Куда сажают несовершеннолетних?

Предупреждение преступлений, совершаемых несовершеннолетними осужденными, содержащимися в воспитательных колониях, посредством проведения отдельных оперативно-розыскных и режимных мероприятий

A.В. СЫСОЕВ — адъюнкт кафедры оперативно-розыскной деятельности ВИПЭ ФСИН России;

B.М. КИРИЧЕНКО — преподаватель кафедры оперативно-розыскной деятельности ВИПЭ ФСИН России

В статье раскрывается теория и практика борьбы с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними осужденными, содержащимися в местах лишения свободы. Приведенные данные свидетельствуют о необходимости осуществления оперативно-розыскной деятельности с учетом особенностей данной категории лиц в целях сохранения правопорядка и нормального функционирования воспитательных колоний, реализации задач реформирования уголовно-исполнительной системы.

Ключевые слова: воспитательная колония; предупреждение преступлений; оперативно-розыскная деятельность; оперативно-розыскные мероприятия; режимные мероприятия; оперативные подразделения; подразделения безопасности и режима.

Keywords: correctional colony; crime prevention; investigation and search

operations; operational-search activities; regime activities; operational unit; security and regime units.

Наказание в виде лишения свободы на- либо тем, в отношении которых иные меры значается несовершеннолетним, совер- уголовно-правового воздействия оказались шившим наиболее опасные преступления, неэффективными. В силу этого в воспита-

тельных колониях концентрируется та часть подростков, которая проявляет ярко выраженную агрессивность и асоциальную направленность, что обусловливает наличие значительных трудностей в их исправлении.

Этим объясняется необходимость и значимость организации и осуществления в воспитательных колониях оперативно-розыскной деятельности, направленной на предупреждение преступлений со стороны воспитанников.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона Российской Федерации от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» предупреждение преступлений представляет собой одну из основных задач данной деятельности. В теории оперативнорозыскной деятельности под предупреждением преступлений принято понимать недопущение совершения противоправных действий, изменение преступного поведения субъекта, недопущение общественно опасных последствий или их минимизация посредством принятия оперативно-розыскных и (или) иных мер, основанных на оперативных данных1.

Перед оперативными работниками воспитательных колониий в первую очередь встают задачи, связанные с регламентацией и изменением поведения воспитанников в условиях исправительного учреждения, их исправлением, предотвращением совершения ими новых преступлений в период отбытия наказания. Сотрудникам необходимо учитывать индивидуальные особенности несовершеннолетних преступников: анатомо-физиоло-гические, психологические и нравственноэтические качества; непродолжительный жизненный опыт, присутствие у большинства прочных антиобщественных установок2.

При организации работы по предупреждению преступности в воспитательных колониях необходимо исходить, прежде всего, из криминологической характеристики личности осужденных и совершаемых ими преступлений.

По данным официальной статистики, среднесписочная численность осужденных на начало 2010 г. составляла 5970 чел., из которых около 58% осуждены за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Наибольшую часть содержащихся в воспитательных колониях составляют лица, осужденные за совершение краж (50%), разбойных нападений (15%), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (11%), изнасилований (7%), убийств (7%)3.

Сложность работы с воспитанниками обусловлена наличием у части из них системы

ценностей и взглядов, присущих уголовнопреступной среде, а также все большим распространением последних. Выявлены социально-психологические феномены, наиболее полно характеризующие асоциальное поведение: круговая порука, свои нормы, правила и законы в системе межличностных отношений, своя символика в виде татуировок, знаков, кличек как показатель положения отдельной личности в преступной группе.

Следует заметить, что большей частью лица, содержащиеся в воспитательных колониях, воспитывались в неполных либо неблагополучных семьях, детских домах, что, безусловно, повлияло на формирование у них асоциальной жизненной позиции. Более того, на начало 2010 г. из общего числа несовершеннолетних осужденных, содержащихся в воспитательных колониях, 4315 страдали различными заболеваниями, в том числе 2342 — психическими отклонениями, 529 -наркоманией, 341 — алкоголизмом и т.д.4

В целом криминогенная ситуация в воспитательных колониях остается достаточно сложной. Так, несмотря на снижение общей численности осужденных, содержащихся в воспитательных колониях, увеличивается количество осужденных, ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы (с 97 в 2008 г. до 117 в 2009 г.). По данным оперативного управления ФСИН России, с 217 в 2008 г. до 256 в 2009 г. увеличилось количество осужденных, признанных злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, что свидетельствует о наличии негативных процессов в среде осужденных и их скрытом противостоянии администрации.

По данным официальной статистики на начало 2010 г., в воспитательных колониях были зарегистрированы 10 преступлений, а именно: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (1), хулиганство (1), дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (5), иные преступления (3).

Криминологический анализ преступности в воспитательных колониях показывает, что большинство преступлений воспитанники совершают в начальный период отбывания наказания, который становится решающим с точки зрения того, какое направление в поведении будет избрано осужденными

— ориентированное на отрицательную часть контингента либо на положительную.

Имеющиеся негативные показатели и тенденции послужили причиной принятия решения о реформировании воспитательных колоний, их преобразовании в

новые виды исправительных учреждений для несовершеннолетних. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р утверждена Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. Этот документ содержит в себе ряд принципиально новых положений, затрагивающих такие аспекты, как особенности содержания и обращения с осужденными, противодействие преступности в местах лишения свободы, создание новых видов учреждений, осуществляющих исполнение наказаний в виде лишения свободы, отказ от коллективной формы содержания осужденных, раздельное содержание осужденных с учетом тяжести совершенного преступления и криминологической характеристики лица. Одной из наиболее важных составляющих концепции является преобразование воспитательных колоний для несовершеннолетних в воспитательные центры для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте. На данный момент значительное количество ученых и практиков занимаются созданием модели нового вида исправительного учреждения для несовершеннолетних, разработкой его структуры, установлением особенностей функционирования в целях решения поставленных руководством задач. Отдельным вопросом при этом является определение роли и места оперативных подразделений в деятельности воспитательных центров.

В условиях сложной криминогенной обстановки в воспитательных колониях требуется грамотная организация и осуществление оперативно-служебной деятельности, с тем чтобы предупреждать совершение осужденными преступлений в период отбывания наказания.

Во многом о результативности оперативно-розыскной деятельности в воспитательных колониях свидетельствуют данные о количестве предупрежденных преступлений. На начало 2010 г. было предотвращено 2269 преступлений, из которых большую часть

— 79% (1799) — составили преступления против жизни и здоровья7.

Оперативно-розыскная деятельность оперативных подразделений воспитательных колоний, в том числе направленная на предупреждение преступлений, осуществляется в соответствии с требованиями федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и иными ведомственными закрытыми нормативными правовыми актами. Разумеется, она обладает рядом специ-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

фических черт, отличающих ее от подобной же работы, но в иных условиях. К ним можно отнести способы получения оперативно-розыскной информации, тактические приемы и методы, организацию и проведение оперативно-розыскной профилактики преступлений несовершеннолетних осужденных, содействие осужденных оперативным аппаратам воспитательных колоний в проведении оперативно-профилактических и оперативно-розыскных мероприятий по борьбе с преступностью8.

Прежде всего, речь идет об организации оперативно-служебной деятельности с учетом психофизиологических и иных возрастных особенностей несовершеннолетних осужденных, тесной взаимосвязи оперативной работы с воспитательной и социальнопсихологической работой. Однако именно в этой сфере обнаруживаются определенные недостатки и проблемы как правового, так и организационного характера.

Раскрывая содержание деятельности оперативных подразделений воспитательных колоний, следует отметить, что выявление осужденных, вынашивающих мысль о совершении преступлений и иных противоправных действий, занимает ведущее место. Особое внимание уделяется вопросам предупреждения тяжких и особо тяжких преступлений против личности и порядка отбывания наказания. Такие деяния отличаются повышенной общественной опасностью, а также оказывают существенное влияние на нормальное функционирование учреждения в целом. В то же время оперативные подразделения обязаны проводить планомерную, комплексную и целенаправленную оперативно-профилактическую работу среди воспитанников.

В профилактике преступлений участвуют все службы воспитательной колонии, однако в большинстве своем инициаторами и организаторами выступают именно оперативные аппараты.

Оперативные работники воспитательных колоний выявляют осужденных, от которых можно ожидать совершения какого-либо преступления или иного правонарушения, и своевременно принимают меры, обеспечивающие пресечение подготавливаемых или начавшихся преступных действий. Такие лица устанавливаются с помощью всех имеющихся в распоряжении оперативных аппаратов воспитательных колоний методов и средств.

Работа по предупреждению преступлений и правонарушений в воспитательных

колониях предполагает проведение общих и индивидуальных профилактических мероприятий.

К мероприятиям общей профилактики можно отнести:

— изучение материалов и анализ допущенных преступлений с целью выявления причин и условий, способствовавших их совершению, и реализация на этой основе предупредительных мероприятий;

— предупреждение замышляемых и подготавливаемых преступлений;

— контроль за осуществлением мероприятий, направленных на предупреждение преступлений.

При проведении общепрофилактических мероприятий особое внимание обращается на изменения, происходящие в качественном и количественном составе осужденных.

В ходе выполнения оперативные аппараты воспитательных колоний совместно с другими службами колонии устанавливают надзор за поведением осужденных в жилых зонах и на производственных объектах, проводят совместные проверочные мероприятия режимного характера.

Оперативные работники знакомят дежурную службу с оперативной обстановкой в воспитательных колониях, напоминают о важности проявления бдительности, особенно в отношении определенных лиц, склонных к совершению противоправных действий. Такие мероприятия помогают оперативно выявлять конфликтные ситуации, подготовительные для совершения преступления действия и принимать меры упреждающего характера.

Мероприятия индивидуальной профилактики осуществляются в двух направлениях. Сущность первого состоит в оказании на осужденного индивидуального воздействия, имеющего целью преодоление антисоциальных индивидуалистических взглядов и тенденций. Содержание второго заключается в устранении отрицательного влияния на конкретного воспитанника со стороны других осужденных, имеющих отрицательную направленность. Непосредственно индивидуальная профилактика предполагает работу с осужденными, находящимися на профилактических учетах. Для правильного выбора методов и средств воспитательного воздействия имеют значение личность правонарушителя, характер и степень общественной опасности совершенного им преступления и другие особенности.

Постановка и снятие с профилактического учета осужденных, склонных к различного

вида правонарушениям, проводятся в соответствии с ведомственными нормативными актами. Так, например, решение о постановке на профилактический учет либо снятии с учета принимается комиссией во главе с начальником воспитательной колонии10.

Важную роль в предупреждении преступлений играет тесное взаимодействие оперативных сотрудников с сотрудниками отдела безопасности. Совместные оперативно-режимные мероприятия, такие как общие и личные обыски и досмотры осужденных, спальных мест, личных вещей и рабочих участков, имеют своей целью обеспечение соблюдения правил внутреннего распорядка11. Немаловажное значение приобретают обнаружение и изъятие запрещенных предметов.

Одним из важнейших направлений работы оперативных подразделений воспитательных колоний представляется предупреждение преступлений посредством проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, направленных:

— на выявление лиц, подготавливающих преступления;

— выявление лиц, в отношении которых могут быть совершены противоправные действия12.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет целый комплекс оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий13. Вместе с тем в деятельности оперативных подразделений воспитательных колоний по предупреждению преступлений, совершаемых воспитанниками, наиболее распространенным основанием является получение сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния14.

Работа по выявлению лиц, вынашивающих противоправные намерения, а также по предупреждению преступлений осуществляется оперативными подразделениями путем проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, к которым относятся: опрос, наведение справок, наблюдение и др. В процессе изучения личных дел осужденных, наведения справок, разведывательных опросов, анализа сообщений сотрудников колонии (как правило, начальников отрядов и воспитателей), а также посредством получения сведений из иных источников осуществляется комплекс первоначальных оперативно-розыскных мероприятий по установлению лиц, со стороны которых можно ожидать преступных проявлений. Наиболее

активно данная работа осуществляется в период нахождения воспитанников в карантинном помещении колонии, где выявляются их намерения в период отбывания наказания, склонность к совершению общественно опасных деяний, дисциплинарных проступков, характер взаимоотношений с другими воспитанниками, личностные взгляды и жизненная позиция.

В отношении воспитанников, поставленных на профилактический учет (склонных к побегу, наркозависимых и т.д.), проводится комплекс оперативных мероприятий, за их перемещениями, действиями, контактами с другими осужденными осуществляется пристальное наблюдение.

В целях получения оперативно значимой информации о лицах, склонных к совершению преступлений, оперативными сотрудниками воспитательных колонии осуществляется оперативно-розыскное мероприятие. Наведение справок путем непосредственного изучения документов, содержащих сведения, представляющие оперативный интерес, направление запросов о предоставлении таких сведений в государственные органы, предприятия, учреждения и организации, сбор биографических сведений, данных о родственных связях, образовании, роде занятий, имущественном положении, месте проживания, допущенных в прошлом правонарушениях и т.д. позволяют установить признаки противоправной деятельности. Особенности тактики и методики организации и осуществления оперативнорозыскных мероприятий регламентируются ведомственными закрытыми нормативноправовыми актами.

В организации и осуществлении оперативно-служебной деятельности, направленной на предупреждение преступлений со стороны воспитанников воспитательных колоний, существует ряд проблем, негативно влияющих на ее результативность. К ним можно отнести то, что зачастую в колонию несовершеннолетние осужденные поступают из СИЗО, где у них под влиянием взрослых преступников, особенно имеющих значительный криминальный опыт, сформировалось отрицательное отношение как к сотрудникам УИС, так и к порядку отбывания наказания. Аналогичная ситуация, связанная с передачей криминального опыта и формированием асоциальных взглядов на жизнь, имеет место при нахождении несовершеннолетних осужденных в медицинских учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний.

Преодоление обозначенных трудностей возможно только через осуществление комплекса организационно-правовых мер, направленных на исключение контактов несовершеннолетних, заключенных под стражу, содержащихся в воспитательных колониях либо находящихся в лечебных учреждениях ФСИН России, со взрослыми преступниками.

Наличие следующей немаловажной проблемы обусловлено совокупностью психофизиологических особенностей интересующей нас категории лиц. Многие из воспитанников, как отмечалось ранее, воспитывались в неблагополучных семьях, имеют отклонения в психике, являются наркозависимыми либо страдают иными заболеваниями. В связи с малым жизненным опытом, возрастной спецификой в поведении несовершеннолетних осужденных проявляются агрессия, замкнутость и недоверие. Ситуация усугубляется негативным влиянием отрицательно настроенных воспитанников на вновь прибывших лиц. Несовершеннолетние осужденные крайне тяжело идут на контакт с оперативными работниками, что значительно усложняет получение информации о состоянии оперативной обстановки в воспитательных колониях, прогнозирование ее развития, осуществление деятельности по предупреждению преступлений со стороны воспитанников.

Одной из особенностей оперативно-розыскной деятельности является ее негласный характер. Принципы конспирации и сочетания гласных и негласных методов и средств непосредственно реализуются при подготовке и осуществлении отдельных оперативно-розыскных мероприятий. Часто их успешность зависит от содействия отдельных воспитанников. В данном случае совокупность психофизиологических особенностей подростков ставит под угрозу как результат деятельности оперативных сотрудников, так и жизнь конкретного осужденного. В связи с этим оперативным сотрудникам воспитательных колоний приходится крайне взвешенно и высокопрофессионально подходить к осуществлению оперативно-служебной деятельности, в том числе при подготовке и осуществлении ОРМ по предупреждению преступлений со стороны воспитанников.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проблемами организации и осуществления деятельности оперативных подразделений в воспитательных колониях, требующими детального изучения и поиска способов решения, также являются:

— действующая «палочная» система оценки эффективности работы оперативных подразделений воспитательных колоний;

— обеспечение изоляции осужденных, имеющих отрицательную направленность, от остальной категории воспитанников;

— изменение системы и видов наказаний за нарушение правил внутреннего распорядка, совершение иных правонарушений несовершеннолетними осужденными;

— решение вопроса о применении принудительных мер медицинского характера к воспитанникам, имеющим заболевания, в том числе психические.

Таким образом, существует необходимость организации и осуществления оперативно-розыскной деятельности в воспитательных колониях с учетом ухудшения

Щ ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Теория оперативно-розыскной деятельности: Учеб. / Под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, ГК. Синилова. М., 2006.

3 См.: Сведения о преступлениях в уголовно-исполнительной системе: Информационно-аналитический сборник НИИИиПТ ФСИН России. Тверь, 2009.

4 См.: Там же.

5 См.: Там же. С. 15, 29.

7 См.: Инструкция по профилактике правонарушений в воспитательных колониях; Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. Ст. 82.

8 См.: Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 06.10.2006 г. № 311 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы».

9 См.: Шумилов А.Ю. Юридические основы оперативнорозыскных мероприятий: Учеб. пособие. М., 1999.

11 См.: Там же.

как криминологических характеристик лиц, содержащихся в них, так и сложности криминогенной обстановки. При этом одной из основных задач оперативно-розыскной деятельности в воспитательных колониях является предупреждения преступлений со стороны осужденных, обеспечение нормального функционирования данных учреждений в целом. В настоящее время соответствующим оперативным подразделениям удается достигать значительных результатов в этой сфере. Между тем их работа нуждается в совершенствовании, в первую очередь с учетом психофизиологических и иных возрастных особенностей подростков.

1 Sm.: Teorija operativno-rozysknoj dejatel’nosti: Ucheb. / Pod red. K.K. Gorjainova, V.S. Ovchinskogo, G.K. Sinilova. M., 2006.

2 Sm.: Kashuba Ju.A., Ponomarev S.N. Osnovy

sovremennoj ugolovno-ispolnitel’noj politiki Rossii v otnoshenii nesovershennoletnih. Rjazan’, 2002. S. 13.

4 Sm.: Tam zhe.

5 Sm.: Там же. S. 15, 29.

7 Sm.: Instrukcija po profilaktike pravonarushenij v

vospitatel’nyh kolonijah; Ugolovno-ispolnitel’nyj kodeks Rossijskoj Federacii. St. 82.

На заседании Совета по вопросам правовой и судебной деятельности при президенте обсудили проект Концепции совершенствования юстиции для несовершеннолетних. Предлагается минимизировать меры ответственности, связанные с изоляцией подростков от общества, а также ввести внесудебный способ решения конфликтов, когда виновного могут освободить от уголовной ответственности, если он выполнит определенные условия — прежде всего речь идет о правопослушном поведении.

Фото: TUT.BY

Воспитательная колония, где сегодня отбывают наказания несовершеннолетние, будет заменена на восстановительный центр, сообщает Национальный правовой портал pravo.by. Также уделят внимание подготовке осужденных к жизни на свободе.

Кроме того, Концепцией предусмотрено дальнейшее смягчение условий погашения судимости для несовершеннолетних. Для правоохранителей и судей, которые задействованы по делам подростков, должна быть введена специализация.

Порядок оказания юридической помощи детям, которые нарушили закон, будет уточнен. Оглашение информации по делам (и уголовным, и административным), где фигурируют подростки, будет ограничено.

По данным МВД, с каждым годом снижается количество преступлений, которые совершили несовершеннолетние. В 2018 году было 1544 подростка, в 2017 году —
1716, в 2016 — 2004. Каждое четвертое преступление ребята совершают в состоянии алкогольного опьянения. Большинство преступников — мальчики (93%) из неполных семей и ранее уже привлекались к административной ответственности.

Почему дети совершают преступления?

— Факторов очень много: неблагополучие и конфликты в семье, алкоголь, незанятость детей, — отмечал в комментарии TUT.BY профессор Сергей Игумнов, который работает над диагностикой и реабилитацией детей с криминальным поведением. — Кроме того, демонстрация сцен насилия может сформировать в сознании подростка такой сценарий. Спровоцировать подростка может семейная обстановка, когда ребенок видит конфликты между родителями — необязательно даже драки и избиения, но даже психологическое насилие. Еще один фактор — социум, который прямо или косвенно поддерживает маскулинные стереотипы: «Ну ты же мужик! Что же ты не дашь ему в морду!». Это тоже провоцирует. Ложное понимание мужественности, которое ассоциируется с жесткостью. Влияние оказывает и значительная степень безотцовщины в современных семьях, и в школах почти нет учителей-мужчин. Положительного примера дети не видят. Они видят его в подворотнях и боевиках.

— Большой срок за преступление может остановить подростка?

— Прогностические функции у подростков гораздо ниже, чем у взрослых. Известный российский криминалист Яков Гилинский на совещании с сотрудниками органов внутренних дел сообщил, что, по проведенным исследованиям, нецелесообразно заключение несовершеннолетних более чем на пять лет. Потому что для подростка это огромный срок, ему надо выжить, а чтобы выжить, он идентифицирует себя с криминальной средой. Если зона — дом родной, выжить легче. Стало быть, такой человек входит в кадровый состав криминального мира. Это не касается, конечно, исключительных по жестокости преступлений, где изоляция должна быть продолжительной, на мой взгляд. Но касается таких преступлений, как оставление закладок, по которому подростки получают большие сроки, а затем происходит их переход в преступный мир (ответственность за незаконный оборот наркотиков в Беларуси наступает с 14 лет. — Прим. TUT.BY).

С какого возраста наступает ответственность за правонарушение и как за это могут наказать?

Административная ответственность наступает с 16 лет, но есть исключения, когда наказать могут с 14 лет — например, за умышленное причинение телесного повреждения, за мелкое хищение, за жестокое обращение с животными и др., полный список — по . Наказание определяет комиссия по делам несовершеннолетних, куда входят чиновники из райисполкома, сотрудники милиции, больниц, школ, представители общественных организаций. Самое строгое наказание — административный арест — детям не назначают. Дают предупреждение, штраф, исправительные работы (последние два наказания только для подростков старше 16 лет). Ребенка, совершившего правонарушение, могут поставить на учет — он будет на контроле у милиции, о поступлении в силовые вузы можно забыть.

А уголовная ответственность?

Уголовная ответственность наступает с 16 лет — на момент совершения преступления. То есть если человека задержали в 20 лет, но преступление он совершил в 17, его будут судить как несовершеннолетнего. Есть исключения, когда к уголовной ответственности привлекают с 14 лет — за убийство, изнасилование, кражу и др., полный список — по . Если общественно опасное деяние совершает ребенок младше 14 лет, его могут отправить в специальное учебно-воспитательное учреждение.

К уголовной ответственности может приговорить только суд. Если обвиняемому на момент совершения преступления было до 16 лет, то процесс будет проходить в закрытом режиме, публично огласят только приговор.

Дела, в которых затрагиваются права и законные интересы несовершеннолетних, должны рассматривать наиболее опытные судьи, у которых есть знания в области возрастной психологии, психиатрии, педагогики.

Может ли милиция задержать ребенка и допрашивать его ночью?

Что касается наказания, то несовершеннолетнему могут назначить штраф, общественные или исправительные работы (с 16 лет), лишение права заниматься определенной деятельностью, арест, ограничение свободы (до 18 лет наказание отбывают дома), лишение свободы (от полугода до 12 лет, или до 15 лет, если подросток совершил сразу несколько преступлений, или до 17 лет, если, уже отбывая наказание, подросток снова совершил преступление — по совокупности приговоров). Также суд может вместо «обычного наказания» назначить принудительные меры воспитательного характера. Меры могут быть разными: от обязанности публично извиниться перед потерпевшим до помещения в специальное учреждение. В Беларуси подростка не могут приговорить к пожизненному заключению или смертной казни.

В СИЗО детей должны содержать отдельно от взрослых, то есть с такими же подростками. Родные могут передавать им книги, но в изоляторе можно рассчитывать только на самообучение, педагогов в СИЗО не пускают, возможность учиться есть или на свободе, или в воспитательной колонии — зависит от того, какой приговор вынесет суд.

Как живут и о чем мечтают те, кто в юности преступил закон.

Воспитательная колония № 2 в Бобруйске — единственное в стране учреждение для несовершеннолетних преступников. Наказание здесь отбывают только парни. Девушки — в Гомеле, при женской исправительной колонии № 4. Возраст осужденных — от 14 до 21 года. Статьи, по которым они сюда попали, — самые разные.

— Нужны были деньги «на погулять». Сейчас, кроме свободы, ничего не хочется, — знакомимся с осужденным Алексеем *. — На свободе у меня была любимая девушка. Встречались два года. Когда попал сюда, еще около года переписывались. Хотели даже пожениться, а потом я передумал. Сидеть еще долго, зачем молодой красивой жизнь портить?

— Это за раз?

— Нет, — опускает глаза, — два преступления в один вечер, третье — чуть позже.

В Беларуси уголовная ответственность наступает с 16 лет. За отдельные преступления — с 14. Теперь в воспитательной колонии № 2 находится около четверти несовершеннолетних осужденных.

— Если срок отбывания наказания не закончился до того, как юноше исполнилось 18 лет, то он может остаться здесь, без перевода в колонию для взрослых. Обязательное условие — не нарушать режим и получить образование. Поэтому стараются все. Дисциплинарных взысканий с каждым годом все меньше, — объясняет Олег Ковалев, заместитель начальника по исправительному процессу ЖК № 2.

— Малой был, дурак, — самокритично продолжает Алексей,— угнал с приятелями машину, разобрали на запчасти. Отдыхали с друзьями, выпивали. С незнакомой компанией произошел конфликт, избили человека. Потом шел домой, встретил мужчину. Слово за слово и «понеслась» — подрались. Точнее, я его.

Ранее за кражу и хулиганство парень уже был осужден. Воровал деньги, мобильный телефон. Самые популярные ответы у несовершеннолетних на вопрос, что подтолкнуло пойти на преступление, — «Так получилось, не хотел», «Не понимал всей серьезности», «Думал, очередной раз пожурят. Максимум — дадут условный срок». Так считал и Леша.

* * *

Минчанин Алексей из полной семьи. Мать работает в детском саду воспитательницей, отец — кладовщиком. Не пьют. Есть младший брат.

— До восьмого класса учился хорошо, а потом, как говорится, связался не с той компанией, — пытается оправдаться.

Девять классов школы парень закончил на свободе, поступил в машиностоительный колледж . Через три недели студента исключили за непосещение. Перевелся в другой, продержался два курса. В колонии же Алексей получил аттестат об общем среднем образовании и сразу две профессии — токаря и слесаря-сантехника.

На территории колонии расположен филиал средней школы № 32 Бобруйска. Учебная программа разрабатывается для каждого возраста, даже если в классе всего один ученик. Учитывая срок отбывания наказания, школу можно закончить экстерном.

Юноши участвуют в различных образовательных конкурсах. В общем успешность у осужденных хорошая. Есть те, кто учится на 8-9 баллов.

В филиале № 2 Бобруйского государственного строительного профессионально-технического колледжа, который также находится на территории колонии, обучают по пяти профессиям: слесарь-ремонтник, столяр, станочник по деревообработке, токарь, слесарь-сантехник.

Все документы приравниваются к общереспубликанским. Разряд дают третий, но при желании его можно повысить.

— Дальнейшую судьбу выпускников отслеживаем. С трудоустройством стараемся помочь, — говорит Олег Николаевич.

Учатся осужденные с сентября до мая.

Желающие также могут дистанционно получить высшее образование. Оплачивают учебу родные осужденных. Интернет также за их счет. В колонии есть компьютерный класс. При заходе в интернет — никаких Gооglе и «Яндекса», соцсетей. Работать можно только на сайте университета. Задания студентам присылают по электронной почте, учебники — бумажные.

Сейчас высшее образование в колонии получают четверо осужденных.

* * *

В колонии отбывает наказание около 150 юношей. Как показывает статистика, число тех, кто нарушил закон до 18 лет, снижается. Так, в 2013 году была закрыта воспитательная колония в Витебске.

Треть подростков осуждена за незаконный оборот наркотических средств (статья 328 УК Беларуси). Лет пятнадцать назад самые распространенные были статьи за разбой и кражу.

— По возрастам не делим — младшим легче адаптироваться рядом со старшими, — уверен заместитель начальника по исправительному процессу. — Всего в колонии три отряда. На каждый отряд — четыре воспитателя, которые дежурят круглосуточно.

В комнате — около восемнадцати кроватей, на спинках которых, кроме полотенец, — бирка с фотографиями осужденных и коротким досье. Из мебели — тумбочки, стулья.

Максимальный срок дается за особо тяжкое преступление — убийство. Есть здесь и такие осужденные. Один из них — 20-летний Евгений * (статья 139, часть 2). В колонии с 2014 года.

— Звучит страшно, согласен. Но по факту это была драка без мотива убийства, — нервно перебирает пальцы. — Я поддался на провокацию. Выскочил на разборки с ножом. Противников было двое. Вслед за мной бросился папа. В результате отцу, который меня защищал, дали 19 лет лишения свободы, мне — 10.

* * *

Все осужденные работают. Пекут хлеб, булочки (исключительно для местного потребления), варят кисель, шьют утепленные мужские куртки, спецовочные рукавицы для предприятий, костюмы для сварщиков, разбирают бутылочные пробки, клеят конверты. Есть цех по изготовлению туалетной бумаги, которая идет на железную дорогу.

Рабочая неделя состоит из пяти дней. В субботу и воскресенье, праздничные дни — выходные. Рабочие получают зарплату. Часть денег идет на выплату исков, если они есть. Остаток отправляется на счет осужденного. Содержатся несовершеннолетние в колонии за счет государства.

— На территории колонии есть продуктовый магазин. Самые ходовые продукты — конфеты, зефир. Сладостей для детей мало не бывает! — рассказывает Олег Николаевич. — В магазин можно наведываться до трех раз в месяц.

Женя сладостей не покупает. Решил все деньги отдавать на погашение иска за моральный ущерб — 60 тысяч белорусских рублей. «Ничего не хочется, если такой долг», — комментирует он.

Парень родом из Брестской области. Учился плохо, признается. Любимый предмет — физкультура. Часто попадал в драки, был их инициатором. На учете в Инспекции по делам несовершеннолетних.

В колонии Евгений получил аттестат об общем среднем образовании, профессии столяра-станочника и токаря:

— Считаю эти специальности востребованными. Не захватили полностью нас еще роботы, — улыбается.

* * *

Распорядок дня у осужденных простой, но строгий. Подъем в шесть часов утра, отбой — в 22.00. Питание — три раза в день.

— Лишение свободы в отношении несовершеннолетних — крайняя мера, — говорит Олег Николаевич. — С ее помощью стараются не столько наказывать, сколько воспитывать. Важно, чтобы подростки научились жить заново, раскаялись и даже не думали о повторном преступлении.

Звонить родственникам можно три-четыре раза в месяц по 15 минут. Предоставляется возможность делать видеозвонки. Письма юноши тоже пишут.

— Каждый раз, как звоню родителям и тете, прошу у них прощения. Раскаиваюсь. Не для тюрьмы они меня растили, — неодобрительно машет головой Алексей.

В год парням назначено восемь краткосрочных (до четырех часов) и четыре длительных (до трех суток) свиданий с родными.

К Евгению на свидания приезжают бабушка, мама, крестная мать, две сестры: «Я ничего не прошу привезти. Стыдно. Слишком много они в меня вложили, чтобы я у них еще что-то просил».

После отбытия одной четверти наказания можно получить первую степень аттестации, которая свидетельствует о том, что осужденный стал на путь исправления.

— Кроме образцового поведения, надо еще возместить ущерб. Если комиссия признала, что осужденный стал на путь исправления, его переводят на улучшенные условия содержания. В первую очередь это дополнительные свидания с родными (по два краткосрочных и длительных). Возможны поездки на концерт, футбол или хоккей, в музей. Но главное — это первая ступень к условно-досрочному освобождению. Досрочников у нас немало, — делится заместитель начальника по исправительному процессу.

Есть в колонии комнаты и для нарушителей порядка — дисциплинарные изоляторы. Часто, к счастью, они пустуют. Срок помещения в ДИЗО — до семи суток.

* * *

Каждый вечер и в выходные дни осужденные смотрят телевидение. Фильмы — без сцен насилия, жестокости. Боевики здесь заменяют на комедии и приключенческие киноленты.

В прошлом году на территории колонии появилась хоккейная коробка. Этот вид спорта вызывает у осужденных большой интерес. Сборная колонии по хоккею называется «Зубры ВК».

Играют ребята в футбол, волейбол, баскетбол, шахматы. Посещают кружки по вокалу, игре на гитаре и фортепиано, патриотического и духовно-нравственного воспитания, актерскому мастерству. Есть своя команда КВН. На отчетных концертах лучший отряд по итогам года выступает с творческими номерами перед своими родными.

— В колонии я полюбил спорт. До сих пор даже отжаться от пола более десяти раз не мог. Хожу в тренажерный зал, ставлю личные рекорды. Начал читать. В местной библиотеке хороший выбор книг, — рассказывает Леша.

На праздники в колонию с концертами приезжают белорусские творческие коллективы, артисты. Проводятся спартакиады с участием спортсменов страны.

В «новой жизни» Леша планирует стать автослесарем. У парня к машинам большой интерес, подрабатывал на СТО:

— Хочется выйти отсюда побыстрее и забыть все. Стать другим, нормальным человеком. Надеюсь, через полгода буду уже на свободе. Я сейчас курю — бросить не получается. Но пить, как раньше, — никогда. Все самое страшное происходит под воздействием алкоголя.

В одной из комнат первого отряда расположился храм. Сюда по выходным и религиозным праздникам приходит протоиерей.

— Как моя мама перенесла этот двойной удар — не понимаю, — шепчет Женя. — То, что произошло, до конца осознал, когда сидел уже где-то полгода. Я писал письмо матери погибшего, просил прощения… Больше всего здесь не хватает родных, их внимания и любви. С остальным можно смириться. Человек привыкает ко всему. Я не исключение. Бывает, кто-то поинтересуется из ребят: «Сколько осталось?» Я считаю — восемь лет. Следующий раз спросит — уже шесть. У меня большой срок — не думать о нем проще.

Екатерина АСМЫКОВИЧ

Фото Татьяны ТКАЧЕВОЙ

Минск — Бобруйск — Минск

* — фамилии героев не названы по этическим соображениям

Сергей, 18 лет, Москва

Несколько лет назад мы с друзьями гуляли в районе Бутово и встретили там парня, он шел один поздно вечером. Мой ровесник – около 15 лет ему было. Мы подошли к нему и отобрали телефон. Не били, только пригрозили, и он сам отдал. А я передал телефон друзьям. Один из них выложил в соцсети пост, что продается айфон. Сначала пришли к другу, потом ко мне. Телефон вернули, родители друзей еще и новый купили этому парню. Всё хорошо, но дело завели. Дали условный срок по статье 161, часть 2 – грабеж.

Здесь я отбываю срок, можно сказать, по глупости. Я не ходил отмечаться, потому что мне казалось – всё несерьезно. Просто ходить и говорить: «Здрасьте, я тут?» И перестал. А потом за мной пришли по-настоящему, и я попал сюда. Единственный из всех друзей «сижу».

В мае мне исполнилось 18 лет, это значит, что скоро меня переведут в колонию общего режима, во «взрослую». Образование мое – 9 классов. В колонии я научился готовить и хочу стать поваром. Даже поваром-кондитером. Мама знает об этом и поддерживает меня.

Сам я москвич, мы жили с мамой на Беговой. Вдвоем. Отца я никогда не знал, а мама (не знаю, кто она по образованию) всю жизнь работала. Сейчас у нее свой бизнес – она продает сантехнику.

Мама приезжает постоянно – каждые 45 дней видимся, ну и по телефону созваниваемся. Она очень переживает. Я знаю, что во всём виноват только я. У меня было очень много свободного времени. Мама всё время была занята на работе, а я после уроков – свободен. Вот и вышло так, что попал в историю.

Я часто думаю, зачем так сделал, ведь, может, этот мальчик всю жизнь на телефон собирал, а мы подошли и просто отобрали. Мне все говорили, что рано или поздно будет что-то плохое в моей жизни, а не верил, пока сам не попал. Эти предостережения не воспринимались как-то.

А когда судья вынесла приговор, назначили срок, сказали сдать все личные вещи и надели наручники, я понял, что случилось непоправимое. Не могу даже толком описать это чувство. Это и не страх, и не эйфория, но просто словно жизнь заканчивается и тебя что-то душит изнутри. Ты понимаешь, что ты как бы уходишь из этой жизни. Видишь плачущую маму.

Когда я в СИЗО пообщался с другими пацанами, которые получили по 5-8 лет за убийство, понял, что у меня – 2 года – еще не так всё плохо. И решил, что я пройду этот путь. Мне стало легче. В колонии я научился лучше разбираться в людях, понимаю, что такое взаимопомощь, даже когда тебе просто нужен шампунь. Всё это не понимаешь на воле.

Раньше я много путешествовал, мама мне ни в чем не отказывала. Я был в Египте, Турции, Греции, Таиланде. У меня всё было хорошо. Я хочу счастливой жизни. Хочу купить машину – БМВ третьей серии. Они мне очень нравятся.

Я считаю, что срок мне дали справедливый. Если меньше, то не осознаешь всего того, что натворил. Жаль, что на воле нельзя этого понять.

Иван, 18 лет, Подмосковье

Это всё выглядит банально, даже не знаю, что меня дернуло. Я учился в колледже Метростроя недалеко от Минусинской улицы. После учебы пошли гулять, встретили мужчину. Мой друг (теперь его называют подельник) попросил у незнакомца сигарету, а мужчина нецензурно ответил. Завязалась драка.

Я поспешил на помощь другу и дальше уже не помню, как это было: что-то в голове включилось или, наоборот, выключилось, в общем, я понимал, что надо помочь другу и всё. Я штангой занимался, дзюдо, рукопашным боем. С нами еще девочки были, они просто кричали и ничего не могли сделать.

В итоге мы ему сломали конечности, пробили голову, и у него было одно легкое поцарапано. Ему 42 года, 2 детей. Его в больницу увезли, а нас нашли и завели дело. Это 111 статья, часть 3 – «Умышленные тяжкие телесные повреждения». Получил 4 года колонии, отсидел уже 8 месяцев. Работаю в наряде на кухне. Скоро меня переведут в колонию общего режима.

Отца у меня нет несколько лет уже. Мама есть и бабушка. Бабушка часто приезжает, маме обычно некогда. У меня и девушка была, но она мне прислала письмо, что нам на время надо расстаться. Знаю, что у нее другой есть, и больше ей не пишу.

Я еще сам до конца не разобрался, что произошло. Возможно, это было желание самоутвердиться. И еще мы немного выпили перед этим. Часто думаю над тем, как я попал сюда. Даже не знаю, много мне дали или мало. Ведь его могли и убить. С этой точки зрения, получил вполне справедливый срок. А вот иногда посмотришь на ребят, у них более тяжкие статьи, а срок меньше. И думаешь: «А где справедливость?» Или парень, который украл из магазина бензопилу и получил реальный срок. А кто-то ходит на условном.

Думаю, что когда освобожусь, я уеду из Ивантеевки. Просто чтобы не попасть опять в эту компанию. Хочу пойти учиться дальше. Хочу стать поваром. Мне очень нравится готовить. А всем парням, которые сейчас слоняются без дела, хочу посоветовать больше слушаться родителей. Я этого не делал, и вот итог. Это банально звучит, но тут понимаешь гораздо больше. И очень сильно хочу попросить прощения у мамы…

Саша, 18 лет, Подмосковье

Я попал в колонию по 228 статье – «Наркотики». Мой срок 3 года и 6 месяцев. Вообще, можно сказать, что я – просто наркоман, хотя зависимости у меня нет. Я недолго принимал вещества.

Началось всё с гашиша. Покурил один раз, два. Помню первый раз – мы пошли в парк Лосиный остров и там курили. Было очень смешно, мы долго веселились. А потом постепенно перешел на амфетамин. Его нюхают обычно, но можно и просто завернуть в туалетную бумагу и проглотить. 1 грамм амфетамина стоит около 1000 рублей.

Всю информацию о товаре я получал от друзей. Я знал всего одну точку для продажи. Покупал для себя, но иногда просили купить и для кого-то. Тебе звонит друг и говорит, что надо купить. Ты идешь и берешь, а потом передаешь заказчику. Так я шел однажды с другом, а за нами была слежка. И когда передавал наркотик, нас и задержали. По этой статье не бывает условных сроков. Нанимать частного адвоката было бесполезно.

Я понимаю, что совершал зло. Амфетамин всё-таки убивает людей. И выходит, что я тоже их по чуть-чуть убивал. Срок считаю нормальным, хотя тут тяжело находиться. Но меньше нельзя – не сможешь осознать до конца, как ты вредил обществу. Года точно мало. Надо больше.

Когда я выйду, сразу пойду учиться. Мне надо еще среднее образование получить. Нравится предмет «металлообработка». Буду что-то в этой сфере искать. Хочу много работать, чтобы не было свободного времени совсем, чтобы больше не оступиться.

Дома меня ждет мама, она бухгалтер. Мы с ней вдвоем жили. Она мне всегда давала деньги, возможно, это меня и сгубило. Было очень много свободного времени.

Я срок тут мотаю не один, мама со мной отбывает. В том смысле, что для нее это такое испытание. У меня тут всё хорошо, но это всё-таки неволя. Поэтому хочу извиниться перед мамой за это. А еще предупредить тех, кто сейчас занимается наркотиками: «Пацаны, всех возьмут, лучше бросить!» Мне казалось, что будет всегда всё просто и легко.

Вадим, 18 лет, Ярославская область

Я сижу ни за что. По 111 статье, часть 4 – «Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть». Я просто разнял людей во время драки. Мой друг встретил какого-то мужчину, они вместе с ним шли, а потом возник конфликт. Друг его ударил, тот упал, из уха пошла кровь, затем он встал и ушел. Больше мы его не видели.

А спустя несколько дней к другу и ко мне пришли из полиции. Оказалось, что этого мужчину утром нашли мертвым. Его обнаружили в подъезде чужого дома, избитого, в крови, в порванной одежде и без обуви. Утром жильцы этого дома, когда шли на работу, увидели его, но никто не вызвал скорую. Бригада приехала, когда люди уже возвращались обратно домой, а этот человек так и лежал у них в подъезде. Он уже был в коме и через сутки умер.

Его приятель видел меня и друга с ним, но придумал, что мы его избивали. Хотя друг мой только один раз ударил. А этот погибший имел четыре судимости, в том числе изнасилование и срок за мошенничество. Человек, который на нас указал, имеет несколько черепно-мозговых травм, но никто это не учел. Судья просто отмахнулась, не стала приобщать это к делу.

А следователь тоже это не учитывал. Он просто хотел поскорее кого-нибудь посадить. Косихин Юрий Олегович – так зовут следователя. Он заставлял меня расписываться на пустых страницах, при том, что не было со мной ни адвоката, ни родителей. Он подделывал в итоге мой почерк и мою подпись. Но судья тоже не стала проводить экспертизу.

Мой друг, который ударил, написал повинную, во всём сознался, но мне всё равно приписали 7 ударов. А я не бил. Даже пальцем не тронул. Но у нас в области так – хотят посадить, точно посадят. Есть большие вопросы к следователю и работе прокуратуры. Я очень хочу, чтобы разобрались в этом. Мой адвокат сейчас подал кассационную жалобу в Верховный суд. Очень надеюсь, что всё получится.

Дома меня ждут мама, папа, сестра и бабушка. Все переживают и приезжают ко мне. То, что произошло со мной, просто не укладывается в голове. Я курил, да, пил пиво на воле, но никогда не был трудным подростком, не было приводов в полицию. Я хотел пойти служить в армию, и сейчас хочу, когда освобожусь. В спецвойска меня не возьмут, но хотя бы в автобат взяли. Я сейчас как раз буду в ПТУ учиться на автомеханика. Девушка меня больше не ждет. Мы расстались перед заключением.

Олег Меркурьев

Олег Меркурьев, начальник Можайской воспитательной колонии – о колонии, подростках, обществе и ужесточении уголовной ответственности несовершеннолетних:

О детях в колонии

Это дети, у которых на свободе было очень много времени, они много гуляли. Я долго не мог понять, как это – гулять. А потом мне объяснили, что это просто сидеть на лавочке и ничего не делать. Психика подростка – это пороховая бочка с горящим фитилем. И от взрослых зависит, этот фитиль будет сильнее гореть или погаснет.

Проблема взрослых в том, что они забывают своих детей. Неважно, полная это семья или нет, ребенку просто нужно внимание. Родитель должен быть для них примером. Если послушать их истории – все были свободны и слонялись без дела. Богатые семьи или просто неблагополучные. Первые откупаются деньгами и подарками. Вторые не обращают внимания.

Был у меня тут мальчик из Клина. Попал сюда по пьянке. Дома мать и бабушка. Однажды был в колонии родительский день. Приехали все, чаепитие у нас тут, ну и после надо со стола убрать. Я попросил парней подключиться. И этот мальчик из Клина понес тарелки, чашки. Захожу – а он руками торт запихивает в рот. Спустя несколько дней я спросил, почему так. Он признался, что ел торт третий раз в жизни. В 17 лет! Третий раз!

А потом у него был день рождения. 18 лет. Он звонит матери, просит приехать. Она ему полупьяным голосом отвечает, что у нее нет денег. Он звонит бабушке, просит дать матери на дорогу деньги, чтобы она приехала к нему на праздник. Бабушка соглашается. Проходит несколько дней – никого. Снова звонит бабушке. Та говорит, что дала 10 тысяч на дорогу. А это Клин! Тут ехать несколько часов!

Ну, ладно. Та их благополучно пропила или как-то по-другому распорядилась. Парень ждет, его переведут скоро во взрослую колонию. И она приезжает. Но! Она приезжает в состоянии алкогольного опьянения. Конечно, мы не смогли ее пустить на свидание. Вот скажите, нужны они кому-нибудь? Тут только к двадцати подросткам регулярно приезжают, остальные ждут – и никого.

Они так и раньше жили, росли как одуванчики в поле. Брошенные дети. Сироты при живых родителях. Ну и генетику никто не отменял. Хотя у нас всего около пяти процентов тех, у кого родители тоже сидели.

Почти всем детям присуща жестокость. Но только жуков давить можно безнаказанно. Если ты дернешь кота за хвост, то тут же получишь отпор – он развернется и поцарапает. А родители должны дать установку на жизнь – что это делать нельзя. Всё идет от семьи. Моя точка зрения как отца — должны быть в семье телесные наказания, не избиение, но вот такое воздействие. Если только пряником, то в одном месте слипнется.

О «законе Яровой»

В отношении несовершеннолетних были проведены реформы судебной системы. Сейчас им дают сроки ниже минимальных, в тюрьму идут только за тяжкие преступления, много условных сроков. Считаю, что условный срок нужен. Сразу за решетку нельзя. Кому-то хватит и улицу помести в воспитательных целях, он испугается и больше не пойдет. В целом, могу точно сказать, что сейчас система очень лояльно относится к подросткам.

Но при этом поддерживаю поправки в части ужесточения за преступления, связанные с экстремизмом и терроризмом. Только тут надо разбираться. Может, он просто по незнанию какие-то документы передал. А если осознанно причиняется вред человеку на основании национальной или религиозной принадлежности – это надо выжигать каленым железом. Я видел сидящих по этим статьям мужчин. От 25 до 35 им где-то было. Ведут себя по-разному. Кто-то затих, кто-то переосмыслил. Но об условном сроке тут даже не может быть и речи.

Елена Зеленова. Фото: 54.fsin.su

Елена Зеленова, председатель Общественного совета при УФСИН г. Москвы – о «законе Яровой», который ужесточает уголовную ответственность в отношении подростков:

На мой взгляд, ужесточать ответственность для несовершеннолетних не нужно. Экстремизм и терроризм для несовершеннолетних – это незнакомые для них понятия, они вообще не понимают, о чем речь. Дети, которые сегодня находятся в местах лишения свободы, – это малообразованные подростки. Тех, кто имеет образование, – единицы. Порой в колонии их учат писать и считать, они азбуку часто не знают, а мы говорим о терроризме и экстремизме. Надо отдавать отчет, что за всем этим стоят взрослые идеологи, которые им внушают и заставляют идти на преступление. Дети просто становятся жертвами.

Колония, к сожалению, их не учит. Они в колонии только приспосабливаются, несмотря на то, что получают профессиональное образование, заканчивают школу, с ними работают психологи. Давайте признаем, что сегодня наши колонии соответствуют категории домов отдыха. Родители, которые приезжают навестить несовершеннолетних, видят, что их дети накормлены, одеты, защищены. С этим всё хорошо.

Если бы в колонии ввели еще военную подготовку – это было бы уместно и имело бы какой-то толк. Необходимо обратить внимание на профилактическую работу, например, так, как это было при Советском Союзе. Сегодня, на мой взгляд, профилактика – это вопрос номер один. Важно их занять спортом, образованием. Ужесточение не приведет к лучшим результатам. Тем более мы должны помнить, что в 18 лет, если срок не заканчивается, то ребенок уходит уже во взрослую колонию.

СПРАВКА

Можайская воспитательная колония создана 52 года назад. Раньше это был целый комплекс со своей медсанчастью, общежитиями, производственными цехами, где делали дорожные знаки. Колония была рассчитана на 900 человек. По закону СССР подростки находились тут до того, как им исполнялся двадцать один год.

Сейчас в колонии находится около 60 несовершеннолетних и около 100 сотрудников Управления ФСИН. Большая часть – это охрана. Раньше сюда попадали ребята из Москвы и Московской области, теперь привозят подростков из Ярославской и Тверской областей.

Сейчас осужденные несовершеннолетние работают в швейных цехах – шьют простыни, наволочки для внутрисистемных поставок. За это они получают деньги на личный счет – не менее 7,5 тысяч рублей в месяц. У некоторых в зависимости от выработки сумма доходит до 15 тысяч.

Главная задача воспитательной колонии – образование. Здесь осужденные заканчивают школу. Есть возможность получить средне-специальное образование в местном ПТУ.

Содержание одного заключенного обходится в 557 рублей в день. В колонии пятиразовое питание, у подростков несколько комплектов одежды, в зависимости от сезона.

Олег Меркурьев, начальник Можайской воспитательной колонии, отмечает: «За последнее время изменился порядок статей. Раньше убийств было больше, теперь тяжкие телесные – это первое место по преступлениям среди несовершеннолетних. Получается, что направление то же, но как бы не доводят дело до конца, не добивают. Ну и наркотики, и преступления против половой неприкосновенности.

Есть выходцы из всех стран СНГ: тут и Грузия, и Белоруссия, и Таджикистан, Узбекистан, Молдавия. Нет чисто этнических преступлений. Например, в колонии есть два таджика, один сидит за наркотики, второй – за тяжкие телесные».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *