Имущественный ущерб

К вопросу об установлении структуры имущественного вреда в уголовном праве как средства защиты интересов граждан

Мурадова Айгюнь Заид кызы,

Русакова Надежда Владимировна,

студенты Юридической школы Дальневосточного федерального университета.

Тема актуальна в связи с тем, что отсутствие четкой структуры имущественного вреда в уголовном праве ведет к отсутствию единообразия в судебной практике, что негативно сказывается на интересах граждан.

В уголовном праве термин «ущерб» главным образом используется для обозначения причинённых преступлением, общественно-опасных последствий имущественного характера. Наряду с понятием «ущерб», в законодательстве и юридической литературе встречаются такие понятия, как «вред» и «убыток». Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (Далее по тексту УК РФ) не содержит определений исследуемых терминов. Между тем в ч. 2 ст. 15 Гражданского Кодекса Российской Федерации 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ (далее по тексту ГК РФ) закреплено определение термина «убытки», под которым понимаются реальный ущерб и упущенная выгода.

Реальный ущерб включает в себя:

1) расходы, произведенные вследствие правонарушения;

2) расходы, которые будут произведены для восстановления нарушенного права;

3) утрату или повреждение имущества.

Под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Из содержания указанной нормы, применительно к теме настоящего исследования, следует, что как ущерб, так и убытки, являются негативными преступными последствиями.

Важно отметить, что в гражданском праве вред наиболее широкое понятие, которое бывает двух видов моральным и имущественным, последний в свою очередь восстанавливается путем возмещения убытков. Различия между терминами вред и ущерб в уголовном кодексе можно установить исходя из статьи 75 «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием» УК РФ и ст. 104.3 «Возмещение причиненного ущерба» УК РФ. В cтатье 75 УК понятия вред и ущерб употребляются как синонимы в следующем значении: неблагоприятные имущественные последствия, наступившие в результате совершения преступления

С другой стороны, в статье 104.3 УК понятие употребляется как «имущественный вред», «материальный вред» Таким образом, уголовное законодательство РФ определяет понятия «вред и ущерб» как близкие, но не тождественные. Понятие вреда несколько шире, нежели понятие ущерба и включает в себя иные способы восполнения последствия от причиненного ущерба.

Для того чтобы перейти к исследованию термина «имущественный вред», в первую очередь необходимо рассмотреть понятие «имущество», потому что оно может иметь разные значения в зависимости от правовой ситуации. В сфере гражданского права под «имуществом» понимаются вещи, деньги и ценные бумаги, в ряде случаев под имуществом также понимается совокупность имущественных прав и обязанностей. В уголовном кодексе нет специальной дефиниции, поэтому можно использовать значение данного понятий, руководствуясь ГК РФ.

Имущественный вред как разновидность преступного последствия имеет важное уголовно-правовое значение. Под преступным последствием мы понимаем общественно опасные изменения, наступающие в результате совершения преступления, в отношениях, охраняемых уголовным законом. Характер и размер имущественного вреда зависит от объекта преступления, а его роль заключается в дифференциации уголовной ответственности при влиянии на квалификацию преступления, следовательно, и дифференциацию наказания. Таким образом, можно сделать вывод, что определение имущественного вреда имеет важное правовое значение для восстановления нарушенных прав потерпевшего. В связи с этим необходимо разобрать структуру имущественных вреда. В гражданско-правовом смысле структура убытков — это реальные убытки и упущенная выгода. УК РФ не содержит специальную структуру данного понятия, поэтому общее определение убытков в гражданском праве распространяется и на уголовное право. Однако главное отличие заключается в том, что в гражданском праве и уголовном праве по-разному определяется грань между реальным ущербом и упущенной выгодой.

Кроме того в отличие от гражданского права в уголовном праве имеет большое значение, в чем выразился убыток, потому что он непосредственно влияет на квалификацию преступления. Например, при уничтожении вещи имущественный вред – это убытки – потеря, при злоупотреблении доверием (при отсутствии мошенничества) — это убытки как неполучение должного.

Итак, выделяют несколько элементов структуры имущественного вреда в уголовном праве:

1. Прямой убыток характерен для преступлений, связанных с уничтожением, повреждением или изъятием чужого имущества. Например, ст.158. Кража УК РФ.

2. Косвенный убыток, выражающийся в упущенной выгоде.

Упущенная выгода заключается в неполучении лицом тех доходов, которые могли быть получены им при обычных условиях гражданского оборота, если бы обязательство не было нарушено. Относительно упущенной выгоды есть споры. Некоторые ученые полагают, что упущенная выгода это предполагаемая прибыль, которая на момент совершения преступления еще не находилась в фактическом владении и поэтому ее нельзя изъять, присвоить, передать третьем лицам, соответственно мы не можем включить ее в структуру имущественного ущерба.

На наш взгляд это утверждение не справедливо. Важным моментом является то, что при совершении умышленных преступлений лицо всегда осознает, что своими действиями он наносит такой ущерб, из-за которого потерпевший не сможет нормально использоваться вещью и понесет убытки в виде упущенной выгоды. Важно доказать, что для виновного было очевидно, что в результате его преступления собственник понесет ущерб, в том числе в виде упущенной выгоды. Но при взыскании упущенной выгоды доход, полученный при обычных условиях необходимо уменьшить на расходы, связанных с получением доходов.

Представляется, что взыскание упущенной выгоды в большинстве случаях возможно лишь при прямом умысле. Согласно ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Прямой умысел состоит из двух компонентов интеллектуального и волевого. Интеллектуальный элемент включает осознание лицом общественной опасности. Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и социального значения. Оно включает представление о характере объекта преступления, содержании действий (бездействий), посредством которых осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах, в которых происходит преступление (время, место, способ, обстановка). Вторым признаком интеллектуального элемента является предвидение общественно опасного последствия. Предвидение – это отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны произойти в будущем. Таким образом, лицо должно представлять вред, который он причинит другим лицам своим деянием. И здесь лицо также должно представлять фактические изменения, которые будут произведены его деянием, а также понимать их социальное значение, т.е. причинно-следственная связь между деянием и произошедшим вредом. Не обязательно чтобы лицо предвидело это детально, но общее представление причинно-следственной связи необходимо. Волевой элемент прямого умысла подразумевает желание наступления лицом общественно-опасных последствий.

Таким образом, охарактеризовав прямой умысел через его компоненты, представляется, что осознание лицом своего деяния, его общественной опасности, последствий вполне предполагает, что лицо осознавало также упущенную выгоду, наличие которой во многих преступлениях является очевидным преступным результатом. Немаловажным является желание лица совершить это деяния, что также является усугубляющим фактором и позволяет взыскать упущенную выгоду.

Отметим, что важным признаком имущественного вреда в уголовном праве в отличие от гражданского является единство объективного проявления структуры и субъективного отношения виновного к своим действиям. Значит, от пределов предвидения лицом последствий своего деяния определяют и пределы инкриминирования такому лицу причинения имущественного вреда как последствия, совершенного им преступного деяния.

Итак, на наш взгляд структура имущественного вреда в уголовном праве зависит от формы вины. В случае если лицом совершено умышленное преступление, то ущерб будет состоять из прямых убытков и упущенной выгоды, в том случае если преступление неосторожное, то ущерб будет состоять лишь из прямых убытков. Таким образом, мы сможем максимально защитить интересы потерпевшего, а также справедливо взыскать ущерб.

Необходимо четко установить структуру имущественного ущерба в уголовном кодексе. Отсутствие четкой структуры в законодательстве привело к разнообразной судебной практике, что негативно сказывается на интересах граждан.

Предлагаем следующую формулировку нормы:

Лицо, право которого нарушено, вследствие совершенного в отношении него преступления, может требовать полного возмещения убытков в том случае, если преступление совершено с прямым умыслом, в иных случаях лицом лицо имеет право на возмещение реального ущерба.

Литература

1. Бажанов А.В. Возмещение имущественного вреда реабилитированному в уголовном судопроизводстве. Дисс. канд. юрид. наук. М., 2011. 254 с.

2. Гражданский кодекс РФ: фед. закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (с изм. и доп. 06.04.2015).

3. Пешкова О.А. Соотношение понятий «вред», «убытки», «ущерб». Мировой судья . 2010. № 7

4. Уголовный кодекс РФ: фед. закон от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ // Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс» (ред. от 01.05.2016).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *