Материально правовой спор

Правовая природа дел, возникающих из публичных правоотношений

Дела, возникающие из публичных правоотношений, являются специфической категорией гражданских дел, при рассмотрении которых суд контролирует законность действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих

В ч. 2 ст. 15 Конституции РФ записано, что государственные органы, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы, а ст. 46 Конституции гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на обжалование в суд решений и действий (или бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, должностных лиц и государственных служащих. При этом под «действиями и решениями», подлежащими обжалованию в судебном порядке, понимаются как ненормативные, так и нормативные акты, затрагивающие права и свободы граждан.

Ныне к делам, возникающим из публичных правоотношений, относятся следующие категории дел:

— по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов;

— по заявлениям об оспаривании решений и действии (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

— по заявлениям о защите избирательных прав и также права на участие в референдуме граждан РФ;

— иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда.

В последние годы дела, возникающие из публичных правоотношений, занимают достаточно большое место в судебной практике. Так в первом полугодии 2002 г. Верховным Судом РФ по первой инстанции было окончено производством 125 гражданских дел, причем все эти дела возникли из публичных правоотношений. Дела данной категории составили также более трех четвертей кассационных дел, рассмотренных за тот же период Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ. В указанный период судами субъектов РФ было рассмотрено по первой инстанции 1400 таких дел, а районными судами 115,2 тыс. дел или 10,3% от общего количества дел.


Термин «производство по делам, возникающим из публичных правоотношений» носит обобщающий характер. Предметом судебного разбирательства здесь могут быть конституционные (дела о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части; о защите избирательных прав или права на участие в референдуме; об оспаривании отказа в разрешении на выезд из РФ за границу или на въезд в РФ из-за границы), административно-правовые (заявления об оспаривании решений и действий органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих), а также финансово-правовые отношения (оспаривание действий финансовых органов). Но поскольку все перечисленные правовые отношения имеют несомненные черты сходства между собой, законодатель обозначил их обобщенным термином «дела, возникающие из публичных правоотношений».

Однако безотносительно к характеру правовых отношений (конституционные, административные или финансовые), их субъекты связаны отношениями власти и подчинения. Но это неравенство существует исключительно в материально-правовых отношениях. В случае же возникновения спора о праве и гражданин, и государственный либо иной орган (должностное лицо) перед лицом суда становятся полностью равноправными.

Одновременно подчеркнем, что в действовавшем до недавнего времени законодательстве (Закон РФ от 28 апреля 1993 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР», гл. 24—1 ГПК РСФСР) употреблялась более широкая и универсальная формула «государственные органы», под которыми понимались и органы государственного управления. Означают ли изменения, внесенные ныне в гражданское процессуальное законодательство, то обстоятельство, что решения и действия (бездействие) органов государственного управления в настоящее время в суд обжалованы быть не могут. Систематический и логический анализ норм ГПК заставляет ответить на этот вопрос отрицательно. Так, в соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 254 ГПК отказ в разрешении на выезд из РФ в связи с тем, что заявитель осведомлен о сведениях, со­ставляющих государственную тайну, оспаривается в соответствующем суде субъекта РФ по месту принятия решения об оставлении просьбы о выезде без удовлетворения. А в ч. 3 той же статьи записано, что заявление военнослужащего, оспаривающего решение, действие (бездействие) органа военного управления или командира (начальника) воинской части, подается в военный суд. Другими словами, нормы гл. 25 ГПК рассчитаны на рассмотрение дел об оспаривании действий не только органов государственной власти, но и органов государственного управления. Следовательно, употребляемый в ней термин «органы государственной власти» следует признать не вполне удачным. Его нужно понимать расширительно.

Утверждая, что властные структуры нарушают права и свободы заявителя, лицо обжалует в суд принятые ими нормативные или ненормативные правовые акты, заявляет о своем несогласии с их действиями и требует признать их незаконными, а следовательно, лишить эти акты юридической силы.

В свою очередь, органу государственной власти, местного самоуправления, должностному лицу, государственному и муниципальному служащему предоставляется возможность доказать перед судом законность своих действий и неправомерность требований заявителя. При рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд сталкивается с двумя взаимно исключающими друг друга требованиями, позициями по одному и тому же вопросу. Суд призван определить, чья же позиция по делу — соответствующего органа государственной власти (должностного лица) или гражданина — основана на законе.

Важное значение для определения правовой природы дел, возникающих из публичных правоотношений, имеет уяснение вопроса о том, характерно ли для этих дел наличие спора о праве? В юридической литературе относительно распространенным является следующий взгляд. Специфическая функция суда при рассмотрении данной категории дел состоит вовсе не в разрешении спора о праве, как в исковых делах, а в осуществлении судебного контроля за законностью действий органов государства. Этим «определяется и способ возбуждения дел данной категории — оспаривание путем подачи заявления, а не предъявление иска».

По действующему законодательству дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными подразделом II раздела II ГПК и другими федеральными законами. Однако употребление законодателем вместо привычного иска иной терминологии (жалоба, заявление) иногда порождает неправильное представление о том, что применение процессуального инструментария, неразрывно связанного с иском (изменение иска, заключение мирового соглашения и др.) здесь якобы невозможно.

Между тем в законодательстве и судебной практике, в том числе в практике Верховного Суда РФ, нередко обращения заинтересованных лиц, оспаривающих неправомерные действия государственных органов или должностных лиц, именуются не заявлением, а иском. Правильному рассмотрению дела по существу с вынесением законного, обоснованного и справедливого судебного решения это не мешает.

На основании ч. 1 ст. 246 ГПК дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными гл. 23-26 ГПК и другими федеральными законами.

В качестве одной из интересных процессуальных особенностей дел по ряду дел, возникающих из публичных правоотношений (дела о признании недействующими нормативных правовых актов; об оспаривании действия и решения, нарушающие права и свободы граждан), необходимо указать на специфическое распределение обязанностей по доказыванию. На органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, действия которых обжалуются в суд, в соответствии с ч. 1 ст. 249 ГПК возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений). Гражданин или юридическое лицо освобождаются от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязаны доказать сам факт нарушения своих прав или свобод.

Билет №34

Участие в гражданском процессе государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан, защищающих права, свободы и законные интересы других лиц (цель, основания, формы участия, их процессуальные права и обязанности).

1. В случаях, предусмотренных законом, государственные органы, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц по их просьбе или в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов неопределенного круга лиц.

Лица, предъявившие иск в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и исполняют все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 46 ГПК РФ).

2. Зашита прав других лиц осуществляется в двух формах:

• путем обращения в суд с иском в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц. Такое право предоставлено всем без исключения субъектам;

• соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления до вынесения решения судом первой инстанции вправе вступить в дело для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований.

Другим субъектам не дано право вступать в дело для дачи заключения по делу. При этом соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления вступает в дело для дачи заключения по делу:

• по своей инициативе;

• по инициативе лиц, участвующих в деле;

• по инициативе суда.

Наибольший круг вопросов, по которым возможно обращение в суд с заявлением в защиту прав и интересов других лиц, входит в компетенцию органов опеки и попечительства. Так, в соответствии с СК РФ они вправе возбуждать следующие дела:

• о признании брака недействительным, если брак заключен с лицом, не достигшим брачного возраста, при отсутствии на то специального разрешения

• о лишении родительских прав;

• об ограничении родительских прав;

• о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей;

• о признании недействительным соглашения об уплате алиментов, нарушающего интересы получателей алиментов;

• об отмене усыновления ребенка.

В гражданском процессе возможна защита интересов не только определенного, но и неопределенного круга лиц. Например, в случае необходимости защиты прав потребителей, нарушенных поставкой в торговые организации недоброкачественной продукции, и др.

Особенность процессуального положения субъектов, обращающихся в суд для защиты прав и интересов других лиц, состоит в том, что они совершают только те действия, которые направлены на развитие и окончание гражданского процесса, но не вправе распоряжаться материальным объектом спора, самим спорным субъективным правом.

В случае отказа государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или граждан поддерживать требование, заявленное ими в интересах другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если лицо, в чьих интересах заявлено требование, или его законный представитель не заявит об отказе от иска. При отказе истца от иска, заявленного в защиту его нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов, суд прекращает производство по делу.

Наиболее традиционным является участие в гражданском процессе для дачи заключения органов опеки и попечительства. В ряде дел их участие является обязательным.

Евразийский юридический портал

В теории процессуального права общепризнанной является идея о том, что порядок рассмотрения споров и иных дел в судах обусловлен прежде всего их правовой природой.

Её влияние отражается на правилах о подведомствен­ности, подсудности, составе лиц, имеющих материально­правовой интерес в исходе дела, совокупности их прав по распоряжению предметом спора, средствах и способах защиты, составе предмета доказывания, распределении обязанностей по доказыванию и других правилах. В связи с этим обстоятельством определение правовой природы споров и иных дел о праве, охраняемом законом интересе представляется важным для их надлежащей защиты в хо­зяйственных судах. Определить её представляется возмож­ным через призму спора о праве. Первым этапом на этом пути является выявление его сути.

Определение сущности спора о праве относится к чис­лу наиболее дискуссионных проблем в юридической лите­ратуре. По данному вопросу в теории права сложилось не­сколько концепций. В основе одной из них, зародившейся ещё в дореволюционном праве, лежит понимание спора

0 праве как разногласия. Для данного подхода характерно субъективное толкование правового явления в зависимости от отношения сторон к их правам и обязанностям.

Так, по мнению А.Г.Гойхбарга, если «ответчик… готов удовлетворить иск, а истец, назло. предъявляет ненужный иск.», следует прийти к выводу об отсутствии спора.

Оспаривание требований истца ответчиком как не­обходимую предпосылку возникновения спора о праве выделял и Д.М.Чечот: «.суд обязан при рассмотрении дела в порядке особого производства оставить заявление без рассмотрения, если между заинтересованными лица­ми возникнет спор о праве, подведомственный судебным органам. В этом случае речь идет именно о субъективном отношении заинтересованных лиц к их праву, о споре между лицами. можно сделать вывод, что несоответствие мнений спорящих сторон и создает спор о праве». В более поздней работе в развитие данной идеи ученый-правовед приводит дополнительный аргумент.

По его мнению, о том, что предпосылкой для возник­новения спора о праве является оспаривание требований истца ответчиком, свидетельствуют и тенденции развития законодательства в русле расширения сферы предвари­тельного внесудебного урегулирования спора: «Целый ряд статей. ставит возможность предъявления иска в зависи­мость от отрицательной реакции ответчика на требование истца. обязанность предварительного согласования пре­тензии с должником установлена в государственном арби­траже для всех категорий дел без исключения», — поясня­ет он.

В последнее время схожие идеи высказал А.М.Нехороших: «.сущность спора как раз и выражается наличием разногласий у противоположных его сторон, что позволяет быстро и однозначно определить: есть спор о праве либо его нет».

Данная концепция была подвергнута критике, в основном потому, что разногласия — это форма выражения спора, причем не единственная, а не его суть. «…спор в правовом смысле не вполне соответствует этимологическо­му смыслу этого слова, так как обязанное лицо может и не спорить в буквальном смысле этого слова, но своим бездей­ствием либо ненадлежащим исполнением юридических обязанностей нарушать права контрагента и, оспаривая их таким образом, порождать противоречия.», — отметил по этому поводу И.Г.Побирченко.

В пятидесятые годы распространилась идея М.А.Гурвича, определившего спор как «помеху, сопротив­ление осуществлению гражданского права». «Спорить в процессуальном значении этого слова, — писал он, — значит оказывать помеху, сопротивляться, препятствовать осу­ществлению права.».

Анализируя данную концепцию, И.Жеруолис от­метил: «Помеха осуществлению права или разногласия между участниками правоотношения по поводу осущест­вления субъективных прав и исполнения возложенных обязанностей входит в понятие спора о праве лишь как следствие неисполнения стороной своих юридических обязанностей». Чуть позже схожие суждения, но в более категоричной форме выразил и И.М.Зайцев: «Помехи — это не сам правовой спор, а его значение, которое не может быть тождественно сущности».

Л.А.Ванеева, Л.А.Николаева, Н.А.Чечина и другие сводили суть спора к правонарушению либо состоя­нию права (правоотношения), возникшему в результате правонарушения.

Так, Л.А.Ванеева отмечала: «Под спором следует пони­мать объективное состояние правоотношения, вызванное неисполнением обязанностей одной из его сторон, при ко­тором отсутствует возможность объективного осуществле­ния субъективного права другой стороной».

Это весьма спорная концепция, так как не все споры следуют из правонарушения. «.в зависимости от характе­ра взаимоотношений. возможны различные причины хо­зяйственных споров. Но они далеко не всегда являются лишь следствием нарушений», — утверждал И.Г.Побирченко. Например, преддоговорные споры, споры о расторжении брака, о возмещении вреда, причиненного в результате крайней необходимости или необходимой обороны, и др. К тому же, отмечал ученый-правовед, «.понятие спор включает в себя и более узкое конкретное понятие — нару­шение либо оспаривание охраняемого законом интереса, которое не всегда соответствует праву. Следовательно, спо­ром о праве является не только такое субъективное состоя­ние, при котором одна сторона в споре считает, что другая сторона нарушает или оспаривает её право либо создает неопределенность в правоотношении, но и такое, при ко­тором удовлетворение интересов одной из спорящих сто­рон, по мнению другой стороны, нарушает её собственные интересы».

Своеобразную позицию в определении сущности спо­ра о праве занимал И.А.Жеруолис. Он также рассматривал спор как правовое образование, возникающее из правона­рушения, существовавшего в действительности или пред­полагаемого. Однако его идея главным образом отличалась от иных тем, что, как полагал ученый-правовед, спор, воз­никая как явление материально-правовое, «иногда пере­растает в процессуальное понятие, а иногда нет». При этом таким понятием он становится с того момента, как оказывается предметом судебного рассмотрения. «Пока спор о праве не стал предметом рассмотрения компетент­ным органом в определенной процессуальной форме, он с точки зрения процессуального права не существует. Пока спор о праве протекает не в процессуальной форме. он может привести к различным последствиям материально­правового значения. Но пока такой спор не передан в надлежащий орган на рассмотрение, он не может стать понятием процессуального характера. Факт рассмотрения спора о праве компетентным органом в установленном за­коном порядке является обязательным признаком процес­суального понятия спора о праве».

Приведенные мотивы послужили предпосылками к тому, что точку зрения И.А.Жеруолиса традиционно ста­ли толковать таким образом, что материально-правовая квинтэссенция спора о праве, по его мнению, с момента его передачи на рассмотрение суда трансформируется в процессуально-правовую. Для подобных выводов есть и другие основания. Помимо прочего, он отмечал: «Если лицо обращается в суд с требованием, в котором имеется материально-правовое требование, направленное к друго­му лицу, и просит суд о разрешении спора о праве, то… спор о праве получает процессуальный характер».20 Од­нако в этой же работе проскальзывают и иные идеи, с на­шей точки зрения, свидетельствующие о том, что ученый стоял на позиции понимания сущности спора о праве как материально-правовой. В частности, мы находим: «.про­цессуальная форма не может не отменить спор о праве, ни даже повлиять на его материально-правовой характер».

Взгляды И.А.Жеруолиса на сущность спора о праве представляются оригинальными, но несколько спорными по ряду аргументов. Во-первых, как было отмечено выше, не все споры следуют из правонарушения. Во-вторых, даже если спор не передан на рассмотрение суда, то, представля­ется, что с точки зрения процессуального права он все же существует. Об этом свидетельствуют нормы, устанавлива­ющие обязательность соблюдения досудебного (претензи­онного) порядка урегулирования споров для их отдельных категорий (например, ст. 46 Закона Республики Беларусь от 6 января 1999 года «О железнодорожном транспорте»); необходимость указания в исковом заявлении сведений об его выполнении и приложения документов, подтверждаю­щих данное обстоятельство (ст. 243 Гражданского процес­суального кодекса Республики Беларусь; ст. 159-160 Хозяй­ственного процессуального кодекса Республики Беларусь); обусловливающие спор о праве как критерий подведом­ственности дел юрисдикционным, в том числе судебным, органам (ст. 37 Гражданского процессуального кодекса Ре­спублики Беларусь, ст. 39, 41, 164 Хозяйственного процессу­ального кодекса Республики Беларусь) и некоторые другие. Ранее данная идея была высказана И.Г.Побирченко: «.. .спор приобретает правовой характер не только после принятия заявления компетентным органом, но и в предшествую­щей форме, когда сами стороны пытались урегулировать возникший между ними спор. Такая форма разрешения не является обязательной для всех споров, но законодательное установление её для многих категорий споров не дает осно­ваний для обобщающего вывода о том, что споры о праве приобретают правовой характер лишь после принятия их к рассмотрению компетентным органом».

Схожие идеи высказывал и И.М.Зайцев: «Спор воз­никает до судебного производства по его рассмотрению и разрешению, и его существование вполне возможно без ис­ковой формы защиты права. Спор может быть ликвидиро­ван вне судебного процесса путем его урегулирования са­мими участниками. И с момента зарождения спор о праве всегда представляет собой охранительное правоотношение сторон конфликта.

Приверженцы данной концепции подменяют суть юридического спора последствиями предъявления иска. В самом деле, с возбуждением судопроизводства спор о праве приобретает процессуальную форму иска, но его материально-правовая природа остается неизменной». В-третьих, представляется, что с момента передачи в суд спора он не теряет свою материально-правовую сущность, ибо она устойчива.

Исключительно процессуальную сущность в споре о праве усматривали М.Д.Матиевский и М.Д.Морейн.

«О правовом споре как юридическом понятии можно говорить лишь в том случае, когда действия сторон совер­шаются в определенной форме, предусмотренной процес­суальными нормами. Поэтому спор о праве вне процесса не является юридическим понятием, а проявлением той свободы поведения, которая соответствует процессуаль­ной диспозитивности. Свойство юридической категории спор о праве приобретает с момента его заявления заин­тересованным лицом с соблюдением порядка, предусмо­тренного процессуальным законом. Именно данный мо­мент (заявление спора) вызывает определенные правовые последствия… Что же касается материально-правового по­нятия спора о праве, то оно не выделяется ни материаль­ным, ни процессуальным правом, а также не имеет места и в практической деятельности правоохранительных орга­нов… На основании изложенного приходим к выводу, что спор о праве — категория чисто процессуальная», — считал М.Д.Матиевский.

Аналогичной позиции придерживался М.Д.Морейн. По его мнению, родовое понятие спора охватывает «спо­ры, вытекающие из гражданских, трудовых, колхозно-земельных и других правоотношений, которые, различаясь между собой по материально-правовым признакам (по кругу регулируемых общественных отношений), характе­ризуются общей процессуальной природой: вытекающие из них правовые споры, как правило, разрешаются в иско­вом порядке. Состязательное начало, заложенное в самой основе искового производства, является его важнейшим стержнем».

Однако их точка зрения представляется не совсем ар­гументированной, ибо не позволяет обосновать существо­вание споров, рассматриваемых и разрешаемых в несудеб­ных формах.

Есть и иные точки зрения по исследуемой пробле­матике.

Полагаем, что следует присоединиться к концепции И.М.Зайцева. В основе его идеи лежит понимание приро­ды спора о праве как конфликта. В период господства со­циалистического «бесконфликтного» общества она подвер­галась критике. Однако в последнее десятилетие с учетом разработки конфликтологии, в том числе юридической, концепция получает свое подтверждение.

Любому обществу присущи противоречия интере­сов. При взаимодействии сторон, являющихся их носите­лями, противоречия проявляются как конфликт. Если эти интересы опосредствованы правами, обязанностями либо охраняются законом, речь идет о правовом (юридическом) конфликте. Его правовой сущностью является конфликт о правах и обязанностях либо охраняемых законом инте­ресах.

Существует ещё одна близкая по смыслу к этой концепции точка зрения. Её сторонники — Д.Зарицкий, И.Г.Побирченко и другие — видят суть спора о праве в противоречиях. Так, в частности, И.Г.Побирченко отме­чал: «.под спором о праве следует понимать противоре­чие между спорящими сторонами о правах и обязанностях в материальном правоотношении».

На наш взгляд, данная позиция не совсем верна. И.М.Зайцев указал на различия между конфликтом и противоречиями: «Хозяйственные споры нельзя считать непосредственным показателем противоречий. споры выражают не любое состояние противоречий, а только их обострение, доведенное до конфликта, и как таковые имеют по сравнению с противоречиями частный харак­тер и неизменно более узкую сферу действия. Соотноше­ние между противоречием, конфликтом и спором можно представить таким образом: противоречие как универсаль­ная социально-философская категория проявляется при определенных условиях в деятельности конкретных лиц как конфликт.

Последний надо рассматривать как конкретно­субъектное выражение противоречия. Если конфликт имеет место в отношениях, регулируемых правом, то при определенном содержании он приобретает фор­му хозяйственного спора. Итак, споры не являются непосредственной формой объективизации противо­речий…, а выражают конфликты. в определенной обста­новке».

Следует отметить, что такое понимание конфликта и противоречий соответствует современным толкованиям в философии и юридической конфликтологии.

Ошибка И.М.Зайцева, как представляется, состояла лишь в том, что предел этого обострения он видел в момен­те получения лицом информации о нарушении либо оспа­ривании своих прав или охраняемых законом интересов. Этот довод не позволял объяснить те многочисленные си­туации, когда субъекты, получив такую информацию, не предпринимали никаких усилий для защиты прав, и кон­фликтов не возникало.

В этом контексте более корректной выглядит позиция Н.Б.Зейдера поддержанная Д.Зарицким, Н.А.Чечиной, согласно которой спор о праве возникает при заявлении хотя бы одного из его участников о наличии материального правоотношения и о том, что другим субъектом нарушено или оспорено его (заявителя) право.

Со стороны И.М.Зайцева она встретила критику. Так, он отметил: «Но ведь для того, чтобы объявить о существо­вании спора о праве, он должен уже существовать. Без это­го он не может быть и заявлен. Спор о праве возникает до заявления точно так же, как и его правовые последствия». Здесь в своих суждениям И.М.Зайцев прав. Действительно, чтобы заявить о существовании явления, оно должно уже существовать. Но, думается, что ученый все-таки сделал неверную ссылку. Н.Б.Зейдер, Н.А.Чечина связывали воз­никновение спора с заявлением одной из сторон не об его существовании, а о нарушении или оспаривании субъек­тивных прав заявителя.

И все же, несмотря на близость к истине, думается, что авторы все же её не достигли. Осознав происшедшее на­рушение либо оспаривание права, субъект может заявить о нем другому участнику материального правового отно­шения, однако ввиду незначительности последствий, опа­сения противодействия или по каким-либо другим сооб­ражениям не выдвигать притязаний о его защите. В таких ситуациях спор о праве также не возникает. Думается, что о правовом споре можно говорить только тогда, когда про­тиворечие интересов сторон достигает того предела обо­стрения, в котором оно проявляется, по меньшей мере, в волеизъявлении одной из сторон о защите своих прав либо охраняемых законом интересов.

Таким образом, верной представляется идея о том, что сущностью правового спора является конфликт о правах и обязанностях либо охраняемых законом ин­тересах. При этом сформированным он является тогда, когда противоречие интересов сторон достигает того пре­дела обострения, в котором оно проявляется, по меньшей мере, в волеизъявлении одной из сторон о защите своих прав либо охраняемых законом интересов.

6.Классификация трудовых споров.

Классификация трудовых споров по различным основаниям имеет важнейшее значение, поскольку позволяет наиболее верно определить подведомственность того или иного трудового спора и порядок его рассмотрения и разрешения.

Классифицировать трудовые споры можно по следующим основаниям:

– характеру спора;

– спорящему субъекту;

– системе отрасли трудового права;

– виду спорного правоотношения.

Наиболее значимым представляется деление трудовых споров по их характеру на исковые и неисковые. Исковыми признаются споры о применении установленных ранее трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, индивидуальными договорами условий труда, т.е. споры по поводу нарушенного трудового права (например, спор о восстановлении на работе или спор о взыскании заработной платы). Неисковые споры – это споры об установлении новых или изменении существующих условий труда (к примеру, спор об установлении нового квалификационного разряда либо спор об установлении нового срока отпуска в соответствии с графиком отпусков).

По спорящему субъекту все трудовые споры подразделяются на индивидуальные и коллективные. Индивидуальные и коллективные трудовые споры различаются по субъектному составу и содержанию предмета спора. Сторонами индивидуального трудового спора являются работодатель и работник, а также в некоторых случаях лицо, которому отказано в заключении трудового договора, и лицо, ранее состоявшее в трудовых отношениях с данным работодателем. Сторонами коллективного трудового спора выступают работодатель (работодатели) и коллектив работников.

В индивидуальных трудовых спорах защищаются субъективные трудовые права и законные интересы конкретного работника (настоящего, потенциального, бывшего). Такие споры могут возникнуть, например, о неправомерности перевода или восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула, о снятии дисциплинарного взыскания и т.д. В коллективных трудовых спорах защите подлежат права и законные интересы всего коллектива работников или его части (подразделения). Предметом коллективного трудового спора могут быть общие требования работников в области оплаты труда, режима рабочего времени и времени отдыха, охраны труда и другие социально-экономические требования, затрагивающие коллективные интересы работников.

Возможна классификация трудовых споров по системе отрасли трудового права, т.е. по институтам и субинститутам трудового права. В соответствии с указанным критерием выделяются следующие категории индивидуальных трудовых споров:

1) споры о применении законодательства о коллективных договорах и соглашениях и по условиям договоров о труде;

2) споры, в основе которых лежат разногласия по вопросам применения законодательства о занятости;

3) споры, связанные с применением норм о трудовом договоре:

а) о приеме на работу и заключении трудового договора;

б) о внесении записей в трудовую книжку;

в) об отстранении от работы;

г) о переводах на другую работу, перемещении или об изменении определенных сторонами условий труда;

д) о восстановлении на работе;

е) об оплате времени вынужденного прогула;

ж) о выплате выходного пособия;

з) о выдаче трудовой книжки и оплате времени ее задержки;

и) об оплате времени задержки исполнения решения суда о восстановлении на работе;

4) споры о применении законодательства о рабочем времени;

5) споры, связанные с применением законодательства о времени отдыха;

6) споры по применению норм, входящих в институт заработной платы, включая нормы труда и сдельные расценки;

7) споры по применению законодательства о гарантийных и компенсационных выплатах;

8) споры, вытекающие из применения законодательства о материальной ответственности сторон трудового правоотношения;

9) споры по вопросам применения мер дисциплинарной ответственности;

10) споры в сфере охраны труда;

11) споры, связанные с применением законодательства о труде женщин;

12) споры, связанные с применением законодательства о труде молодежи;

13) споры по вопросам предоставления льгот работникам, совмещающим работу с обучением;

14) споры, в основе которых лежит деятельность по надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

В зависимости от вида спорного правоотношения все трудовые споры делятся на споры, вытекающие:

– из трудовых правоотношений;

– из правоотношений по трудоустройству у данного работодателя;

– из правоотношений по организации труда и управлению трудом;

– из правоотношений по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников непосредственно у данного работодателя;

– из правоотношений по социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений;

– из правоотношений по участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства в предусмотренных законом случаях;

– из правоотношений по материальной ответственности работодателей в сфере труда;

– из правоотношений по материальной ответственности работников в сфере труда;

– из правоотношений по надзору и контролю (в том числе профсоюзному контролю) за соблюдением трудового законодательства (включая законодательство об охране труда) и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовые споры – разногласия, возникающие между субъектами трудового права и связанных с ними отношений по поводу применения законодательства о труде, коллективных договоров, установления либо применения существующих условий труда.

Трудовые споры можно классифицировать:

1) по субъектному составу:

индивидуальные

коллективные

Субъектами индивидуальных трудовых споров являются с 1 стороны – отдельный работник, с другой – наниматель. В коллективных – группа работников и с другой стороны – наниматель/ наниматели, его/их представители.

2) по содержанию

споры об установлении или применении условий труда (об присвоении новых тарифных разрядов, об установлении новых норм выработки). Споры при заключении коллективного договора неисковой характер (не установление нарушенного права, а установление нового права)

трудовые споры о применении законодательства о труде (споры об увольнении, о применении сверхурочных работ) носят исковой характер, т.к. они рассма3ваются на основании искового заявления юрисдикционными органами

В основе трудовых споров искового характера является индивид, т.к. трудовые права, предоставляемые работникам, имеют персональный характер и защита их осуществляется в индивидуальном порядке.

Неисковыми спорами могут быть как индивидуальные, так и коллективные трудовые споры, в зависимости от вида правоотношений, из которых они возникают. Этого вида споры могут возникнуть из 4-х правоотношений:

1) из трудовых – об установлении работнику в локальном порядке новых условий труда (новый срок отпуска по графику, новый тарифный разряд)

2) из правоотношений профсоюзного органа и администрации (спор об утверждении графиков отпусков, распределение жилья)

3) из правоотношений трудового коллектива и администрации (при решении вопроса об управлении предприятием)

4) профсоюза с вышестоящими отраслевыми, межотраслевыми органами управления (с министерством, представителями нанимателя).

Возникновение трудовых споров обусловлено объективными и субъективными причинами. Объективные вытекают из экономической сущности трудовых отношений, основанных на найме рабочей силы, когда работник по договору отделен от собственности, что влечет несоблюдение интересов работника и нанимателя.

Субъективными причинами являются:

1) недостаточное знание работником и нанимателем трудового законодательства

2) нежелание соблюдать трудовое законодательство

3) наличие пробелов в законодательстве

4) недостатки в организации труда и производства в конкретной отрасли

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *