Конституционализм в России

Формирование концепции верховенства конституции в российской юриспруденции

Конституционная модель как предпосылка конституционализации правового порядка и конституционализма в России

Россия переживает сложный и противоречивый период формирования демократических и конституционных основ устройства государства и общества. Между тем, демократические основы общественной жизни имеют длительные сроки вызревания. Взрастить их быстро и безболезненно, как показывает историческое развитие конституционализма и демократии в США, странах Западной Европы, невозможно. Любые политические и правовые преобразования в обществе происходят в борьбе, разрешении противоречий и связаны обычно с большими или меньшими моральными, материальными и другими издержками.

Российское государство и общество находятся в переходном периоде, от которого зависит дальнейшее закрепление качественных перемен в обществе, укоренение демократических и конституционных институтов. Однако подобные перемены будут менее болезненными, если идти по пути постепенных реформ, а не от революции — к реформам, требующим, как правило, не только высокой моральной и материальной цены, но не редко и человеческих жизней. Исследование проблем государства переходного периода предпринимается рядом отечественных государствоведов и теоретиков государства. Применительно к проблеме формирования российского конституционализма изучение государства переходного периода позволяет лучше понять взаимосвязь между становлением конституционных и демократических учреждений, с одной стороны, и способностью государства эффективно регулировать процесс перехода, с другой стороны. Конституционное регулирование институтов власти способствует развитию прогнозируемых явлений в публичной сфере, устойчивой деятельности системы государственных органов, подчинение их определенным конституционным правилам.

В современных исследованиях принято выделять три волны демократического развития. Развитие демократии, начатое еще в эпоху греческих полисов и охватившее североамериканский и европейский континенты в XVIII-XIX веках, в России на рубеже XX-XXI веков сталкивается с неимоверными трудностями. Демократическое обновление общества на современном этапе — это не только широкое, повсеместное проникновение идей демократии во все сферы общественной и государственной жизни, но и создание устойчивых социальных институтов, способных поддерживать демократический строй. Без институциональных средств у демократии нет шансов осуществиться в действительности, стать ее неотъемлемой частью. Более того, демократические институты смогут дать действенный результат только тогда, когда они будут органической составляющей государственного и общественного строя. При этом важно не простое отождествление демократии с народовластием, а понимание демократии как средства, способного служить достижению политической и социальной свободы, сбалансированного развития интересов личности и государства.

Вместе с тем, и сама свобода в условиях демократии ни в коем случае не должна совпадать со вседозволенностью. Правильным будет такое понимание демократии, при котором индивид для реализации собственных потребностей обладает определенным масштабом свободы, заданным правом от имени общества. Этот масштаб ограничивает свободу одного человека свободой другого. Поэтому подлинная свобода — это возможность осуществления каждым индивидом своих прав и свобод в той степени, в какой она позволяет делать то же самое другому индивиду. Из этого рождается понятие правовой свободы, фундаментальные ограничения которой устанавливаются конституцией страны.

Современное общественное развитие нуждается в устойчивости для сохранения политической и социальной свободы. Каждый индивид только тогда сможет реализовать свои права и свободы без угрозы их нарушения, когда будут определены и постоянно поддерживаться пределы их осуществления. Задачу поддержания свободы в обществе должны выполнять социальные институты гражданского общества и государства. Поэтому устойчивое демократическое развитие требует формирования развитых общественных институтов, способных обеспечить свободу каждого отдельно взятого индивида, а также гарантировать выполнение государством необходимых общественных функций. Большинство социальных институтов, так или иначе, принимают участие в отправлении власти или оказывают влияние на ее распределение. Не случайно одной из первоочередных задач российского общества является задача государственного и конституционного строительства.

Российская конституционная модель, во-первых, не может не опираться на фундаментальные ценностные ориентации в политикогосударственной и социально-культурной жизни общества; во-вторых, должна реализовываться с учетом продуктивного использования мирового опыта конституционного развития. Критическое осмысление западных образцов, а не простое заимствование, есть необходимое условие реализации российской конституционной модели власти и общественного строя. Однако выработка базовых ценностей в области конституционного строительства вряд ли возможна без творческого развития идей и принципов конституционализма применительно к российской действительности. Важно провести в жизнь собственную модель конституции, учитывающую исторические традиции, политические и территориальные особенности, этнический состав Российской Федерации.

Создание конституционной государственности в России вызывает потребность определить принципиальные позиции, на которых основывается конституционная модель, обладающая возможностью устойчиво функционировать на демократических началах и поддерживать в обществе достаточную свободу осуществления прав каждым гражданином.

Конституционная модель, конечно, опирается на институциональные начала, иначе говоря, она должна быть реализована через конкретные социальные институты. Такими институтами, прежде всего, являются институты власти, т.к. именно конституция юридически оформляет структуру государственной власти, механизм взаимодействия государственных институтов, территориальное построение государства, правовой статус личности и ее связь с государством. В связи с этим важно определить, какими должны быть институты власти для выполнения задачи устойчивого демократического развития, и насколько действующая конституционная система отвечает этому требованию.

В современном демократическом государстве к органам власти необходимо предъявлять три основных требования: власть должна устойчиво функционировать и периодически обновляться, государство должно выполнять свои функции достаточно эффективно, реализация полномочий должна осуществляться с соблюдением принципа господства права или в условиях правового строя. В современных исследованиях предлагается различать господство права как более развитое состояние и правовой строй как нечто среднее между правовым государством и принципом верховенства права. Правовой строй означает, что право оказывает сдерживающее воздействие на правителей и на граждан.

Первое требование к самим институтам власти, по-видимому, заключается в необходимости их устойчивого воспроизводства. Государство может поддерживать достаточный уровень свободы, осуществлять защиту прав отдельных лиц, если имеет для этого институциональные средства, характер построения и взаимосвязи которых обеспечивает их целостное функционирование как системы.

Вполне понятно, что власть является объектом пристального внимания людей, занимающихся политикой. Вместе с тем, стремление к власти может преследовать, как минимум, двоякую цель: политик стремится к власти как к средству, преследуя своекорыстные или идеальные цели, либо к власти как цели, т.е. «ради нее самой». Это утверждение немецкого социолога М. Вебера может быть принято, как наиболее возможное для целеполагающей деятельности любого политика. Государство должно способствовать целям политиков, в целом благоприятным для граждан, и, по возможности, ставить преграды тем из них, которые нарушают или могут нарушить интересы общества как целого или отдельных людей. Каковы бы ни были цели государства, они во всяком случае должны способствовать осуществлению «солидарных интересов людей», — в этом, например, Б.А. Кистяковский видел истинные цели государства.

Известный русский мыслитель С.Л. Франк в работе «Духовные основы общества», своеобразном введении в социальную философию, признает, что задача государства не исчерпывается охранением безопасности и утверждением общественного благосостояния, оно должно служить и «духовному развитию общества». В государстве С.Л. Франк видит организующее и планомерное начало, благодаря которому «стихийное органическое многоединство общества» оформляется в «государственное единство». Другой русский правовед и мыслитель И.А. Ильин особо подчеркивает характер служения государства общественным интересам и именно с ними связывает саму возможность существования государства. «Без общего интереса, — пишет И.А. Ильин, — без всеобщей (т.е. всем общей) цели, без солидарности — государство не может существовать».

Современные демократические конституционные государства различаются по способу организации государственной власти, система которой, как правило, закрепляется в конституциях. Принципы создания и деятельности органов государственной власти России опосредуются в Конституции РФ и законодательстве, что придает им устойчивый характер и обеспечивает возможность стабильного развития. Вместе с тем, способ формирование и деятельности органов власти должен так детерминировать доступность власти для всевозможных политических сил и течений, чтобы она не стала угрозой существованию самих конституционных начал. Поэтому устойчивость власти, обеспечивающая защиту интересов общества и индивидов, является минимальным требованием к конституционной модели и институтам власти. Справедливой вследствие этого будет такая постановка вопроса о моделировании властных структур, которая в первую очередь касалась бы самой механики власти, ее институциональных средств. Конечно, построение конституционного государства связано с ответом на вопрос: «Как следует организовать политические учреждения, чтобы они служили целям общества?», а не «Кто должен править?» Такой новый взгляд на проблему политики был выражен в 1945 году известным философом К.Р. Поппером.

Создание устойчивых институтов власти, их воспроизводство, отвечающее требованиям эффективности, демократического правления, подчинения принципам права в условиях современного государства невозможно вне системы конституционализма. Формирование конституционализма в различных странах не проходило гладко и безболезненно, оно требовало значительных усилий со стороны политиков, законодателей, юристов. Современное понимание конституционализма, включая понятие писаной конституции, впервые родилось в США.

На американском континенте, прежде всего в США, конституционное развитие происходило от конституций штатов через Статьи конфедерации — к федеральной Конституции США, принятой в 1787 году Филадельфийским Конвентом. Поэтому оно имеет более длительную историю и обширную практику, оказывающую до сих пор свое влияние на мировой конституционный процесс. Исходные положения американской Конституции были во многом определены трудами таких выдающихся мыслителей, как Дж. Локк, Ш.Л. Монтескьё, они питались отрицательным отношением к концепции неограниченного суверенитета Ж.Ж. Руссо, однако основывались на демократическом толковании доктрины общественного договора. Так, «Два трактата о правлении» Дж. Локка, трактат «О духе законов» Ш.Л. Монтескьё, трактат «Об общественном договоре» Ж.Ж. Руссо значительно повлияли на «отцов-основателей» Конституции США, сформулировавших ее фундаментальные принципы. Оригинальность американской конституционной системы проявилась в учете специфических национальных особенностей общественного строя, творческом развитии идей либерализма и демократии. Немалое значение для утверждения конституционных основ в жизни американского общества имели статьи Дж. Мэдисона, А. Гамильтона и Дж. Джея в «Федералисте», написанные в поддержку Конституции США с целью разъяснения и популяризации ее принципиальных положений.

В России именно рубеж Х1Х-ХХ веков стал заметной вехой в формировании теоретических основ и перехода к конституционной государственности. В конце XIX- начале XX века русский конституционализм был единственным политическим течением — носителем правовой идеологии. Его представители последовательно отстаивали необходимость мирного разрешения социальных конфликтов, применение идей и принципов правового государства к государственному строительству. Концепция правового государства разрабатывалась ведущими конституционалистами и либеральными государствоведами в начале XX века не только как основа новой теории государства и конституционного права, но и как политическая программа партии конституционных демократов. Членами этой партии, в том числе занимавшими руководящие посты, были С.А. Муромцев, Ф.Ф. Кокошкин, В.М. Гессен, М.М. Винавер и другие.

По своей юридической природе правовое государство рассматривалось конституционалистами как необходимый атрибут современной цивилизации и антитеза абсолютных монархий старого порядка. В начале XX века конституционализм был важным политическим движением, важным для правового будущего России. Философ А. Балицкий пишет: «Доминирующей российской традиции осуждения права противостояло все более усиливающееся течение мысли, отстаивающее право и подчеркивающее необходимость превращения России в правовое государство» (rule-of-law state). О силе этого движения можно судить не столько по числу его последователей, сколько по его интеллектуальным достижениям». Как мы увидим, утверждает философ, «этот уровень был очень высок, возможно, слишком высок для того, чтобы быть легко понятым и стать популярным в широкой публике, включая и людей, которые называли себя либералами». В сущности, это было движение интеллектуальной элиты, которое имело большое историческое значение, т.к. впервые в условиях России заложило теоретический фундамент для формирования конституционализма и правового государства.

Основы теории конституционного государства были разработаны в России в начале XX века и фактически связаны с переходом Российской империи к монархическому конституционализму. Проблемы конституционного государства разрабатывались видными мыслителями и правоведами, среди которых В.М. Гессен, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский занимают особое место. В их работах проанализированы и раскрыты принципы построения конституционного или правового государства, которые служили масштабом оценки политикоправовых реалий, сложившихся в России после государственных реформ 1905-1906 годов.

Родоначальником теории конституционного государства русские конституционалисты считали Ш.Л. Монтескьё. Большинство либеральных государствоведов и конституционалистов отождествляло понятия «правовое государство» и «конституционное государство», хотя и не во всех аспектах. Так, для В.М. Гессена правовое государство «в своей деятельности… связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним». В то же время отмечал он, «единственным существенным признаком — необходимым и достаточным — конституционного государства является участие народа или народного представительства в осуществлении государственной власти».

Конституционалистам начала XX века конституционным виделось такое государство, в котором действует принцип разделения властей, существует парламент, установлена ответственность исполнительной власти (правительства) перед народным представительством, закреплены права граждан и федеративное или унитарное устройство территории.

Традицию определения государства как правовой организации власти в конце 80-х — начале 90-х годов продолжили видные российские правоведы В.С. Нерсесянц, Ю.М. Батурин, Р.З. Лившиц, А.Б. Венгеров, Г.Н. Манов, З.М. Черниловский, С.С. Алексеев и другие. Концепция правовой государственности первоначально выстраивалась в рамках либо социалистической формы государства в целом, как у С.С. Алексеева, Ю.М. Батурина, Р.З. Лившица, Г.Н. Манова, либо советской, например, у В.С. Нерсесянца. Целостный взгляд на теорию конституционного государства выразил В.А. Четвернин, исходя из положения, что «общая теория государства ориентируется на более развитую институциональную форму современной государственности, которая обозначается понятием «демократическое конституционное государство».

В современной правовой литературе продолжается разграничение понятий «правовое государство» и «конституционное государство». Взаимосвязь и взаимообусловленность этих понятий проявляется в том, что конституционное государство рассматривают как форму правового. Различие же видится в обязательном существовании конституции в конституционном государстве. Именно конституция дает название такому государству. Отсутствие тождественности определяется тем, что «конституция представляет собой хотя и крайне важный, принципиальный, но все же только компонент правовой системы», поэтому «правовая система может существовать без конституции, а конституция без правовой системы — немыслимое явление». Это положение требует уточнения: необязательно существование писаной конституции, она может воплощаться в конституционных соглашениях, прецедентом праве, а частью, как это происходит в Великобритании, в статутном праве.

  • Чиркин В.Е. Переходное постсоциалистическое государство: содержание и форма // Государство и право. — 1997. — № 1. — С.4-11; Веденеев Ю.А. Теория и практика переходных процессов в развитии российской государственности // Государство и право. — 1995. — № 1. —С.105-109; Сорокин В.В. Государство переходного периода: теоретические вопросы. — Барнаул, 2000.
  • Dahl Robert A. After the Revolution? Authority in a Good Society. Revised Edition. — NewHaven, London: Yale University Press, 1990. — P.1-2.
  • Соломон Питер Г., мл. Проблемы развития правового строя в постсоветской России. — М.:Центр конституционных исследований МОНФ, 1997. — С.4-7.
  • 16У Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. Перс нем. / Сост., общ. ред. Ю.Н. Давыдова. — М.: Прогресс, 1990. — С.646.
  • Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. -1990,-№6.-С. 142.
  • Франк С.Л. Духовные основы общества. — М.: Республика, 1992. — С.140, 137.
  • Ильин И.А. Путь к очевидности. — М.: Республика, 1993. — С.262.
  • По мнению А.А. Югова, которое мы разделяем, «отбор соответствующих идей и положений в качестве принципов организации публичной власти и закрепление их в нормах праваопределяются содержанием политической философии общества и его элитарной (правящей)социальной группы и зависят от того, насколько демократичны и гуманны политические иправовые взгляды идеологов и законодателей данного общества»,- Югов А.А. Правовыеосновы публичной власти в Российской Федерации.- Екатеринбург, 1999 — С.38-39.
  • См.: Поппер К.Р. Открытое общество и его враги. T.1. — М., 1992. — С. 161.
  • См.: Локк Дж. Сочинения: В 3 т./ Пер. с англ, и лат. Т.З. — М.: Мысль, 1988.
  • См.: Монтескье Ш.Л. О духе законов. — М.: Мысль, 1999.
  • См.: Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. — М., 1998.
  • 17s Walicki A. Legal Philosophies of Russian Liberalism. — Oxford: Clarendon Press, 1987. — P.104.
  • Там же.
  • Гессен В.М. Теория правового государства // Политический строй современных государств. Сб. статей. — СПб., 1905. — Т.1; Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. — М., 1915; Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое //Вопросы философии. — 1990. — № 6. Обзор теорий правового государства представлен в работе: Скакун О.Ф. Теория правового государства в дореволюционной России // Советское государство и право. — 1990. — № 2. Анализ идей конституционализма в русском либеральномгосударствоведении начала XX века проведен в статье: Корнев В.Н. Проблемы конституционализма в русском либеральном государствоведении начала XX века // Известия вузов. Правоведение. — 2001. — № 3. — С.238-244.
  • Гессен В.М. Основы конституционного права. Петроград, 1917. С.15.
  • Гессен В.М. Теория правового государства // Политический строй современных государств. Сб. статей. СПб., 1905. Т.1. С. 132.
  • Гессен В.М. Основы конституционного права. Петроград, 1917. С.31.
  • Батурин Ю.М., Лившиц Р.З. Социалистическое правовое государство: от идеи к осуществлению. — М., 1989; Манов Г.Н. Социалистическое правовое государство: проблемы и перспективы // Советское государство и право. — 1989. — № 6; Венгеров А.Б. Несущие конструкции правового государства // Общественные науки. — 1989. — № 6; Черниловский З.М. Правовое государство: исторический опыт // Советское государство и право. — 1989. — № 4; Алексеев С.С. Правовое государство — судьба социализма. — М.: Юридическая литература, 1988;Нерсесянц В.С. Концепция советского правового государства в контексте истории учений оправовом государстве // Социалистическое правовое государство: проблемы и суждения. -М„ 1989.
  • Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. — М.:Институт государства и права, 1993. — С. 10.
  • Топорнин Б.Н. Конституционная реформа — путь к правовому государству // Советскоегосударство и право. — 1990. — № 4. — С.4.

>Конституционализм и конституционность

Конституционализм и его развитие в современных условиях

Конституция вызывает к жизни многие правовые явления, которые в их взаимосвязи и взаимовлиянии составляют единую конституционно-правовую систему, обозначаемую в науке общим понятием конституционализма.

Исследователи, раскрывающие содержание конституционализма (С. А. Авакьян, Н. А. Боброва, Н. А. Богданова, В. Т. Ка- бышев, И. А. Кравец, О. Е. Кутафин, И. М. Степанов, Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин и др.), отмечают такие основные его грани, формы проявления и элементы, как:

  • конституционные идеи и ценности, конституционно-правовую культуру, конституционную доктрину и идеологию (мировоззренческий и идейно-теоретический аспекты);
  • наличие, бытие конституции и иных нормативных актов конституционного значения (нормативно-правовой аспект);
  • соотношение конституции и реальной действительности (институционально-функциональный аспект);
  • гарантирование, охрана и защита конституции (обеспечительно-защитный аспект).

Конституционализм может выступать в качестве цели, процесса, средства, результата социально- экономического, политико-государственного развития и может иметь различную типологию (либеральную, патерналистскую, тоталитарную).

Конституционализм — многоэлементный и многоуровневый феномен, являющийся широким и емким, как его понятие. Конституционализм имеет несколько срезов и означает:

  • во-первых, конституционно-правовое мировоззрение, т. е. философско-правовое осмысление конституции;
  • во-вторых, научную конституционно-правовую доктрину;
  • в-третьих, конституционно-правовую систему;
  • в-четвертых, конституционно-правовую политику;
  • в-пятых, практику обеспечения, реализации, охраны и защиты конституции;
  • в-шестых, конституционно-правовую культуру, конституционно-правовое сознание, просвещение, обучение и воспитание.

Большой вклад в обогащение всех элементов конституционализма вносит Конституционный Суд РФ.

Все составляющие конституционализма развиваются под воздействием системы общественных отношений, разнообразных факторов, реальной жизни и находятся в постоянном взаимодействии между собой.

Конституция РФ в общественном сознании играет мировоззренческую роль, воплощает передовые идеи конституционализма и определяет фундамент и основные направления развития всех элементов политической и правовой систем — норм и отношений, гарантий и механизмов реализации и т. п. Конституция РФ в процессе ее реализации формирует конституционно-правовое мировоззрение как ядро общественного, в том числе профессионального и индивидуального, правосознания.

На базе Конституции РФ правовая жизнь России обогатилась новыми явлениями и процессами, нашедшими свое выражение в таких научных понятиях (категориях), как конституционность и конституционный порядок.

Наряду с понятиями законности и правопорядка, которым в советской юридической науке уделялось значительное внимание, в современных условиях закономерным является утверждение категорий конституционности и конституционного порядка, требующих своего содержательного раскрытия. По аналогии с понятием законности многие авторы, в том числе и автор данного текста, стали пользоваться термином «конституционная законность». Это менее удачный термин, он тавтологичен и не передает существа и особенностей конституционности, отличного от законности.

Конституционность власти

Конституционность есть система реально действующего права, означающая наличие правовой конституции, ее верховенство, высшую юридическую силу, общеобязательность, прямое действие и реализацию на всей территории государства, а также ее обеспечение, охрану и защиту.

Законность есть система реально действующего права, означающая наличие правовых законов, соответствующих конституции, их верховенство по отношению к подзаконным актам и их реализацию всеми субъектами права на всей территории государства, а также их обеспечение, охрану и защиту.

Обязательным условием и существенным признаком конституционности как правового режима является правовой характер самой конституции как основного (высшего) закона государства (отсюда конституционность точнее было бы определить как правоконституционность), ее верховенство и высшая юридическая сила в правовой системе, прямое действие на всей территории государства.

Конституционность включает такие обязательные элементы, как обеспечение, реализацию, охрану и защиту конституции, осуществляемые органами публичной власти, их должностными лицами.

Конституционность означает, что требования обеспечения, реализации, охраны и защиты конституционных положений обращены непосредственно к органам публичной власти, а также к объединениям граждан и их должностным лицам, осуществляющим публичные функции на основе конституции и законов.

Конституционный порядок

Категория конституционности должна быть дополнена понятием конституционного порядка. Требование о реализации конституции, ее положений, обращенное к гражданам и юридическим лицам, действующим в частной сфере, есть требование соблюдения конституционного порядка. Отличие конституционности от конституционного порядка может быть проведено по такому критерию, как их правовая основа. Если реализация конституции составляет содержание конституционности, то реализация конституционного права в его полном объеме — содержание конституционного порядка.

Нарушения конституции, совершенные гражданами и другими лицами, а также юридическими лицами в частной сфере, не выступают в качестве нарушений конституционности, они суть нарушения конституционного порядка в обществе. Это, разумеется, не освобождает граждан и юридических лиц от юридической ответственности за любое правонарушение, в том числе за нарушение конституции.

Граждане и юридические лица в свою очередь могут участвовать в выявлении нарушений конституции органами государственной власти, органами местного самоуправления и их должностными лицами, способствуя, таким образом, обеспечению и упорядочению конституционности.

Конституционность и конституционный порядок могут быть охарактеризованы в качестве правового режима функционирования публичной власти в контексте ее взаимоотношений с гражданским обществом, социальными общностями, индивидами, принципа организации и функционирования органов государственной и муниципальной власти; метода государственного руководства и управления гражданским обществом; условия прогрессивной модернизации общества и государства; гаранта устойчивого, стабильного развития общественной и государственной жизни.

Конституционно-правовая политика

Конституционно-правовая политика в современный период состоит в последовательном, наиболее полном и эффективном действии и реализации конституционных установлений, в конституциализации правовой системы российского общества, общественно-политической и государственной жизни в стране. Конституциализация есть нарастающий процесс реализации конституционных установлений (целей и задач, принципов и норм и др.) в законотворчестве, в сфере частного и публичного права, в судебной и иной правоприменительной практике, в контрольно-надзорной деятельности по обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина. Существенную роль в интенсификации прогресса конституциализации играют решения и правовые позиции Конституционного Суда РФ, конституционных и уставных судов субъектов РФ, суды обшей и арбитражной юрисдикции, мировые суды.

Основным ориентиром и приоритетом в конституционно-правовой политике служит человек, его потребности и интересы, достоинство личности, ее права и свободы. Конституционно-правовая политика направлена на реальное соблюдение обязанности государства по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека в единстве с его обязанностями и ответственностью. Приоритетному направлению конституционно- правовой политики в правой сфере подчинены все остальные ее направления, основными из которых являются следующие:

  • создание устойчивой нормативно-правовой базы развития законодательства в соответствии с основами конституционного строя и иными конституционными принципами;
  • формирование правовых основ и условий функционирования системы народовластия, институтов гражданского общества (референдум, выборы, политические партии, общественные объединения и др.);
  • создание правовых и иных условий по реализации конституционных принципов разделения властей, федерализацию, местного самоуправления, но проведению административной реформы;
  • продолжение судебной реформы (обеспечение доступа к правосудию, создание специализированных судов и форм судопроизводства, повышение профессионализма судей и др.);
  • обеспечение эффективности государственной охранно-защитной деятельности (возрождение системы профилактики правонарушений, совершенствование механизмов зашиты от правонарушений и средств ответственности за совершение правонарушений);
  • формирование и развитие конституционно-правовой безопасности общества, государства и каждой личности (борьба с международным терроризмом, наркобизнесом, работорговлей и др.);
  • преодоление правового нигилизма, формирование и развитие конституционно-правовой культуры в процессе правового просвещения, обучения и воспитания.

В современный период особо актуальна подготовка кадров юристов новой формации с новым конституционно-правовым мировоззрением, которое в первую очередь связано с пониманием механизма действия всего комплекса конституционно- правовых принципов и институтов (прямого, опосредованного, комплексного и т. д.). Речь идет прежде всего о конституционном праве, а также о конституционных аспектах всех отраслей права, всего текущего законодательства, судебной и иной правоприменительной практики, надзорно-контрольной деятельности компетентных органов и должностных лиц, субъектов гражданского общества.

С учетом сказанного исключительно важно поднять на новый уровень преподавание конституционного права в средних и высших юридических учебных заведениях. В любой отраслевой дисциплине необходимо глубокое осмысление конституционных основ данной отрасли права и законодательства, привитие навыков постоянно оценивать отраслевые правовые установления с позиций конституционных положений, что возможно лишь на основе развитого конституционного мышления.

Необходимо преодоление консерватизма и «местечковости» в профессиональном обучении юристов.

Важно изучение и практическое овладение механизмами действия институтов всего конституционно-правового комплекса через призму сравнительного правоведения, что развивает конституционно-правовое мышление, позволяет увидеть достижения, преимущества и недостатки отечественной нормативно-правовой системы, правоприменительной практики в контексте мирового опыта.

Современный подход включает еще один аспект обучения юристов новой модели, связанный с изучением и использованием в юридической деятельности международного права, права международных сообществ, с участием в работе международных судебных органов (Европейского Суда по правам человека, Экономического суда СНГ и др.). Юристы должны знать национальную правовую систему, органично включенную в международное и европейское правовое пространство, и умело пользоваться национальными и международными средствами разрешения правовых конфликтов, зашиты основных прав и свобод человека и гражданина.


> Конституционная монархия в России

Особенности российского конституционализма

Категория «конституционализм» применялась для характеристики конституционной истории России и рассматривалась как политическая система, «при которой власть монарха в государстве ограничена народным представительством (парламентом)». С учетом отмеченных особенностей, эволюцию конституционализма в России представляют в виде следующих этапов:

  • · этап дворянского или правительственного конституционализма, который включал возникновение конституционных идей, разработку проектов конституции дворянской оппозицией;
  • · этап монархического конституционализма в условиях думской монархии (1906 — февраль 1917 года);
  • · этап советского конституционализма, функционирующего в условиях однопартийной политической системы;
  • · переходный период от советской республики и советского государственного права к демократическим институтам конституционного права (1989-1993 гг.);
  • · этап современного демократического конституционализма после конституционной реформы 1993 года (8, с. 113)

В правовой литературе начало дворянского конституционализма обычно связывают с подготовлением членами Верховного тайного совета «Кондициями» в 1730 году. Это была первая попытка дворянского ограничения самодержавия. Впервые в истории России именно в «Кондициях» говорится о неприкосновенности частной собственности.

Важно отметить, что взбудораженное «Кондициями» российское «шляхетство» раскололось в своем отношении к планам «верховников». Используя этот раскол, императрице Анне удалось в конце концов восстановить самодержавие, хотя явившаяся к ней 25 февраля 1730 года депутация «шляхетства» просила императрицу собрать дворянский сейм, для того чтобы «согласным мнением по большим голосам форму Правления Государственного сочинить».

Следующий этап в развитии идей ограничения власти монарха связан с правлением Екатерины II. Одним из наиболее ярких событий этого периода были созыв и работа Комиссии по составлению нового Уложения.

В своей деятельности Комиссия должна была руководствоваться специальным «Наказом», написанным самой Екатериной II, в котором она обосновывала необходимость в России самодержавия, но с обязательным воплощением принципа разделения властей и охраной «естественной вольности» людей Екатерина II ввела новое административно-территориальное деление, которое основывалось на централизации и децентрализации управления, причем местным органам управления (самоуправления) предоставлялись весьма широкие полномочия и права.

Как на реформу местного самоуправления, так и на развитие конституционных отношений между властью и населением, оказало влияние полное оформление сословий, завершенное двумя «Жалованными сословными грамотами» от 21 апреля 1785 года, адресованными дворянству и городам. Именно после издания «Жалованной грамоты» в 1785 году «появилось, таким образом, во всей России сословие, за которым признавалась гражданская свобода, и члены которого располагали гражданскими правами».

Таким образом, в результате реформ местного управления резко обозначился его сословно-представительный характер. Сословия просуществовали вплоть до 1917 года, дворянство стало руководящим классом в местном и центральном управлении. Дворянин господствовал в местном управлении как выборный представитель своего сословия, с одной стороны, и как назначенный верховной властью чиновник, с другой стороны.

Далее процесс государственного переустройства и организации представительных учреждений воплощалось при Александре I в конституционных проектах М.М. Сперанского о создании законодательного собрания в виде Государственного Совета и Государственной Думы из представителей, выбранных через посредство волостных, окружных и губернских дум. «Законодательное сословие, — писал Сперанский, — должно быть так устроено, чтобы оно не могло совершать своих положений без державной власти, но чтобы мнения его были свободны и выражали бы собою мнение народное. Сословие судебное должно быть так образовано, чтобы в бытии своем оно зависело от свободного выбора и один только надзор форм судебных и охранение общей безопасности принадлежало правительству. Власть исполнительная должна быть вся исключительно вверена правительству, но поелику власть сия распоряжениями своими под видом исполнения законов не только могла бы обезобразить их, но и совсем уничтожить, то и должно ее поставить в соответственности власти законодательной».

В соответствии с предложениями был учрежден и созван в 1810 году Государственный Совет, главной задачей которого стало рассмотрение законодательных актов, но проект преобразований в полном объеме не был осуществлен.

В 1815 году графом Н.Н. Новосильцевым был подготовлен проект конституции, получивший название «Государственная уставная грамота Российской империи».

В основу проекта были взяты некоторые положения Польской конституции, введенной в 1815 году. Грамота предусматривала ограничение императорской власти, установление принципа законности в государстве, провозглашение прав и свобод граждан. Однако данный проект, который готовился в строжайшей тайне, так и не был претворен в жизнь. Члены тайных обществ предложили ряд конституционных проектов, из которых наиболее важными являются два.

Южное общество предлагало в качестве конституции «Русскую правду» П.И. Пестеля, проект установления унитарной республики.

Северное общество предлагало менее радикальный проект — «Конституцию» Н.М. Муравьева, проект преобразования России в конституционную монархию с федеративным устройством.

Оба декабристских конституционных проекта ставили перед собой задачу государственных преобразований социального и политического устройства в России.

Возможность преобразования абсолютной монархии в конституционную появилась в 1904-1906 годах под влиянием освободительного движения и Первой русской революции. Идея конституции в России была реально воплощена в образе Основных государственных законов. Не именуясь конституцией, они фактически таковыми являлись: они закрепляли государственное устройство Российской Империи, ее государственный язык, существо верховной власти, права и обязанности российских подданных, порядок законодательства, принципы организации и деятельности центральных государственных органов — Государственного Совета и Государственной Думы, Совета министров и министерств.

После свержения самодержавия в 1917 году в России была ликвидирована традиционная основа государственности и потребовалась большая работа по формированию конституционного поля.

Необходимо отметить, что в период между 1861 и 1917 годами социальная структура российского общества явно преобразилась, и что наблюдался прогресс в реализации некоторых основных прав и свобод, стало формироваться гражданское общество. Но на основе анализа нормативного материала можно сделать вывод, что хотя в России и были провозглашены основные права и свободы, проблема состояла в отсутствии механизмов их реализации, гарантий и защиты.

монархия конституция конституционализм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *