Кабальные условия

Злоупотребления принципом свободы договора (Волков А.В.)

Быстрая навигация: Каталог статей Предпринимательские договоры Предпринимательский договор (общие положения) Злоупотребления принципом свободы договора (Волков А.В.)

Дата размещения статьи: 26.05.2015

В ст. 1 ГК РФ как в важнейшей норме гражданского законодательства заложены основные отраслевые принципы гражданского права: признание равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Но, являясь универсальным регулятором поведения, принципы гражданского права сформулированы на высшем уровне правовой абстракции, что автоматически обусловливает высокую правовую неопределенность и высокий уровень субъективизма при их применении. Этот широкий спектр работы принципов права предопределяет их уязвимость для злоупотребительного использования, несмотря на то что сами по себе они всегда сохраняются в неизменном виде независимо от того, следуют им или нет <1>. В той же статье предусмотрено, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
———————————
<1> См. подробнее: Волков А.В. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике (Анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом). М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 960.

Провозглашенный ст. 1 ГК принцип свободы договора раскрыт и конкретизирован в ст. 421 ГК РФ. Автономия воли и свобода договора проявляются в различных аспектах: во-первых, это право самостоятельно решать, вступать или нет в договор, и, как правило, отсутствие возможности понудить контрагента к заключению договора; во-вторых, предоставление сторонам договора широкого усмотрения при определении его условий; в-третьих, право свободного выбора контрагента договора; в-четвертых, право заключать как предусмотренные ГК РФ, так и не поименованные в нем договоры; в-пятых, право выбора вида договора и заключения смешанного договора. Свобода договора означает также право сторон договора выбрать его форму (ст. 434 ГК РФ); возможность сторон в любое время своим соглашением изменить или расторгнуть договор (ст. 450 ГК РФ); право выбрать способ обеспечения исполнения договора (глава 23) и др. В указанных свободах и лежат «естественные» источники многих злоупотреблений в гражданских правоотношениях. Поэтому ст. 1 ГК РФ установила и «противовес» — при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
С точки зрения злоупотребления правом самым «удобным» является принцип добросовестности и разумности, закрепленный и расширенный до обхода закона в ст. 10 ГК РФ. Но на практике тем не менее чаще всего эксплуатируется принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Приведем этому утверждению ряд примеров.
Президиум ВАС РФ по одному из дел указывал, что повышенные проценты, по сути, являются мерой ответственности заемщика за невозврат кредита в срок. Подлежащие уплате повышенные проценты явно несоразмерны последствиям нарушения обязательства, в связи с чем судебным инстанциям следует применять ст. 333 ГК РФ и снижать их размер при удовлетворении исковых требований. Более того, установление в кредитном договоре необоснованно завышенных процентов (300 процентов годовых) при невозврате кредита в срок, по существу, является злоупотреблением правом, так как потери банка полностью покрываются ставкой обычных процентов (150 процентов годовых). При таких обстоятельствах Президиум посчитал возможным применить ст. 10 ГК РФ и оставить к взысканию с поручителя только проценты по ставке 150 процентов годовых за пользование кредитом в сумме 177510338 рублей, а во взыскании остальной части процентов отказать <2>.
———————————
<2> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 16 декабря 1997 г. N 964/97 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

Приведенная позиция Президиума ВАС РФ по завышенным банковским процентам вполне оправданна, поскольку ст. 333 ГК РФ напрямую применить нельзя (в ней речь идет об уменьшении неустойки), а случай завышенных банковских процентов законом не предусмотрен. Именно в этих случаях «вмешивается» ст. 10 ГК РФ и через запрет на злоупотребление правом помогает регулировать перекос интересов противостоящих лиц. При этом принцип свободы договора, на который любят опираться банки, имеет совсем иное регулирующее значение: свобода в виде правовых возможностей должна действовать для обеих сторон договора. На этом фоне явным диссонансом выглядит, например, Постановление Северо-Западного окружного суда, который не нашел в действиях стороны признаков злоупотребления правом, сославшись на следующее: доводы заемщика о том, что чрезмерно высокие проценты по договору займа являются кабальным условием договора, правомерно отклонены, так как при заключении договора стороны исходят из принципа свободы договора и, следовательно, в действиях займодателя отсутствует злоупотребление правом <3>.
———————————
<3> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 мая 2003 г. N А13-3957/02-12 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

В другом деле суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, а исковые требования удовлетворил, обосновав, что ответчик по виндикационному иску должен был знать об отсутствии у лица, продавшего ему спорное имущество, права на его отчуждение, так как согласно представленным истцом доказательствам имущество приобретено ответчиком по цене почти вдвое ниже рыночной. В данном случае ответчик, проявляя обычную степень осмотрительности, должен был предпринять дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи. При этом суд указал: право сторон по своему усмотрению определять цену в договоре (ст. 421 и 424 ГК РФ) при таком подходе не ограничивается, поскольку выводы суда касаются добросовестности ответчика, а не соответствия сделки закону <4>.
———————————
<4> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126 // Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения. П. 9 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

В приведенном из информационного письма Президиума ВАС РФ случае рассматривается один из примеров злоупотребления правом на свободу формирования условий договора (ст. 421, 424 ГК РФ). Принцип свободы договора был положен в основу создания фигуры добросовестного приобретателя. Однако «бесплатный сыр» — низкая стоимость продаваемого имущества — предполагает знание обстоятельств подобной сделки и является одним из ключевых признаков злоупотребления правом.
Итак, свобода договора в общем виде изложена в ст. 421 ГК РФ. Высокая абстрактность этой нормы является самым распространенным средством для злоупотреблений правами. Под флагом свободы договора процветает прежде всего латентное злоупотребление правом. Связано это не с пороками ст. 421 ГК РФ (она изложена близко к идеалу), а в первую очередь с личными пороками лиц, ею злоупотребляющих. Однако естественный формализм, абстрактность, некоторая декларативность дают повод для частого использования норм ст. 421 ГК РФ в злоупотребительных схемах. Именно поэтому большинство недействительных сделок заключаются со ссылкой на свободу договорных отношений. При этом субъекты злоупотреблений намеренно игнорируют п. 1 ст. 422 ГК РФ, который устанавливает, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Одной из таких императивных норм является ст. 10 ГК РФ, вводящая специальные пределы правоосуществления, в том числе и в случаях заключения договора, поскольку это тоже акт правоосуществления, а не только элемент реализации праводееспособности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Волков А.В. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике (Анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом) // М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 960.
2. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126 // Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения. П. 9 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).
3. Постановление Президиума ВАС РФ от 16 декабря 1997 г. N 964/97 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).
4. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 мая 2003 г. N А13-3957/02-12 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

○ Последствия установления кабальной сделки через суд.

В соответствии с п.3 ст. 179 ГК РФ, данное соглашение является оспоримым, это значит, оно может быть аннулировано в судебном порядке по заявлению пострадавшей стороны. В данном случае факт осознания им невыгодности принимаемых условий не является основанием для отказа в принятии иска.

Последствия недействительности зависят от конкретной ситуации и могут быть разными. Закон не устанавливает конкретных условий для применения той или иной меры, поэтому решение принимается на основании особенностей сделки, требований истца и иных существенных обстоятельств дела.

✔ Применение двусторонней реституции.

Если суд принял решение о применении данной меры, это означает, что ситуация возвращается в изначальную позицию. Стороны возвращают друг другу все блага, полученные в результате заключения соглашения.

При этом возврат осуществляется в натуре, т.е. в неизменном виде. Если кто-то из участников уже реализовал полученное имущество, он должен вернуть его стоимость в денежном эквиваленте.

✔ Применение односторонней реституции к виновной стороне.

В этом случае весь доход виновника от сделки обращается в пользу государства, за исключением той части, которая передается пострадавшему в качестве компенсации за понесенные убытки.

✔ Прекращение обязательств на будущее.

При принятии судом подобного постановления, участники остаются в тех же отношениях, в которых пребывали на момент издания решения. Но при этом все обязательства по заключенной сделке с них снимаются.

○ Какие документы нужны для начала судопроизводства?

Чтобы начать судебный процесс по признанию сделки кабальной, а значит, недействительной, нужно представить иск в районный суд, если сумма ущерба превышает 50 тыс. рублей. Если цифра меньше, дело рассматривается мировым судьей.

✔ Исковое заявление.

Ходатайство составляется в свободной форме с указанием следующих сведений:

  • Реквизиты получателя.
  • Данные истца и ответчика.
  • Описательная часть – описание процедуры заключения сделки и условий, к ней побудивших.
  • Требование признать сделку кабальной и недействительной с приведением законодательной базы.
  • Перечень приложения.
  • Дата, подпись.

Скачать образец “Кабальная сделка — Иск” в формате Word(2299 скачивания)

✔ Иные документы.

Помимо самого иска в суд нужно представить копию кабального соглашения и любые доказательства, свидетельствующие о том, что сделка недействительна. Список документов зависит от конкретной ситуации. Это может быть долговая расписка, свидетельствующая о необходимости погашения некой суммы, повестка в суд, из которой следует наличие определенной жизненной ситуации и т.д. Главное, чтобы документ подтверждал, что у истца наступили такие обстоятельства, выход из которых был возможен только путем заключения указанной сделки.

○ Советы юриста:

✔ Гражданка взяла заем в МФО, в связи тяжелым положением выплатить не смогла, оплатив только часть долга. Можно ли признать договор недействительным или хотя бы признать сделку кабальной?

Возможно признание сделки кабальной через суд, при условии, что будут представлены документы, подтверждающие наличие тяжелых жизненных ситуаций, вынудивших гражданку на оформление заема.

✔ Можно ли оспорить начисление процентов, на которые вынудили согласиться работники банка под давлением на заемщика?

Любая сделка, совершенная под давлением, является недействительной. Однако необходимо доказать, что принуждение присутствовало. В этом помогут свидетельские показания или аудио-/видеоматериалы.

Недавно Высший Арбитражный Суд Российской Федерации опубликовал проект “Обзора практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации”. В документе приводится толкование указанных статей и актуальная судебная практика разрешения споров, предметом которых являются кабальные, обманные сделки и сделки, совершенные под влиянием заблуждения.

Напомним, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

С позиции ВАС РФ перечень обстоятельств, заблуждение в отношении которых имеет существенное значением и является основанием для оспаривания сделок, является открытым. Данная оговорка тем более важна, что сейчас суды, рассматривая данную категорию дел, привыкли апеллировать лишь к тем конкретным случаям заблуждения, которые прямо оговорены в тексте 178 статьи ГК РФ. Напомним, в соответствии с данной статьей заблуждение предполагается достаточно существенным, если сторона заблуждается в отношении предмета сделки, природы сделки, или в отношении лица, с которым она вступает в сделку.

ВАС РФ призывает суды не ограничиваться данным перечнем и исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, суд указал, что сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, в случае если истцом будет доказано, что при заключении им была допущена техническая ошибка. Причем в этом случае заблуждавшаяся сторона должна будет возместить контрагенту причиненный ущерб. В разъяснение данной позиции приводится следующий пример.

Заказчик проводит торги на право заключения муниципального контракта на поставку продукции. Победителем торгов становится участник, предложивший в результате допущенной технической ошибки цену контракта, равную одному рублю. Торги объявляются состоявшимися, и заказчик обращается в суд с требованием признать контракт недействительным. Ранее суды признавали подобные требования необоснованными, ссылаясь на то, что проведение торгов исключает возможность ошибки и заблуждение при наличии надлежащей конкурсной документации не может возникнуть.

Судьи ВАС же отмечают, что в данных случаях заключенные контракты должны признаваться недействительными, поскольку наличие ошибки здесь налицо, а допущенная техническая ошибка является достаточным основанием для отмены результатов торгов. Между тем, участники размещения заказа, предложившие малую цену и добившиеся отмены контрактов, обязаны возмещать заказчику понесенный реальный ущерб, в том числе в связи с необходимостью проведения новых аукционов.

Достаточным основанием для признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения является заблуждение и относительно личности контрагента. Правда, не во всех случаях, а только тогда, когда подобное заблуждение имеет существенное значение. Это возможно, например, когда сделка в результате допущенной ошибки совершается с ненадлежащим контрагентом.

Здесь же суд приводит наглядный пример такой ошибки: истцом предполагалось передать в аренду контрагенту два смежных участка под строительство комплекса, который в будущем переходил бы в собственность истца и эксплуатировался арендатором в течение срока действия договора аренды. В результате же допущенной ошибки участки были переданы двум разным организациям, и строительство комплекса стало невозможным. В результате суд признал данный договор недействительным, поскольку он не отвечал первоначальному своему назначению.

Другим основанием для признания сделки недействительной, с точки зрения судей ВАС, является заблуждение относительно платежеспособности контрагента. Ранее суды не признавали данное обстоятельство существенным, ссылаясь на то, что нормы ГК РФ его прямо не указывают в качестве такового. Между тем, как отмечает ВАС, платежеспособность – признак не явный, и установить его истинное содержание подчас просто невозможно, причем даже в тех случаях, когда контрагент не намерен вводить кредитора в заблуждение относительно своего финансового состояния.

К примеру, в банк с целью получения кредита обращается индивидуальный предприниматель. В подтверждение своей платежеспособности он предоставляет правоустанавливающие документы на имущество, приносящее стабильный доход. После выдачи кредита становится известно, что права на имущество ИП были оспорены третьим лицом, а сам заем брался на погашение задолженности перед другими кредиторами. В этом случае сделка по выдаче кредита может быть оспорена со ссылкой на заблуждение относительно платежеспособности заемщика.

С другой стороны, заявитель не может оспорить сделку, ссылаясь на заблуждения относительно правовых последствий ее совершения. С точки зрения судей ВАС, заблуждение, касающееся природы сделки, может иметь место лишь в случае, если истец заключает не ту сделку, которую изначально планирует. Как вариант, вместо сделки купли-продажи или ссуды совершается сделка дарения, или аренды. Если же заблуждение относится лишь к правовым последствиям сделки, ошибочное представление о правах и обязанностях по ней не является основанием для признания ее недействительной.

Равным образом не повлечет недействительность сделки и заблуждение относительно качеств ее предмета, если заявитель не проявил должную осмотрительность при ее совершении. В том числе это справедливо к договорам аренды недвижимости, когда арендаторы при их оспаривании приводят в качестве обоснования тот факт, что арендуемые помещения невозможно использовать по целевому назначению, отраженному в договоре. ВАС РФ отмечает, что арендаторы не лишены возможности осмотреть такие помещения и затребовать документацию по ним, что, по сути, является обычной деловой практикой.

Одновременно ВАС РФ разъяснил нормы о кабальных сделках, сделках, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы и злонамеренного соглашения. В частности, здесь судьи ограничили право заявителей ссылаться на обман, пояснив, что данные сделки признаются недействительными только тогда, когда обстоятельства, относительно которых лицо было обмануто, непосредственно связаны с решением о заключении сделок. Обманом считается намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. По общему правилу считается, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки. При этом в расчет берется именно обман, касающийся существенных условий сделки.

В качестве примера тут можно привести случай обмана заемщика относительно стоимости кредита, когда кредитор обещает выдать деньги, скажем, под 19 процентов годовых, а на самом деле выдает их под 70 процентов. В противном случае наличие обмана не принимается во внимание при разрешении споров. Поэтому обман контрагента насчет паспортных данных, места регистрации, проживания, номера телефона, других контактных данных, деловой репутации и прочего в рассматриваемом случае не повлечет недействительность сделки.

Интересен комментарий ВАС и в отношении сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы его применения. Зачастую суды, отказывая в удовлетворении требований о признании недействительными таких сделок обращают внимание сторон на отсутствие уголовно-правовых последствий. Другим основанием для отказа в удовлетворении требований служит то обстоятельство, что угроза не выражается в возможности осуществления неправомерного поведения или злоупотребления правом.

Судьи ВАС отметили, что сами по себе отказ в возбуждении уголовного дела, или его прекращение не исключают возможность признания недействительными сделок, совершенных под влиянием насилия. Что же касается угрозы, то даже в том случае, если угроза заключается в совершении правомерных действий, воля заявителя существенно деформируется и искажается под влиянием такой угрозы. Следовательно, подобные сделки должны признаваться недействительными.

На основании статьи 179 ГК РФ недействительной может быть признана также сделка, совершенная на кабальных условиях. По закону сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В настоящее время многие правоприменители толкуют вышеуказанную статью в том смысле, что кабальность должна выступать необходимой характеристикой сделок, оспариваемых в качестве заключенных под влиянием обмана или насилия. В противном случае, если элемент невыгодности в сделке отсутствует, считается, что права обманутого заявителя не нарушаются, и подобные исковые заявления удовлетворению не подлежат.

В свою очередь ВАС РФ поясняет, что заключение сделки на крайне невыгодных условиях представляет собой самостоятельный состав недействительности и наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой.

О невыгодности условий договора может свидетельствовать, в частности, двукратное или иное чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида. Поэтому когда ответчик не может представить доказательства экономической обоснованности экстраординарно завышенной стоимости сделки/процентов по кредитному договору, такая сделка признается недействительной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *