Как в армии избивают?

В России уменьшается количество дел о насилии в армии За десять лет число ежегодно осуждаемых по статьям Уголовного кодекса, связанным с насилием в армии, сократилось в несколько раз. Какие регионы лидируют по «армейским» делам и почему — разбирался РБК Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Сколько приговоров было по статьям о насилии в армии

Число приговоров за дедовщину в армии неуклонно сокращается, свидетельствуют данные за 2008–2019 годы, которые по запросу РБК предоставил судебный департамент при Верховном суде. Резкое падение числа таких приговоров произошло в 2012 году. Если до этого времени число осужденных по ст. 335 УК «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими» составляло 1,5–1,9 тыс. в год (по основной статье и дополнительной квалификации), то в 2012 году таких осужденных было уже 1133 — и затем количество приговоров сокращалось каждый год. В 2018 году осудили за нарушение уставных отношений 302 человека.

Уменьшается с каждым годом и число осужденных за превышение полномочий (ст. 286 УК) — статья, за которой в том числе может скрываться насилие в вооруженных силах. «Как правило, дела по этому составу против военнослужащих связаны с насилием со стороны командиров в отношении подчиненных», — пояснил в разговоре с РБК юрист правозащитной группы «Гражданин и Армия» Арсений Левинсон.

Штатная численность российских вооруженных сил на 2019 составляла более 1,9 млн человек, из них 1,013 млн военнослужащих. В 2009 году штатная численность — составляла более 2 млн и 1,134 млн соответственно. В 2019 году в армию призвали 267 тыс. человек, в 2009 — 576,5 тыс срочников. С 2008 года срок срочной службы был снижен с двух лет до одного.

В декабре 2018 года основным мотивом уклонения от службы 44% участников опроса ВЦИОМа называли боязнь дедовщины, 41% — боязнь высоких физических нагрузок.

РБК проанализировал данные Верховного суда за 2017–2019 годы (ранее подобная информация не публиковалась). Из них следует, что более половины осужденных по ч. 3 ст. 286 УК (превышение полномочий с применением насилия, оружия, спецсредств, с причинением тяжких последствий или с угрозой насилием) были военнослужащими.

Впрочем, в ту же категорию дел по ч. 3 ст. 286 УК, рассмотренных военными судами, попадают дела, не связанные с насилием в армии. Военнослужащими являются также сотрудники ФСБ, ФСО, некоторых подразделений МЧС, военного следствия и прокуратуры. Также по этой статье могут квалифицироваться деяния, связанные с провокациями, пытками и фальсификациями сотрудниками спецслужб. Но такие дела немногочисленны, показал анализ РБК. Официальная статистика не дает представления об их доле: судебный департамент не смог предоставить РБК детальные данные о распределении осужденных военных по ведомствам.

В общей сложности за десять лет число осужденных по этой статье уменьшилось в два раза, показывает анализ РБК.

Насилие в армии — преступление, совершение которого в России наказывается по статьям Уголовного кодекса 335 («Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности», максимальное наказание — до десяти лет лишения свободы), 336 («Оскорбление военнослужащего», максимальное наказание — ограничение по военной службе на срок до года), 334 («Насильственные действия в отношении начальника», максимальное наказание — до восьми лет лишения свободы) и 286 («Превышение должностных полномочий», максимальное наказание — до десяти лет лишения свободы).

Случаи насилия и побоев между солдатами квалифицируются по статье о неуставных отношениях; дополнительная квалификация по общим составам УК о насильственных преступлениях (убийстве, причинении вреда здоровью или побоях) в таких случаях не применяется, рассказал РБК Левинсон.

РБК обнаружил в ГАС «Правосудие» (информационная система российских судов) 736 дел по этим статьям, поступивших в военные суды по всей России в 2019 году и 1226 — за 2018 год. Больше всего дел рассматривают в Московской области и на Дальнем Востоке.

Где больше всего дел о насилии в армии

В Московской области было рассмотрено каждое 12-е дело о насилии в армии в стране — всего 157 дел с начала 2018 года до октября 2019 года. Каждое 13-е дело в стране рассматривают в Хабаровском крае — на него с начала 2018 года пришлось 148 дел о насилии в вооруженных силах. В Приморском крае рассмотрели 139 дел.

Выросло число дел, рассмотренных в Крыму, — за 2018 год их было 23, а за первые десять месяцев 2019 года в Крымский гарнизонный военный суд поступило 31 дело (за аналогичный период прошлого года в суд поступило 18 дел).

Число дел, рассматриваемых в Москве, резко уменьшилось. За первые десять месяцев 2018 года военные суды в Москве рассмотрели 60 дел о насилии в вооруженных силах, а за аналогичный период 2019 года — 29. Стало значительно меньше дел, рассмотренных в Ростовской области — в первые десять месяцев 2018 года там рассмотрели 65 дел, а в 2019 году — восемь дел.

Дела каких частей рассматривают в Подмосковье

Большую часть подмосковных преступлений рассматривал Наро-Фоминский гарнизонный военный суд — 59 дел из 157, рассмотренных в Подмосковье. На сайте суда указано, что он рассматривает дела 2-й гвардейской мотострелковой Таманской ордена Октябрьской Революции, Краснознаменной ордена Суворова дивизии имени М.И. Калинина, 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии имени Ю.В. Андропова, а также воинских частей Воздушно-десантных войск, войск связи, противовоздушной обороны, ракетных войск и отдельных частей Западного военного округа.

Еще 44 дела рассмотрел Реутовский гарнизонный военный суд. К его подсудности относятся части, дислоцированные в Ногинском и Щелковском муниципальных районах Московской области, городских округах Реутов, Балашиха, Ивантеевка, Котельники и других.

Какие происшествия в Российской армии разбирали в судах

В апреле 2019 года гарнизонный суд в Екатеринбурге вынес приговор рядовому Хасанову Б.Р., который «решил наказать» своего сослуживца за проступок и ночью вырезал на его лбу бритвенным станком нецензурное слово, «обозначающее лицо нетрадиционной сексуальной ориентации», говорится в опубликованном в ГАС «Правосудие» решении суда. После этого Хасанов стал оскорблять сослуживца. У пострадавшего развилось депрессивное расстройство, он застрелился. Органы следствия квалифицировали это происшествие как нарушение уставных правил взаимоотношений, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 335 УК). Хасанову назначили наказание в виде трех лет колонии общего режима.

В октябре в воинской части в Забайкалье солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов застрелил восьмерых сослуживцев. По словам его отца, причиной произошедшего стали неуставные отношения. Комиссия Минобороны установила, что у рядового был личный конфликт с одним из офицеров, но факты физического насилия не подтвердила.

О другом инциденте писал в октябре «Коммерсантъ», в воинской части в Козельске (Калужская область) в кабинете командира был найден погибшим военнослужащий Сергей Сафонов. В свидетельстве о смерти, с которым ознакомился РБК, ее причиной названо «преднамеренное самоповреждение». Однако в морге выяснилось, что на лицо Сафонова наложен грим, под которым обнаружились синяки. Родственники солдата не верят, что он мог покончить с собой.

Что власти говорят о дедовщине

В середине ноября заместитель главного военного прокурора Сергей Скребец заявил в Совете Федерации о росте преступлений насильственного характера со стороны командиров в отношении подчиненных, с начала года от них пострадали 100 военнослужащих, сообщил «Интерфакс». Одной из причин этого Скребец назвал плохую подготовку курсантов военных училищ, которых не учат навыкам работы с подчиненными. Большинство командиров, которых уличили в дедовщине, объясняли свои действия тем, что у них не хватает уставных полномочий для поддержания порядка среди солдат.

В Минобороны считают, что оснований для дедовщины после сокращения срока службы срочников с двух лет до года нет, а насилие в частях связывают с другими видами неуставных отношений.

«Сейчас в армии просто нет почвы для дедовщины. Есть, конечно, случаи бытового и казарменного хулиганства. При наличии большого желания эти случаи можно поднять на щит и носить по всем сценическим и митинговым площадкам. Мол, смотрите, один солдат ударил другого! Но такие ситуации гораздо более многочисленны среди гражданских лиц в любом городе. Главное в том, что в нашей миллионной армии преступность на порядок, повторю — на порядок меньше, чем в любом городе-миллионнике. И это сухая статистика», — заявил в сентябре в интервью «Московскому комсомольцу» министр обороны Сергей Шойгу.

Правозащитники действительно наблюдают снижение уровня насилия между военнослужащими после сокращения в 2008 году срока службы по призыву и реформ в армии, сказал РБК Арсений Левинсон. Серьезно повлияло на качество уставных отношений, по его мнению, и распространение смартфонов, сделавшего армию чуть более открытой. Однако нельзя сказать, что проблема дедовщины ушла, говорит Левинсон. В том или ином виде она остается из-за неисправимой пока закрытости армии, отсутствия адекватного досуга у военнослужащих и наличия социальной напряженности, которая вызвана в том числе низким денежным довольствием.

Юрист «Солдатских матерей Петербурга» Александр Передрук объяснил большой процент судов в Подмосковье и на Дальнем Востоке количеством расположенных там военных частей. «В зависимости от численности части больше вероятность, что там будут случаи насилия», — отметил он. По словам юриста, статистика приговоров не отражает полную картину, потому что в России «большое количество преступности латентной, которая не фиксируется в отчетах». «Зачастую военнослужащего могут побить, но он об этом никому не скажет, а если и скажет, то часть решит дело замять своими силами, без передачи дела в военную прокуратуру или военное следственное управление», — отметил он.

«В советской армии есть самые страшные войска – стройбат, этим зверям вообще оружие не дают в руки!» — утверждал популярный некогда анекдот

«Пойдешь служить в стройбат!». Любой советский юноша призывного возраста больше всего боялся услышать эти слова. Вся доблесть стройбатовцев заключалась в бесконечном «возведении объектов». И туда было очень удобно отправить тех, кому опасно доверять оружие, то есть неблагонадежных граждан.

Сдвинь корону набок

Свое начало войска берут с момента выхода 13 февраля 1942 года постановления о формировании военно-восстановительного управления. Было необходимо заново отстроить все разрушенное на территориях, освобожденных от немецких оккупантов.

Нарукавный знак по роду войск (службы) военных строителей и военнослужащих военно-строительных частей СССР с 1969 года и Российской Федерации до 1994 года. Источник: wikipedia.org

Не без доли юмора ВСО называли «королевскими войсками» – благодаря численности, которая доходила до 400 тысяч человек. Для сравнения, в Советском Союзе войска ВДВ насчитывали примерно 60 тысяч солдат, пограничников было около 200 тысяч, а морских пехотинцев около 15 тысяч. Существовала также другая версия о столь «громком» названии войск. Дело в том, что все космодромы в Союзе возводились силами стройбатов, поэтому название и связывали с главным конструктором страны Сергеем Королевым.

Для строительства и ремонта не надо выдавать оружие, это было поводом для обидных шуток. Всех, кто служил в ВСО (военно-строительный отряд – прим. ред.), называли дураками, которым нельзя доверять ничего важного, зато они отлично управляются с кирками и лопатами.

В стройбате даже стрелять не учили. По сути, войсками их назвать было сложно – парни, которые служили в ВСО, были простыми работягами, практически не отличающимися от гражданских строителей.

Богатые женихи

Но было у стройбатовцев огромное преимущество: им выплачивали зарплату – от 110 до 250 рублей в месяц, уровень зависел от специальности. Самую большую зарплату получали те, кто работал на кранах и экскаваторах.

После демобилизации стройбатовцы увозили домой до 5000 рублей, машину можно было купить. А в редких случаях со счета снималась определенная сумма денег для отправки родным. Правда, с каждого солдата взымали 30 рублей в месяц за быт: стройбатовец оплачивал проживание, питание и обмундирование. Иногда в эту сумму входила и оплата культурных мероприятий и других развлечений.

Стройбатовцы имели возможность подзаработать на стороне. У парней всегда было достаточно денег на личные расходы: соглашаясь на «покопать», «побелить», «покрасить», за один день работы можно было получить около 15 рублей. Заказы на рабочую силу поступали преимущественно от колхозников и жителей сел.

Стоит сказать, что стройбатовцы не брезговали получать за свой труд «жидкой» валютой. Деревенские часто соглашались оплатить мелкую работу литром-другим самогона и прочими горячительными напитками, Доходами, полученными на стороне, стройбатовец мог распоряжаться по своему усмотрению.

Язык мой – враг мой

Строительство инженерно-технических сооружений в Печорском крае, 1994 год. Морковкин Анатолий, Неменов Александр/Фотохроника ТАСС

Именно состав ВСО стал причиной отрицательных мнений о строительных войсках. Конечно, главный упор делался на выпускников строительных техникумов и училищ. Призывники, которые на гражданке уже получили необходимые знания, ценились выше остальных. Как правило, и зарплата у них была больше. Преимущество отдавали также солдатам из сел, которые имели представление, как держать лопату.

Но очень часто в строительные войска «запихивали» жителей самых дальних регионов, преимущественно с Кавказа и Азии. Этому было логическое объяснение – они практически не говорили по-русски. Призыв на военную службу граждан без знания государственного языка создал бы серьезный барьер между солдатами, а в строительстве вопрос языка не стоял остро. Поэтому в некоторых отрядах азиатский и кавказский контингент составлял до 90 % численности.

Отправляли в стройбат и неблагонадежных юношей: около 6-8 человек на батальон были ранее судимы. Призывников с ограниченными физическими возможностями и с проблемами со здоровьем не брали на службу в серьезные войска, но всегда ждали в стройбате. Считалось, что физические недостатки не помеха для строителя.

«Мирный труд» на благо Родины

Дедовщина и землячество были распространены в стройотрядах повсеместно. Некоторые новобранцы, оказавшиеся в одном отряде со вчерашними уголовниками, привыкшими жить по собственным законам, а также с представителями восточных регионов, почти всегда переживали издевательства, подвергались насилию. Процент самоубийств в стройбате был на порядок выше, чем в других войсках. К тому же жители Средней Азии устраивали рынки сбыта гашиша, поэтому многие дембеля возвращались на гражданку законченными наркоманами.

О безопасности службы в военно-строительных подразделениях говорить не приходилось. Не только в самих частях солдаты подвергались опасности. Во-первых, никто не гарантировал от увечий и даже смертей во время работ, особенно крановщиков и экскаваторщиков. Во-вторых, с1979 года специальные отряды отправлялись в Афганистан, где им поручали возводить временное жилье, строить аэродромы, фортификационные объекты, налаживать инфраструктуру для советских войск.

В 1986 году специальные подразделения строительных частей отправили в Чернобыль для ликвидации последствий взрыва на АЭС. Не стоит и говорить, что многие солдаты получили опасный для жизни уровень радиационного излучения. Вообще считалось, что служба в стройбате – это невыносимый каторжный труд, который калечил как психологически, так и физически.

Глазами руководства

Условия прохождения службы, неблагонадежный контингент войск, восточный менталитет солдат и многие другие отрицательные стороны ВСО не красили их не только в глазах призывников и всего гражданского населения страны. О неэффективности и даже незаконности стройбата говорило и высшее военное руководство.

Министр обороны Георгий Жуков, а также начальник Генштаба СССР Василий Соколовский еще в 1956 году указывали на то, что само существование стройбата противоречит Конституции Советского Союза. Ведь, согласно главному документу государства, несение воинской службы возможно только в составе Вооруженных Сил, а стройбат в их ряды не входил.

Кадр из сериала «Стройбатя»

При этом многие забывают о том, что военно-строительные подразделения принесли немало пользы, особенно в послевоенное время. Недаром численность войск была самой большой в Союзе, группы военных строителей работали в самых удаленных и «трудных» уголках Союза.

Каждое подразделение имело свою специфику. Одни с успехом возводили военные бункера, другие строили дома, третьи занимались инфраструктурой. Поэтому, даже учитывая непрестижность, ВСО приносили государству явную пользу.

Противоречивая история этих войск могла завершиться в 1990 году, когда Михаил Горбачев подписал Указ об их расформировании. Но это была отнюдь не последняя реформа, и процесс, судя по всему, не окончился и сегодня.

Два года назад военные оперативно построили железную дорогу в обход Украины. Фото РИА Новости

Руководство страны возвращается к советской практике привлечения военнослужащих к решению народнохозяйственных задач. Как сообщают источники в Белом доме, правительство готовит к утверждению устав «Военно-строительной компании (ВСК), которая указом президента Владимира Путина была образована в октябре 2019 года. Эта структура объединит строительные активы Минобороны, в том числе оставшиеся после расформирования в 2017 году военно-технические (строительные, дорожно-строительные и т.п.) подразделения Федерального агентства специального строительства – Спецстроя.

ВСК уже строит не только военные, но и важные народнохозяйственные стратегические объекты (заводы, АЭС, дороги, мосты, аэродромы и т.п.). То есть Минобороны, как и во времена СССР, будет продолжать выполнять несвойственные ему функции.

Созданный в 1990-х на обломках военно-строительных организаций СССР Спецстрой погряз в коррупции, из-за чего и был ликвидирован. Теперь же, по замыслу Кремля, создается более закрытая организация, которая должна победить эту проблему. Путин, посещая во вторник Минобороны, напутствовал генералитет: «Наше конкурентное преимущество сохранять нужный нам уровень обороноспособности России – за счет мозгов, за счет интеллекта, за счет лучшей организации работы, за счет минимизации воровства и разгильдяйства».

Согласно открытым данным, численность военно-строительных формирований (ВСФ) в составе ВСК должна быть не менее 13,6 тыс. военнослужащих. Именно на столько президентским указом увеличена штатная численность Вооруженных сил с 2017 года в связи с расформированием Спецстроя и передачей имеющихся в его подчинении ранее штатов инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований в ведение Минобороны.

Создаваемые в армии и на флоте ВСФ в Минобороны не называют стройбатами. Они с подачи тогдашнего вице-премьера Сергея Иванова были ликвидированы решением президента в 2006 году. Но именно военно-строительные формирования в ВСК будут заниматься (и уже занимаются) строительством наиболее сложных стратегических объектов в отдаленных местностях, в том числе в Арктике.

На важных военных должностях в ВСК вряд ли будут использовать солдат по призыву. Это будут сержанты-контрактники, прапорщики и офицеры. Источники в военном ведомстве говорят, что туда в основном набирают специалистов с высшим и среднетехническим образованием. Но это не значит, что потенциал молодых призывников не будет использован для организации помощи в решении оборонно-производственных и народнохозяйственных задач.

На итоговой коллегии Минобороны глава военного ведомства Сергей Шойгу заявил о высокой эффективности созданных недавно в армии и на флоте четырех научно-производственных рот (НПР). Призванные в эти подразделения солдаты, имеющие рабочие специальности, трудятся сейчас на предприятии «Севмаш» (Северодвинск), 13-м судоремонтном заводе ЧФ (Севастополь), заводе «Янтарь» (Калининград), в Конструкторском бюро приборостроения им. Шипунова и в НПО «Сплав» (Тула). Их общая численность – около 400. Но уже в будущем году эта цифра будет увеличена на порядок, поскольку, как заявил Шойгу, практику применения НПР считают «необходимым распространять на все оборонные предприятия». То есть подобных производственных рот в стране совсем скоро появится не менее нескольких десятков (а может быть, и сотен).

«Думается, проблем с призывом рабочей молодежи в НПР не будет. В них можно будет направлять и призывников, ограниченно годных к военной службе, ведь в таких ротах они будут в основном заниматься тем, чем занимались на гражданке», – сказал «НГ» военный эксперт полковник Владимир Попов.

Другую важную задачу в решении народнохозяйственных проблем руководство РФ видит в том, чтобы с помощью армии достроить Байкало-Амурскую магистраль (БАМ). На итоговой коллегии Шойгу заявил, что «во исполнение поручения Верховного главнокомандующего для строительства второй ветки Байкало-Амурской магистрали от Тынды до Комсомольска-на-Амуре Министерством обороны совместно с администрацией президента прорабатывается вопрос создания пяти железнодорожных бригад вне численности Вооруженных сил». Подобную идею Сергей Иванов, будучи министром обороны, пытался инициировать в 2005 году. Тогда она была отвергнута. Сейчас об этой идее говорит Минобороны в рамках поручения Владимира Путина. Согласно открытым данным, кроме Хакасии в районе БАМа дислоцируются две железнодорожные бригады (в городах Комсомольск-на-Амуре и Свободный). Если будут созданы еще пять бригад, то по составу группировка железнодорожных войск (ЖДВ) на БАМе почти не будет уступать той, которую сформировали в 1980-х годах, когда строилась первая ветка.

«Интерес власти к участию ЖДВ в работах на БАМе объясняется несколькими причинами, – отмечает Владимир Попов. – Во-первых, труд солдат – самый дешевый. В бригады ЖДВ, конечно, будут набирать солдат и по контракту, и по призыву. Но набирать срочников выгоднее. Многие контрактники попросту туда не поедут. А вот для солдат-срочников служба на БАМе – выполнение воинского долга. Им, как и во времена СССР, думается, будут выплачивать относительно невысокое денежное довольствие за труд в условиях вечной мерзлоты и холодов».

Во-вторых, полагает эксперт, в период экономического кризиса и отсутствия надежных рыночных механизмов применение относительно дешевой, но эффективной рабочей силы в лице солдат оправданно: «Это уже доказано при строительстве в 2016–2017 годах железнодорожными войсками обходной линии на участке Журавка–Миллерово в обход Украины более чем на год раньше запланированного срока».

До этого ЖДВ быстро восстановили железнодорожные пути после войны в Чечне, к 2008 году сумели обновить ветку Сочи–Сухуми. А сейчас строят железную дорогу на участке Кызыл–Курагино к угольным месторождениям Тувы. В июле 2019 года Владимир Путин, поздравляя ветеранов БАМа по случаю 45-й годовщины начала строительства магистрали, заявил, что перед страной стоит масштабная задача по ее модернизации, увеличению пропускной способности в 2025 году до объемов свыше 200 млн т грузов в год. Президент выразил уверенность, что «текущее поколение железнодорожников, строителей, рабочих и инженеров справятся с поставленными задачи и достойно продолжат дело первопроходцев БАМа». Но, получается, «текущим поколением железнодорожников и первопроходцев» сейчас, как и 40 лет назад, должны выступить солдаты-срочники.

Срочник из Дагестана пытался заставить сослуживца заступить вместо него в наряд, а получив отказ, ударил по лицу. Теперь ближайшие пять месяцев он проведет в дисциплинарном батальоне. Раньше такие истории были не редкостью, но сейчас новости об «армейской тюрьме» почти исчезли из повестки дня. Дисбаты как шоковое средство перевоспитания проштрафившихся солдат уходят в прошлое. В настоящее время их осталось всего два, хотя на момент распада СССР в вооруженных силах была 21 такая часть. Количество осужденных сержантов и матросов, находящихся в дисциплинарных частях, сократилось с 17 тыс. в советское время до двух-трех сотен человек в настоящее время. Причем их число продолжает уменьшаться. «Известия» вспомнили историю создания и узнали, как сейчас солдаты служат в дисциплинарных частях.

Топливо для «дизеля»

Современная история дисциплинарных частей отсчитывается с 6 июля 1940 года, когда указом президиума Верховного Совета СССР в Рабоче-крестьянской Красной армии были введены дисциплинарные части. Документ подписал председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. В то время дисциплинарные наказания были жестче, чем сейчас. В документе говорилось, что даже самовольная отлучка солдата или краснофлотца из части продолжительностью свыше двух часов влечет за собой предание суду военного трибунала с направлением в дисциплинарный батальон на срок от шести месяцев до двух лет.

В СССР дисциплинарные батальоны имелись в каждом военном округе и флоте. В этих частях были созданы максимально жесткие условия, поэтому солдаты боялись попадать в дисбаты и, если была альтернатива, предпочитали отбыть наказание в обычной колонии. Сразу после развала Советского Союза дисциплина в «дизелях», как называют эти воинские части на солдатском жаргоне, резко упала. Не редко в дисциплинарных батальонах отмечались случаи массового неповиновения.

Осужденный военнослужащий отдельного дисциплинарного батальона во время работы

Фото: ТАСС/Владимир Зинин

В отдельных дисциплинарных частях к армейским неуставным отношениям подмешивались зэковские порядки, идущие из тюрем и следственных изоляторов. Весь контингент осужденных, как в дисбатах, так и на зоне, делился на несколько категорий: «блатные», «приблатненные», «черти», «опущенные» и «петухи».

Дисциплину вернули только в 2000-х годах. Последний случай массового неповиновения, о котором стало известно общественности, имел место в 2003 году в дисбате в Читинской области.

Зубрежка устава и строевая подготовка

В армии сейчас осталось два дисбата: в поселке Мулино Нижегородской области и в поселке Каштак Читинской области.

«Дизель» — это дисциплинарная воинская часть, куда отправляют отбывать наказание осужденных за совершение преступлений солдат и сержантов срочной службы, а также курсантов первого курса военных вузов. Сейчас примерно 40% осуждены за самоволки, примерно столько же — за дедовщину, остальные — за уголовные преступления. Максимальный срок нахождения в дисбате ограничивается двумя годами.

Весь личный состав делится на две категории: переменный и постоянный. Переменный состав — это осужденные, а постоянный — охрана. Количество осужденных, проходящих службу в каждом «дизеле», не может превышать 500 человек при общей численности постоянного состава отдельного дисциплинарного батальона в 300 человек.

Служить в охране сложно, поэтому офицерам здесь присваивают воинское звание на одну ступень выше, чем в аналогичных общевойсковых частях: командир взвода — капитан, командир батальона — полковник.

В батальоне действует строгий режим, прописанный в «Положении о дисциплинарной воинской части». Все осужденные, попавшие в дисбат, лишаются званий и становятся рядовыми или матросами. Сама часть живет строго по уставу.

Доставка осужденных в Отдельный дисциплинарный батальон Сибирского военного округа

Фото: РИА Новости/Николай Федоров

Действует жесткий распорядок дня, который могут выдержать далеко не все. День рядового переменного состава проходит так: подъем в 6 утра, два часа на заучивание устава, два часа строевой подготовки и, наконец, два часа бега и физупражнений и огневая подготовка с макетами оружия. После обеда все повторяется. По части солдаты передвигаются только строем. За нарушение правил внутреннего распорядка могут отправить на гауптвахту, где можно «задержаться» на 30 суток.

Осужденные привлекаются к хозяйственным работам в части. Кроме того, командир части может отправить солдат на подработки за пределы батальона. В таком случае половина заработанных денег будет поступать на счет части, другая — на счет солдату. Но он их получит только после увольнения — наличка в дисбате под запретом.

После «дизеля» солдаты отправляются дослуживать в свою часть. Важно, что на гражданку солдат переменного состава отправится с паспортом без отметки о судимости — эти данные останутся только в военных документах и на судьбе молодого человека, если он будет вести законопослушный образ жизни, отрицательно не скажутся. Теоретически бывший дисбатовец сможет работать даже в полиции.

Сейчас «дизели» находятся под присмотром региональных Общественных наблюдательных комиссий (ОНК). Их представители регулярно проводят проверки дисциплинарных частей, беседуют с осужденными солдатами. В последнее время правозащитники фиксируют сокращение количества жалоб. Еще одна важная тенденция — количество солдат переменного состава «дизелей» в последние годы снизилось примерно вдвое.

Цена наказания

В конце 2000-х годов в России и в других бывших республиках Советского Союза наметился кризис системы дисбатов. Пропорция между переменным и постоянным контингентом стала превышать все разумные пределы. Так, на Украине в январе 2012 года в дисбате находилось только пять осужденных при численности постоянного свободного штата около двухсот военнослужащих. В Белоруссии на шесть осужденных приходилось в 2010 году около 160 военнослужащих обслуживающего состава. Цена наказания, если ее пересчитать на «зайчики» и тенге, оказалась неподъемной. В результате в 2008 году от дисбатов отказался Казахстан, а в 2014 году — Белоруссия.

Военнослужащий Отдельного дисциплинарного батальона Сибирского военного округа заправляет постель

Фото: РИА Новости/Николай Федоров

Теперь в этих странах военнослужащие, совершившие воинское преступление, отбывают наказание в обычных исправительных учреждениях без возвращения в вооруженные силы. Только в России и на Украине «дизели» существуют по сей день.

Вопрос о ликвидации дисбатов в России ставился неоднократно, причиной стало незначительное число приговоров, которые выносят военные суды. Но в итоге Минобороны пришло к выводу, что упразднять эти спецчасти необходимо поэтапно. В 2011 году была проведена последняя на сегодняшний день реформа дисбатов, в ходе оргштатных мероприятий ликвидированы три из пяти оставшихся на тот момент батальонов: 595-й (поселок Замчалово, Краснодарский край), 40-й (Новосибирск) и 62-й в Уссурийске (Приморский край).

Освободившиеся должности были переданы военной полиции. И не исключено, что в ближайшее время два оставшиеся «дизеля» будут расформированы за ненадобностью.

Редакция «Чита.Ру» 13 ноября запустила опрос на фоне обсуждений стрельбы в Горном, где 25 октября во время сдачи караула срочник Рамиль Шамсутдинов застрелил восемь сослуживцев. Солдат сообщил своему отцу, что причиной стрельбы стала дедовщина, однако Минобороны это опровергает. На вопрос сталкивались ли забайкальцы с неуставными отношениями в армии, 72% опрошенных ответили утвердительно.

Дедовщина – это оскорбительно-деспотичное обращение старослужащих солдат («дедов») с молодыми бойцами. В последнее время говорить об этом явлении не принято, зато принято считать, что в армии теперь почти как в детском саду — накормят и спать уложат.

Тем не менее, опрос в социальной сети «ВКонтакте» показал, что 443 человека из 1018 проголосовавших сталкивались с дедовщиной. Неуставные отношения в армии не подтвердили 213 человек. В «Одноклассниках» из 237 проголосовавших 173 заявили, что дедовщина есть.

В опросе через «Гугл.Формы» люди могли не только однозначно проголосовать, но и дополнительно ответить на шесть вопросов о службе в армии. Откликнулось более 300 отслуживших пользователей. И здесь, помимо мало что говорящих чисел в графах «да» или «нет», мы получили ответы – живые, настоящие, с подробным описанием всего, с чем сталкиваются солдаты в войсковых частях.

Большинство историй, конечно, об избиениях. Поразительно, до чего может додуматься человек, то ли от скуки, то ли от желания самоутвердиться за счёт других. Про моральные унижения, побои, оскорбления написало большинство. Есть истории про вымогательство денег, про спарринги, после которых бойцы отправляются в госпиталь.

Вымогали деньги, постоянно психологическое давление, разрешилось всё после спарринга, оппонент оказался в больнице, меня перевели в другую часть (от дисбата спасло лишь наличие связей и финансов).
Вымогательство в армии принимает различные, но в любом случае очень уродливые формы.

Сержанты вымогают деньги у срочников! Воруют у них форму и заставляют покупать, типа, «сам … , теперь покупай», а сворованную форму им же, срочникам продают за бешеные деньги! Деваться некуда, надо покупать, в строю же без формы не будешь…
И речь не только о солдатах, но и об офицерах.

…например, офицер капитан П…ев, служивший в танковом батальоне, обвинял срочников в потере его личных вещей (двух сумок) при возвращении с полигона в часть. Избивал их, требуя получить деньги за нанесённый им ущерб.
Разумеется, дедовщина — явление наказуемое, поэтому тем, кто её практикует, приходится изощряться и в сокрытии своих действий.

Поднимали ночью после отбоя, выстраивали в ряд и били всем в грудь. Установленные в расположении видеокамеры отворачивали в сторону или уходили в слепую зону. Часто в туалете и «сушилке» происходила дедовщина, так как там нет видеонаблюдения. В «сушилке» (там, где сушат одежду, где температура около +30 градусов) одевали поверх бушлата тулуп и заставляли отжиматься, приседать и стоять в «полтора», иногда в противогазе. В «Ленинской комнате» (там, где происходит обучение и нет видеонаблюдения) тоже происходила дедовщина.
Не обошлось и без историй про конфликты на национальной почве. Сообщают, к примеру, что практически у всех тувинцев и дагестанцев были ножи и заточки. Дрались русские и кавказцы, буряты, дагестанцы.

Само понятие «дедовщина» в официальной терминологии называется «неуставные отношения». Чтобы не допускать их, каждый человек в армии должен хорошо знать устав. А вызубрить его часто помогают «деды» — своими методами. Сразу несколько человек написало про то, что учили устав по ночам, в упоре лёжа, стоя на локтях.

Участники опроса вспоминали про нападения нескольких на одного, про лишение сна (признанное страшной пыткой), жестокие побои без видимых последствий на теле.

Не давали спать, поднимали по ночам. В кубриках, где нет видеокамеры, били. Унижали других солдат. На вольере офицеры могли пнуть, ударить, так как там нет камер, лейтенанты могли пробить в грудь в своём кабинете или там, где никто не видит. Заставляли учить караульный устав по ночам стоя на локтях. В карауле крошили мыло на пол, заливали водой, вёдер пять, и заставляли убирать. Не давали спать в карауле во время твоего отдыха.
По воспоминаниям одного из солдат, в наряды на кухню, погрузку угля, уборку территории, уборку в казарме ходили только молодые. А старослужащие в столовой делили масло – себе побольше, молодым поменьше. Про еду, кстати, тоже написали. Мяса, говорят, недостаёт. А порой и не только мяса.

Лишения приёма пищи, когда в столовой сначала рассаживаются, а после тут же подаётся команда окончить приём пищи (космо-завтрак/обед/ужин).
Справедливости ради скажем, что с дедовщиной и неуставными отношениями сталкивались не все.

Только прошлые годы, до 2008, 2009. Сейчас нет. Есть неуставные отношения, они носят кратковременный характер (к примеру, бойцы могут подраться), но это не дедовщина.

Мы также не можем не привести здесь слова одного из забайкальцев, который служил 45 лет назад, а сейчас откликнулся на наш опрос.

«Раньше таких дикостей не было, никто деньги не выманивал. Службу несли достойно. Призывались на два года гражданские люди, нормально несли службу. Не помню никаких расстрелов. Были побеги, конечно. Но было грандиозное доверие к сержантскому составу. Я ходил начальником караула, отвечал за солдат с двадцатью автоматами. Таких дикостей не было».

По его мнению, одна из проблем в современной армии — совместная служба срочников и контрактников. Он считает, что технически разделить службу сложно, но если это сделать, можно решить давние закоренелые проблемы. А срочники должны напрямую работать с сержантским и офицерским составом.

Редакция «Чита.Ру» готова предоставить сотрудникам военной прокуратуры полные результаты опроса с фамилиями обвиняемых в дедовщине и номерами воинских частей.

Екатерина Рахманова12:53, 15 ноября 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *