Меры медицинского характера

59. Принудительные меры медицинского характера: понятие и виды; основания и цели применения.

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего Кодекса, в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;

г) утратил силу;

д) совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

2. Лицам, указанным в части первой настоящей статьи, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными законами.

4. В отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характера

Целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в части первой статьи 97 настоящего Кодекса, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера

1. Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, в том числе лицам, указанным в пункте «д» части первой статьи 97 настоящего Кодекса, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

Статья 101. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре

1. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре.

2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.

3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения.

4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Статья 102. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера

1. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, или уголовно-исполнительной инспекции, контролирующей применение принудительных мер медицинского характера, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

2. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, или уголовно-исполнительную инспекцию, осуществляющую контроль за применением принудительных мер медицинского характера, вне зависимости от времени последнего освидетельствования. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, или уголовно-исполнительная инспекция, осуществляющая контроль за применением принудительных мер медицинского характера, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.

2.1. Вне зависимости от времени последнего освидетельствования и от принятого решения о прекращении применения принудительных мер медицинского характера суд на основании внесенного не позднее чем за шесть месяцев до истечения срока исполнения наказания ходатайства администрации учреждения, исполняющего наказание, назначает судебно-психиатрическую экспертизу в отношении лица, указанного в пункте «д» части первой статьи 97 настоящего Кодекса, в целях решения вопроса о необходимости применения к нему принудительных мер медицинского характера в период условно-досрочного освобождения или в период отбывания более мягкого вида наказания, а также после отбытия наказания. Суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы может назначить принудительную меру медицинского характера, предусмотренную пунктом «а» части первой статьи 99 настоящего Кодекса, или прекратить ее применение.

3. Изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

4. В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера

В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.

Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания

1. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 99 настоящего Кодекса, принудительные меры медицинского характера исполняются по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказаний — в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.

2. При изменении психического состояния осужденного, требующем стационарного лечения, помещение осужденного в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

3. Время пребывания в указанных учреждениях засчитывается в срок отбывания наказания. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

4. Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Пунктом «д» ч. I ст. 97 УК, а также п. «а» ч. I ст. 99 УК (оба нововведения внесены Федеральным законом от 29.02.2012 № 14-ФЗ) закон предусматривает правовое последствие наличия у обвиняемого педофилии в виде применения специфической принудительной меры медицинского характера. Этот новый вид принудительных мер медицинского характера получил название, уже имеющееся в УК: «амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра». То есть амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (п. «а» ч. I ст. 99 УК) может теперь применяться к лицам, совершившим в возрасте старше 18 лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости (п. «д» ч. 1 ст. 97).

Принудительное лечение, лиц, указанных в п. «д» ч. 1 ст. 97 УК, может применяться как в соединении с наказанием (во время его отбывания и по месту отбывания), так и поме отбытия наказания.

Принудительное лечение во время отбывания лицом наказания осуществляется по тем же правилам, что и принудительное лечение «ограниченно вменяемых» осужденных (ст. 22 и п. «в» ч. 1 ст. 97 УК). Не реже одного раза в 6 месяцев лицо подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о возможном прекращении принудительного лечения. При отсутствии оснований для прекращения оно подлежит продлению судом на основании заключения комиссии врачей-психиатров по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение. Первое продление проводится по истечении 6 месяцев с момента начала лечения, последующие – ежегодно (ч. 2 ст. 102 УК).

Однако вне зависимости от времени последнего освидетельствования и даже в случае отмены принудительного лечения лицо, упомянутое в п. «д» ч. 1 ст. 97 УК, к которому принудительное лечение применяется (либо применялось, но было отменено), должно быть направлено на судебно-психиатрическую экспертизу не позднее 6 месяцев до истечения срока наказания. Экспертиза назначается судом по ходатайству администрации учреждения, исполняющего наказание. Целью экспертного исследования является вопрос о необходимости применения принудительного лечения лица после отбытия им наказания (а также в период условно-досрочного освобождения или в период отбывания более мягкого наказания). «Суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы может назначить принудительную меру медицинского характера, предусмотренную пунктом «а» части первой статьи 99 настоящего Кодекса, или прекратить его применение» (ч. 2.1 ст. 102 УК).

Принудительное лечение лиц, отбывших наказание, возлагается на психиатрические учреждения органов управления здравоохранением, оказывающие амбулаторную психиатрическую помощь. Ими являются психоневрологические диспансеры по месту жительства направляемого на принудительное лечение лица и аналогичные учреждения общей системы здравоохранения. При этом учреждения, оказывающие амбулаторную психиатрическую помощь, взаимодействуют с уголовно-исполнительными инспекциями органов юстиции, расположенными на данной территории. Лицо, к которому принудительное лечение применяется после отбытия наказания, в случае уклонения от его применения может быть привлечено к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 314 УК. Санкция, предусмотренная за это преступление, – до одного года лишения свободы.

Во время осуществления принудительного лечения лица, отбывшего наказание, применяются нормы ч. 2 ст. 102 УК о необходимости периодического освидетельствования этого лица комиссией врачей- психиатров и периодического продления лечения в судебном порядке по ходатайству уголовно-исполнительной инспекции, основанному на заключении комиссии врачей-психиатров. Срок принудительного лечения заранее не установлен. Оно может быть прекращено судом по ходатайству уголовно-исполнительной инспекции, основанному на заключении комиссии врачей-психиатров. Основания отмены данного вида принудительного лечения те же, что и для всех других видов принудительных медицинских мер:

  • – выздоровление больного;
  • – сохранение болезненного расстройства, но такое изменение его характера, когда исчезает опасность больного для себя или других лиц либо возможность причинения иного существенного вреда.

В обоих случаях достигаются цели принудительных мер медицинского характера, установленные ст. 98 УК, вследствие чего отпадает необходимость их дальнейшего применения.

Диагностика парафилий как нарушений сексуального предпочтения проводится согласно критериям МКБ-10. Однако эти критерии не отражают их патогенетических механизмов, без учета которых невозможно построение оптимальных стратегий и определение тактических приемов терапии. В целом же клиническая картина парафилий складывается из дизонтогенетических расстройств и проявлений нарушений сексуального предпочтения.

Определение показаний и противопоказаний к различным видам терапии у лиц с парафилиями и конкретно у данного больного возможно после решения следующих задач:

  • • оценка характера влечения и отношения к нему;
  • • выявление актуальных особенностей психического дизонтогенеза;
  • • установление коморбидных расстройств;
  • • диагностика гиперлибидемии.

Нарушения психического развития у лиц с парафилиями могут проявляться в виде аутизма и парааутистических образований, патологического фантазирования, сверхценных образований, дисморфофобических (дисморфоманических) расстройств.

Следует учитывать следующие коморбидные расстройства, имеющие значение для подбора эффективной терапии:

  • 1) эмоциональные нарушения, возникающие перед, в процессе и после реализации парафильного акта;
  • 2) пароксизмальносгь расстройств сознания при реализации патологического сексуального влечения.

Для диагностики гиперлибидемии (патологически повышенного полового влечения) как фактора, ограничивающего произвольность регуляции сексуального поведения, в дополнение к клиническим проявлениям представляются необходимыми исследование уровня тестостерона в крови и оценка эндокринного статуса специалистом.

Можно выделить три группы методов лечения: хирургические, химиотерапевтические и психотерапевтические. Применение хирургических методов как вызывающих необратимые последствия, при лечении психических расстройств в России запрещено согласно ч. 5 ст. 11 Закона о психиатрической помощи.

  • На этапе принудительного лечения, соединенного с исполнением наказания, речь идет, по сути, об администрации учреждения, исполняющего наказание.
  • Принудительное лечение во время отбывания наказания осуществляется медицинскими службами ФСИН Минюста России. Из этого правила могут быть исключения, однако они требуют отдельного рассмотрения.
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Лечить, а не наказывать

Керимкул Бимурзаев,

судья Актюбинского областного суда

В принудительном лечении нуждаются до 83 процентов душевнобольных, совершивших преступление или иное общественно опасное деяние.

Не всегда общественно опасные деяния совершают вменяемые лица. Иногда потрясенные содеянным, а равно наступившими для них неблагоприятными последствиями обвиняемые заболевают душевной болезнью, препятствующей им руководить своими действиями и отдавать себе в них отчет. В таких ситуациях поднимается вопрос о необходимости их лечения принудительно.

Принудительное лечение — это особый вид государственного принуждения, особая мера социальной защиты от действий душевнобольных. Хотя преступления в ряде случаев может и не быть, процедура сбора доказательств, позволяющих принять законное решение о применении к лицу принудительных мер медицинского характера, безусловно, признается частью уголовного процесса — особым производством.

Принудительные меры медицинского характера имеют определенное сходство с мерами уголовного наказания. Они выражаются в том, что, как и наказания, эти меры являются разновидностью мер государственного принуждения и назначаются судом. Тем не менее эти меры имеют принципиальное отличие от мер уголовного наказания.

Указанные принудительные меры лишены такого свойства наказания, как кара. Они не выражают отрицательной оценки от имени государства и суда общественно опасных действий лиц, к которым они применяются.

Принудительные меры медицинского характера являются мерами уголовно-правового воздействия, которые применяются судом в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние и страдающего психическими расстройствами, алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией. Несмотря на то, что они назначаются судом, они не являются наказанием и их применение не влечет каких-либо уголовно-правовых последствий.

Мерами уголовно-правового воздействия их следует называть потому, что они предусмотрены уголовным законодательством (ст. ст. 88-95 раздела 7 УК РК).

Принудительные меры медицинского характера применяются на основании заключения судебно-психиатрической или наркологической экспертизы. В соответствии с Законом РК от 16 апреля 1997 года «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» к лицам, страдающим психическим расстройством, психическая помощь в виде психиатрического обследования, лечения и других мер применяется в основном добровольно с согласия больного или его законного представителя.

В соответствии со ст. 11 указанного Закона, психиатрическая помощь лицу, страдающему психическими расстройствами, может быть оказана без его согласия и согласия его законного представителя только при применении принудительных мер медицинского характера или при недобровольной госпитализации в психиатрический стационар.

Госпитализация в психиатрический стационар в недобровольном порядке возможна только для лица, страдающего тяжелым психическим расстройством, если оно представляет опасность для себя или окружающих, или оно оказалось в беспомощном состоянии вследствие неспособности самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности при отсутствии надлежащего ухода, или если будет угроза причинения существенного вреда здоровью больного вследствие ухудшения его психического состояния.

Общим основанием применения принудительных мер медицинского характера является совершение лицом деяния, ответственность за которое предусмотрена Особенной частью Уголовного кодекса РК.

Порядок применения принудительных мер медицинского характера регулируется также следующими нормативными правовыми актами, утвержденными 23 февраля 1998 года Комитетом здравоохранения Министерства образования, культуры и здравоохранения РК: Инструкцией о порядке применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц с психическими расстройствами, совершившими общественно опасные деяния; Положением о психиатрическом отделении специализированного типа; Положением о психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением; Положением о специальной психиатрической комиссии.

В соответствии со ст. 88 УК РК эти меры могут быть назначены лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные Особенной частью УК РК, в состоянии невменяемости;

— у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

— совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемость;

— совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма, наркомании или токсикомании.

Принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, совершившим общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, потому что они в силу психического расстройства оказываются неспособными осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими.

Таких людей нужно лечить, а не наказывать, потому что лицо, страдающее психическим расстройством, действует неосознанно, невиновно. Применение наказания за совершение деяния при отсутствии вины нельзя признать справедливым.

Привлечение к уголовной ответственности и назначение наказания в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, нецелесообразно, поскольку в таких случаях применение наказания не реализует таких важных целей, как достижение социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений со стороны иных лиц.

Принудительные меры медицинского характера – это предусмотренные законом меры медицинской помощи, принудительно применяемые в соответствии с судебным решением к лицам, совершившим уголовно наказуемые деяния в состоянии невменяемости, а также к лицам, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления и вследствие этого представляющим опасность для себя и окружающих, в целях излечения или улучшения их психического состояния, а также предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний.

В соответствии со ст. 433 УПК РФ данные меры применяются к указанным лицам, страдающим психическими расстройствами, делающими невозможным назначение наказания или его исполнение. При этом требования гл. 51 УПК РФ не распространяются на лиц, перечисленных в ч. 2 ст. 99 УК РФ, т. е. тех, кто нуждается в лечении психических заболеваний, не исключающих вменяемости. В таких случаях указанные меры применяются вместе с исполнением приговора в порядке, регламентируемом УиК РФ.

Цели принудительных мер медицинского характера, безусловно, отличаются от целей уголовного наказания, и в силу требований ст. 98 УК РФ состоят, в первую очередь, в излечении психического заболевания или улучшении психического состояния таких лиц. Кроме того, немаловажным является предупреждение совершения указанными лицами новых общественно опасных деяний.

Необходимо сказать о том, что статистика совершения уголовно наказуемых деяний лицами, признанными невменяемыми, достаточно линейная. Так, по данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2015 г. такие меры были применены к 8 тыс. 525, в 2016 – к 9 тыс. 122, в 2017 – к 8 тыс. 655, а в 2018 – к 8 тыс. 607 невменяемым лицам.

Вместе с тем большинство указанных решений (5 тыс. 846) в 2018 г. было вынесено федеральными судами, включая военные суды различных уровней, и лишь 2 тыс. 761 решение о применении рассматриваемых мер было принято мировыми судьями. Таким образом, подавляющее большинство совершенных невменяемыми лицами уголовно наказуемых деяний предусматривало наказание свыше трех лет лишения свободы, т. е. относилось к категории преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких. Это, безусловно, свидетельствует о значительной степени общественной опасности лиц, страдающих психическими расстройствами, исключающими вменяемость .

Несмотря на то, что правила, предусмотренные гл. 51 УПК РФ действуют уже почти 20 лет и в целом повторяют аналогичные положения гл. 33 УПК РСФСР, до сих пор имеются недостатки правового регулирования применения указанных мер как на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса, так и при непосредственном их применении соответствующими медицинскими организациями на основании вступившего в законную силу судебного решения. Некоторые из таких вопросов, в частности, проблемы назначения и производства судебно-психиатрической экспертизы до возбуждения уголовного дела, были достаточно подробно изучены . Мы же акцентируем внимание на других вопросах досудебного производства по такого рода делам.

В соответствии с ч. 1 ст. 433 УПК РФ производство о применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренных пп. «б»-«г» ч. 1 ст. 99 УК РФ, осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение. К таким мерам относятся:

– принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа;

– принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа;

– принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Вместе с тем п. «а» ч. 1 ст. 97 УК РФ предусматривает еще одну меру – принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях. Такое наблюдение и лечение в соответствии со ст. 100 УК РФ может быть назначено, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Возникает вопрос – в каком порядке осуществлять предварительное расследование о применении принудительной меры медицинского характера, указанной в п. «а» ч. 1 ст. 99 УК РФ – в общем или предусмотренном гл. 51 УПК РФ?

Большинство ученых обходят этот вопрос стороной, очевидно, полагая, что раз ст. 433 УПК РФ не предполагает в числе оснований для особого производства п. «а» ч. 1 ст. 99 УК РФ, следовательно, его не может быть по определению. В частности, авторы учебника по уголовному процессу под редакцией В. П. Божьева указывают, что к невменяемым лицам, а также лицам, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления, применяются именно «стационарные» принудительные меры медицинского характера . Того же мнения придерживаются и другие ученые . Однако это не совсем соотносится со ст. 97 УК РФ, которая недвусмысленно предполагает возможность и необходимость применения принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра именно в амбулаторных условиях.

Другой важный момент: п. 5 ч. 1 ст. 434 УПК РФ предусматривает такое обстоятельство, подлежащее доказыванию, как связь психического расстройства лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда. Этот вопрос, разумеется, должен быть разрешен уже на стадии досудебного производства и только посредством назначения судебно-психиатрической экспертизы (далее – СПЭ).

В соответствии с п. 3 ст. 196 УПК РФ обязательным является назначение и производство экспертизы, если необходимо установить, в частности, психическое состояние подозреваемого, обвиняемого в случаях, когда имеются сомнения в его вменяемости или возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе. Именно по итогам проведения СПЭ определяется необходимость применения конкретной принудительной меры медицинского характера, которая будет соответствовать как тяжести совершенного уголовно наказуемого деяния, так и степени опасности душевнобольного лица для себя и окружающих. Необходимо учитывать, что рассматриваемые меры могут вообще не применяться, так как в соответствии с ч. 2 ст. 433 УПК РФ они назначаются в случае, когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других людей либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

В случае же, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда, уголовное дело в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ должно быть следователем прекращено. Аналогичное решение должен принять суд в порядке ч. 1 ст. 443 УПК РФ.

Соответствующая указанным статьям УПК РФ норма содержится и в УК РФ. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 97 УК РФ в отношении лиц, совершивших уголовно наказуемые деяния в состоянии невменяемости, а также лиц, которые после совершения преступления заболели психическим заболеванием, делающим невозможным назначение или исполнение наказания и не представляющих опасности, суд, рассматривающий дело, вправе передать соответствующие материалы в орган исполнительной власти в области здравоохранения для принятия решения по вопросу о лечении таких лиц в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или направлении указанных лиц в стационарные учреждения социального обслуживания.

Действительно, нередкими являются случаи, когда совершенное рассматриваемыми лицами уголовно наказуемое деяние является тяжким или особо тяжким, но лицо в силу заболевания не представляет угрозы для себя и окружающих. Бывает и обратная ситуация – лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние небольшой тяжести, на основании результатов СПЭ признается опасным, что требует помещения его в медицинское учреждение соответствующего типа. Это подтверждается и положениями ст. 100 УК РФ, в соответствии с которой, как было сказано ранее, принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК РФ, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Таким образом, применение указанной меры не связано с тяжестью совершенного уголовно наказуемого деяния.

Следует отметить и то, что заключение экспертизы о рекомендуемой к применению принудительной меры медицинского характера носит для суда, рассматривающего уголовное дело, ориентирующий характер: суд может назначить принудительную меру медицинского характера как более суровую, так и более мягкую по сравнению с рекомендованной экспертами. Верховный Суд РФ предписывает судам мотивировать принятое решение на основе оценки заключения эксперта(-ов) о психическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и других имеющихся доказательств.

Таким образом, на момент возбуждения уголовного дела решить вопрос о том, какая именно принудительная мера медицинского характера будет впоследствии применена, безусловно, невозможно. В связи с этим, определить порядок (общий или специальный) предстоящего предварительного расследования на этом этапе достаточно сложно.

Таким образом, можно сделать вывод о несостоятельности положений ч. 1 ст. 433 УПК РФ, определяющей невозможность осуществлять в порядке гл. 51 УПК производство по применению принудительной меры медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях. В связи с этим целесообразно включить в ч. 1 ст. 433 УПК РФ положения п. «а» ч. 1 ст. 99 УК РФ.

Вызывают вопросы и положения ст. 435 УПК РФ. Так, в соответствии с указанной статьей при установлении факта психического заболевания лица, к которому в качестве меры пресечения уже применено заключение под стражу, суд в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ, принимает решение о переводе данного лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. При этом ч. 2 ст. 435 УПК РФ предусматривает, что помещение лица, не содержащегося под стражей, производится в порядке ст. 203 УПК РФ, которая, в свою очередь, отсылает к ст. 165 УПК РФ. Этот порядок предусматривает и п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера». Возникает противоречие: лицо, находящееся под стражей по судебному решению, переводится в психиатрический стационар по еще одному судебному решению. При этом ч. 4 ст. 108 УПК РФ, в соответствии с которой рассматривается этот вопрос, предполагает участие защитника при его рассмотрении. Если же лицо не находилось под стражей, то оно помещается в соответствующую медицинскую организацию в порядке ст. 165 УПК РФ, ч. 3 которой не предполагает участия защитника .

В связи с этим следует согласиться с авторами комментария к УПК РФ о том, что объем гарантий прав и законных интересов (и особенно – права на защиту) помещаемого в медицинскую организацию лица, не находящегося под стражей, значительно меньше, чем у лица, уже находящегося под стражей . Вместе с тем в соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на помощь адвоката, законного представителя или иного лица.

Таким образом, при решении вопроса о помещении лица, в отношении которого не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, также необходимо обеспечивать участие защитника. В связи с этим, следует внести соответствующие изменения в УПК РФ, ч. 2 ст. 433 которого необходимо изложить в следующей редакции: «Помещение лица, не содержащегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, производится судом в порядке, установленном ст. 203 настоящего Кодекса. При разрешении судом ходатайства обязательно участие защитника».

Не решен окончательно вопрос об участии лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, в следственных и иных процессуальных действиях. Статья 437 УПК РФ предусматривает, что указанные лица могут осуществлять принадлежащие ему и предусмотренные ст. 46 и 47 УПК РФ процессуальные права, если его психическое состояние позволяет ему осуществлять их. При этом должно быть учтено заключение экспертов, участвующих в производстве СПЭ, и, при необходимости, заключение соответствующей медицинской организации.

Вместе с тем п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» предусматривает, что лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должна быть предоставлена возможность лично реализовать принадлежащие ему предусмотренные ст. 46 и 47 УПК РФ процессуальные права, если его психическое состояние позволяет ему реализовать их.

Однако на практике возможна ситуация, когда необходимо провести неотложные следственные действия с участием указанных лиц до производства судебно-психиатрической экспертизы, а также получения заключения медицинской организации.

Представляется, что в этой ситуации те следственные действия, которые не требуют активного участия лица, страдающего психическим расстройством (в том числе, исключающим вменяемость), можно проводить, не дожидаясь получения следователем указанных ранее медицинских документов. На наш взгляд, возможно, в частности, предъявить такое лицо для опознания, произвести его личный обыск, освидетельствование, получить у него образцы для сравнительного исследования и др. Однако недопустимо в нарушение требований ч. 1 ст. 427 УПК РФ проводить следственные действия, требующие реализации интеллектуально-волевого момента. К таким действиям следует отнести допрос, очную ставку, проверку показаний на месте, следственный эксперимент и т. д.

Соблюдение указанных правил надлежащим образом обеспечит как законные интересы лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительной меры медицинского характера, так и доказательственное значение результатов следственных и иных процессуальных действий, произведенных с его участием.

2. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство подается через администрацию медицинской организации, осуществляющей принудительное лечение, или уголовно- исполнительную инспекцию, осуществляющую контроль за применением принудительных мер медицинского характера, вне зависимости от времени последнего освидетельствования. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация медицинской организации, осуществляющей принудительное лечение, или уголовно-исполнительная инспекция, осуществляющая контроль за применением принудительных мер медицинского характера, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *