Меркулов депутат

Член Севастопольской избирательной комиссии с правом совещательного голоса Максим Прокофьев, назначенный кандидатом на должность Губернатора города Севастополя Виктором Резановым считает, что кандидаты на должность Губернатора города Севастополя могут быть зарегистрированы без листов поддержки с подписями муниципальных депутатов.

На данный момент в ходе текущей избирательной кампании по выборам Губернатора города Севастополя выдвинуто десять кандидатов:

1. Резанов Виктор Леонидович (партия «Народ против коррупции»),

2. Овсянников Дмитрий Владимирович (партия «Единая Россия»),

3. Колесниченко Вадим Васильевич («Партия Великое Отечество»),

4. Бабурин Сергей Николаевич (партия «Российский Общенародный Союз»),

5. Ермаков Иван Федосович (партия «Патриоты России»),

6. Журавлев Илья Григорьевич (партия ЛДПР),

7. Кияшко Роман Владимирович (партия КПРФ),

8. Кряжев Николай Михайлович (партия КПСС),

9. Меркулов Денис Валерьевич (партия «Интернациональная партия России»),

10. Штыков Никита Гениевич («Российская экологическая партия «Зеленые»).

Выдвижение десяти кандидатов свидетельствует об объективной невозможности соблюсти равенство участников избирательного процесса, которое является основополагающим принципом проведения всех избирательных кампаний в стране. Дело в том, что каждый кандидат обязан представить не менее десяти процентов подписей муниципальных депутатов, всего их 120. То есть для регистрации необходимо было предоставить подписи 12-ти депутатов. Именно это число подписей было определено Севастопольской избирательной комиссией. А каждый депутат в свою очередь может дать свою подпись только одному кандидату на должность руководителя субъекта. Но при этом не было учтено очень важное обстоятельство; 7 (семь) муниципальных депутатов по разным причинам утратило свой статус.

Таким образом, даже если учитывать те подписи, которые были необходимы для регистрации, то уже как минимум одному, а как максимум семи кандидатам не хватало подписей для регистрации. И это без учета запасных, которые тоже учитываются. А если добавить запасные подписи, то проходило максимум восемь кандидатов на должность Губернатора города Севастополя. И это с учетом того, что проголосует каждый депутат.

Усугубило ситуацию еще одно обстоятельство; при организации сбора подписей представителями избирательного штаба одного из кандидатов был организован сбор подписей по партийному принципу. К слову сказать, это были представители самой крупной партии, в наибольшей степени представленные в законодательных органах муниципалитетов. Поэтому было собрано более 70% подписей муниципальных депутатов. Данное обстоятельство существенно нарушает нормы Постановления Конституционного Суда от 24.12.2012 г. № 32-П, которое по сути является продолжением закона и конкретизирует применение нормы, предусматривающей необходимость сбора подписей муниципальных депутатов. Согласно одному из пунктов указанного постановления является недопустимым создание искусственных препятствий для других кандидатов путем сбора подписей больше чем 5% от установленного законом количества. В противном случае это позволяет говорить о преднамеренности действий той самой партии или кандидата, и возможно было направлено на воспрепятствование реализации избирательных прав других кандидатов, что содержит признаки объективной стороны состава уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ст. 141 УК РФ.

Еще одним пикантным обстоятельством является то, что в случае комплексной проверки правоохранительными органами обстоятельство сбора подписей на одного из кандидатов в размере более 70% нельзя исправить, то есть сказать, что этого не было. Дело в том, что каждая подпись сопровождается нотариальным заверением, а нотариус в свою очередь вносит указанную информацию в книге регистраций нотариальных действий, и копию документа, подтверждающего совершение нотариального действия, оставляет у себя. Внести исправления в нотариальные книги невозможно, так как они содержат большое количество подписей, и переписать их заново нельзя.

Кроме того, при совершении нотариального действия остается финансовый след; нотариус обязан все оплаты за совершение нотариальных действий проводить через счет. И в случае комплексной проверки может выявиться и это обстоятельство. И кроме того, ни один здравомыслящий нотариус не пойдет на подделку нотариальных книг. Это обособленное преступление.

Позиция представителей той самой «инициативной» и даже чрезмерно активной партии (или кандидата?) заключается в том, что собранные, но не представленные подписи не учитываются. Но муниципальный депутат, отдав свою подпись единожды, не может сделать это второй раз в пользу другого кандидата, при этом не зная, будет ли эта подпись представлена. Поэтому, когда к нему обращается другой кандидат на должность губернатора, он может мотивировать свой отказ тем, что уже отдал свою подпись. Что и происходило.

Норма, предусматривающая что муниципальный депутат может поставить подпись поддержки лишь единожды уже обсуждалась экспертным сообществом и является просто абсурдной.

Муниципальный депутат является представителем во власти большого количества избирателей. Ключевое слово здесь представитель.Представитель должен ориентироваться на мнение тех, кто делегировал ему властные полномочия. А их может быть много и мнения представителей могут быть совершенно разные. В то же время непосредственно избиратель на любых других выборах от депутатских до президентских может поддержать своей подписью любое количество кандидатов. Разве это правильно?

Мы говорили об этом, но нас не услышали. Для власти муниципальный фильтр был слишком действенным инструментом.

Говоря непосредственно об избирательной кампании Виктора Резанова при сборе подписей муниципальных депутатов нужно отметить несколько важных обстоятельств.

Мы занимались сбором подписей во всех муниципальных образованиях, но каждый раз обращаясь к депутату, слышали в ответ, что он уже подписался. Часть депутатов (не будем говорить их фамилии), отказывая нам ссылались на партийную дисциплину и угрозу исключения их из партии. Были те, кто готов был поставить подписи за вознаграждение, но принципиальная позиция коренного севостопольца Виктора Резанова заключалась в том, что мы не нарушаем федеральный закон и не поощряем коррупцию, вознаграждая депутатов за «соизволение», особенно учитывая субъект выдвижения кандидата (примечание редакции – Виктор Резанов выдвинут политической партией «Народ против коррупции»).

Кроме того, даже с точки зрения здравого смысла это было не нужно; мы не были уверены, что подпись уже не ушла другому. В избирательную комиссию мы представили листы поддержки без единой подписи. 13 листов, подписей 0. Подпись, собранная повторно, нехватка одной или полное их отсутствие юридически имеют абсолютно идентичную оценку. Таким образом, мы сдали все кроме подписей. Недочеты были выявлены незначительные и поправимые. Это выглядит юридическим абсурдом, но отстаиваемая нами позиция основана на основополагающих принципах избирательного процесса, закрепленных кроме того в международных конвенциях и декларациях. И Севастополь не та территория, в которой можно пренебречь этими принципами.

Присоединение Севастополя и Крыма к России было основано прежде всего на волеизъявлении коренных жителей. Сможет ли государство пренебречь правами севастопольцев на избрание власти в условиях объективной невозможности выполнить формальные требования закона. Тогда волеизъявление было нужно, а сейчас разве нет?

КОМПРОМАТ

«В преддверии выборов в Государственную Думу у партии «Единая Россия» открылось второе дыхание, — и многим показалось, что неправильные подходы и грязные политические технологии, которые использовались ранее уйдут в прошлое, а партийные функционеры прислушаются к заявлениям первых лиц страны о том, как должны проходить выборы. Да и сама «Единая Россия» в лице Сергея Неверова заявила о прозрачных открытых праймериз на выборах в Госдуму. Именно по этой причине я, как и многие другие, поверил и решил выдвинуться в качестве кандидата в депутаты. И на первом этапе все прошло хорошо. Меня приняли и зарегистрировали, соблюдались формальные процедуры выдвижения всех кандидатов от «Единой России»». После регистрации Меркулова, по его словам, стали происходить странные события.
«11 апреля 2016 года решением Московского городского Регионального организационного комитета по проведению предварительного голосования по кандидатурам для последующего выдвижения от Партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва я был исключен из списка участников предварительного голосования», — написал он в Facebook. В интервью изданию «Замполит» Меркулов сказал: формально отказ обосновали тем, что он он подал документы на праймериз от «Единой России», при этом являясь членом другой партии, что является грубейшим нарушением порядка участия в праймериз. «В решении было сказано: при посещении отделения партии «Единая Россия» мною было предъявлено удостоверение помощника председателя комитета по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. А данный комитет имеет отношение к партии «Свобода и народовластие», которую основал бывший мэр Владивостока Виктор Черепков»,, — сказал Меркулов беседе с «Замполитом». Молодой политик счел эту формулировку абсурдной: » В 2007 году ее (партии — «Замполит») не стало, и причислять меня к ней было просто абсурдно». Как говорит Меркулов, реально его исключили по другим причинам: «Это связано с административным барьером в ходе проведения предвыборной компании» В какой-то момент, говорит Меркулов, он начал переигрывать в ЮВАО фаворита партии Петра Толстого – телеведущего с «Первого канала». «В префектуре ЮВАО ставили на него. Когда стало понятно, что я могу реально переиграть Толстого на праймериз, я стал получать какие-то непонятные угрозы в Фейсбуке. Писали, чтоб не лез, будут проблемы. На мой взгляд, в ЮВАО, по сравнению с другими кандидатами, я был более активным. Я с людьми много встречался, мы спокойно и обстоятельно говорили. В общем, насколько я понял, обо всем что происходило на праймериз сразу докладывалось из управы в префектуру и там уже по нарастающей. Кроме того, я, помимо Толстого, был единственным из всех кандидатов на участке, появляющимся на федеральных каналах. Возможно, решили, что не нужно у Толстого лишний раз отбирать голоса. Я считаю, что мог бы его обыграть – хотя у него в округе просто чудовищный административный ресурс. Все молодежные организации партии работают на него». Меркулов говорит, что его попытки обжаловать свое положение в ни к чему не привели: «Там очень смешно получилось. Я пришел к Олегу Смолкину (первый заместитель секретаря МГРО ЕР — «Замполит») еще до того, как стал кандидатом. Мы поговорили про Марьино, про Юго-Восток. Он позвал своего заместителя по политработе Степанова Николая Ремировича, и дальше я уже общался со Степановым в его кабинете. У него там есть карта по округам, и все кандидаты уже наклеены. К нему тоже зашел один известный человек из выборного штаба, и спросил: «Николай Ремирович, что это такое?» Он ответил буквально следующее: «ты уйдешь, я Дениса туда наклею». Но у него уже тогда были все эти таблички, с кандидатами, которые побеждают. Этот Степанов мне тогда весьма лояльно сказал: можно провести тебе как предвыборную кампанию, и эта кампания стоит примерно 225 млн рублей. Но только на тех округах, где есть договоренности. Только выиграю я или нет, это уже их не касалось. Ну, то есть, праймериз я там может и выиграл бы, а вот выборы в Госдуму – это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *