Медицинские преступления

В Алматы обсудили инструменты защиты профессиональной деятельности врачей Казахстана в правовом поле, передает Zakon.kz.

Собравшиеся специалисты отмечают, что медпомощь – это не товар с гарантией, и иногда приходится идти на профессиональный риск ради спасения пациента.

В настоящее время число претензий в адрес врачей растет, врачи привлекаются как к административной, так и к уголовной ответственности. В Казахстане в отношении медицинских работников ежегодно заводится около 600-800 уголовных правонарушений по статьям 317-323 Уголовного кодекса (УК) РК и около 300 административных правонарушений по статье 80 Кодекса об административных правонарушениях.

Статья 317 УК РК подразумевает уголовное наказание за возможные неблагоприятные исходы лечения в виде осложнений (что не в силах врача предотвратить) и низкой результативности лечения (зависит от реакции организма и других факторов, как оснащение, вне влияния врача). Исходя из того, что основанием к привлечению к уголовной ответственности является сознательное совершение общественно опасного деяния, УК РК не должен применяться к процессу оказания медицинского помощи любого уровня и любого направления медицины.

Поводом для такого предложения стал случай с врачом-гинекологом Эльмирой Малиевой.

18 сентября был вынесен приговор в отношении Малиевой. Медицинская общественность требует пересмотра материалов данного дела, проведение повторной экспертизы медицинской документации, оценку уровня этой экспертизы и уровня квалификации экспертов. Также, экспертную оценку судебного решения и оценки всего процесса, отмены вынесенного приговора.

В ноябре 2017 года, когда приказом директора и руководителя постдипломного образования Мухаббат Нартаевой она была направлена в ЦРБ Карасайского района, где должна была читать лекции и участвовать в проведении операций. Из девяти проведенных операций в одном случае проявились осложнения.

Ее признали виновной и вынесли приговор: ограничение свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи сроком на 1 год. Суд обязал возместить пациенту материальный и моральный ущерб. Свой ущерб пациентка оценила в 57 млн тенге – 50 млн морального и 7 млн материального.

— Осложнения в данной операции возможно в 1-10%. Осложнение было устранено, пациент находится в здравии. А наш врач сейчас находится под ограничением свободы. Данный случай является не врачебной ошибкой, а осложнением после операции, — сказала заместитель по клинической работе председателя правления АО «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии», д.м.н. Алия Аимбетова.

Вячеслав Локшин отмечает, что в независимости от сложности операции, всегда есть риски.

— Любая операция проходит с риском. И обычно сначала подписывается бумага о том, что эти риски возможны. И в моей практике на несколько тысяч операций были осложнения, но не было уголовного преследования, жалоб. Мы устранили осложнения и все было в порядке, — казахстанский акушер-гинеколог, репродуктолог, ученый, преподаватель, общественный деятель, д.м.н., профессор, член-корр. НАН РК, академик РАМТ, президент Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины, генеральный директор Международного клинического центра репродуктологии PERSONA Вячеслав Локшин.

О медицинских правонарушениях говорится в 12 главе УК РК. Об этом напомнила президент национальной ассоциации врачей акушер-гинекологов Казахстана, общественный деятель, д.м.н., профессор Нина Каюпова.

— В законе нет понятия врачебная ошибка. Но мы в своём профессиональном круге это рассматриваем. Наше сообщество врачей выступает за то, что наш врач не совершила никакой ошибки, — сказала Нина Каюпова.

Продолжил ее мысль Локшин Вячеслав.

— Сегодня медицинское сообщество и Минздрав нас в этом поддерживает, что надо ответственность за врачебную ошибку перевести из уголовного кодекса в административный. В тех случаях, когда эта ошибка была ненамеренно допущена, — отметил Вячеслав Локшин.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

УДК 349.3

ГИЛЬФАНОВА Альбина Шамилевна, соискатель Института экономики, управления и права г. Казань, кафедра уголовного права и процесса, Казань, Россия Zatmenie2005@yandex. ш

ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

Статья посвящена одной из самых актуальных проблем уголовного права — уголовной ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения.

Ключевые слова: уголовная ответственность, преступление, медицинский работник, жизнь, здоровье, правонарушение.

Kazan, Russia Zatmenie2005@yandex.ru

THE CONCEPT OF CRIMES AGAINST LIFE HEALTH WORKERS AND HEALTH

Keywords: criminal liability, crime, health worker, life, health, offense.

Юридическая ответственность врача за профессиональные правонарушения — широкое понятие. Оно включает в себя, прежде всего, уголовную и дисциплинарную ответственность.

Уголовная ответственность врача наступает за преступления, предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации (далее УК РФ). Хотя частные варианты профессиональных правонарушений медицинских работников разнообразны, их систематизацию дает УК РФ :

— преступления против жизни и здоровья личности;

— преступления против здоровья населения;

— должностные и хозяйственные преступления.

Преступления против здоровья и жизни личности составляют: незаконное производство аборта, неоказание помощи больному, умышленное или неосторожное повреждение, умышленное или неосторожное убийство.

Незаконное производство аборта (ст. 116 УК РФ): «Незаконное производство аборта врачом наказывается лишением свободы на срок до 1 года или исправительными работами на тот же срок, или лишением права заниматься врачебной деятельностью. Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования, наказывается лишением свободы на срок до 2 лет или исправительными работами на срок до 1 года» .

Однако, защищая жизнь и здоровье беременной женщины, закон допустил производство абортов только в лечебных учреждениях. Все иные случаи производства аборта считаются незаконными и уголовно наказуемыми. Уголовная ответственность по ч. 3 ст. 116 наступает только тогда, когда устанавливается прямая причинная связь между действующими лицами, производившими аборт, и наступившими тяжкими последствиями .

Поскольку операции по жизненным показаниям встречаются в практике врачей не только по отношению к производству аборта, следует попутно рассмотреть основные положения юридического понятия «крайней необходимости».

Понятие «крайней необходимости» составляет одну из форм обстоятельств, исключающих вину лица, совершившего действие, которое с формальной точки зрения предусмотрено статьями Уголовного кодекса. Определение этого понятия дается в статье 14 УК РФ: «…Не является преступлением действие, хотя и попадающее под признаки деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, но совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности … интересам личности … , если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред…»

Таким образом, понятие «крайней необходимости» включает в себя два определяющих положения:

— невозможность устранения опасности иными средствами, кроме причинения вреда;

— причинение вреда меньшего, чем вред предотвращенный, имея в виду не только количественную, но и качественную стороны причиненного вреда.

Ответственность за неоказание помощи больному предусмотрена ст. 128 УК РФ:

Эта статья предусматривает ответственность не только врачей, но и других медицинских работников, например среднего медицинского персонала.

Неоказание помощи больному выражается в том, что врач или иной медицинский работник не выполняет необходимых в конкретных условиях действий, направленных на спасение

жизни, излечение или облегчение страданий. Оказание помощи может выразиться как в действиях непосредственно медицинского характера (остановка кровотечения, внутривенная инъекция медикаментозного средства и т.п.), так и в иных действиях (доставка в лечебное учреждение, вызов скорой специализированной медицинской помощи и т.п.).

Вопрос в том, является ли причина неоказания помощи уважительной, решается в каждом конкретном случае на основании оценки всех обстоятельств дела. Законом предусматриваются следующие уважительные причины:

— крайнее переутомление или болезнь медицинского работника;

— занятость лечением другого, не менее тяжелого больного пациента;

— отсутствие транспортных средств для проезда к далеко находившемуся больному.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если последствием противоправных действий врача при выполнении им профессиональных обязанностей будет смерть больного, врач может быть привлеченным к ответственности по ст. 102 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), ст. 103 (умышленное убийство без отягчающих обстоятельств), ст. 106 (неосторожное убийство). Если же последствия неправомерных действий врача ограничиваются различной степенью вреда здоровью, врач может нести ответственность за умышленное или неосторожное причинение тяжких, менее тяжких или легких телесных повреждений (ст.ст. 108, 109, 112, 114 УК РФ) .

Ответственность за умышленное или неосторожное убийство либо причинение телесных повреждений может наступить в результате незаконного применения методов диагностики, лечения и лекарственных средств. В интересах излечения больного и с его согласия врач может принять новые, научно обоснованные, но еще не допущенные к всеобщему применению методы лечения, диагностики, а также лекарственные средства. Порядок применения таких средств устанавливается Министерством здравоохранения. Необходимо подчеркнуть, что во всех случаях медицинское вмешательство, предпринятое в порядке новатора, с юридически правильной точки зрения должно удовлетворять по крайней мере двум условиям :

— прежде всего, оно должно быть осуществлено в интересах больного, то есть в целях его излечения;

— новаторские средства и методы медицинского вмешательства во всех случаях, когда это возможно, должны пройти достаточную предварительную проверку на животных.

Риск в определенной степени связан и с состоянием здоровья пациента: чем тяжелее и опаснее состояние больного, не поддающееся излечению общепринятым в медицине средствами, тем шире может быть диапазон оправданного риска, и, соответственно, чем меньше опасности таит болезнь, для борьбы с которой используется новаторское средство, тем большую вероятность благоприятного исхода должна показать апробация нового средства на животных.

В прямой связи с этими вопросами стоят такие понятия, как «врачебный риск» и «риск в медицине». Понятие «риска» четко определяется существующими законами. Уголовное законодательство различает оправданный, правомерный риск и неправомерный риск.

Риск правомерен и даже необходим и, в частности, в медицинской практике, когда опасное действие предпринимается для достижения полезной цели.

Приводим четыре условия правомерного риска :

Во-первых, к ним относится наличие доказанной опытными данными объективной возможности достижения поставленной полезной цели, что, по существу, и оправдывает предпринимаемый риск. Например, цель — излечить больного, облегчить его страдания.

Второе условие заключается в том, что полезную цель нельзя достигнуть другими, нерискованными средствами. Например, излечение консервативными средствами невозможно -необходима операция.

Третьим условием является то, что наступление вредных последствий должно быть лишь возможным, а не неизбежным результатом рискованного действия. В некоторых сферах деятельности, и прежде всего в медицине, требуется четвертое условие — согласие пациента на эксперимент, связанный с риском. С точки зрения закона такое согласие может быть получено только на основе полной информации больного о конкретном риске и наличии возможности у пациента принять разумное решение.

К уголовным преступлениям против здоровья населения относятся: нарушение правил в целях борьбы с эпидемией, ряд преступлений, связанных с изготовлением, хищением, хранением, сбытом наркотиков, ядов и сильнодействующих веществ.

Нарушение правил, установленных в целях борьбы с эпидемиями, может считаться преступлением в соответствии со ст. 222 УК РФ:

К числу таких правил относятся:

— правила контроля за водоснабжением и качеством продовольственных продуктов;

— правила по обеспечению санитарного состояния общественных мест, транспорта и промышленных предприятий;

— правила профилактической дезинфекции мест общественного пользования и истребления разносчиков инфекций;

— правила проведения предохранительных прививок;

— правила выявления больных и бациллоносителей;

— правила обязательной регистрации инфекционных заболеваний, изоляции и госпитализации больных;

— правила санитарной охраны границ и др.

В случае угрозы возникновения или распространения эпидемических инфекционных заболеваний на соответствующих территориях вводятся особые карантинные правила, направленные на предупреждение распространение и ликвидацию эпидемических заболеваний.

Нарушение этих правил образует состав преступления, предусмотренного ст. 222 УК

РФ.

Закон предусматривает в качестве преступления распространение эпидемических и заразных заболеваний в том случае, если произошло заражение хотя бы одного человека. Врач несет уголовную ответственность, как в случае ненадлежащего выполнения установленных санитарно-гигиенических и противоэпидемических правил, так и в случае их невыполнения .

Незаконное распространение наркотических и психотропных веществ — острая социальная проблема большинства стран.

Незаконные действия с наркотическими веществами представляют высокую степень общественной опасности, способны причинить тяжкий, а нередко и непоправимый ущерб здоровью человека. Следовательно, установление уголовной ответственности за действия, способствующие распространению наркоманий, обусловлены в первую очередь их высокой общественной опасностью.

К ответственности по этим статьям могут привлекаться как частные лица, так и должностные. В первую очередь это относится к медицинским и фармацевтическим работникам, имеющим доступ к наркотическим, сильнодействующим и ядовитым веществам.

Наиболее частыми должностными преступлениями, встречающимися среди медицинских работников при отправлении ими своих профессиональных обязанностей, являются :

— злоупотребление властью или служебным положением (ст. 170 УК РФ);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— превышение власти или служебных полномочий (ст. 171 УК РФ);

— халатность (ст. 172 УК РФ);

— получение взятки;

— должностной подлог.

Превышение власти и служебных полномочий применительно к деятельности медицинского работника обычно проявляются в следующих типичных формах: а) действия, входящие в компетенцию вышестоящего должностного лица; б) действия, которые могут быть совершены только коллегиально; в) действия, которые не правомочно совершить любое должностное лицо. Противоправные действия медицинского работника, выходящие за пределы его правил полномочий, наиболее часто причиняют физический ущерб личности, то есть ущерб здоровью.

Халатность является преступлением, когда в результате ненадлежащего выполнения обязанностей причиняется существенный вред. Применительно к медицинской деятельности здесь будет идти речь о физическом вреде здоровью человека, выразившимся в смерти или причинении телесных повреждений. Так, отказ дежурного врача больницы госпитализировать больного, который вследствие неоказания медицинской помощи умирает, будет расценен и как халатность по ст. 172 УК РФ, и как неоказание помощи больному по ст. 128 УК РФ .

Преступная халатность весьма многообразна. Она может выразиться:

а) в недостаточном обследовании больных и невыполнении специальных диагностических исследований;

б) в небрежном уходе и наблюдении за детьми;

в) в несвоевременной госпитализации или преждевременной выписке;

г) в недостаточной подготовке и небрежном выполнении хирургических операций и других лечебных мероприятий;

д) в недостаточной организации лечебного процесса;

е) в несоблюдении и нарушении различных медицинских инструкций и правил;

ж) в небрежном применении лекарственных веществ;

з) в небрежности ведения истории болезни и другой медицинской документации;

и) в невежестве.

Должностным подлогом является внесение должностным лицом в корыстных целях или из иных личных побуждений в официальные документы заведомо ложных сведений, подделка, подчистка или пометка другим числом, а равно составление и выдача заведомо ложных документов или внесение в книги заведомо ложных записей.

Должностной подлог, как правило, сочетается с другими преступлениями, в частности с получение взятки. Получение взятки (ст. 173 УК РФ) — одно из тягчайших преступлений.

Согласно ч. 1 ст. 290 УК РФ, определение получения взятки дано следующим образом: получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Разница между врачом, подлежащим уголовной ответственности за взятку и не подлежащим в том, что по ст. 290 УК РФ подлежат привлечению только должностные лица, то есть те врачи, которые наделены организационно-распорядительными (либо выполняют функции по принятию решений, имеющих юридическое значение) или административно-хозяйственными функциями.

Таким образом, при определении субъекта для возможности привлечения к уголовной ответственности врача за взятку необходимо, чтобы были соблюдены два основных условия :

1. Врач должен быть наделен организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями;

2. Преступление должно быть совершено в медицинском учреждении любой формы собственности (государственное, муниципальное).

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

Все преступления медицинских работников можно классифицировать как:

а) преступления медицинских работников, связанные с неисполнением своих профессиональных обязанностей;

б) преступления врачей, связанные с ненадлежащим исполнением своих профессиональных обязанностей;

в) преступления медработников, связанные со злоупотреблением своими обязанностями;

г) преступления медработников, связанные с превышением своих профессиональных обязанностей.

На сегодняшний день отсутствует общий алгоритм расследования преступлений, связанных с профессиональной деятельностью медработников.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Преступления медицинских работников, связанные с нарушением профессиональных обязанностей, следует понимать как особую группу деяний, связанных с нарушением медработниками своих профессиональных обязанностей.

Врачебные преступления совершаются лишь при выполнении профессиональных обязанностей.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Акопов В.И. Медицинское право. — М.: ЮНИТИ, 2013. -350 с.

2. Волженкин Б.В. Служебные преступления. — М.: Норма, 2010. — 310 с.

3. Мохов А.А., Мохова И.Н. Врачебная ошибка как актуальная проблема судебной практики / А.А. Мохова, И.Н.

Мохова// Медицинское право. -2004. — N 2. — С. 31-38.

4. Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть. — М.: Юрист, 2014.

6. Тихомиров А.В. Медицинское право. — М.: Юрайт, 2008. — 550 с.

7. Уголовное право /под ред. Г.П. Новоселова. — М., 2013. — 650 с.

8. Уголовное право /под ред. З.А. Незнамовой. — М.: Юрист, 2013. — 680 с.

9. Уголовное право. Особенная часть. / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. — М.: НОРМА; —

ИНФРА, 2011. — 960 с.

10. Уголовное право / под ред. Н.И. Ветрова. — М.: Новый юрист, 2014. -570 с.

11. Фролов Я.А., Канунникова Л.В., Фролова Е.В. О правовых проблемах врачебной (медицинской) ошибки /Я.А.

Фролов, Л.В. Канунникова, Е.В. Фролова // Медицинское право. — 2003. — N 2. — С. 22-23.

1. Akopov V.I. Meditsinskoe pravo. — M.: YUNITI, 2013. -350 s.

2. Volzhenkin B.V. Sluzhebnye prestupleniya. — M.: Norma, 2010. — 310 s.

4. Sverchkov V.V. Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast. — M.: YUrist, 2014.

6. Tikhomirov A.V. Meditsinskoe pravo. — M.: YUrayt, 2008. — 550 s.

7. Ugolovnoe pravo /pod red. G.P. Novoselova. — M., 2013. — 650 s.

8. Ugolovnoe pravo /pod red. Z.A. Neznamovoy. — M.: YUrist, 2013. — 680 s.

В России завершилось голосование по поправкам, но эпидемия коронавируса далека от завершения: только по официальным данным на 2 июля, за сутки выявили более 6700 заболевших. В эфире Настоящего Времени глава «Альянса врачей» Анастасия Васильева ответила на вопросы о возможных последствиях массового голосования длиной в неделю для здоровья россиян в разных регионах страны, а также рассказала, как медиков принуждали участвовать в этой процедуре.

Embed Поделиться Embed Поделиться Код скопирован в буфер обмена ширина px высота px The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00 0:06:47 0:00

– Есть такое ощущение, что из-за всей истории с голосованием про некоторую коронавирусную реальность в России все немного забыли. Расскажите, какая, на ваш взгляд, обстановка, насколько все это опасно?

– Дело в том, что действительно эта серьезная ситуация с коронавирусной инфекцией искусственно занижена, занижена ее значимость. Это очень важно и очень плохо для врачей, для медицинских работников, которые, естественно, ощутят это через какое-то время. И увеличение заболеваемости, увеличение смертности, несомненно, будет спустя три-четыре недели после проведения этого голосования.

Да, в Москве пик заболеваемости действительно прошел. И в Москве, и в Петербурге сейчас не так все плохо, не такой уровень заболеваемости, как в регионах. Но в регионах тем не менее мы, наоборот, сейчас видим нарастание количества заболевших. Там идет увеличение каждодневное случаев заболевших и увеличение смертности. Тем более что в регионах недостаточное количество средств защиты врачей и больниц из-за этой самой оптимизации, которая проходила последние 10 лет. И это замалчивание, и такое искусственное перемещение повестки дня, и преступное сокрытие серьезности инфекции от всех граждан – это преступление перед народом. Это преступление перед врачами, предательство врачей, которые своими жизнями расплачиваются за это серьезнейшее нарушение противоэпидемических мер.

одна только организация избирательного участка в больнице, где, поверьте, заболело не четыре врача. Скорее всего, там их намного больше. Мы прекрасно знаем уровень контагиозности этого вируса. Если четыре врача заболели, то, скорее всего, огромное количество и медицинских работников, и пациентов – это бессимптомные носители, которые заразят еще большее количество людей. Поэтому это перемещение повестки сделано, естественно, в политических целях. Это политические амбиции наших правителей, которые абсолютно преступны. И проводить, как правильно сказал Евгений Ройзман, в разгар эпидемии такие массовые мероприятия, когда «скорые» стоят в очереди, – это просто немыслимо, это ужасно.

Дело в том, что в Москве сейчас послабление – там и ситуация лучше. Но тем не менее мэр Собянин уже сказал, несмотря на то, что третий этап послабления, что все равно он рекомендует оставаться дома, и совершенно правильно сказал. А то, что происходит в регионах, извините, это просто надругательство над врачами, потому что мир в больнице . Сегодня у нас был Егор Махин, инфекционист из новой инфекционной Вороновской больницы в Москве, он прямо сказал: «Мне иногда хочется пригласить Путина и Собянина на наше совещание в больницу», – потому что они живут в другом мире. То, что сейчас происходит в региональных больницах – тот ужас, когда не хватает коек, не хватает врачей, не хватает средств защиты – они работают голыми руками. Наши правители и люди, которые ходят на голосование, они этого не понимают. Вот это разночтение приведет к резкому увеличению смертности, ее сокрытию и, разумеется, к гибели огромного количества медицинских работников, которые тоже будут замалчивать и говорить, что «у нас ничего такого нет». Классическое хамство и вранье по отношению к нашему безропотному народу. Такое положение дел, к сожалению.

– Традиционно врачи, как бюджетники, подвергаются сильному прессингу, когда речь идет о голосованиях. Поскольку вы представляете профсоюз, много ли было жалоб на то, что заставляют ?

– Сказать, что много, – ничего не сказать. Иногда выходило за какие-то рамки той вседозволенности, которая сейчас есть. Например, в московской поликлинике №218 в открытую было сказано, что «если вы не принесете скриншоты из «Госуслуг» или mos.ru, мы сейчас вас уволим по недоверию». Представляете? Это настолько вопиющее нарушение любых человеческих прав на свободу голосования и заявление своего мнения и прочее. То же самое в Приморском крае, то же самое и по всей России. Нам присылали голосовые сообщения главных врачей, которые вызывали на ковер, орали, кричали, грозили всякими санкциями, увольнениями и прочее. Почему? Потому что на этих же главных врачей давят сверху и у них четкий совершенно приказ: обеспечить явку. Я знаю, что в некоторых государственных учреждениях города Москвы государственные медики в больнице были обязаны привести с собой еще трех человек, которые зарегистрировались на портале электронного голосования. Прессинг колоссальный из-за того, что многие медицинские работники юридически не подкованы, они привыкли слушаться главных врачей и свое руководство. Вот они таким жестким мерам подвергались.

Мы делали что могли. Мы объясняли, даже составили несколько заявлений в Следственный комитет и прокуратуру о нарушении прав свободы голосования. И там, где мы заявляли о правах медиков, конечно, главные врачи отступали и эта ситуация сглаживалась. Но в большинстве медицинских учреждений медицинские работники нагибали головы, брали в руки паспорта и шли голосовать, к моему большому сожалению. Что, естественно, противоречит любой Конституции – новой или старой – и вообще любым правам человека.

Дело о некачественном оказании медицинской помощи родильным домом, ошибочные действия которого привели к инвалидности ребёнка.

Дело поступило к адвокату более, чем через три года после совершения медицинской ошибки. Родильный дом настаивал на пропуске общего срока исковой давности – 3 года, однако суд согласился с доводами адвоката о том, что на дела о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи исковая давность не распространяется. Дело было рассмотрено по существу. Родильный дом привлечен к гражданской ответственности. Через полгода после вступления судебного решения в законную силу было завершено исполнительное производство. В пользу Истицы и ее ребенка взыскано 4 миллиона рублей.

Суть дела

Истица (мать ребёнка) родила девочку в одном из родильных домов Санкт-Петербурга. До этого она находилась на дородовом отделении того же родильного дома. При госпитализации на дородовое отделение она рассказала врачам о том, что в силу её хрупкого телосложения при первых родах её ребенок получил осложнения. Впоследствии врачи говорили ей, что нужно было делать кесарево сечение. Несмотря на то, что ожидалось рождение второго крупного ребёнка и неоднократные просьбы женщины сделать ей кесарево сечение, врачи теперь уже другого роддома снова решили принимать роды консервативным способом.

В родах, как показала проведённая в ходе суда судебно-медицинская экспертиза, появились абсолютные показания к проведению операции кесарево сечение. Однако медицинским персоналом не были приняты меры к экстренному проведению необходимой операции. Девочка была извлечена наложением акушерских щипцов. В процессе родов выяснилось, что ребёнок оказался еще крупнее, чем ожидалось из-за допущенной ошибки врачом при проведении УЗИ почти на килограмм. Поэтому врачам пришлось приложить недюжинные усилия, чтобы вытащить ребёнка. В результате, девочке фактически проломили щипцами голову.

Состояние ребенка после рождения расценивалось, как тяжелое, девочка была интубирована, находилась на искусственной вентиляции лёгких. Вместо того, чтобы отправиться с родителями домой, ребёнок попал в реанимационное отделение детской больницы. Диагноз при поступлении: Родовая черепно-спинальная травма. Внутриутробная гипоксия.

Ошибочные действия медицинского персонала роддома привели к тому, что девочке был причинен тяжкий вред здоровью. Она была признана инвалидом. Ребёнку поставлен диагноз детский церебральный паралич.

В ходе суда

Роддом полностью отрицал свою вину. Ссылался на то, что у ребёнка имелась врождённая патология головного мозга. Адвокат роддома настаивал на отсутствии родовой травмы, объясняя очевидную на рентгене травму черепа, врожденной патологией развития головного мозга ребенка.

Судебно-медицинская экспертиза, проведённая по назначению суда в государственном экспертном учреждении и оплаченная роддомом, сняла вопрос о наличии у ребенка врождённой патологии головного мозга. Однако роддом до последнего настаивал на отсутствии своей вины. Ответчик (роддом) требовал назначения повторной экспертизы в другом медицинском учреждении. Суд отказался проводить новую экспертизу, поскольку выводы первоначальной были логичны, обоснованы и подтверждались медицинской документацией.

В ходе суда были проанализированы не только технические ошибки, допущенные врачами, но и, так называемые, деонтологические ошибки, а именно недопустимое поведение врачей по отношению к пациентке.

Существенную и, с высокой степенью вероятности, решающую негативную роль в наступивших тяжких последствиях сыграла акушерка. По показаниям Истицы акушерка угрожала ей во время родов, что если она сейчас же не перестанет орать и требовать кесарева, то ее отправят в «дурку». Такое поведение является прямым нарушением ст. 30 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22.07.1993, предусматривающей, что при обращении за медицинской помощью и ее получении, пациент имеет право на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала.

Недопустимое поведение работника роддома привело не только к возникновению психологической травмы у Истицы, но могло способствовать наступлению более тяжких последствий. При передаче смены эта же самая акушерка, обращаясь к своей сменщице, сказала ей, что «на эту вообще не стоит обращать внимания!» В то время, как тяжесть медицинской ситуации требовала особого и неотложного внимания медицинского персонала именно к Истице. Все эти обстоятельства получили должную оценку со стороны суда.

Доказательства, собранные по делу, позволили подтвердить наличие врачебной лечебно-тактической ошибки и технической ошибки, то есть ошибки в выборе медицинских манипуляций.

Судебное решение

Судом было вынесено решение о компенсации материального ущерба, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи в размере 2 000 000 руб. и морального ущерба в размере 2 000 000 руб. С роддома были также взысканы в пользу Истицы все расходы на адвоката.

Несмотря на явные медицинские ошибки и полученное заключение судебно-медицинской экспертизы, роддом всё-таки обжаловал судебное решение. Городской суд оставил решение районного суда без изменений.

Через полгода, преодолев ряд трудностей, связанных с взаимодействием с роддомом, было завершено исполнительное производство. 4 000 000 рублей были потрачены Истицей на покупку квартиры, которую оформили на ребенка-инвалида.

По итогам суда прокуратура по своей инициативе возбудило уголовное дело, но оно было прекращено за отсутствием прямой причинно-следственной связи и в связи с невозможностью установить конкретное лицо, виновное в наступлении инвалидности.

Это дело по оценке журналистов стало прецедентом с точки зрения взысканной с медицинского учреждения суммы в Российской Федерации и положило начало приближению сумм денежных компенсаций к европейским стандартам.

О моральной стороне дела

Главное, что характеризовало этот процесс с моральной точки зрения, это столкновение высоконравственной позиции матери девочки, которая выступала в защиту своей дочери, и циничного поведения не только представителя роддома, но и его руководства.

После допущенной ошибки, состояние ребенка было настолько тяжёлым, что родителям советовали отказаться от ребенка. Врачи детских больниц говорили, что заниматься таким ребенком нет никакого смысла. Это будет овощ, а не человек. Опираясь на исследования головного мозга ребенка, врачи доказывали матери, что от девочки лучше отказаться! Но семью только сплотило постигшее их горе. Мать и отец не отказались от своего ребенка.

Высочайший морально-нравственный уровень этой семьи, которая не отказалась от искалеченного ребенка, а боролась и борется за жизнь и здоровье девочки столкнулась с безнравственным поведением врачей. Истице так и не были принесены извинения ни главным врачом роддома, ни врачами – участниками этой трагедии, которые могли и должны были не допустить родовой травмы.

Представители Роддома не пошли на переговоры по заключению мирового соглашения. В чём только не упрекали мать ребёнка, которого сделали инвалидом. И исковую-то давность она пропустила, хотя исковая давность по таким делам не предусмотрена, и интерпретировать-то она хочет всё, как ей выгодно!

Мы неоднократно слышали в суде, как представители роддома говорили, чего не должно быть у покалеченного ребенка – ставилась под вопрос необходимость в дополнительном питании, подробно выяснялось, что конкретно и бесплатно предоставляет государство. Но вот чего мы не услышали, так это то, на что, по мнению Ответчика, имеет право этот ребёнок, кроме овсяной каши на воде и койко-места в интернате, где девочка волею случая могла бы оказаться, если бы не высоконравственная позиция её родителей.

Поведение руководства роддома было настолько равнодушным, что это не осталось незамеченным судом. Так же как не остались незамеченными оживленные разговоры врачей роддома и их адвоката о том, в какие языковые школы они планируют отдать своих детей, на глазах у матери искалеченного ребенка. Видя перед собой всю драму развернувшегося судебного процесса, оценивая поведение врачей и матери ребенка, которая не пропустила ни одного заседания, суд решил, что иск должен быть удовлетворен в полном объеме. Тем самым суд и прокуратура существенно помогли семье девочки адаптировать ее к жизни и обеспечить её будущее.

Целью этого процесса, как говорила сама мать ребенка в суде, было не только привлечь медиков к ответственности за медицинскую ошибку, но и сделать так, чтобы врачи более ответственно относились к своим профессиональным обязанностям впредь и не допускали новых трагедий, которых элементарно можно избежать.

Финальную точку в сложном судебном споре поставил Санкт-Петербургский Городской суд, указав в своём Определении следующее: «Жизнь и здоровье человека бесценны и не могут быть возвращены выплатой денег. Гражданский кодекс лишь в максимально возможной степени обеспечивает определенную компенсацию понесенных потерпевшим или его близкими имущественных потерь. Определяя размер компенсации вреда, суд учел, что в результате виновных действий ответчика истица испытывает сильнейшие нравственные страдания от того, что её ребенок стал инвалидом – человеком с ограниченными возможностями, перенес несколько тяжелейших операций, вынужден периодически проходить курсы лечения. Таким образом, присуждение истице и ее дочери компенсации, назначенной судом, полностью отвечает требованиям законодательства и прав Ответчика не нарушило.»

Теперь об исковерканной по вине медиков жизни девочки, помимо её родителей, которые делают все возможное для улучшения её состояния, позаботится тот, кто стал причиной инвалидности – роддом, допустивший роковую медицинскую ошибку.

Кандидат юридических наук,
Член Всемирной Ассоциации Медицинского Права (ВАМП)
Адвокат Астахова К.Д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *