовать в рамках этих норм. Это не значит, что он не может выйти за рамки, иногда будут и «выходы» за пределы нормы, однако в подавляющем большинстве случаев ученику не нужно будет прибегать к ненормативной лексике для выражения своего несогласия или своей негативной реакции, так как его и так слышат, а для высшей степени восхищения, поощрения согласия у учащегося будут в распоряжении другие инструменты.

Наивысших результатов можно добиться в случае, когда дети и учатся, и живут в учебном заведении, другими словами, интернат помог бы приблизить решение этой проблемы при условии отобранного подготовленного педагогического состава. Что касается обыкновенных общеобразовательных школ, то здесь ситуация сложнее, так как достигнутые в классе результаты могут нивелироваться семьёй и окружающим миром в целом. Верную реакцию педагога нельзя прописать в правилах. Каждую ситуацию нужно разбирать отдельно. Однако ясно, чего не должен делать педагог: агрессия, унижение, полное безразличие, подкрепление (здесь мы говорим о личном примере учителя, который следит за своим лексиконом как в школе, так и вне её). Для достижения наилучшего результата лучше всего руководствоваться такими моральными категориями, как терпение, принятие, умение и желание слушать, твёрдая мягкость (при мягком объяснении в мягкой формулировке учитель чётко даёт понять неприемлемость данной лексики).

Подведём итог. Вопрос о ненормативной лексике в школе не является односторонней проблемой, скорее это симптом более крупных «заболеваний», решение которых находится в комплексном подходе, и рычаги воздействия которых можно найти во всех сферах жизнедеятельности участника учебного процесса.

Интернет пестрит предложениями о продаже одежды и других товаров с нецензурными надписями. Алишер Моргенштерн, Елена Темникова и даже Александр Невзоров не стесняются выставлять в своих фаншопах и на страницах соцсетей бранные надписи. Но законно ли рекламировать и продавать такую продукцию? Отвечает Виолетта Колосова, специалист юридической службы «Единый центр защиты».

По вопросу, какие слова можно отнести к нецензурным, стоит сразу оговориться, что понятие «нецензурная брань» — это лишь составная часть так называемой ненормативной лексики, понятие которой шире и включает в себя не только бранные нецензурные слова (мат), но и неприличные, грубо-просторечные слова и выражения. Суды и Роскомнадзор придерживаются мнения, что бранные и нецензурные коннотации тоже относятся к ненормативной лексике, если в людском сознании вызывают стойкую ассоциацию с тем или иным словом, учитывая контекст. Контекст существенно влияет на смысл текста и его восприятие и, в конечном итоге, на юридическую ответственность.

Роскомнадзор не раз писал, что матом считаются слова на буквы Х, П, Б, Е, а также образованные от них слова и выражения, однако специалисты, проводящие в суде лингвистические экспертизы, сходятся во мнении, что перечень нецензурных слов четко не определен.

Часто встречается замаскированная нецензурная лексика. Например, штраф заслужила компания, разместившая рекламный баннер со словами «Полный песец». Суд высшей инстанции счел, что речь здесь идет отнюдь не о белой полярной зверюшке, и компания вполне знала, что делает и на что намекает. Примерно также было оценено слово «оГРИННеть» на рекламном щите компании «Гринн». Суд посчитал, что оно может быть образовано путем замены в человеческом сознании букв Г и Х или смешения в произношении звуков Г и Х.

Сюда же можно отнести и футболку с тремя буквами из магазина Александра Невзорова. Ассоциация с известным матерным словом может быть чревата для магазина штрафом. Сокращение или выделение в словах непристойных частей неприемлемо.

Такая работа. Мерч телеканала «Дождь». Не нарушает законодательство, пока иное не определено судом. Фото: tvrain.ru/shop.

В любом случае, решающее слово за судами. По их мнению, ненормативная лексика — понятие очень широкое, растяжимое и оценочное. Но уже из приведенных примеров видно, что Роскомнадзор, ФАС и суды толкуют норму закона «О рекламе» весьма расширительно. И порой, несмотря на свои же рекомендации о том, чтобы в публичных выступлениях, печати и рекламе хотя бы частично закрашивались неприличные слова, Роскомнадзор и ФАС налагают ответственность на компании за скрытое использование ненормативной лексики.

Если одежда, содержащая нецензурную брань, выставлена в торговом зале или в интернете на всеобщее обозрение и при этом никаким образом мат не заблюрен (размыт), не закрыт и не закрашен — это нарушение. Дело в том, что запрет на публичную демонстрацию мата закреплен законодательно, в том числе и в законе «О рекламе», статье 5.

Предприимчивым продавцам можно выйти из положения, как это сделали недавно в московском ЦУМе. Нашумевший принт Vetements стал продаваться только в интернете с полностью размытыми матерными словами и пометкой 18+. Заметим, что детей от матерной речи защищает закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Среди детей нельзя распространять информацию, содержащую нецензурную брань. За нарушение этого запрета предусмотрены штрафы и/или приостановление деятельности нарушителя.

Скриншот страницы продажи коллекции Vetements с tsum.ru.

Прогулка в одежде с нецензурной бранью может окончиться штрафом за мелкое хулиганство по статье 20.1 КоАП РФ. По ней ответственность возникает за нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, и влечет наложение административного штрафа или административный арест.

Если к вам подошел полицейский и указывает на нарушение общественного порядка, а вам не во что переодеться, снимайте одежду, выворачивайте ее наизнанку и надевайте снова, если, конечно, не хотите ходить голым или платить штраф.

Закон о СМИ называет нецензурную лексику злоупотреблением свободой массовой информации, иными словами, нельзя использовать СМИ для распространения материалов, содержащих нецензурную брань. По нормам КоАП РФ есть ответственность за нарушение порядка изготовления и распространения продукции СМИ, штраф с конфискацией предмета административного правонарушения.

Что касается соцсетей, действует правило статьи 8 закона «О СМИ», согласно которой любой сайт в интернете, который зарегистрирован как сетевое издание, является СМИ с вытекающими из статуса СМИ обязанностями соблюдать требования указанного закона, в том числе правила о недопустимости нецензурной брани. Регистрация ресурса в качестве СМИ добровольна.

Мерч Елены Темниковой с фразой из одноименной песни. 18+. Без блюра — незаконно. Но в соцсетях можно.

В отношении интернет-СМИ сам факт размещения пользователем нецензурной брани в комментариях на портале или в блоге нарушением, по мнению Роскомнадзора, не будет. Но администрация/редакция по представлению данного ведомства должна удалить данный комментарий или отредактировать его (если это возможно), иначе владелец СМИ получит предупреждение и, возможно, штраф.

В настоящее время законодательство РФ не содержит запрет на мат и нецензурную брань в блогах, которые по правовому регулированию теперь уже не приравнены к СМИ, независимо от количества посещений и популярности, если, конечно, сам блогер не захочет зарегистрировать свой интернет-ресурс в качестве СМИ.

В своем блоге можно употреблять нецензурную брань, но только в том случае, если она не связана с оскорблениями конкретных лиц, государства и не будет нарушать права и интересы детей.

Соцсети, которые не являются средствами массовой информации, можно при определенных критериях отнести к аудиовизуальным сервисам, к которым статья 10.5 федерального закона № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» предъявляет требования о недопустимости контента, содержащего нецензурную брань, под угрозой уголовной, административной и гражданско-правовой ответственности.

При этом, в УК РФ и КоАП РФ ответственность за подобные правонарушения отсутствует, а значит нормы о запрете нецензурной брани в соцсетях, не являющихся СМИ, по сути «мертвы».

Соцсети, которые преимущественно размещают контент своих участников, к аудиовизуальным сервисам и организаторам распространения информации не относятся. К ним, как и к блогерам, нынче вообще никаких запретов на нецензурную брань или в целом за ненормативную лексику не применяется, просто лишь потому что исполнение данных запретов обеспечить и проконтролировать очень сложно.

Резюмируя сказанное: любая демонстрация товара в реальных (офлайн) магазинах попадает под запреты законодательства «О рекламе», а если она ведется в соцсетях, зарегистрированных в качестве СМИ — то действуют еще и ограничения, предусмотренные законодательством о СМИ. В случае нарушений такая реклама влечет за собой административный штраф по ст. 14.3 КоАП РФ. И даже может повлечь приостановление или прекращение деятельности средства массовой информации по статье 13.21 КоАП РФ, но прекращение деятельности самой соцсети это не повлечет, она может существовать без статуса СМИ и дальше.

Фото:

«Единый центр защиты»

Подписаться на еженедельную рассылку

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *