Иск о признании самовольной постройки

Мной, _________________________ (Ф.И.О. истца), в ______ году был построен жилой дом (другое строение или сооружение) по адресу: _________________________, на участке, принадлежащем мне ___________________________________ (указать, на каком основании принадлежит участок: право собственности, пожизненное наследуемое владение, постоянное (бессрочное) пользование).
Данная постройка в соответствии со ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации является самовольной , так как ______________________________ (указать причину признания постройки самовольной: построена на земельном участке, не отведенном для этих целей, либо получения необходимых разрешений).
———————————
Согласно п. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.
Сохранение самовольной постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. ст. 131, 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
ПРОШУ:
Признать за ____________________ (указать Ф.И.О. истца) право собственности на жилой дом (другое строение или сооружение), расположенный по адресу: _______________________________.
Приложения:
———————————
Примечание: копии документов, подтверждающих обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, прилагаются к исковому заявлению для ответчиков и третьих лиц, если они у них отсутствуют.
1. Копии исковых заявлений для ответчика.
2. Документ об оплате госпошлины.
3. Доказательства, подтверждающие участие истца трудом и средствами в возведении самовольной постройки (справки, квитанции, счета на приобретение и перевозку стройматериалов).
4. Правоустанавливающие документы на земельный участок под самовольной постройкой.
5. Документы, подтверждающие соблюдение требований охраны окружающей природной среды, правил постройки, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных, строительных и других обязательных норм и правил, выполнение которых требуется для строительства и эксплуатации данной постройки.
6. Иные документы.
«_____» ___________ ______ г. ________________________
Подпись, расшифровка

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2017 г. N 304-ЭС16-18499

Судья Верховного Суда Российской Федерации Чучунова Н.С., рассмотрев жалобу (заявление) индивидуального предпринимателя Гейнца Дмитрия Александровича на решение Арбитражного суда Алтайского края от 25.04.2016 (судья Фролов О.В.), постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2016 (судьи Сухотина В.М., Павлова Ю.И., Фертиков М.А.) и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.09.2016 (судьи Кадникова О.В., Доронин С.А., Лаптев Н.В.) по делу N А03-24300/2015,

установил:

индивидуальный предприниматель Гейнц Дмитрий Александрович (далее — Предприниматель) обратился в Арбитражный суд Алтайского края с иском к администрации города Барнаула (далее — Администрация) о признании права на самовольную постройку — здание зерносклада с пунктом очистки зерна, расположенного по адресу: город Барнаул, проезд Энергетиков, 31 Б.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «ТрансАгроКомпани» (далее — Общество) и Комитет по строительству, архитектуре и развитию города Барнаула (далее — Комитет).

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 25.04.2016, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2016 и постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.09.2016, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и удовлетворить заявленные требования, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и существенное нарушение ими норм материального и процессуального права.

В обоснование доводов жалобы заявитель указывает на представление в материалы дела доказательств по принятию мер направленных на легализацию самовольной постройки.

Предприниматель указывает, что на момент возведения самовольной постройки земельный участок принадлежал ему на праве собственности, а затем был продан Обществу, с которым заключен бессрочный договор аренды земельного участка с целевым назначением — для эксплуатации здания склада.

По мнению заявителя, то обстоятельство, что земельный участок, на котором возведено самовольное строение, не принадлежит ему на праве собственности, не препятствует признанию права собственности Предпринимателя на самовольное строение.

Между истцом и третьим лицом-правообладателем земельного участка заключен бессрочный договор аренды. Целевое назначение земельного участка в соответствии со свидетельством о праве собственности — для эксплуатации здания склада.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10\22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении и споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении того, что единственным признаком самовольной постройки является отсутствие разрешения на строительство и\или отсутствие ввода в эксплуатацию к получению которых, создавшее постройку, предпринимало меры.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.03.2014 (обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством) право собственности на самовольную постройку, возведенную истцом без необходимых разрешений, на земельном участке, предоставленном ему на основании договора аренды, может быть признано, если такое строение создано без существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил, и если его сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Предприниматель ссылается на заключение экспертов от 07.09.2015 N 53-09/2015, согласно которому самовольно возведенная им постройка не создает угрозу жизни и здоровью граждан, соответствует действующим градостроительным, строительным, противопожарным нормам и правилам.

Заявитель указывает, что ответчиком и третьими лицами ходатайство о назначении экспертизы не заявлялось.

Истец полагает, что им предпринималось достаточно мер для легализации самовольной постройки, что подтверждается градостроительным планом земельного участка, утвержденным Постановлением Администрации города Барнаул N 731 т 17.04.2014, письмом Комитета по строительству, архитектуре и развитию города N 4431-з\к-08-19 от 15.05.2014 о рассмотрении заявления о выдаче разрешения на строительство здания склада, письмом Комитета по строительству, архитектуре и развитию г. Барнаул от 16.11.2015.

В соответствии с частью 1 статьи 291.1, частью 7 статьи 291.6 и статьей 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Изучив судебные акты, состоявшиеся по делу, оценив доводы кассационной жалобы заявителя, суд не находит оснований для ее передачи на рассмотрение в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, исходя из следующего.

Как следует из обжалуемых актов, Предпринимателю на праве собственности принадлежал земельный участок площадью 0,3303 га, расположенный по адресу: город Барнаул, проезд Энергетиков, 31 Б, для эксплуатации здания склада.

По договору купли-продажи от 11.09.2015 Предприниматель продал спорный земельный участок Обществу, право собственности которого зарегистрировано 22.09.2015.

На основании договора от 24.09.2015 Предприниматель арендует спорный земельный участок у Общества для эксплуатации возведенного на нем спорного здания зерносклада с пунктом очистки зерна.

Ссылаясь на необходимость легализации возведенного строения, Предприниматель обратился в арбитражный суд с указанными требованиями.

Исследовав, оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации и разъяснениям, изложенным в пункте 26 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований, указав на отсутствие оснований для признания за Предпринимателем права собственности на возведенный объект.

Судебными инстанциями установлено, что до начала строительных работ и в период возведения объекта Предприниматель не обращался в уполномоченный орган за получением разрешения на строительство с приложением всех необходимых документов.

Доказательств наличия препятствий в получении разрешения на строительство или доказательства того, что в получении такого разрешения было необоснованно отказано до начала осуществления строительства спорного объекта, не представлено.

При указанных обстоятельствах, судебные инстанции сочли, что возведение спорного объекта осуществлялось с нарушением установленного законом порядка исключительно по вине застройщика, без получения необходимых разрешений, документации и удовлетворение иска о признании права собственности на данное самовольное строение противоречит требованиям действующего законодательства, вне зависимости от отсутствия нарушений строительных, градостроительных норм и угрозы жизни и здоровью граждан.

Данный вывод соответствует позиции, выраженной в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством (утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19.03.2014), согласно которой признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права, который может применяться в случае, если лицо, обратившееся в суд, по какой-либо независящей от него причине было лишено возможности получить правоустанавливающие документы на вновь созданный или реконструированный объект недвижимости в порядке, установленном нормативными правовыми актами, регулирующими отношения, связанные с градостроительной деятельностью, и отношения по использованию земель. Такой иск не может быть использован для упрощения регистрации прав на вновь созданный объект недвижимости с целью обхода норм специального законодательства, предусматривающего разрешительный порядок создания и ввода в гражданский оборот новых недвижимых вещей.

Судами также учтено, что на момент рассмотрения дела земельный участок, на котором возведено самовольное строение, не принадлежит истцу на праве собственности, то есть отсутствует условие, при котором возможно удовлетворение иска о признании права собственности на самовольную постройку по правилам пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о допущенных судами существенных нарушениях норм материального и (или) процессуального права, которые бы служили достаточным основанием в силу части 1 статьи 291.11 АПК РФ для отмены обжалуемых судебных актов.

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь статьей 291.6, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определил:

Отказать в передаче кассационной жалобы индивидуального предпринимателя Гейнца Дмитрия Александровича для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья

Верховного Суда Российской Федерации

Н.С.ЧУЧУНОВА

Верховный суд РФ призвал реже прибегать к радикальным мерам при разборе споров между соседями по земельным участкам: незначительное нарушение норм и правил постройки не может быть единственным обоснованием для ее сноса. Ликвидация объекта недвижимости является крайней мерой, отмечает высшая инстанция и указывает, что для принятия такого решения истец обязан доказать, что постройка существенно ограничивает его права пользоваться собственными владениями.

Суть спора

Житель Башкирии просил суд обязать соседа по даче снести двухэтажную кирпичную баню площадью около 60 квадратных метров.

Постройка, по мнению заявителя, была возведена без необходимых разрешений, с нарушением градостроительных норм и без обязательного отступления на 1 метр от межи участков.

В результате после дождя вода с крыши бани льётся на участок заявителя, что может привести к разрушению почвы и грунта. Также слишком близкое расположение бани в случае возникновения пожара может угрожать его жизни и здоровью, пожаловался истец.

Он просил суд признать баню соседа самовольной постройкой и обязать ее снести.

Уфимский районный суд Башкирии в удовлетворении иска отказал. Он посчитал недоказанным нарушение прав истца действиями соседа, указав, что спорное строение было возведено ответчиком в пределах границ принадлежащего ему земельного участка. Также суд отметил, что в силу подпункта 2 пункта 17 статьи 51 Градостроительного кодекса на возведение бани получение разрешения не требуется, в связи с чем оснований для признания ее самовольной постройкой не имеется.

Но Верховный суд республики это решение отменил и решил отправить баню под снос. Он сослался на выводы строительной экспертизы, которая сочла, что расположение бани не соответствует противопожарным нормам в части допустимого минимального расстояния от бани до беседки: при разрешённых 10 метрах, постройка стоит в 9,7 метрах. Градостроительные требования также оказались нарушены: вместо необходимого отступа на метр от границы участка баню возвели всего в 27 сантиметрах.

Таким образом, посчитала апелляционная инстанция, расположение бани создает угрозу жизни и здоровью граждан, нарушает права и законные интересы истца. Она также приняла во внимание доводы заявителя, что теперь он лишился возможности построить баню на своём участке, ведь аналогичное строение соседа возведено почти вплотную к его территории и пожароопасность возрастёт вдвое, а другого свободного места у него нет.

Суд посчитал, что устранить допущенные нарушения можно только путём сноса спорного строения.

Между тем хозяин бани дошёл с жалобой до Верховного суда РФ, попросив его разобраться в ситуации, и высшая инстанция с выводами апелляции не согласилась.

Снос — крайняя мера

Верховный суд РФ подчеркнул, что снос объекта строительства является крайней мерой, а незначительное нарушение норм и правил не может быть единственным обоснованием для ликвидации постройки.

«Поскольку снос объекта самовольного строительства является крайней мерой гражданско-правовой ответственности, а устранение последствий нарушений должно быть соразмерно самому нарушению, не создавать дисбаланса между публичным и частным интересом, приводящего к нарушению устойчивости хозяйственного оборота и причинению несоразмерных убытков, то незначительное нарушение действующих норм и правил, как единственное основание для сноса спорной постройки, не может бесспорно свидетельствовать о невозможности сохранения самовольной постройки при установленных по делу обстоятельствах», — говорится в решении ВС.

Он считает, что апелляционная инстанция не определила других возможных мер для восстановления нарушенного права истца, сразу прибегнув к самой крутой мере.

К тому же ряд аргументов истца носит предположительный характер, указал ВС.

Например, апелляция согласилась с мнением заявителя, что уклон крыши бани в сторону его участка может привести к проблемам в случае сползания снега с крыши, что влечет за собой опасность наступления несчастных случаев и нанесения травм. В то же время судом не установлено, на какое расстояние возможно падение снега и насколько минимизирует такую опасность наличие на крыши снегозадерживающих устройств, то есть являются ли эти обстоятельства существенно ограничивающими права истца на пользование своим участком, указал ВС.

Требования к расстояниям

Также Верховный суд Башкирии не принял во внимание, что требование строить баню на расстоянии не менее 1 метра от других построек отражено в правилах, которые Росстандарт включил в перечень документов, исполняемых на добровольной основе (приказ Росстандарта от 30 марта 2015 года №365).

«Согласно содержанию данного приказа свод правил (о допустимом расстоянии в 1 метр — прим. ред.) подлежит применению на добровольной основе, а потому отступление от установленных в нем норм не является безусловным свидетельством нарушения градостроительных норм», — поясняет высшая инстанция.

Она также сочла необоснованной ссылку на выводы эксперта о нарушении других требуемых расстояний: 27 сантиметров вместо метра и 9,7 метров вместо 10. Специалист в исследовании ссылался на нормы СНиП, утвержденных Госстроем СССР ещё в 1989 году, которые на момент рассмотрения дела не подлежали применению, указывается в решении.

Таким образом, по мнению ВС, суд апелляционной инстанции сделал свои выводы, формально, исходя из нарушения норм которые либо утратили силу, либо не являются обязательными. При этом он не установил, как того требуют положения статьи 304 Гражданского кодекса, созданы ли наличием бани какие-то существенные препятствия для истца в пользовании своим участком.

Доказать нарушение

ВС напоминает, что собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам (пункт 1 статьи 263 ГК). Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (пункт 2 статьи 260 ГК).

Также в силу статьи 304 ГК собственник может требовать устранения всяких нарушений его прав.

Пленум Верховного суда №10 и Высшего Арбитражного суда №22 от 29 апреля 2010 года пункте 46 разъяснил, что при рассмотрении споров соседей о постройках на земельных участках суд должен устанавливать факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца, напоминает ВС.

Он также приводит нормы статьи 56 Гражданского процессуального кодекса — каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

«Применительно к приведенным нормам материального и процессуального права собственник, заявляющий такое требование, основанием которого является факт нарушения действующих норм и правил, регламентирующих возведение строения (бани) на земельном участке, а также нарушение прав и охраняемых законом интересов, должен доказать нарушение его права на владение и пользование участком со стороны лица, к которому заявлены эти требования», — поясняет ВС.

Высшая инстанция сочла, что Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Алиса Фокс

3 августа Владимир Путин подписал пакет законов, которыми внесены изменения в Гражданский, Земельный и Градостроительный кодексы и иные законодательные акты (№ 339-ФЗ, 340-ФЗ, 341-ФЗ и 342-ФЗ), положения которых регулируют вопросы правового статуса самовольных построек.

Так, Закон № 339-ФЗ уточняет понятие «самовольная постройка», содержащееся в ст. 222 ГК РФ. Данная норма дополнена требованием о том, чтобы нарушенные при возведении самовольной постройки градостроительные, строительные нормы и правила были установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и действовали на дату выявления такой постройки. При этом указано, что самовольной постройкой нельзя считать объекты, созданные с нарушением установленных ограничений использования земельного участка, если собственник данного объекта и земельного участка не знал и не мог знать о них.

Согласно нововведениям у лица, осуществившего самовольную постройку, либо собственника или владельца земельного участка, на котором она находится, есть два варианта действий. Они могут лично или за свой счет снести самовольную постройку либо же привести ее в соответствие с параметрами, установленными правилами землепользования и застройки, документацией по планировке территории или законом (за исключением определенных случаев).

Кроме того, регламентированы случаи, когда решения о сносе самовольной постройки или ее приведении в соответствие с установленными требованиями принимаются судом либо соответствующим органом местного самоуправления. Срок для сноса устанавливается с учетом характера постройки и варьируется от трех месяцев до года. Срок для приведения объекта в соответствие с установленными требованиями не может быть меньше шести месяцев и превышать три года.

Также поправками установлена возможность изъятия земельного участка, используемого с нарушением законодательства, в частности, если на нем возведена самовольная постройка и не выполнены меры по ее сносу или приведению в соответствие с законом.

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова оценила принятие законов как глобальную детализацию правового регулирования порядка признания построек самовольными и их сноса. Она отметила, что ст. 222 ГК РФ после изменений будет содержать общие нормы о понятии и признаках самовольной постройки, а градостроительное законодательство, ранее не регулировавшее режим самовольных построек, – разрешать специальные вопросы, касающиеся их выявления, порядка действий государственных органов при признании их таковыми и последствий этого признания.

В качестве существенной новеллы законодательства, имеющей значение для будущей судебной практики, эксперт назвала введение режима легализации самовольных построек. «Такое условие дополнительно защитит права владельцев построек, не представляющих угрозы для жизни и здоровья населения, которые теперь будут иметь возможность устранить допущенные при строительстве нарушения вместо осуществления сноса», – отметила юрист.

Екатерина Хазова считает, что решения о приведении постройки в соответствие с нормами для практической исполнимости должны будут содержать исчерпывающий перечень требований в отношении конкретной постройки. Возможно, это приведет к появлению новой подкатегории споров, связанных с законностью применения таких требований к определенной постройке.

Партнер адвокатского бюро «Ковалёв, Рязанцев и партнеры», адвокат Виктор Глушаков считает, что вопросы, связанные с самовольным строительством, длительное время не были надлежащим образом урегулированы: «Законы давали лишь общее понимание о данном правовом институте, а действующие разъяснения правоприменителя отвечали лишь на общие вопросы, не давая понимания, как действовать в конкретных обстоятельствах (Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22)».

Такая ситуация, по словам адвоката, негативно влияла на правоприменительную практику, поскольку правоприменитель не мог опираться на конкретные критерии и вынужден был формировать собственный подход, дополняющий закон. «Большая часть судебной практики в отношении самовольных построек, даже при наличии факта добросовестного поведения ответчика, была отрицательной. Эта ситуация негативно сказывалась на добросовестных участниках гражданского оборота, которые пытались принять меры для узаконивания недвижимости», – отметил Виктор Глушаков.

Адвокат также выделил в качестве главной новеллы закона возможность привести самовольную постройку в соответствие с требованиями закона. По словам эксперта, закон в целом регламентирует правоотношения в области самовольного строительства, начиная от понятийного аппарата, заканчивая последствиями неисполнения обязанности по сносу самовольной постройки. «Для практики это крайне важно. Правоотношения в области самовольного строительства становятся прозрачными и понятными, с заранее определенными критериями и однозначными последствиями», – отметил он.

Партнер, руководитель практики «Межевание, кадастр, регистрация» Содружества земельных юристов Юлия Бузанова считает, что принятые нормативные акты призваны упростить жизнь добросовестным владельцам недвижимости. Основной положительный момент, по мнению эксперта, заключается в том, что мера в виде сноса станет действительно крайней.

Как отметила Юлия Бузанова, важной новеллой стала возможность сохранить постройку, проведя реконструкцию. «Ранее практика складывалась либо в пользу сноса, либо в пользу приведения в состояние, предшествующее нарушению права. То есть если из дома в 20 кв. м путем реконструкции возведен добротный новый дом в 200 кв. м, то 180 кв. м предлагалось сносить, а при невозможности отделения старой постройки от новой – сносить весь объект», – пояснила она.

По словам эксперта, положительными аспектами являются обязанность оценивать неформально наличие или отсутствие разрешительных документов и ряд иных обязанностей, в числе которых своевременное информирование уполномоченными органами всех заинтересованных лиц об изменениях, способных повлечь за собой смену правового статуса объекта.

Особого внимания и одобрения, по словам эксперта, заслуживают нововведения, касающиеся объектов, расположенных в зонах с особыми условиями использования. «Теперь для признания объекта самостроем и его последующего сноса необходимо не просто доказать нахождение постройки в границах земель с особыми правовыми режимами, но и надлежащим образом и своевременно информировать об этих зонах», – отметила эксперт.

Она также сочла позитивным изменение ст. 39 Земельного кодекса РФ, которая теперь допускает предоставление земельного участка с объектом, официально признанным самовольной постройкой. При этом на арендатора ложится обязанность либо снести, либо привести объект в соответствие с требованиями документов территориального планирования. «Данная норма идет вразрез с рядом регламентов, принятых и применяемых в настоящий момент. Так, в некоторых регионах наличие объекта, обладающего признаками самовольного строения, является безусловным основанием для отказа в предоставлении в аренду испрашиваемого земельного участка. Надеюсь, что судебная практика по данному вопросу сложится в максимально короткие сроки», – заключила Юлия Бузанова.

Новый образец 2020 года

В ___________________________ суд

Истец ____________________________________

(сведения об истце, указанные

в п. 2 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ

(либо п. 2 ч. 2 ст. 125 АПК РФ))

Ответчик _________________________________

(сведения об ответчике, указанные

в п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ

(либо п. 3 ч. 2 ст. 125 АПК РФ))

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о признании строения самовольной постройкой и обязании снести ее

Ответчиком на указанном участке возведено строение — _______________ (указать индивидуализирующие признаки).

__________________________________________________________________________. самовольной: построена на земельном участке, не отведенном для этих целей, либо без получения необходимых разрешений)

Вариант: ответчик отказался удовлетворить требования истца.

На основании изложенного и в соответствии с п. 2 ст. 222 ГК РФ, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ (либо ч. 2 ст. 27 АПК РФ),

ПРОШУ:

1. Признать строение, расположенное по адресу: ______________, самовольной постройкой.

2. Обязать ответчика снести строение, расположенное по адресу: _________________, за счет средств ответчика в срок до «___»________ ___ г.

Приложение:

1. Копия искового заявления для ответчика (либо (если заявление подается в арбитражный суд) уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление ответчику копий искового заявления и приложенных к нему документов).

2. Доказательства, подтверждающие право истца на земельный участок.

3. Иные доказательства, подтверждающие доводы истца.

4. Квитанция об уплате государственной пошлины.

5. Доверенность представителя (если исковое заявление подписано представителем). (если заявление подается в арбитражный суд, к заявлению также должна быть приложена копия свидетельства о государственной регистрации истца в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя)

Истец __________________/___________________

«___»________ ___ г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *