МЧС это МВД

Татуировки и бороды в моде. В тату-салонах могут назвать немало примеров, когда матери за руку приводят дочерей, чтобы удалить вытатуированный на бедре топор, а в городах повсеместно открываются барбершопы – брутальные парикмахерские для мужчин, где наряду со стрижкой можно привести в порядок растительность на лице.

Работодатели в шоке, жалуются, что на соискателей моложе 25 лет даже смотреть страшно, не то, что брать на работу.

VN.ru выяснил, куда и почему не берут с татуировками и бородой, чтобы еще раз напомнить мудрое правило – семь раз подумай, один раз набей.

По данным исследовательского центра портала Superjob.ru, 15 % кадровиков отказывали кандидатам в приеме на работу именно из-за красовавшихся на их теле татуировок. Самые строгие требования к моделям, продавцам, офис-менеджерам, госслужащим и неожиданно – к претендентам на должность грузчика или кладовщика.

С тату не берут в Кремлевский полк

– Если вы планируете заниматься модельным бизнесом, татуировки не стоит делать ни в коем случае. Тату делает дорогую одежду более дешевой и на подиуме смотрится неуместно, – рассказывает директор модельного агентства «Мисс Нск» Ирина Волчкова. – В России с этим еще хуже, чем на Западе, так как заказчик в большинстве случае не приемлет тату. Конечно, если вы модель с мировым именем, то небольшое тату вам не помешает. Например, моя любимая модель Стефани Сеймур имеет пару небольших рисунков на теле.

30.06.2017

Еще немаловажный момент для начинающих моделей – это конкурсы красоты. В большинстве статусных конкурсов красоты татуировки запрещены.

Что касается мужчин, обладатели тату могут распрощаться со своей мечтой служить в Кремлевском полку. Туда таких не берут.

«Вдруг Греф увидит – нельзя»

Очень строго с татуировками в банке, где традиционно царит строгий дресс-код. Если ваше тату на видном месте, заметно из-под рукава рубашки, или на щиколотке и выглядывает из-под брюк, с большой долей вероятности это станет препятствием при приеме на работу.

– Существенно еще, кем устраиваешься. Если работать с людьми, то совсем строго. Там отбор по внешнему виду идет первым, – рассказал VN.ru служащий крупного банка России. – Если же в какой-нибудь технической поддержке, то менее строго. Еще зависит от подразделения. В центральный офис «Сбербанка» или ВТБ с заметными тату точно не возьмут. Вдруг тебя Греф увидит, еще уволит тебя и твоего начальника. В регионах все копируют этот подход. Он простой – чем жестче, тем лучше. В остальном всем плевать, если твое тату не видно. Раздеваться не заставляют.

В пресс-службе Сибирского отделения Сбербанка уточнили: «В Сбербанке действуют стандартные требования к дресс-коду, соответственно им все тату должны быть скрыты визуально под одеждой сотрудника. Наличие татуировки не является критерием в отказе при трудоустройстве, мы обращаем внимание прежде всего на профессиональные компетенции потенциальных кандидатов».

А вот бороды в банках не под запретом. К этому проявлению мужской брутальности кадровики относятся вполне лояльно.

Петр I одобрил бы правила МЧС

Официально в МЧС татуировки под запретом. Есть приказ №167, где описывается, как должен выглядеть настоящий пожарный – опрятен, гладко выбрит, форма «синяя специальная».

– На деле никого за татуировки не гоняют и не преследуют. Конечно, спасателю не пришла в голову идея растатуировать себе череп и лицо на тему Диаблеро или вытатуировать белки глаз, – рассказывает сотрудник МЧС со стажем службы 7 лет. – Знаком с парой горноспасателей, настоящих профессионалов, которые любят тату на тему якудза. У одного вся спина – одна большая картина в стиле средневековой японской миниатюры с изображением карпа, борющегося с потоком горной реки, и ничегошеньки ему никто не говорит.

Совсем другое дело бороды, которые в МЧС под строгим запретом. В этом есть определенная логика. У пожарных и брови с ресницами несколько раз за карьеру обгорают, а уж борода может и вовсе подвести в ответственную минуту.

– Если есть рай для брадоненавистников, то это ряды МЧС, – продолжает наш собеседник. – Даже небольшая щетина на лице спасателя вызывает бурю эмоций и истерик у руководящего состава. Я был свидетелем ситуации, когда спасателя уволили из-за его внезапно открывшегося желания вырастить бородку. Не бородищу, а такую бородку советского геолога. Прямо на разводе караулов ему предложили немедленно пойти побриться. Он отказался из любви к своей бороде и человеческому достоинству – уволен.

Счастье, что миновали времена Петра I, который брил бороды боярам, а по отношению к ослушавшимся применял куда менее гуманные наказания.

Тату позорят мундир

Видимые татуировки на теле не рекомендуется иметь сотрудникам полиции и прокуратуры. Официально такого пункта в правилах при приеме на работу нет, но он подразумевается.

– Существует «Кодекс этики и служебного поведения федерального государственного гражданского служащего органов прокуратуры РФ», – рассказали в пресс-службе прокуратуры области, – согласно этому кодексу, внешний вид государственных служащих должен способствовать уважительному отношению граждан к государственным органам, соответствовать общепринятому деловому стилю, который отличает официальность, сдержанность, традиционность, аккуратность, разумная достаточность при использовании косметики, ювелирных изделий. Про татуировки там ничего не сказано, но официальный стиль не предполагает наличие татуировок.

При этом нас заверили, что если татуировка из-под формы не видна, то при устройстве на работу она не влияет на решение.

Наличие татуировки на теле сотрудника полиции может вызвать вопросы у психолога, который обязательно спросит у вас, с какой целью вы ее нанесли, какое значение для вас имеет рисунок. Если вам удастся убедить специалиста в своей адекватности, вас возьмут. Но опять же татуировки не должны быть слишком заметными, чтобы не противоречить эстетическим нормам ношения обмундирования.

Табу на тюремные татуировки

Воровские звезды, эполеты и тюремные перстни не добавят привлекательности на рынке труда.

Сотрудники HR-служб на удивление хорошо разбираются в символике тюремных татуировок, а наиболее продвинутые даже могут определить статью УК, соответствующую рисунку.

При устройстве на работу кладовщиком или грузчиком, даже если у соискателя есть справка об отсутствии судимости, могут возникнуть сложности. Тоже относится к некачественным татуировкам, сделанным в армии, которые кадровики тоже могут принять за тюремные. На обычные художественные татуировки в этой сфере ограничений нет.

Здравствуйте все.

Читатель, если у тебя возникнут вопросы по поводу прочитанного, задавай их в комментариях, я постараюсь на них ответить.

После длительного перерыва продолжаю публиковать различные случаи, произошедшие со мной за годы службы в ОУР. Также сразу хочу ответить на один из самых часто задаваемых вопросов: по ряду причин я не указываю временные рамки и место описываемых мной событий.

Я, будучи опером ОУР, находился на очередном дежурстве. Ближе к вечеру, в дежурку поступило сообщение об обнаружении трупа молодой женщины. В адрес выехали трое оперов, включая меня, в том числе и старший опер и криминалист, дежурный следак прокуратуры добирался самостоятельно, судмедэксперт приехал позднее всех, попав в пробку.

В квартире мы обнаружили молодую женщину лежащую в луже крови. При осмотре трупа было выяснено, что у неё перерезано горло. При дальнейшем осмотре судмедэксперт обратил внимание на ногти убитой. Некоторые были обломаны, под несколькими были видны следы крови. Высказалось предположение, что жертва яростно отбивалась и поцарапала своего убийцу. В квартире царил беспорядок, который скорее напоминал следы борьбы, чем обыск. При осмотре квартиры был найден паспорт убитой, таким образом была установлена её личность. Убитая оказалась местной, не замужней, в возрасте 26 лет.

Оставив криминалиста, судмедэксперта и следака в квартире, мы отправились делать поквартирный обход с целью опроса соседей на предмет сведений о произошедшем, желательно ценных.

Труп обнаружила женщина из соседней квартиры, которая, выйдя в подъезд, увидела, что дверь в квартиру убитой не заперта. Она же рассказала, что, примерно за час-полтора до того, как она обнаружила труп, слышала, как убитая громко с кем-то ссорилась. Второй участник ссоры был мужчиной, которого она один раз назвала по имени.

Ещё в одной квартире на этой же лестничной площадке никого не оказалось, глазок был тёмный и звуков из квартиры не доносилось. Соседи из одной квартиры этажом выше подтвердили факт ссоры, правда имени они не расслышали.

Завершив поквартирный обход, мы вернулись в квартиру и задали вопрос следаку: не находил ли он телефона убитой. Телефон нашёлся быстро: лежал на столе в соседней комнате. При прочтении сообщений ничего интересного не нашлось, поэтому мы приступили к изучению телефонной книги, нас интересовал контакт на букву «А».

Такой контакт был только один. Вскоре установили личность владельца номера и места предполагаемого проживания, после чего незамедлительно выдвинулись по адресу.

А. оказался дома, был слегка удивлен внезапным вниманием со стороны милиции. Думаю, он бы удивился ещё больше, если бы узнал, что в момент нашего разговора, старший опер стоял скрытый от него дверью, с пистолетом наготове. Молодой человек подтвердил факт знакомства с убитой, после чего мы забрали его с собой в райотдел.

В райотделе А. подтвердил, что виделся сегодня с убитой и не отрицал, что они поссорились, однако факт убийства отрицал наглухо. Утверждал, что пришёл к убитой, с которой состоял в отношениях, в ходе разговора они сильно разругались. Причиной стал длительный период его безработицы. После ссоры А., с его слов, ушёл и вернулся к себе домой часа через два.

Следак допросил А. пока в качестве свидетеля, а затем задержал на 72 часа и отправил в ИВС. Основной версией было убийство совершённое на фоне личной неприязни. Иных версий и подозреваемых не имелось. Версия с ограблением отпала сразу: техника, драгоценности и деньги были не тронуты. Всех смущало перерезанное горло: при ссоре так не убивают, да и жертву по-хорошему нужно либо обездвижить, либо застать врасплох. Судя по всему, ни того ни другого сделано не было.

В ожидании результатов судмедэкспертизы и заключения от криминалиста, начали разрабатывать личность задержанного. Не нашлось ничего интересного: к уголовной ответственности не привлекался, по каким-либо причинам не сотрудниками милиции не задерживался, родителями, соседями, знакомыми и коллегами с прошлого места работы характеризовался положительно.

А дальше начались неприятности.

Сначала криминалист дал заключение, что кроме отпечатков пальцев убитой и задержанного в квартире (на кухне и входной двери) имеются отпечатки пальцев третьего лица. Затем судмедэксперт выдал заключение, что причиной смерти послужила механическая асфиксия, т.е. удушение, а разрез на горле был посмертным. А затем дал заключение по анализу крови из-под ногтей убитой. Обнаруженные следы крови не совпадали с кровью задержанного. Кроме того, согласно проведенного анализа, тот, чья кровь была обнаружена под ногтями убитой, был болен гепатитом. У задержанного такого заболевания не имелось.

72 часа истекали, никаких доказательств для ареста и заключения по стражу задержанного у нас не имелось. А. пришлось отпустить.

После некоторого раздумья, следаком был направлен запрос в районную больницу с требованием предоставления данных всех больных гепатитом, не находящихся на госпитализации. Следак указал, что необходими сведения о людях проживающих в доме убитой, а также в близлежащих домах.

Спустя некоторое время из больницы пришёл ответ. Инфицированных гепатитом, в перечисленных домах, оказалось только двое. Женщина из соседнего дома и мужик из квартиры напротив квартиры убитой. Той самой, в которой никого не оказалось при проведении поквартирного обхода.

Поквартирный обход пришлось делать снова, на этот раз для сбора сведений о мужике из соседней квартиры. Соседи рассказали, мужик тихий, гостей к себе не водит, не шумит, живёт один. Где работает и чем занимается, никто не знал. По сведениям из ИЦ ГУВД, ГИЦ МВД, установлено, что к уголовной ответственности тот не привлекался.

Было принято решение ехать в адрес, если мужика не окажется дома, то дожидаться на месте. Для усиления взяли с собой наряд ГНР.

По прибытии на место, ребят из ГНР оставили под окнами, на случай если тот вдруг решит сигануть, а сами пошли в квартиру. По отработанной схеме, мы со вторым опером встали напротив двери, а старший опер притаился сбоку от двери, в мёртвой зоне, с пистолетом наготове. Как только мы позвонили, дверь резко распахнулась и навстречу нам из квартиры выскочил крупный мужик, который сбил с ног М. (второй опер) и оттолкнул меня. Я успел схватить его за одежду, тем самым затормозив, а М. схватил его за ноги. Мужик нечленораздельно взревел и рванулся вперед увлекая нас за собой. Вниз по лестнице мы катились втроём, старший опер бежал следом. Как только мы упали на площадку, я навалился на мужика сверху и придушил его, старший опер встал ему на ноги, М. начал заковывать его в наручники, что удалось ему с трудом: мужик был очень сильным и вырывался. В конце концов, мужик оказался в наручниках, был поднят и препровождён обратно в квартиру. Там, немного придя в чувство мы поинтересовались у мужика: зачем он убегал. Тот, не откладывая в долгий ящик сообщил, что знает, кто мы такие, т.к. в время проведения первого поквартирного обхода наблюдал за нами через глазок. Также сходу сообщил, что догадывается зачем мы пришли и, раз уж мы на него вышли, желает сознаться в содеянном.

После чего, со всеми подробностями изложил картину произошедшего.

В день убийства, он был дома. Услышав звуки ссоры, посмотрел в глазок, и увидел, как из квартиры быстро вышел А. не закрыв за собой дверь. После чего, немного погодя, вышел из своей квартиры и зашёл в квартиру к убитой, с которой был немного знаком. Он начал обсуждать произошедшее, пытаясь немного приободрить женщину. В ходе беседы он обнял её за плечи и сообщил ей, что уже на протяжении длительного времени она ему глубоко симпатична и предложил ей оставить А. который её не ценит и начать встречаться с ним.

Девушка такого предложения не оценила и резко сказала ему, чтобы он уходил и больше не лез к ней. Разгорячённый отказом и желая доказать ей свою правоту, мужик начал аргументировать свою позицию. Последним аргументом, к которому он прибегнул, стало удушение. Когда мужик понял, что жертва больше не подаёт признаков жизни, он прошёл на кухню, взял нож и стакан, вернулся в комнату, перерезал жертве горло, нацедил крови в стакан и выпил, после чего пошёл к себе домой. Нож и стакан унёс с собой.

От таких откровений мы несколько офигели. А мужик, не откладывая в долгий ящик, показал место, где стоял унесенный им стакан, который он мыть не стал. Выдал он и нож, который, в отличие от стакана, он вымыл.

Нами на место был срочно выдернут следак, который оформил выемку стакана и ножа и тут же допросил задержанного. Мужик повторил всё сказанное на протокол, который подписал.

Дальнейшее было делом техники. Судмедэсперт дал заключение, что засохшая кровь в стакане принадлежит убитой, а кровь из-под её ногтей — задержанному. Криминалист подтвердил, что пальцевые отпечатки с входной двери и кухни квартиры убитой принадлежат задержанному.

На всех допросах, подозреваемый не мог ответить на вопрос: зачем он пил кровь? После этого вопроса он терялся и не мог подобрать слов, наводящие вопросы тоже не помогали. Складывалось впечатление, что он сам не знал, зачем это сделал.

В ходе следствия было проведено две психолого-психиатрических экспертизы. Первая выявила, а вторая подтвердила наличия у подозреваемого психиатрического заболевания. За давностью лет, точного диагноза не помню.

Судом мужик был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение.

Любой ли способен работать в системе МВД? С одной стороны, властные полномочия того или иного объёма оборачиваются рядом искушений, устоять перед которыми способна только личность, достаточно сильная в моральном отношении. А с другой, ежедневный служебный контакт с человеческим негативом оборачивается своего рода профессиональным прессингом на психику. И наконец, третий, быть может, самый важный для общества вопрос: как не допустить в структуры полиции граждан с криминальными наклонностями? Например, наркоманов? Или тех, кто идёт в полицию для получения тех или других преимуществ, идёт с тем, чтобы использовать служебное положение в корыстных иль иных каких-то целях, далёких от защиты Закона? Для эффективности кадрового обеспечения правоохранительных органов в 1996 году в Смоленске был создан Центр психологической диагностики (ЦПД), являющийся ныне экспертным подразделением медико-санитарной части УМВД России по Смоленской области. ЦПД предназначен для организации и проведения профессионального психологического отбора кандидатов на службу в полиции, а так же медико-психологического сопровождения личного состава. Ведь давление разнообразных негативных факторов, сопровождающих профессиональную деятельность, могут повлиять на психоэмоциональное состояние сотрудников.

Например, командировки в «горячие точки», внедрение в преступные сообщества или работа на дорогах сотрудников ГИБДД. О работе Центра медико-психологической диагностики УМВД России по Смоленской области нам рассказала заместитель начальника ЦПД Ольга Петровна Манухина. В системе МВД она работает 15 лет, имеет высшее юридическое и высшее психологическое образование. ЦПД обеспечен всем необходимым. В его штате девять сотрудников. Чтобы процедура обследования была максимально объективна, у каждого психолога отдельный кабинет, оснащённый компьютерным оборудованием. Ежегодно каждый сотрудник Центра проходит в Москве курсы повышения квалификации. Важнейший помощник в работе психологов-экспертов — полиграф новейшей конструкции, позволяющий с высочайшей точностью определить, говорит ли человек правду или лжёт, а может быть, что-то скрывает. Один из этапов обследования здоровья приходящих на службу в ОВД — психодиагностика. В ЦПД приходят по направлению отдела кадров, в котором указано, на какую должность претендует кандидат. Что и определяет комплекс его психофизиологического обследования. Для работы ЦПД существуют методики, регламентированные системой МВД. Да, прежде всего, исследуются сердечно-сосудистая и центральная нервная системы организма. Но не менее важной в отборе кадров, а может, и более всего необходимой является психодиагностика.

Прежде всего, человек обследуется с помощью тестовых методик, которые могут осуществляться как вручную, так и в компьютерном варианте. Исследуются память, внимание, интеллектуальные способности, характерологические особенности и личностные качества. Исходя из данных обследования, психолог выясняет, насколько соответствует кандидат предполагаемой должности. Каждый пришедший в ЦПД сначала работает в зале с методиками: получает инструкцию с поэтапными тестами, с помощью которых предварительно выясняется информация о его мотивах поступления на службу, особенностях памяти и внимания, интеллектуальных способностях, определяется круг личностных качеств и т.д. Дальше за каждым кандидатом закрепляется психолог Центра. Изучив данные, полученные с помощью предварительных тестов, он проводит беседу, в ходе которой так же выявляется определённая информация о личности и биографических данных кандидата. В первую очередь психологам необходимо исключить присутствие корыстной мотивации у кандидата. В предложенной анкете человек излагает свои мотивы поступления на службу в полицию.

Но одно дело, что гражданин говорит, а психологу необходимо выяснить, что он стремится утаить. Для выявления скрываемой информации существуют дополнительные методы обследования. Скрываемая негативная информация, с которой чаще всего сталкиваются психологи, касается корыстной мотивации, то есть использования служебного положения в личных корыстных целях. Заведение «полезных» знакомств, получение нетрудовых доходов и т.д. Также кандидат на должность проверяется на связи с криминальными элементами. Исследуются формы аддиктивного поведения, например, употребление наркотиков, психоактивных веществ, злоупотребление спиртными напитками, также интересуют факты привлечения к административной ответственности и заведения на кандидата уголовных дел. Сам человек о подобных фактах своей биографии не скажет, но с помощью полиграфа они устанавливаются с высокой точностью. Но не будем забегать вперёд.

Итак, психолог, выяснив личностные качества кандидата, делает вывод, сможет ли он заниматься той или иной полицейской работой. Встречаются случаи, когда человека рекомендовали на службу в оперативных подразделениях. Память, внимание, логическое мышление — на высоком уровне! Но он, узнав детально от психолога особенности будущей работы и психологические нюансы своей личности, отказывался от своего намерения. Обследование психолога обязательно для всех поступающих в полицию, но это лишь первый этап для будущих оперативников, сотрудников ГИБДД, а так же для тех, кто ранее служил в милиции или иных силовых структурах. Эти кандидаты проходят обследование на полиграфе в обязательном порядке.

Почему? Да чтобы в нашей полиции не было случайных людей! Как показывает практика, из всех направленных на обследование с использованием полиграфа от 77 до 80 процентов лиц скрывали негативную информацию о себе. Пытались скрыть… Полиграф — это третий этап исследования, который занимает около двух часов. Каждому претенденту предлагается индивидуальный комплекс вопросов, всё зависит от первого общения с психологом, а так же от того, на какую должность обследуемый претендует. К каждому обследованию готовятся заранее. Сама процедура обследования имеет сложное построение, но не очень обременительна для испытуемого. Идёт активный диалог между кандидатом и полиграфологом, оживлённая беседа. По окончании обследования полиграфолог анализирует полученные данные и только потом выносит заключение.

На основании объективных данных делается заключение, которое передаётся психологу, а уже он в комплексе со своими первоначальными данными выносит заключение. В структуре выявленной скрываемой негативной информации преобладают:

  1. прием психоактивных веществ — 31,2%, (в том числе не медицинское употребление наркотических средств — 25,2%, злоупотребление алкоголем — 6%);
  2. факты административных или дисциплинарных взысканий (в основном факты привлечения к административной ответственности за постоянное нарушение правил дорожного движения, за мелкое хулиганство и т.п., факты дисциплинарных взысканий во время срочной службы или службы в силовых структурах) — 15%; 3) суицидальное попытки — 5%;
  3. негативные мотивы (в основном стремление к злоупотреблению властными полномочиями, получение нетрудовых доходов) -3,6%;
  4. совершение уголовно наказуемых деяний, не повлекших наказаний или оставшихся нераскрытыми — 3%;
  5. внеслужебные устойчивые личные или деловые связи с криминальными элементами — 1,7% случаев.

Большую долю случаев составляют «другие негативные данные» (негативные черты характера (конфликтность, агрессивность, склонность к насилию, корыстность, лживость), наличие психически больных родственников, родственников, злоупотребляющих спиртными напитками, с отклоняющимся, делинквентным поведением, факты причастности самого испытуемого к асоциальным компаниям и т.д) — 40,5%.

Не единичны случаи, когда кандидат на должность не рекомендуется по результатам психологического обследования для будущей службы. Бывает, что на предварительном этапе кандидаты скрывают приводы в полицию, фигурирование в уголовном деле, употребление наркотиков и прочий негатив о себе, полиграф это всё выявляет с большой вероятностью, и подозрительный кандидат в полицию не пройдёт. Кроме полиграфа в Центре введён метод экспресс-диагностики, позволяющий с абсолютной точностью установить, употребляет человек наркотики или нет. Для этого приобретён прибор «МиниэкспертДТ», исследование занимает буквально 20 минут, результат точен до 100%. Если кандидат на службу в полицию получает в ЦПД положительное заключение, то, как показывает практика, в последующем у него всё хорошо на службе, претензий руководства нет. Но есть люди, которые получают условную рекомендацию. За такими ведётся внимательное наблюдение, с какой стороны проявит себя человек. Прогноз на будущее у «условных» кандидатов чаще всего не совсем благоприятный.

Другим важным направлением деятельности ЦПД является медико-психологическое сопровождение личного состава УМВД. Сложности профессиональной деятельности, повышенные требования к адаптационным резервам личности делают психопрофилактические обследования сотрудников полиции обязательными. Их цель — предупреждение возникновения функциональных, психических расстройств и неадекватных форм поведения. Профилактика проводится с помощью регулярных плановых профессиональных осмотров. Прогнозирование направленности изменений уровня психологического здоровья личности позволяет правильно оценивать профессиональную пригодность сотрудника, предотвращать негативные явления, регулировать психологический микроклимат в коллективах, снижать заболеваемость и трудопотери.

Архив раздела

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *