Международное частное право

Исходные начала российской доктрины международного частного права

1. Цель норм международного частного права, применяемых россий­ским государством, — правовое обеспечение многообразных междуна­родных экономических, научно-технических и культурных связей, а также установление правового положения иностранцев в РФ, соответствующего правам человека, определенным международными пактами. Международ­ное частное право играет активную роль в организации сотрудничества России с другими странами в области экономики и торговли, транспорта и связи, науки, техники и культуры. В нормах международного частного права отражается мирная внешняя политика нашего государства.

В России провозглашено право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не за­прещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ 1993 г.). Это положение Конституции отражает тенденцию перехода к рыночной экономике, открывает новые возможности для предпринима-

§ 4. Исходные начала российской доктрины международного частного права 29

тельской деятельности иностранных фирм в России. В РФ гарантируется свобода экономической деятельности, признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы соб­ственности.

Важное место в международном частном праве занимают нормы, на­правленные на обеспечение прав и интересов граждан — субъектов соот­ветствующих отношений в области гражданского, трудового, семейного, процессуального права.

Россия последовательно исходит из положений Заключительного акта и принятых в его развитие других документов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Эти документы направлены на обеспечение каждым государством в пределах его территории прав человека и основных свобод лицам, подлежащим его юрисдикции, на обеспечение эффективной юридической помощи гражданам других государств-участников, временно находящимся на их территории, а также на обеспечение возможности за­ключения браков между гражданами различных государств.

По мере того как наше общество становится все более и более откры­тым, по мере того как будут облегчаться и учащаться поездки граждан раз­личных государств за границу, по мере того как будут расширяться процес­сы миграции населения, в том числе и миграции рабочей силы, значение со­ответствующих норм международного частного права будет возрастать.

Действия российского государства и его органов в области междуна­родного частного права исходят из закрепленных в Конституции РФ прин­ципов.

Согласно Конституции РФ 1993 года, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России явля­ются составной частью ее правовой системы. Общепризнанные принци­пы и нормы международного права содержатся в Уставе ООН, в декла-рациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в решениях Между­народного суда.

Для того чтобы такой подход к общепризнанным нормам международ­ного права был полностью реализован в практике судов и других органов в любом государстве (в том числе и в России), потребуется определенный период времени.

Отношения России с другими государствами строятся на основе соблю­дения, признания и уважения суверенитета и суверенного равенства всех стран, отказа от применения силы или угрозы силой; нерушимости границ, территориальной целостности государств; мирного урегулирования спо­ров; невмешательства во внутренние дела; уважения прав и свобод чело­века, включая права национальных меньшинств; добросовестного выпол­нения обязательств и других общепризнанных принципов и норм между­народного права.

Глав а 1. Понятие, предмет и система международного частного права

§ 5. Система международного частного права

2. Из принципа суверенного равенства государств вытекает принцип недискриминации. В силу этого принципа не должна допускаться дискри­минация как в области торгово-экономических отношений между различ­ными странами, так и в отношении правового положения иностранных юридических лиц и граждан по причине принадлежности данного государ­ства к той или иной общественно-политической системе или на основании иного отличительного признака.

Нормы нашего внутреннего законодательства, относящиеся к области международного частного права, в том числе и коллизионные нормы, в принципе носят общий характер, не делая каких-либо различий примени­тельно к разным зарубежным правовым системам. Если, например, в за­коне установлено, что права и обязанности сторон по обязательствам, воз­никающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место причинение вреда (ст. 167 Основ гражданского законода­тельства 1991 г.), то это положение относится в равной мере к правам, возникшим поддействием любой соответствующей правовой системы, по­скольку иное не вытекает из международного договора РФ с каким-либо государством.

В современных условиях углубления сотрудничества со всеми страна­ми, осуществления перестройки механизма внешнеэкономической дея­тельности, решения задачи создания благоприятного инвестиционного климата перед нашей наукой международного частного права встали новые задачи, связанные с разработкой различных правовых аспектов совмест­ной деятельности как в форме совместных предприятий, учрежденных на территории РФ и за рубежом, так и в форме реализации совместных про­ектов регионального характера.

На современном этапе международных отношений и развития нашего общества можно сформулировать основные задачи, стоящие в нашей стране в области международного частного права:

во-первых, дальнейшее совершенствование правового обеспечения интеграционных процессов, в том числе и проведение работы по унифика­ции и сближению правовых норм стран — членов СНГ, которые призваны регулировать отношения между предприятиями этих стран;

во-вторых, содействие применению новых, более глубоких форм со­трудничества, и прежде всего различных форм совместной предпринима­тельской деятельности;

в-третьих, защита прав и интересов иностранных инвесторов в РФ и российских инвесторов за рубежом, обеспечение гарантий в этой сфере отношений;

в-четвертых, расширение гарантий прав иностранцев в РФ в самых различных областях (трудового, семейного права, судебной защиты);

в-пятых, обеспечение защиты имущественных прав и законных инте­ресов граждан, организаций и фирм РФ за рубежом.

В век технического прогресса, в условиях дальнейшей интернациона­лизации хозяйственных и культурных отношений, когда действия, совер­шенные в пределах одного государства, могут повлечь за собой последст­вия в других странах, когда все большее число наших организаций и граж­дан вступают в различные по своему характеру отношения с организация­ми и гражданами других стран, знание вопросов международного частного права должно помочь нашим консульским учреждениям, различным орга­низациям в обеспечении надлежащей правовой защиты государственного имущества, прав и интересов наших граждан, российских организаций и самого государства за рубежом.

При применении этих норм на практике, при регулировании отношений с иностранцами и иностранными организациями и фирмами, при опреде­лении в каждом конкретном случае прав и обязанностей сторон необходи­ма особая четкость.

Велико практическое значение изучения вопросов международного частного права, знание которых необходимо не только работникам органов внешних сношений российского государства, но и юристам, работающим в различных областях хозяйства, и прежде всего на предприятиях и фирмах различных форм собственности, в организациях и учреждениях культуры, работникам суда, прокуратуры, нотариата, загсов и других государствен­ных органов.

Предмет международного частного права

К предмету МЧП относят только те гражданско-правовые отношения, которые имеют международный характер. В юридической литературе такие отношения называют также трансграничными отношениями или отношениями, осложненными иностранным элементом.

В российской науке МЧП подчеркивается, что предметом МЧП являются гражданские правоотношения «в широком смысле».

Такая приставка «в широком смысле» отражает дифференциацию отраслей права в системе российского права на такие отрасли, как гражданское, трудовое, хозяйственное, экологическое, аграрное, земельное право. Примерный перечень отраслей права можно было бы определить, обращаясь к государственному стандарту, но и он через некоторые периоды времени меняется.

В связи с этим дифференциация отраслей права не является окончательной и исчерпывающей.

Даже судя по тому, что в разных юридических вузах существует разное количество изучаемых правовых дисциплин, можно говорить о еще не окончательно сформированном делении отраслей права. Это вполне закономерно, поскольку как на международном, так и на государственном уровне с развитием экономики, социальной сферы появляются новые ниши, требующие правовой регламентации.

Международное частное право внедряется в ту область цивилистических отраслей права, которые связаны с отношением равноправных субъектов. Это сфера имущественных и личных неимущественных отношений, которая существует не только в отрасли, именуемой в российской правовой системе «гражданское право», но и в брачно-семейном, трудовом, хозяйственном, экологическом и других отраслях права, в которых могут решаться вопросы, связанные с имущественными или неимущественными отношениями.

Однако следует помнить, что в указанных отраслях права, включаемых в «широкий смысл», регулируемыми являются не только отношения гражданско-правового, но и административно-правового характера, истинную природу которых порой бывает очень трудно определить.

Наиболее распространенным является применение «широкого смысла» к отраслям трудового и брачно-семейного права РФ, поэтому следует более подробно остановиться на предмете регулирования МЧП в данных областях.

Прежде всего, как трудовое, так и брачно-семейное право представляют собой конгломерат гражданско-правовых и административно-правовых отношений.

Предметом регулирования МЧП является только та область в трудовом и брачно-семейном праве, которая опосредует гражданско-правовые отношения.

В гражданско-правовой сфере субъекты являются равноправными, и отношения имеют невластный характер. В области брачно-семейных отношений гражданско-правовую природу имеют отношения по заключению или расторжению брака, усыновлению, отношения между супругами, родителями и детьми, алиментные обязательства. В области трудового права имущественный характер имеют отношения по вопросу возмещения вреда в связи с трудовым увечьем; определения материальных условий при заключении трудового контракта. При регулировании данных отношений, осложненных иностранным элементом, следует определить применимое право.

В сферах трудового и семейного права административными методами регулируются порядок регистрации брака и других актов гражданского состояния (из области брачно-семейного права); установление продолжительности рабочей недели, определение правил внутреннего трудового распорядка (из области трудового права) и др. При регулировании данных отношений не будет возникать проблемы выбора права.

Порой бывает трудно определить, какую природу — гражданско-правовую или административно-правовую — имеет то или иное отношение. Например, в Семейном кодексе Российской Федерации 1995 г. (СК РФ) содержится коллизионная норма, определяющая выбор права применительно к регулированию формы заключения брака. Учитывая, что коллизионные нормы есть атрибут нормативной системы МЧП и ни одна другая отрасль права не имеет в своем наличии коллизионных норм, напрашивается вывод: норма, содержащаяся в статье 169 СК РФ, входит в состав МЧП и, следовательно, регулирует гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом. В действительности же форма брака не имеет гражданско-правового содержания и относится к административным правилам, устанавливаемым каждым государством самостоятельно, без учета «интереса» иностранного элемента.

Предмет МЧП неоднозначно определяется российской наукой. Не углубляясь в критический анализ вышеизложенных подходов, представляется более удачным определение предмета МЧП с позиций дифференцированного отношения к материальному и процессуальному праву. Исключение процессуальных отношений из предмета МЧП не означает их игнорирования при рассмотрении вопроса о предмете МЧП. Даже представители тех школ, которые не включают процессуальные отношения в предмет МЧП, не возражают против того, чтобы эти отношения стали предметом изучения науки или учебного курса. Именно поэтому, когда речь идет о системе МЧП как о науке или учебном курсе, одной из составляющих этой системы является международный гражданский процесс.

Важность изучения процессуальных отношений обусловлена взаимосвязью правового регулирования гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом, и рассмотрением данных отношений в суде. Гражданский спор, имеющий международный характер, может быть осложнен дополнительными процессуальными «нюансами». Не случайно российский законодатель в новых источниках гражданско-процессуального права — Гражданском процессуальном и Арбитражном процессуальном кодексах Российской Федерации (оба приняты в 2002 г.) — предусмотрел специальные разделы, посвященные учету особенностей производства гражданско-правовых дел, осложненных иностранным элементом. Подобные разделы были и в старом законодательстве, но в весьма «урезанном» варианте.

К вопросам международного гражданского процесса (МГП) относятся определение международной подсудности, правила сношений государственных судебных органов по вопросам оказания друг другу помощи по истребованию доказательств, вручению повесток, признанию документов, производству экспертизы, допросу свидетелей и другие процессуальные действия.

Рассмотрение этих вопросов обычно включается в учебный курс МЧП, хотя, возможно, при дальнейшем развитии гражданского процесса этот материал войдет в дисциплину «Гражданский процесс» либо будет изучаться в специальном курсе «Международный гражданский процесс». Исключение процессуальных отношений из предмета МЧП обусловлено тем, что порядок и правила ведения гражданского процесса применяются судом согласно тем процедурам и нормам, которые установлены в национальном законодательстве. Судья не обязан знать иностранное процессуальное право. Ни в одной правовой системе не существует правил применения иностранных процессуальных норм. Из этого следует, что иностранцы, привыкшие в судах «своего» государства к рассмотрению гражданских споров коллегией присяжных заседателей, не могут претендовать на подобную процедуру рассмотрения в тех государствах, где гражданские дела принято рассматривать судьей единолично либо судом в ином составе.

Учитывая тот факт, что предметом МЧП являются только такие гражданские правоотношения, которые осложнены иностранным элементом, следует подробно остановиться на характеристике самого иностранного элемента. Вообще термин «иностранный элемент» до принятия специального раздела «Международное частное право» части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) был чисто условным. При этом многие отечественные ученые относились к его использованию весьма негативно. К примеру, В.П. Звеков определял «иностранный элемент» как «сухой, невыразительный термин», за которым скрываются разнообразные ситуации, характерные для международного частного права. Аналогичной оценки неудачного употребления данного термина применительно к характеристике международного характера придерживается и Л.П. Ануфриева, издавшая второй по значимости в истории отечественного международного частного права (вслед за Л.А. Лунцем — классиком в данной отрасли) титанический труд — трехтомник, в котором исследованы вопросы МЧП. Невыразительность термина она объясняет тем, что он искажает сущность отношения: как будто в целом отношение является внутригосударственным, и в нем лишь присутствует какой-либо иностранный элемент. В действительности же речь идет о международном характере в целом всего отношения, а не отдельном его элементе.

В российском законодательстве термин «иностранный элемент» был использован в главе XXVI «Применимое право» Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации 1999 г. (КТМ). Используется этот термин и в разделе VI «Международное частное право» части третьей ГК РФ 2001 г. И статьей 414 КТМ РФ, и статьей 1186 ГК РФ установлены правила определения применимого права к регулированию отношений с участием иностранных лиц либо отношениям, осложненным иным иностранным элементом. Законодатель использует этот термин без кавычек, в то время как до этого во многих учебных курсах он употреблялся именно в кавычках (тем самым авторы подчеркивали условность его употребления). Иностранный элемент свидетельствует о том, что отношения затрагивают как с точки зрения интереса, так и с точки зрения пространственной сферы юрисдикцию нескольких государств: правовую систему государства, где рассматривается спор, и правовую систему, к которой принадлежит иностранный элемент.

Сравнивая редакцию статьи 414 КТМ РФ и статьи 1186 ГК РФ, можно заметить одно существенное отличие в интерпретации иностранного элемента: в статье 414 (как в названии самой статьи, так и в тексте нормы) законодатель противопоставляет участие иностранных лиц наличию иностранного элемента. Вот как это выглядит: «Право, подлежащее применению к отношениям, возникающим из торгового мореплавания с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иностранным элементом… определяется в соответствии…» Таким образом, получается, что наличие иностранного субъекта еще не дает основания квалифицировать данное отношение как отношение, осложненное иностранным элементом. Такая редакционная погрешность могла бы изменить теорию международного частного права, если оценивать ее не как техническую ошибку, а как осознанную позицию законодателя. Разумеется, данная «вольность» дала пищу для высказываний ученых по этому поводу, однако, как показывает правоприменительная практика, что не стоит придавать ей какого-то особого смысла, связанного со спецификой правоотношений.

Само юридическое содержание термина «элемент» обозначает осложнение им структурной части правоотношения—субъекта, объекта или содержания (прав и обязанностей сторон). Поэтому, когда речь идет о том, что иностранный элемент «присутствует» в субъекте, юридически правильнее будет сказать, что субъект правоотношения имеет иностранную характеристику. Иностранная характеристика может касаться гражданства, места жительства, места пребывания, места нахождения. Однако, как уже ранее было отмечено, не следует уделять большого внимания многим условностям для уяснения сущности самого явления. Очевидным является одно: иностранная «субстанция» может проникать в субъект правоотношения, может характеризовать объект и юридический факт, имевший место за пределами территории рассмотрения спора.

В науке МЧП принято выделять три группы ситуаций, в которых иностранный элемент оказывается прикрепленным к разным элементам правоотношения.

Первую группу составляют правоотношения, в которых субъект имеет иностранную характеристику (или, как принято говорить, с определенными отступлениями от теории права — иностранный элемент присутствует в субъекте). Эти ситуации наиболее распространены в МЧП и проявляются в разных областях правоотношений: при заключении сделки между юридическими лицами разной национальной принадлежности; в деликтных отношениях, когда делинквент и потерпевший — лица, имеющие разное гражданство: в наследственных, брачно-семейных правоотношениях и других.

Ко второй группе относятся правоотношения, в которых иностранным элементом является объект. Примерами таких отношений могут служить споры по определению права собственности на иностранное имущество или же определение порядка наследования строения, находящегося за пределами территории государства, рассматривающего спор. При рассмотрении в российском суде спора о признании завещания частично недействительным и о признании права собственности на домовладение, если даже наследники и наследодатель — граждане одного государства и постоянно проживают на территории Российской Федерации, но домовладение находится за пределами территории России, отношение считается осложненным иностранным элементом. Соответственно требуется решение вопроса о выборе правовой системы.

К третьей группе принадлежат отношения, осложненные иностранным элементом в виде юридического факта. Например, объявление гражданина умершим, признание гражданина безвестно отсутствующим, установление факта пребывания в вооруженных силах, факта родственных отношений, факта репрессирования и других юридических фактов (в российской правовой системе устанавливаемых в порядке особого производства).

Наличие иностранного элемента не всегда может быть выражено в каком-то одном элементе правоотношения. Существуют такие ситуации, когда иностранный элемент одновременно осложняет и субъект, и объект правоотношения или же все три элемента правоотношения принадлежат разным правовым системам. Для того чтобы правоотношение входило в предмет регулирования МЧП, совершенно необязательно, чтобы иностранный элемент принадлежал к какому-либо определенному элементу в правоотношении. Само появление иностранного элемента в гражданском правоотношении является решающей предпосылкой попадания правоотношения в предмет МЧП. Хотя и данная посылка не является абсолютной в отечественной доктрине. Свой, отличный от других, высказывает взгляд Л.П. Ануфриева, считая, что если иностранец на территории России совершает бытовую сделку, то она не будет регулироваться нормами МЧП, поскольку, по ее мнению, в данном случае не проявляется правовая связь рассматриваемого отношения с правом иностранного государства. Не умаляя значения такой позиции, следует все-таки констатировать, что она не согласуется с российским законодательством: раздел VI ГК РФ посвящен регулированию не только бытовых сделок, но и сделок, совершаемых в процессе предпринимательской деятельности. Регулируемые коллизионными нормами, эти сделки, независимо от характера, относятся к международным.

− Понятие международного частного права
− Сфера действия международного частного права
− Коллизия права: понятие, основания ее возникновения
− Место международного частного права в правовой системе
− Функции международного частного права
− Источники международного частного права

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО — самостоятельная отрасль национального права, представляющая собой систему принципов, коллизионно-правовых и унифицированных материально-правовых норм, регулирующих частные отношения (гра­ж­дан­ские, се­мей­ные, тру­до­вые и др.), осложнённые иностранным элементом, по­сред­ст­вом пре­одо­ле­ния кол­ли­зии ча­ст­но­го пра­ва раз­ных го­су­дарств.

Тер­мин международное частное право, на­чи­ная с середины XVIII века, ши­ро­ко рас­про­стра­нён в за­ру­беж­ной док­три­не и прак­ти­ке. Бу­ду­чи при­знан­ным и отечественной док­три­ной, юри­ди­че­ски этот тер­мин впер­вые за­кре­п­лён в на­зва­нии раз­де­ла VI Гражданского ко­дек­са РФ в 2001 году. международное частное право воз­ник­ло и раз­ви­ва­лось как кол­ли­зи­он­ное пра­во в рам­ках национального пра­ва раз­ных го­су­дарств (в Рос­сии — со второй половины XIX века).

Национальная при­ро­да кол­ли­зи­он­но­го пра­ва со­хра­ня­ет­ся до сих пор: бо­лее 50 го­су­дарств (Ав­ст­рия, Вьет­нам, Ита­лия, Ки­тай, Ру­мы­ния, Швей­ца­рия, Япо­ния и др.) в конце XX — начале XXI веков су­ще­ст­вен­но об­но­ви­ли или впер­вые соз­да­ли своё кол­ли­зи­он­ное пра­во. Уни­фи­ци­ро­ван­ные кол­ли­зи­он­ные и ма­те­ри­аль­ные нор­мы, яв­ля­ясь по су­ти ме­ж­ду­на­род­ны­ми, дей­ст­ву­ют в пре­де­лах го­су­дар­ст­ва в ка­че­ст­ве национальных норм: го­су­дар­ст­ва — уча­ст­ни­ки до­го­во­ров бе­рут на се­бя обя­за­тель­ст­во обес­пе­чить пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние со­от­вет­ст­вую­щих от­но­ше­ний на ос­но­ве уни­фи­ци­рованных до­го­вор­ных норм, т. е. при­дать им та­кую юри­дическую си­лу, что­бы они бы­ли обя­за­тель­ны для пра­во­при­ме­ни­тель­ных ор­га­нов и всех лиц, на­хо­дя­щих­ся под юрис­дик­ци­ей го­су­дар­ст­ва, — си­лу национального пра­ва.

Вве­дён­ные в национальную пра­во­вую сис­те­му (например, в со­от­вет­ст­вии с пунктом 4 статьи 15 Кон­сти­ту­ции РФ), они вы­сту­па­ют в ка­че­ст­ве национальных норм, но со­хра­ня­ют связь с ме­ж­ду­народным до­го­во­ром, что по­ро­ж­да­ет ряд осо­бен­но­стей их при­ме­не­ния. По­это­му международное частное право во­пре­ки на­зва­нию име­ет национальную при­ро­ду, яв­ля­ет­ся от­рас­лью (или иным об­ра­зо­ва­ни­ем) национального пра­ва ка­ж­до­го го­су­дар­ст­ва: международное частное право анг­лий­ское, фран­цуз­ское, ки­тай­ское и т. д. Кол­ли­зи­он­ные нор­мы российского МЧП со­сре­до­то­че­ны в раз­де­ле VI Гражданского кодекса РФ, в раз­де­ле VII Се­мей­но­го ко­дек­са РФ, в главе ХХVI Ко­дек­са тор­го­во­го мо­ре­пла­ва­ния РФ, встре­ча­ют­ся так­же еди­нич­ные нор­мы в отдельных за­ко­нах (например, статьи 2 и 3 Фе­де­раль­но­го за­ко­на «Об ино­стран­ных ин­ве­сти­ци­ях», 1999 год). В со­став российского МЧП вхо­дят так­же уни­фи­ци­рованные кол­ли­зи­он­ные и ма­те­ри­аль­но-пра­во­вые нор­мы, со­з­дан­ные те­ми ме­ж­ду­народными до­го­во­ра­ми, сто­ро­ной ко­то­рых яв­ля­ет­ся Российская Фе­де­ра­ция.

Пред­мет МЧП ха­рак­те­ри­зу­ют в со­во­куп­но­сти два кри­те­рия:

1) ча­ст­но­пра­во­вые от­но­ше­ния — от­но­ше­ния, под­па­даю­щие под ре­гу­ли­ро­ва­ние ча­ст­ным пра­вом: иму­ще­ст­вен­ные, лич­ные не­иму­ще­ст­вен­ные, в т. ч. пред­при­ни­ма­тель­ские;

2) на­ли­чие в этих от­но­ше­ни­ях ино­стран­но­го эле­мен­та, бла­го­да­ря ко­то­ро­му ча­ст­но­пра­во­вые от­но­ше­ния при­об­ре­та­ют транс­гра­нич­ный (ме­ж­ду­на­род­ный) ха­рак­тер и связь с пра­вом раз­ных го­су­дарств.

Субъ­ек­ты МЧП — фи­зические и юри­дические ли­ца, ча­ще все­го при­над­ле­жа­щие к раз­ным го­су­дар­ст­вам. Субъ­ек­том мо­жет быть го­су­дар­ст­во при ус­ло­вии, что др. сто­ро­ной пра­во­от­но­ше­ния бу­дет ино­стран­ное фи­зическое или юри­дическое ли­цо.

МЧП при­сущ свой ме­тод пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в ви­де сис­те­мы приё­мов, спо­со­бов и средств юри­дического воз­дей­ст­вия, на­прав­лен­ных на пре­одо­ле­ние кол­ли­зии пра­ва раз­ных го­су­дарств. Связь ча­ст­но­пра­во­во­го от­но­ше­ния с пра­вом раз­ных го­су­дарств, ко­то­рое от­ли­ча­ет­ся, под­час су­ще­ст­вен­но, по сво­ему со­дер­жа­нию, при­во­дит к то­му, что од­ни и те же от­но­ше­ния мо­гут по­лу­чить различную юри­дическую оцен­ку и, со­от­вет­ст­вен­но, мо­жет быть по­лу­чен раз­ный от­вет на один и тот же во­прос (ис­тёк ли срок ис­ко­вой дав­но­сти, за­клю­чён ли брак, дей­ст­ви­те­лен ли до­го­вор и т. д.).

Для то­го что­бы от­ве­тить на спор­ный во­прос, не­об­хо­ди­мо пре­ж­де все­го раз­ре­шить или пре­одо­леть кол­ли­зию пра­ва раз­ных го­су­дарств. Су­ще­ст­ву­ет два раз­ных под­хо­да к пре­одо­ле­нию кол­ли­зии раз­но­на­цио­наль­ных за­ко­нов, вы­ра­жен­ных в спо­со­бах пра­во­вой рег­ла­мен­та­ции, со­став­ляю­щих глав­ное со­дер­жа­ние ме­то­да МЧП. Сущ­ность кол­ли­зи­он­но-пра­во­во­го спо­со­ба за­клю­ча­ет­ся в вы­бо­ре ком­пе­тент­но­го пра­во­по­ряд­ка (он мо­жет быть отечественным или ино­стран­ным), осу­ще­ст­в­ляе­мо­го по­сред­ст­вом кол­ли­зи­он­ных норм; сущ­ность ма­те­ри­аль­но-пра­во­во­го спо­со­ба — в уни­фи­ка­ции ма­те­ри­аль­ных норм ча­ст­но­го пра­ва, т. е. в со­зда­нии по­сред­ст­вом ме­ж­ду­народных до­го­во­ров оди­на­ко­вых по сво­ему со­дер­жа­нию норм ча­ст­но­го пра­ва раз­ных го­су­дарств, что сни­ма­ет са­му кол­ли­зи­он­ную про­бле­му.

Нор­ма­тив­ный со­став МЧП фор­ми­ру­ют два бло­ка пра­во­вых норм:

1) кол­ли­зи­он­ные, ко­то­рые под­раз­де­ля­ют­ся на два ви­да: на­цио­наль­ные, соз­да­вае­мые ка­ж­дым го­су­дар­ст­вом са­мо­стоя­тель­но в пре­де­лах сво­ей юрис­дик­ции, и уни­фи­ци­ро­ван­ные, соз­дан­ные на ос­но­ве ме­ж­ду­народных до­го­во­ров как ре­зуль­тат со­гла­со­ван­ной во­ли до­го­ва­ри­ваю­щих­ся го­су­дарств;

2) уни­фи­ци­ро­ван­ные ма­те­ри­аль­ные ча­ст­но­пра­во­вые нор­мы, так­же яв­ляю­щие­ся ре­зуль­та­том со­гла­со­ван­ной во­ли до­го­ва­ри­ваю­щих­ся го­су­дарств.

МЧП как са­мо­сто­ятельной пра­во­вой от­рас­ли при­су­щи свои осо­бые прин­ци­пы — основные на­ча­ла, на ко­то­рых стро­ит­ся вся сис­те­ма пра­во­вой рег­ла­мен­та­ции транс­гра­нич­ных ча­ст­но­пра­во­вых от­но­ше­ний. Прин­цип су­ве­рен­но­го ра­вен­ст­ва национального пра­ва ка­ж­до­го го­су­дар­ст­ва ле­жит в ос­но­ве воз­ник­но­ве­ния, раз­ви­тия и су­ще­ст­во­ва­ния МЧП: ин­те­ре­сы ме­ж­ду­народного об­ще­ния тре­бу­ют при­зна­ния и при­ме­не­ния иностранного пра­ва в пре­де­лах отечественной юрис­дик­ции, что осу­ще­ст­ви­мо с по­мо­щью ме­ха­низ­мов МЧП. Он оз­на­ча­ет, что при от­сыл­ке кол­ли­зи­он­ной нор­мы отечественного пра­ва к пра­ву иностранного го­су­дар­ст­ва оно долж­но в обя­за­тель­ном по­ряд­ке при­ме­нять­ся все­ми отечественными пра­во­при­ме­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми и долж­но­ст­ны­ми ли­ца­ми так, как оно при­ме­ня­ет­ся в род­ном для дан­но­го пра­ва го­су­дар­ст­ве. Прин­цип за­щи­ты отечественного пра­во­по­ряд­ка уста­нав­ли­ва­ет пра­во го­су­дар­ства, до­пус­кающе­го при­ме­не­ние на сво­ей тер­ри­то­рии иностранного пра­ва, очер­тить до­пус­ти­мые гра­ни­цы его при­ме­не­ния в це­лях за­щи­ты ос­нов сво­его пра­во­по­ряд­ка, ко­рен­ных ин­те­ре­сов об­ще­ст­ва и го­су­дар­ст­ва, об­ще­при­знан­ных норм мо­ра­ли.

Ре­али­за­ции дан­но­го прин­ци­па слу­жат ин­сти­ту­ты пуб­лич­но­го по­ряд­ка и им­пе­ра­тив­ных норм. Прин­цип наи­бо­лее тес­ной свя­зи оп­ре­де­ля­ет главную за­да­чу пре­одо­ле­ния кол­ли­зии пра­ва раз­ных го­су­дарств, а имен­но по­иск пра­ва, с ко­то­рым транс­гра­нич­ное от­но­ше­ние наи­бо­лее тес­но свя­за­но, не­за­ви­си­мо от то­го, пре­одо­ле­ва­ет­ся ли кол­ли­зия пра­ва че­рез кол­ли­зи­он­ные нор­мы или че­рез соз­да­ние уни­фи­ци­ро­ван­ных ма­те­ри­аль­ных норм ча­ст­но­го пра­ва на ос­но­ве ме­ж­ду­народных до­го­во­ров в про­цес­се со­гла­со­ва­ния воль го­су­дарств.

МЧП со­сто­ит из об­щей час­ти, рас­кры­ваю­щей по­ня­тие, ха­рак­тер­ные чер­ты и юри­дический ин­ст­ру­мен­та­рий, и осо­бен­ной, со­стоя­щей из ин­сти­ту­тов и под­от­рас­лей (пра­во­вое по­ло­же­ние субъ­ек­тов: ино­стран­цев и лиц без гра­ж­дан­ст­ва в Рос­сии и российских гра­ж­дан за ру­бе­жом в ча­ст­но­пра­во­вой сфе­ре и иностранных юри­дических лиц, осу­ще­ст­в­ляю­щих хо­зяйственную дея­тель­ность в Рос­сии; пра­во­вое по­ло­же­ние го­су­дар­ст­ва — уча­ст­ни­ка ча­ст­но­пра­во­вых от­но­ше­ний, ко­то­рое свя­за­но с его им­му­ни­те­том, — например, зай­мы у иностранных бан­ков, хра­не­ние го­су­дар­ст­вен­ных, в т. ч. по­соль­ских, де­неж­ных средств на сче­тах иностранных бан­ков, пре­дос­тав­ле­ние ино­стран­цам кон­цес­сий и т. д.).

Вещ­ное пра­во, яв­ля­ясь центральным ин­сти­ту­том ча­ст­но­го пра­ва во­об­ще, за­ни­ма­ет зна­чи­мое ме­сто и сре­ди ин­сти­ту­тов МЧП, оп­ре­де­ляя пра­во­вое по­ло­же­ние иму­ще­ст­ва российских гра­ж­дан, юри­дических лиц и го­су­дар­ст­ва за ру­бе­жом и иностранных иму­ществ в Рос­сии, в т. ч. иностранных ин­ве­сти­ций. Наи­бо­лее об­шир­ный ин­сти­тут МЧП — транс­гра­нич­ное обя­за­тель­ст­вен­ное пра­во, вклю­чаю­щее об­щие пра­ви­ла вы­бо­ра при­ме­ни­мо­го пра­ва к лю­бым транс­гра­нич­ным до­го­во­рам и од­но­сто­рон­ним сдел­кам, и нор­мы, кол­ли­зи­он­ные и уни­фи­ци­рованные ма­те­ри­аль­ные, по отдельным ви­дам до­го­вор­ных обя­за­тельств, в т. ч. внеш­не­эко­но­ми­че­ских: до­го­во­ры ме­ж­ду­народной ку­п­ли-про­да­жи то­ва­ров, ме­ж­ду­народного фи­нан­со­во­го ли­зин­га, ме­ж­ду­народного фак­то­рин­га, ме­ж­ду­народного фран­чай­зин­га, рас­чёт­ные, кре­дит­ные и др.

Зна­чи­тель­но рас­ши­ри­лись за по­след­нее вре­мя ком­плек­сы норм, осо­бен­но ме­ж­ду­на­род­ных, ре­гу­ли­рую­щих до­го­во­ры ме­ж­ду­народной пе­ре­воз­ки: мор­ской, же­лез­но­до­рож­ной, воз­душ­ной, ав­то­мо­биль­ной, сме­шан­ной, тру­бо­про­вод­ной. В рам­ках обя­за­тель­ст­вен­но­го пра­ва ре­гу­ли­ру­ют­ся транс­гра­нич­ные вне­до­го­вор­ные обя­за­тель­ст­ва, воз­ник­шие вслед­ст­вие при­чи­не­ния вре­да дей­ст­ви­ем или без­дей­ст­ви­ем, то­ва­ра­ми, ра­бо­та­ми, ус­лу­га­ми, вслед­ст­вие не­ос­но­ва­тель­но­го обо­га­ще­ния, не­доб­ро­со­ве­ст­ной кон­ку­рен­ции в слу­чае, ко­гда по­доб­ные от­но­ше­ния воз­ни­ка­ют с уча­сти­ем ино­стран­цев или за ру­бе­жом.

Транс­гра­нич­ное ин­тел­лек­ту­аль­ное пра­во ре­гу­ли­ру­ет во­про­сы пра­во­вой ох­ра­ны ре­зуль­та­тов ин­тел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти. Главной со­став­ляю­щей транс­гра­нич­но­го ин­тел­лек­ту­аль­но­го пра­ва яв­ля­ют­ся ме­ж­ду­народные до­го­во­ры, в т. ч. при­ня­тые ещё в XIX веке: Берн­ская кон­вен­ция об ох­ра­не ли­те­ра­тур­ных и ху­до­же­ст­вен­ных про­из­ве­де­ний, Па­риж­ская кон­вен­ция об ох­ра­не про­мыш­лен­ной соб­ст­вен­но­сти и др.

Воз­рас­та­ет зна­че­ние и ещё од­но­го ин­сти­ту­та МЧП — транс­гра­нич­но­го на­след­ст­вен­но­го пра­ва, т. к. всё ча­ще в на­след­ст­вен­ную иму­ще­ст­вен­ную мас­су, пе­ре­хо­дя­щую российским гра­ж­да­нам, вклю­ча­ет­ся за­ру­беж­ное иму­ще­ст­во.

Кро­ме ин­сти­ту­тов, МЧП вклю­ча­ет под­от­рас­ли: транс­гра­нич­ное се­мей­ное пра­во ре­гу­ли­ру­ет за­клю­че­ние и рас­тор­же­ние транс­гра­нич­ных бра­ков (с уча­сти­ем ино­стран­цев или за ру­бе­жом), иму­ще­ст­вен­ные и лич­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду суп­ру­га­ми, взаи­мо­от­но­ше­ния ме­ж­ду ро­ди­те­ля­ми и деть­ми, при­об­ре­таю­щие осо­бую со­ци­аль­ную ост­ро­ту, ко­гда ро­ди­те­ли про­жи­ва­ют в раз­ных стра­нах, транс­гра­нич­ное усы­нов­ле­ние де­тей; транс­гра­нич­ное тру­до­вое пра­во, ре­гу­ли­рую­щее тру­до­вые от­но­ше­ния ино­стран­цев в Рос­сии и в не­ко­то­рых слу­ча­ях российских гра­ж­дан за ру­бе­жом (например, труд российских гра­ж­дан в российских ком­па­ни­ях, на­хо­дя­щих­ся за ру­бе­жом).

К XXI веку роль МЧП, ко­то­рое долж­но ре­шать всё бо­лее слож­ные за­да­чи как внут­ри стра­ны, так и в обес­пе­че­нии рав­но­прав­но­го уча­стия Рос­сии в ми­ро­вых хо­зяйственных свя­зях, не­из­ме­ри­мо воз­рос­ла, и эта тен­ден­ция бу­дет со­хра­нять­ся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *