Иерархия законов РФ

Источники права — определенные юридические документы, правовые образования, включающие нормы права.

Виды

В национальных правовых системах имеются различные источники права. К ним относятся:

  • юридическая наука (доктрины и мнения отдельных юристов);
  • общие принципы права;
  • общие принципы и нормы международного нрава;
  • религиозные тексты;
  • правовой обычай;
  • юридический (правовой) прецедент (административный, судебный);
  • договор нормативного содержания;
  • нормативный правовой акт.

Правовой обычай — правило поведения, которое возникает постепенно как результат многократного повторения и обобщения наиболее рациональных вариантов общественно значимого поведения людей. Исторически и фактически обычай предшествует закону. Обычай становится правовым, если государство санкционирует его применение. В России правовые обычаи как источники права распространены довольно слабо. Так называемые обычаи делового оборота распространены в морском праве, в некоторых сферах предпринимательской деятельности.

Правовой прецедент — решение государственного органа, которое принимается за образец (правило) при последующем рассмотрении аналогичных дел. Наиболее распространен в странах англосаксонской правовой семьи (Великобритания, США, Австралия). Прецедент может быть судебным и административным. Степень обязательности прецедента зависит от того, какое место занимает орган, принявший его, в иерархии государственных органов. От судебного прецедента, принимаемого по конкретному делу, необходимо отличать судебную практику — сложившиеся правила разрешения определенных дел, которые выявляются путем обобщения и анализа судебных постановлений многочисленных судебных органов.

Договор с нормативным содержанием — официальный документ, выражающий согласованную волю двух сторон или более. Главный признак — наличие в договоре норм права, правил поведения общего характера. Кроме того, нормативный договор предполагает взаимную заинтересованность, равенство сторон, добровольность заключения. Распространен в конституционном (Федеративный договор), трудовом праве (трехсторонние соглашения работодателей, профсоюзов и правительства). Особое место занимают международные договоры, соглашения с участием государств, международных организаций, которые также содержат нормы права.

Юридическая доктрина — разработанные и обоснованные учеными-юристами положения, конструкции, идеи, принципы, суждения о праве, которые в некоторых правовых системах (например, в мусульманском праве) имеют обязательную юридическую силу.

Религиозный памятник — священные книги различных конфессий, положения которых имеют общеобязательное значение в соответствующих системах религиозного права (Коран, Талмуд, Библия и проч.).

Общие принципы права, в последнее время все чаще рассматриваемые как источники права, — это основополагающие идеи, начала права, на которых строится его содержание. Принципы могут закрепляться в нормативных правовых актах, однако наиболее общие принципы складываются в течение долгого периода времени и принадлежат правовому сознанию общества. Даже не будучи письменно зафиксированы, они оказывают влияние на юридическую практику.

Нормативный правовой акт — изданный в особом порядке официальный акт-документ компетентного правотворческого органа, содержащий нормы права. В России это основной и наиболее совершенный источник современного права, в наибольшей степени используемый в качестве нормативно-правового источника. Однако нормативный правовой акт — не единственная разновидность правовых актов. Правовые акты — многочисленные документы, связанные с правовыми нормами, но далеко не всегда их содержащие. Например, судебное решение, акт государственной регистрации права собственности — правовые акты, направленные на применение норм права; договор аренды — тоже правовой акт, но он индивидуален, так как распространяется на конкретных лиц.

Формы права

Источник права в юридическом смысле и форма права в значительной мере совпадают. Формы права — это способ выражения вовне государственной воли, юридических правил поведения.

Формами внешнего выражения права в Российской Федерации являются: правовой обычай, правовой прецедент, нормативный договор и нормативно-правовой акт.

Правовой обычай

Правовой обычай — представляет собой неписаное правило поведения, сложившееся вследствие его фактического и многократного применения в течение длительного времени и признаваемое государством в качестве общеобязательного правила.

Это исторически первая форма права.

Данному юридическому источнику присущ ряд следующих специфических черт, отличающих ею от других источников:

Продолжительность существования

Обычай формируется постепенно. Должно пройти определенное время с момента его возникновения, чтобы обычай приобрел силу. В древних текстах существовала подходящая формулировка: «С незапамятных времен». Обычай закрепляет, содержит то, что складывалось в результате длительной практики в обществе, он может отражать как общие позитивные моральные, духовные ценности народа, так и предрассудки, расовую нетерпимость. Поскольку общество — система динамичная и постоянно развивающаяся, то устаревшие обычаи постоянно заменяются новыми, более приспособленными к окружающей действительности;

Устный характер

Особенность обычая, отличающая его от других источников права, состоит в том, что он сохраняется в сознании народа, передается из поколения в поколение в устной форме;

Формальная определенность

Поскольку обычай существует в устной форме, требуется более или менее точная определенность его содержания: ситуация, в которой он применяется, круг лиц, на которых обычай распространяется, последствия, которые влечет его применение;

Локальный характер

Как правило, обычай действует в определенной местности в рамках сравнительно небольшой группы людей или на сравнительно небольшой территории, является своеобразной традицией данной местности. Многие ученые отмечают тесную связь обычая с религией (например, в современной Индии обычное право входит в структуру индусского сакрального права);

Санкционированность государством

Для того чтобы обычай реально применялся в обществе, необходимо признание его юридической силы государством. Право не существует вне государства, поэтому обычай может приобрести общеобязательный характер наряду с другими источниками права лишь при условии придания ему законности государством. Однако в современных условиях существует более широкий перечень способов легального (официального) санкционирования обычаев в целях включения их в систему формально-юридических источников. Это признание их: государственными органами (законодательными, исполнительными, судебными и т. д.); органами местного самоуправления и другими негосударственными организациями; государствами и (или) международными организациями в сфере публичных и частных международных отношений.

Правовые обычаи подразделяются на определенные виды и подвиды. Можно выделить обычаи:

  • secundum legem (в дополнение к закону), который действует наряду с законом, дополняя его в случае пробела или невозможности истолковать ситуацию с помощью законодательства;
  • praetor legem (кроме закона), который также существует параллельно с законодательством страны, однако очень ограничен процессом кодификации и первенством закона в современном романо-германском обществе;
  • adversus legem (против закона), который в настоящее время играет весьма незначительную роль в связи с верховенством закона или судебной практики (в зависимости от правовой семьи) в иерархии источников права.

По юридической значимости обычаи делятся на основные и субсидиарные (дополнительные).

В зависимости от времени возникновения все правовые обычаи делятся на две основные группы: первую составляют санкционированные компетентными органами обычаи, сложившиеся еще в доклассовых или раннеклассовых обществах; во вторую входят относительно новые правовые обычаи, которые возникают в современных условиях. Так, в Индии по исторически сложившемуся правовому обычаю многие полномочия, которые конституция предоставляет президенту, осуществляет премьер-министр.

Преимущества и недостатки правового обычая как источника права

Таким образом, обычай проявляется как способ постоянного формирования права. Он сохраняется лишь в той мере, в какой факты выражают его реальность. Каждый новый случай применения является новым прецедентом обычая, каждая новая форма по-своему моделирует содержание обычая. Поэтому обычай по сравнению с другими источниками (формами выражения) права обладает большей гибкостью, пластичностью. Однако такая изменчивая форма существования права имеет недостаток: норма обычая не так формально определена, как, скажем, норма, содержащаяся в законе. Поэтому в современном мире обычное право уступило место письменным источникам. Теоретически обычай может сохранять за собой только те место и роль, которые готовы ему уступить письменные источники. Однако часто закон опирается на обычай или возникает на его основе.

В современном обществе каждое государство по-своему решает, какое место отвести обычаю в иерархии источников права. Отсылки к обычаю традиционно применяются в международном морском и торговом праве. Так, срок, в течение которого груз должен быть погружен на судно, определяется соглашением сторон, а при отсутствии такого соглашения — сроками, обычно принятыми в порту погрузки. Lex mercatoria (торговое право) не что иное, как обычай, предписывающий разрешать споры в стране продавца.

В настоящее время обычай находит достаточно широкое применение в малоразвитых государствах Азии, Африки, Океании. В развитых государствах обычай понимается прежде всего как норма, дополняющая закон. Однако есть и исключения: в современных Франции и Германии в сфере гражданского и торгового права не исключается применение обычая не только в дополнение, но и против закона.

В России также не исключается применение обычая как источника (формы выражения) права, но в первую очередь в сфере частного права, где у участников правоотношений присутствует определенная свобода выбора. Статья 5 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) дает определение обычаю делового оборота: «Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе».

Специфика этого источника (формы выражения) права в современных условиях состоит в том, что в законе дается только отсылка к действующим обычаям, сам же обычай в нормативном акте не приводится. Отсылки к обычаю в гражданском законодательстве содержатся, например, в ст. 309 ГК РФ: «Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями». Аналогичная отсылка содержится в ст. 82 Таможенного кодекса РФ.

Таким образом, обычай — это правило поведения, сложившееся в ходе его действительного (фактического) применения в течение длительного времени в определенной местности либо определенной группой людей, не записанное в официальных документах, однако санкционированное государством.

Нормативный правовой акт

По мере развития общества, государства и институтов права обычай терял роль единственного источника (формы выражения) нрава. Новым источником, способным удовлетворить растущие потребности общества в правовых инструментах, стал нормативный правовой акт. Он отличался от обычая прежде всего тем, что его нормы записывались, а не сохранялись лишь в памяти. Следовательно, ею формулировки были более четкими и удобными в использовании. В современных условиях нормативный правовой акт как одна из самых удачных форм выражения правовых норм является весьма распространенным способом доведения содержания этих норм до сведения всего населения данной страны. Он представляет собой официальный письменный документ (акт правотворчества), исходящий от компетентного органа и содержащий решение об установлении, изменении или отмене правовых норм.

Нормативный правовой акт как источник права имеет и преимущества, и недостатки.

К преимуществам этой формы писаного права относятся:

  • возможность активно влиять на общественные отношения, поскольку государство располагает специальным аппаратом для реализации правовых норм и может обеспечить этот процесс с помощью мер принуждения;
  • оперативность, возможность быстрого воздействия на процессы ликвидации или, наоборот, развития определенных общественных отношений посредством мер принуждения;
  • удобство использования для лиц, применяющих право, так как содержание правовых норм записано в тексте нормативных правовых актов;
  • единообразие понимания и действия правовых предписаний на всей территории страны — единый режим законности, одинаковая защита прав граждан и т. п.

Но в силу различных причин как объективного, так и субъективного характера это регулирование не может быть до конца адекватным и всеобъемлющим. Правовые нормы, содержащиеся в нормативных правовых актах, воспроизводятся, конкретизируются, дополняются, а иногда отменяются правовыми нормами, содержащимися в других источниках права.

Современные нормативные правовые акты — порождение романо-германской правовой семьи. Тенденция к законодательному оформлению права окончательно выявилась в XIX в., когда в большинстве европейских государств были приняты писаные конституции и различные кодексы. Однако в XX в. закон как источник (форма выражения) права постепенно начинает превалировать и в других правовых системах, например в англосаксонской и мусульманской, где прежде ведущими были иные юридические источники. В тех странах, где он является классическим и первостепенным источником права (Германия, Франция, Россия), на верхней ступени иерархической системы нормативных правовых актов находятся конституции и законы (конституционные и обыкновенные). В современных условиях наблюдается тенденция повышения ценности конституционных норм, усиления их верховенства нал другими нормативными актами, особенно актами исполнительной власти: декретами, ордонансами, указами, постановлениями, инструкциями (подзаконными актами).

Современный нормативный правовой акт обладает следующими признаками:

  • издается компетентным государственным органом или непосредственно народом в определенном процедурном порядке;
  • имеет государственно-властный характер;
  • охраняется государством, в том числе в принудительном порядке;
  • обладает юридической силой, т. е. способностью реально действовать и порождать юридические последствия;
  • существует в документальной форме, имеет установленную форму и реквизиты, снабжен указаниями о времени и месте принятия, а также подписями надлежащих должностных лиц, разбит чаше всего на части, разделы, главы, параграфы, статьи и т. п.; содержит четкие положения о том, на какую территорию или какой круг лиц распространяется действие данного акта;
  • является частью строгой иерархии и системы права.

Юридический прецедент

В некоторых странах широкое применение находит такой источник права, как юридический прецедент. Его суть состоит в том, что решение судебного органа по конкретному делу официально становится общим правилом, эталоном разрешения аналогичных дел другими судами либо служит примерным образцом толкования закона (прецедент толкования).

Юридический прецедент — древний источник права, его значение неодинаково в различные периоды истории человечества в разных странах. Он широко использовался в государствах Древнего мира, в Средние века. Так, в Древнем Риме решения преторов и других магистратов признавались обязательными при рассмотрении аналогичных дел. Вообще многие институты римского права сложились на базе судебных прецедентов. Тем не менее юридический прецедент в современном виде возник именно в Англии после того, как Вильгельм Завоеватель захватил эту страну в 1066 г. Начиная с реформ Генриха II Плантагенета (XII в.), стали появляться выездные королевские судьи, которые выносили решения от имени короны. Первоначально группа дел, относимых к ведению этих судей, была ограничена, однако со временем сфера их компетенции значительно расширилась. Вырабатываемые судьями решения брались за основу другими судебными инстанциями при рассмотрении аналогичных дел. Право, которое сформировалось в ходе возникновения и упорядочения целостной системы судебных прецедентов, единых для всей Англии, а также других источников права, стало называться общим (common law).

В настоящее время этот источник права применяется в Англии, США, Канаде, Австралии и т. д. Во всех этих странах публикуются судебные отчеты, из которых извлекаются юридические (судебные) прецеденты. Судебные решения во всем мире обладают авторитетом, а обобщение судебной практики высшей судебной инстанцией страны может оказывать позитивное влияние на право- реализацию. В отдельных странах такое положение судебной практики закреплено в законодательстве. Однако вне пределов указанных стран, где действует прецедентное право, решения судебных инстанций не выступают в роли источников права.

Для юридического прецедента как источника права характерны казуистичность, множественность, противоречивость, гибкость.

Казуистинность. Прецедент всегда максимально конкретен и приближен к фактической ситуации, поскольку он вырабатывается на основе решения конкретных, единичных случаев — казусов.

Множественность. Существует достаточно большое количество инстанций, которые могут создавать прецеденты. Данное обстоятельство вместе со значительной продолжительностью действия последних (десятки, а иногда и сотни лет) обусловливает огромный объем прецедентного права.

Противоречивость и гибкость. Выше было отмечено, что даже среди нормативных актов, издаваемых одним государственным органом, встречаются несогласованности и противоречия. Тем более неудивительно, что решения разных судебных инстанций по сходным делам могут значительно отличаться друг от друга. Это определяет гибкость юридического прецедента как источника права. Во многих случаях существует возможность выбора одного варианта решения дела, одного прецедента из нескольких. Писаное право такого широкого простора выбора не предоставляет. Впрочем, в противоположность гибкости иногда указываются такие недостатки прецедентного права, как его жесткость, связанность судей когда-то вынесенными решениями сходных дел, невозможность отступить от них даже в ущерб справедливости и целесооб разности.

Итак, юридический прецедент — это решение по конкретному делу, которое обязательно для применения для судов той же или низшей инстанции при рассмотрении аналогичных дел.

Необходимыми основаниями и условиями функционирования прецедента в качестве обязательного источника права являются:

  • наличие механизма опубликования судебных отчетов, что предполагает общеизвестность прецедентов;
  • существование оптимальной системы профессиональной юридической подготовки;
  • эффективно действующая иерархическая судебная власть;
  • нормативность его содержания;
  • признание со стороны государства.

Все, что касается юридического прецедента, можно с определенными оговорками отнести к административному прецеденту. В современных государствах возрастает юридическое значение деятельности многочисленных государственных органов по решению стоящих перед ними задач. В связи с этим административный прецедент также становится источником (формой выражения) права, хотя и используется реже юридического. Это такое поведение государственного органа либо любого должностного лица, которое имело место хотя бы раз и может служить образном при аналогичных обстоятельствах.

Как и юридический, административный прецедент в Российской Федерации не является официально признанным источником права. Однако в юридической действительности нашей страны можно найти примеры, когда в практической деятельности государственных органов (в том числе судебных) создаются правила поведения, которые действуют наряду с писаным правом, конкретизируют, дополняют, а иногда отменяют действующие правовые нормы.

Ни сточки зрения формы выражения правил поведения, ни с точки зрения юридических средств, которыми государство придает этим правилам юридическую обязательность, все приводимые сторонниками существования юридического прецедента в России примеры не могут быть сопоставимы с тем, что имеет место в правовой системе Англии. Единственное, что объединяет все эти российские примеры с юридическим прецедентом, является присутствие в этих процессах суда, фактически участвующего в формулировании правил поведения. Тем не менее органам судебной власти в Российской Федерации явно не хватает необходимых властных полномочий для придания данным правилам требуемой официальной санкционированности. Сделать это может надлежащий правотворческий орган, который часто учитывает сложившуюся судебную практику при создании новых правил повеления.

Высшие судебные инстанции в России не случайно наделены Конституцией РФ (ст. 104) правом законодательной инициативы по вопросам их ведения, в связи с чем имеют реальную возможность побудить законодателя довести до конца процесс придания юридической обязательности формируемым при их участии правилам поведения.

Поэтому следует интерпретировать все случаи, когда судебные или иные административные органы в ходе осуществления правосудия, административно-властных полномочий или обобщений правовой практики детализируют, конкретизируют, дополняют или отменяют действующие правовые нормы, способствуя тем самым созданию нового порядка правового регулирования, в качестве начального этапа формирования новых норм права, своеобразного складывания судебных или административных обыкновений, которым еще не хватает надлежащей степени санкционированности государства. И лишь в дальнейшем этим обыкновениям соответствующим правотворческим органом может быть придана юридически обязательная сила.

Договор нормативного содержания

В некоторых случаях источником права может быть договор нормативного содержания. Основное его отличие от всех остальных договоров состоит в том, что он содержит норму права — правило общего характера, обязательное для исполнения неопределенным кругом лиц. Однако, отличаясь от других видов договоров, нормативный правовой договор отвечает и условиям действительности договоров. Так, для его реализации необходимы:

  • согласная воля двух или нескольких лиц;
  • взаимное познание этой воли;
  • возможность содержания воли.

Еще одно отличие нормативного правового договора в том, что он может содержать не только нормы нрава, но и принципы нрава (например, принцип гуманности, содержащийся в большинстве современных конвенций).

С 90-х гг. XX в. договоры нормативного содержания получают в России все большее распространение как источник (форма выражения) внутригосударственного права. Они могут называться по- разному («контракт», «соглашение», «договоренность»), но в любом случае документ должен содержать норму нрава.

Таким образом, нормативный договор — это совместный правовой акт, оформление выражения согласованных обособленных волеизъявлений субъектов правотворчества, направленных на установление правовых норм.

Характерной особенностью данной формы права является то, что он не принимается каким-либо правотворческим органом, а представляет собой содержащее правовые нормы соглашение договаривающихся сторон.

Исходя изданного понимания договора нормативного содержания можно выделить черты, характерные для договора нормативного содержания как юридического источника:

  • общий взаимный интерес сторон;
  • равенство сторон;
  • добровольность заключения;
  • возмездность;
  • взаимная ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых обязательств;
  • правовое обеспечение.

В нашей стране принята следующая классификация нормативных правовых договоров (по отраслевой принадлежности):

  • конституционно-правовые (Договор об образовании СССР 1922 г.. Федеративный договор 1992 г. и др.);
  • административные (соглашения между исполнительными органами власти и органами местного самоупрааления о делегировании последним определенных полномочий);
  • трудовые и коллективные.

Как видим, эта классификация касается в основном договоров, выступающих юридическими источниками внутригосударственного права. Однако чаше всего нормативные правовые договоры используются в сфере международною права, где они являются, в сущности, основным источником (формой выражения): только дву- или многосторонних международных договоров насчитывается свыше 500 тыс. В конституциях многих государств (Франция, Нидерланды, Российская Федерация) установлено, что при противоречиях между нормами международного договора и национальным законом первые будут преобладать.

Действительно, нормативный правовой договор представляет собой весьма значимую разновидность договорных актов, существующих в рамках не только национального, но и международною нрава. Нормоустанавливающее значение договоров ярко проявляется в таких отраслях права, как международное и конституционное. Поэтому еще одной отличительной особенностью нормативного правового договора является то, что он чаще всего имеет публичный характер, т. е. сторонами таких договоров выступают государства, отдельные государственные органы, межгосударственные образования.

Юридическая наука

В различные периоды развития общества роль науки как юридическою источника постоянно менялась, то диктуя законодателю тексты законов, то практически полностью исчезая из правового пространства. В настоящее время цели юридической науки определены достаточно четко: вырабатывать способы установления и реализации права, давать систематические, глубокие знания обо всей юридической действительности.

Следовательно, мнения ведущих ученых-юристов в большинстве случаев не образуют право в собственном смысле. В то же время истории развития права известны случаи, когда юридическая доктрина воспринималась с официальной санкции государства как непосредственный источник права. В Древнем Риме юридическая наука являлась одним из ведущих источников (форм выражения) права. При этом она выступала и собственно формой существования и выражения права в Древнем Риме (т. е. при принятии судебных решений ссылались на труды известных юристов), и идеальным источником правовой материи, из которою черпались идеи для законодательной практики. В некоторых англоязычных странах можно до сих пор встретить в судебных решениях ссылки на высказывания известных юристов, однако такие ссылки являются лишь дополнительной аргументацией. К числу юристов, на чьи сочинения можно ссылаться как на источники права, относятся: Р. Глэнвилл («О законах и обычаях Англии», XII в.),

Статья 38 Статута Международного Суда, принятого 26 июня 1945 г., характеризует судебные решения и юридическую науку (доктрины и идеи) наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве лишь «вспомогательного средства для определения правовых норм». Часто такие ссылки можно встретить в неофициальных мнениях судей Европейского Суда по правам человека, которыми они обосновывают свои коллегиальные решения.

Обширные своды правил общеобязательного поведения, почерпнутые из трудов видных юристов, известны индусскому праву. Но только в мусульманских странах юридическая наука продолжает оставаться ведущим источником (формой выражения) нрава. Мусульманское право, или шариат (пер. с араб. — путь следования), складывается из четырех частей:

  • Корана (сборника проповедей пророка Мухаммеда);
  • Сунны (сборника историй о жизни пророка, его жизнеописания, записанного его учениками);
  • Иджмы (согласованного заключения древних правоведов, знатоков ислама, об обязанностях правоверных, получившего значение юридической истины, извлеченной из Корана и Сунны);
  • Кияса (рассуждений мусульманских юристов в области нрава по аналогии в отношении к новым, не предусмотренным Кораном случаям).

Мусульманский судья, осуществляя правосудие, обращается не к Корану, который он не может и не вправе толковать, а к книгам, написанным в разные годы авторитетными юристами, учеными- богословами и содержащими такое толкование. Так, законодательство Египта, Ливана, Сирии и ряда других арабских стран устанавливает, что в случае пробела в семейном праве судья применяет «наиболее предпочтительные выводы толка Абу Ханифы».

Мусульманское право вообще основано на принципе авторитета, в связи с чем заключения древних юристов — знатоков ислама имеют официальное юридическое значение.

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах».

Заслушав судью-докладчика Подгрушу В.В., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» и иных законодательных актов, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 27 июня 2018 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 29 июня 2018 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования правового регулирования деятельности по подготовке и принятию (изданию) нормативных правовых актов, систематизации положений ряда законодательных актов, регулирующих нормотворческую деятельность, а также устранения пробелов и иных недостатков в законодательном регулировании, выявленных в практике применения Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 года «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее – Закон о нормативных правовых актах).

Законом определяются система и виды нормативных правовых актов, принимаемых (издаваемых) нормотворческими органами (должностными лицами), порядок их подготовки, в том числе требования, касающиеся нормотворческой техники, проведения экспертиз, принятия (издания), опубликования (обнародования), вступления в силу, действия, толкования и систематизации, регулируются иные вопросы нормотворческой деятельности.

В пункте 2 статьи 1 Закона устанавливается, что этот Закон не распространяется на акты Конституционного Суда Республики Беларусь, Верховного Суда Республики Беларусь, ненормативные (индивидуальные) правовые акты, локальные правовые акты нормотворческих органов (должностных лиц), международные договоры Республики Беларусь и иные международно-правовые акты, содержащие обязательства Республики Беларусь, если иное не предусмотрено данным Законом, а также на технические нормативные правовые акты в области технического нормирования и стандартизации в части, урегулированной законодательством о техническом нормировании и стандартизации.

1. Конституционный Суд в рамках своих полномочий по осуществлению обязательного предварительного контроля конституционности законов проводит проверку положений Закона, исходя из верховенства и непосредственного действия норм Конституции, учитывая при этом:

последовательное и эффективное выполнение Республикой Беларусь своих функций как суверенным государством, обеспечивающим законность и правопорядок (части вторая и третья статьи 1 Конституции);

нормы Конституции об обязанности соблюдения законодателем при правовом регулировании общественных отношений закрепленных в Конституции основополагающих принципов правового государства, прежде всего принципа верховенства права, сущность которого проявляется в том, что государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7), принципа осуществления государственной власти на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную (статья 6), признания Республикой Беларусь приоритета общепризнанных принципов международного права (часть первая статьи 8); регламентирования в Конституции вопросов, касающихся принятия решений референдумом (народным голосованием) (статьи 73–78), осуществления полномочий в нормотворческой сфере Президентом Республики Беларусь (статьи 79, 84, 85, 101), законодательных полномочий – Национальным собранием Республики Беларусь (статьи 90, 97–101, 104), нормотворческой деятельности – Советом Министров Республики Беларусь (статьи 107 и 108), местными Советами депутатов, исполнительными и распорядительными органами (статья 122); установления в Республике Беларусь конституционного контроля нормативных правовых актов (статья 116), контроля и надзора за исполнением законов и подзаконных актов (статьи 125, 129);

предусмотренные в Конституции положения, определяющие иерархию нормативных правовых актов, в силу которых Конституция обладает высшей юридической силой; законы, декреты, указы и иные акты государственных органов издаются на основе и в соответствии с Конституцией; в случае расхождения закона, декрета или указа с Конституцией действует Конституция; в случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом (статья 137);

содержащиеся в Конституции предписания о том, что правовые акты или их отдельные положения, признанные в установленном законом порядке противоречащими положениям Конституции, не имеют юридической силы; нормативные акты государственных органов публикуются или доводятся до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом (части третья и четвертая статьи 7).

Приведенные и другие конституционные принципы и нормы находят развитие в положениях Закона, обеспечивая тем самым направленность осуществления нормотворческой деятельности как важнейшей составляющей государственной власти на основе и в соответствии с Конституцией.

2. В статье 2 Закона приводятся определения основных терминов, касающихся системы нормативных правовых актов Республики Беларусь. При этом даются определения ряда терминов («законотворческая деятельность», «законотворческий процесс», «правовая неопределенность» и др.), уточняются определения таких терминов, как «аналогия права», «законодательная инициатива», «пробелы в законодательстве», и др.

Конституционный Суд считает, что формулирование законодателем определений терминов, имеющих важное значение для нормотворческой деятельности, направлено на единообразное нормативное урегулирование общественных отношений в сфере нормотворчества, а также на исключение правовых недостатков в указанной деятельности.

Так, приведенное в Законе определение законодательства как системы нормативных правовых актов, характеризующейся их внутренней согласованностью, иерархией и обеспечивающей правовое регулирование общественных отношений, по мнению Конституционного Суда, отвечает целям и принципам правового государства, предполагающим осуществление нормотворческой деятельности на конституционно обусловленной нормативной базе.

3. В статье 6 Закона закрепляются как основные принципы нормотворческой деятельности, так и правовые механизмы их обеспечения. При сохранении действующих принципов, на основе которых осуществляется нормотворческая деятельность (принципы конституционности, приоритета общепризнанных принципов международного права, защиты прав, свобод и законных интересов граждан, социальной справедливости, научности, системности и комплексности правового регулирования общественных отношений), законодателем дополнительно определяются принципы гуманизма, социально-экономической обусловленности, стабильности правового регулирования, вводятся дополнительные критерии, раскрывающие содержание отдельных принципов. В частности, устанавливается, что принцип конституционности (законности) обеспечивается верховенством Конституции в нормотворческой деятельности, прямым действием ее норм; принятием (изданием) нормативного правового акта уполномоченным нормотворческим органом (должностным лицом) в пределах его компетенции в порядке и по форме, установленным Конституцией и иными актами законодательства; соответствием нормативного правового акта Конституции и нормативным правовым актам большей юридической силы, согласованностью нормативных правовых актов одинаковой юридической силы; принцип социально-экономической обусловленности обеспечивается соответствием принимаемых (издаваемых) нормативных правовых актов социально-экономическим потребностям и возможностям общества и государства, а также целям устойчивого развития, содержащимся в международно-правовых актах и правовых актах программного характера (пункты 2 и 8 указанной статьи).

Определения отдельных принципов уточняются в положениях Закона, касающихся раскрытия их содержания через механизмы правового обеспечения. Так, действующий принцип защиты прав и свобод, законных интересов граждан и социальной справедливости формулируется как принцип защиты прав, свобод и законных интересов граждан, юридических лиц, интересов общества и государства, социальной справедливости, который означает обязанность нормотворческих органов (должностных лиц) при планировании, подготовке, принятии (издании) и реализации нормативных правовых актов учитывать мнение населения и интересы его различных групп, политических партий, религиозных организаций и иных общественных объединений, обеспечивать надлежащий баланс в правовом регулировании их прав, свобод и обязанностей с учетом национальных традиций и социальных ценностей белорусского народа, гарантировать их реализацию и защиту в целях социальной справедливости и достижения устойчивого развития Республики Беларусь (пункт 5 статьи 6 Закона).

Конституционный Суд считает, что определение и раскрытие законодателем содержания принципов нормотворческой деятельности имеет целью обеспечение верховенства Конституции, ценностей и принципов, закрепленных в Конституции, которые предопределяют сущность и содержание правовой системы Беларуси, а также достижение однозначного понимания законодательных предписаний, которыми должны руководствоваться все субъекты нормотворческой деятельности на всех стадиях нормотворческого процесса, включая подготовку проектов, проведение экспертизы, принятие (издание), изменение, исполнение, официальное толкование нормативных правовых актов.

4. В рамках реализации гражданами конституционного права на непосредственное участие в управлении делами общества и государства, а также на получение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов (часть вторая статьи 37, часть первая статьи 34 Конституции) в статье 7 Закона регламентируются вопросы публичного обсуждения проектов нормативных правовых актов.

В пункте 2 статьи 7 Закона определяется, что публичному обсуждению, как правило, подлежат проекты законодательных актов и постановлений Совета Министров Республики Беларусь, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан и юридических лиц и устанавливающие новые либо принципиально изменяющие существующие подходы к правовому регулированию определенной сферы общественных отношений, а также проекты актов законодательства, которые могут оказать существенное влияние на условия осуществления предпринимательской деятельности. В части третьей пункта 2 анализируемой статьи определяются проекты нормативных правовых актов, не подлежащие публичному обсуждению, в том числе проекты, подготовленные в связи с заключением, исполнением, приостановлением действия или прекращением международного договора, регулирующие общественные отношения в области обеспечения обороны и национальной безопасности, защиты государственных секретов, бюджетного, валютного законодательства, направленные на реализацию основных направлений денежно-кредитной политики, а также проекты, срок подготовки которых по поручению Президента Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь, Администрации Президента Республики Беларусь составляет менее 15 календарных дней.

Публичное обсуждение, будучи по своей природе публично-правовым институтом, призвано обеспечить открытое, независимое и свободное общественное и (или) профессиональное обсуждение проектов нормативных правовых актов, предоставляя каждому возможность участвовать в их обсуждении независимо от наличия специальных знаний либо принадлежности к определенным, в частности профессиональным, объединениям. Цель публичного обсуждения – получение общественной оценки правового акта, его соответствия общественным ожиданиям, что является одним из компонентов учета публичных и частных интересов.

Конституционный Суд, оценивая законодательное регулирование отношений, касающихся публичного обсуждения проектов нормативных правовых актов, отмечает направленность нормативных предписаний статьи 7 Закона на обеспечение процедуры публичного обсуждения проектов, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан, что согласуется с конституционным положением о человеке, его правах, свободах и гарантиях их реализации как высшей ценности и цели общества и государства (часть первая статьи 2 Конституции).

Закрепление Законом предписания о публичном обсуждении проектов нормативных правовых актов, принципиально изменяющих существующие подходы к правовому регулированию определенной сферы общественных отношений, отвечает требованиям правового государства о транспарентности правового регулирования, его увязанности с общественными ожиданиями и положительным влиянием на рост доверия граждан к государству и его органам.

5. Анализ положений статьи 8 Закона о принятии (издании) нормотворческими органами (должностными лицами) нормативных правовых актов в порядке эксперимента свидетельствует о закреплении такой формы апробирования новых подходов в правовом регулировании общественных отношений, как эксперимент. Одновременно исключаются имевшие место пробелы в действующем законодательстве, что позволяет обеспечить правовую определенность при решении связанных с экспериментом вопросов.

Законодатель, в частности, устанавливает, что по окончании эксперимента проводится анализ практики применения нормативного правового акта, принятого (изданного) в порядке эксперимента, позитивных и негативных последствий эксперимента, социальных и иных факторов, оказавших влияние на применение такого акта, произведенных расходов и полученных доходов в связи с проведением эксперимента, а также осуществляется прогноз позитивных и негативных последствий, которые появятся после принятия (издания) нормативного правового акта без ограничения его действия.

Согласно пункту 3 статьи 8 Закона на основании информации о результатах эксперимента нормотворческим органом (должностным лицом) принимается решение о целесообразности принятия (издания) нормативного правового акта без ограничения его действия во времени и определенной территорией и (или) по кругу лиц либо принимаются иные меры по совершенствованию законодательства в соответствующей сфере общественных отношений и практики правоприменения.

Конституционный Суд считает, что поскольку сформулированные в указанной статье Закона положения не исключают возможности негативных последствий принятия (издания) нормативных правовых актов в порядке эксперимента, то в случае выявления негативных последствий принятия (издания) нормативного правового акта в порядке эксперимента риск этих последствий не должен возлагаться исключительно на субъектов правоотношений, на которых распространялось действие такого акта, если соответствующие отношения имели правомерный характер и совершались в соответствии с установленными предписаниями и требованиями о проведении эксперимента.

6. Статьей 75 Закона регулируются отношения, касающиеся правового мониторинга, под которым понимается деятельность по систематическому анализу и оценке качества законодательства, практики правоприменения, эффективности правового регулирования общественных отношений, осуществляемая нормотворческими органами (должностными лицами), а также иными уполномоченными государственными органами (организациями) в пределах своей компетенции.

В данной статье Закона предусматривается, что в целях осуществления правового мониторинга указанными органами (организациями) проводятся публичные обсуждения, создаются рабочие группы, в том числе межведомственные, изучаются предложения государственных органов и иных организаций, в том числе научных организаций, общественных объединений, а также граждан по совершенствованию законодательства и практики правоприменения, анализируется информация, содержащаяся в средствах массовой информации, обзорах практики применения законодательства, осуществляется обмен информацией между заинтересованными государственными органами и иными организациями, используются иные способы, не противоречащие законодательству.

С учетом приведенного в анализируемой статье Закона понятия мониторинга, его правовой сущности и основных составляющих Конституционный Суд считает, что, хотя при определении названных возможных форм осуществления правового мониторинга не устанавливается единый порядок его осуществления, прогнозирования предполагаемых последствий принятия (издания), включая определение государственного органа (иной организации), ответственного(й) за решение связанных с этим вопросов, предусматриваемая Законом реализация нормотворческими органами и иными государственными органами (организациями) законодательных предписаний по проведению правового мониторинга может оказать ожидаемое воздействие на повышение качества законодательства и практики правоприменения, обеспечивая тем самым эффективность и результативность правового регулирования общественных отношений, исполнение нормативных правовых актов в соответствии с требованиями конституционных принципов и норм.

7. В Законе содержится ряд нормативных требований, касающихся, в частности, установления запретов:

на включение в локальные акты положений, ухудшающих по сравнению с законодательством правовое положение граждан и юридических лиц, на которых распространяется действие локальных актов (пункт 3 статьи 5);

на делегирование полномочий на принятие (издание) нормативных правовых актов нормотворческим органом (должностным лицом), если такие полномочия предоставлены законодательным актом, а также другому нормотворческому органу (должностному лицу) одного уровня, если иное не предусмотрено законодательными актами (часть вторая пункта 1 статьи 55);

на указание в нормативном правовом акте срока вступления его в силу ранее даты его принятия (издания) (пункт 5 статьи 64).

Пунктом 6 статьи 64 Закона формулируется также правило о том, что не являются вступившими в силу нормативные правовые акты, принятые (изданные) с нарушением установленного этим Законом порядка проведения обязательной юридической экспертизы, включения их в Национальный реестр правовых актов и официального опубликования.

Закрепление в Законе указанных требований, обязательных для соблюдения всеми нормотворческими органами (должностными лицами), является фактически установлением пределов их юрисдикции при регулировании соответствующих общественных отношений по вопросам (сферам деятельности), находящимся в компетенции этих органов (должностных лиц). Конституционный Суд считает, что такое законодательное регулирование основывается на требованиях конституционного принципа верховенства права (часть первая статьи 7), направлено на достижение конституционно значимых целей и решение задач, в том числе по защите прав и законных интересов граждан и организаций, гарантирование которых возложено на государство.

8. В Законе учтены правовые позиции Конституционного Суда, изложенные им в решениях от 18 декабря 2008 г. «О реализации субъективного права при прекращении действия правовых норм», от 15 декабря 2010 г. «О действии нормативного правового акта во времени при прекращении делегированных полномочий на его принятие (издание)» и др., а также реализован ряд сформулированных в посланиях Конституционного Суда о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2012, 2014, 2016 и 2017 годах предложений Конституционного Суда концептуального характера по совершенствованию правовой системы государства, касающихся, в частности, внедрения правового мониторинга как системной деятельности государственных органов и иных организаций по оценке действенности национального законодательства, анализа результативности воздействия права на общественные отношения; определения приоритетов в общественном и социально-экономическом развитии, государственном строительстве; безусловного соблюдения нормотворческими органами принципа правовой определенности, согласно которому нормативный правовой акт должен носить определенный характер, эффективно воздействовать на общественные отношения и устанавливать соразмерное правовое регулирование; выработки на государственном уровне действенного механизма изучения и оценки регулирующего воздействия законодательных актов на достижение целей экономического и общественно-политического развития страны; внедрения действенного научного нормотворческого прогнозирования для обеспечения конституционно-правовой безопасности и предсказуемости законодательного регулирования.

Учет законодателем правовых позиций и предложений Конституционного Суда основывается на конституционном принципе разделения властей и направлен на надлежащее утверждение в нормотворческой деятельности принципов верховенства Конституции и верховенства права.

Конституционный Суд считает также, что преодоление нормотворческих дефектов, обусловливающих неконституционность нормативных положений либо влекущих неконституционное их применение, обеспечивается в том числе при своевременной и полной реализации законодателем, иным нормотворческим органом (должностным лицом) правовых позиций Конституционного Суда, направленных не только на выявление недостатков правового регулирования в целях их устранения, но и на установление конституционно-правового смысла нормативных предписаний и определение вектора дальнейшего совершенствования конституционно-правового регулирования соответствующих отношений.

9. В пункте 2 статьи 66 Закона законодателем формулируются предписания, касающиеся придания обратной силы нормативному правовому акту.

По своему содержанию данные предписания воспроизводят часть вторую статьи 67 Закона о нормативных правовых актах. При этом если в части первой пункта 2 анализируемой статьи Закона содержится правило императивного характера о том, что придание обратной силы нормативному правовому акту не допускается, если он предусматривает введение или усиление ответственности граждан и юридических лиц за действия, которые на момент их совершения не влекли указанную ответственность или влекли более мягкую ответственность, то в части второй данного пункта сохранена норма, согласно которой нормативные правовые акты, иным образом ухудшающие положение граждан и юридических лиц (возлагающие дополнительные (увеличенные) по сравнению с ранее существовавшими обязанности или ограничивающие в правах либо лишающие имеющихся прав), не имеют обратной силы, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Оценивая законодательное положение о возможности придания обратной силы нормативным правовым актам, иным образом ухудшающим положение граждан и юридических лиц, Конституционный Суд отмечает следующее.

В соответствии с частью шестой статьи 104 Конституции закон не имеет обратной силы, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан.

Из смысла данной конституционной нормы следует, что она распространяется не только на законы, но и на все подзаконные акты, поскольку запрет на придание обратной силы нормативным правовым актам, устанавливающим либо усиливающим ответственность граждан, сформулирован в виде универсального правила, не содержащего исключений ни для законов, ни для иных нормативных правовых актов.

Согласно Конституции ограничение прав и свобод личности возможно только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23).

В связи с этим допущение законодателем возможности придания обратной силы нормативным правовым актам, иным образом ухудшающим положение граждан и юридических лиц, если такое предусмотрено законодательными актами, не входит в противоречие с конституционными требованиями.

С учетом изложенного Конституционный Суд приходит к выводу, что Закон направлен на комплексное и системное регулирование отношений, касающихся нормотворческой деятельности, отвечающее требованиям принципов верховенства Конституции и верховенства права, повышение эффективности нормотворческой деятельности, оптимизацию процедуры подготовки проектов нормативных правовых актов, их принятия (издания), повышение уровня правовой культуры, что способствует дальнейшему формированию правового государства, укреплению правового суверенитета Республики Беларусь.

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках компетенции в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

РЕШИЛ:

1. Признать Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

Замечание 1

Главным и единственным источником права в России был и остается нормативно-правовой акт, в отличие от стран англо-саксонской системы права (США, Великобритания), в которых источником права является прецедент.

Такой источник права как нормативный договор, также как и судебные прецеденты или иные обычаи в Российской Федерации не распространены, хотя и имеется некоторая тенденция к их использованию.

Система источников права

В иерархию правовых источников Российской Федерации входят:

  • Конституция России;
  • федеральные конституционные законы;
  • федеральные законы;
  • указы Президента России;
  • постановления Правительства России;
  • акты министерств и ведомств;
  • законы субъектов федерации;
  • подзаконные акты органов власти субъектов РФ;
  • локальные нормативные акты.

Понятие источников права

Замечание 2

Конституция России остается источником с высшей юридической силой. Она имеет прямое действие, в ней закрепляются:

  1. основы экономического строя;
  2. основы политического режима;
  3. базовые права и свободы гражданина и человека;
  4. система органов государственной власти в стране.

Никакие иные нормативные источники права не должны противоречить Конституции.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Источники права в России 410 руб.
  • Реферат Источники права в России 250 руб.
  • Контрольная работа Источники права в России 250 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Федеральные конституционные законы издаются для регулирования вопросов, прямо указанных в Конституции. Для них характерна более сложная процедура принятия и изменения. Например, федеральным конституционным законом является закон о судебной системе в РФ.

Действие федеральных законов распространяется на всю территории страны, однако они легче поддаются изменениям, чем конституционные законы. Федеральные законы регулируют наиболее важные сферы общественных отношений. Например, уголовно-процессуальный кодекс РФ является по своей сути федеральным законом.

Нормативные указы Президента страны ниже по своему значению чем федеральные законы, однако они наделены высшей юридической силой по отношению ко всем иным подзаконным актам. Их действие также распространяется, как правило, на территорию всей страны.

Аналогичным образом нормативно-правовые постановления Правительства издаются по исполнении федеральных законов, Конституции и указов президента, и находятся на более низкой с ними ступени по юридической силе.

Форму приказов, инструкций или писем имеют нормативно-правовые источники, исходящие из конкретных ведомств. Например, федеральная налоговая служба в своих письмах может разъяснять порядок и сроки начисления и выплат определенных видов налогов.

Закон субъекта Российской Федерации принимается законодательными органом субъектов может регулировать такие вопросы, которые являются:

  • исключительным ведением субъекта РФ;
  • совместным ведением Российской Федерации и субъектов.

Закон субъекта федерации не должен противоречить Конституции РФ и федеральным законам, а также является общеобязательным для исполнения на территории этого субъекта.

Среди законов в субъекте РФ могут быть выделены такие законы, которые сами по себе обладают более высокой юридической силой по отношению к остальным законам субъекта на его территории — это конституции республик и уставы других субъектов федерации.

Локальными нормативными актами регулируются отношения в конкретных организациях и ведомствах. Например, порядок аттестации прокурорских работников определяется приказом Генерального прокурора РФ.

Самостоятельное положение среди источников права России занимают международные договоры и признанные Россией нормы международных актов и Конвенций. В соответствии с Конституцией России нормы данных актов имеют большую силу, чем законы страны.

Р.С. Бевзенко. Битва за залог: Третий этап реформы залогового права России // Вестник гражданского права. 2015. № 2. С. 8-50, 19.

http://zakon.ru/Blogs/reforma_zalogovogo_prava/17341

Таким образом, коллизия опять разрешается, по сути, не на основании каких-либо предустановленных правил, а на основании неформальных соображений, в данном случае об относительной «продвинутости» тех или иных норм.

Выводы

Пожалуй, основной вывод (пусть даже кому-то он покажется циничным) состоит в том, что ни к каким правилам разрешения коллизий законов равного ранга не стоит относиться с религиозным пиететом. Это относится и к неписаным канонам толкования, и к кодифицированным правилам. Как бы императивно не выглядело такие правило, и суды, и правоведы с необычайной легкостью отбрасывают его и заменяют на какое-нибудь другое, не менее солидно выглядящее правило, когда это необходимо для достижения желаемого ими результата.

И это, наверное, правильно. Ведь сама проблема коллизии норм возникает прежде всего из-за того, что реальный законодатель не в состоянии уследить за всеми потенциальными конфликтами принимаемых им законов и установить четкую и недвусмысленную иерархию всех существующих правовых норм. Особенно это верно в случае, когда некоторые законы толком не продумываются и имеют катастрофические недостатки в юридической технике. Судам волей-неволей приходится устранять огрехи законодателя и привносить порядок в законодательный хаос. Понятно, что это невозможно сделать на основании каких-либо предустановленных правил.

Таким образом, как и другие каноны толкования нормативных текстов, правила разрешения коллизий законов являются не более чем подспорьем для анализа проблемы. На самом деле решения принимаются на основании соображений, с трудом формализуемых: избежание абсурдных результатов, поддержание единства права, конституционные интересы участников правоотношений, «продвинутость» тех или иных норм и т.д. А уж когда выводы сделаны, не составляет труда подобрать и подходящий для их достижения канон толкования.

В связи с этим и норма ГК о его приоритете над другими законами представляется не более чем добрым советом как законодателям, так и судьям. Судьи, как явствует из обсуждавшихся примеров, при разрешении споров применяют это правило по мере возможности и с учетом всех привходящих обстоятельств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *