Хулиганские побуждения пленум

Документ утратил силу

Архив ноябрь 2011 года

| <<< Навигация

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь отмечает, что суды республики в основном обеспечивают правильное применение закона об ответственности за хулиганство.

Наряду с этим в практике все еще встречаются ошибки, связанные с квалификацией этих преступлений и нарушением установленного законом принципа индивидуализации наказания. Нуждается в улучшении деятельность судов по предупреждению хулиганских проявлений.

В целях обеспечения единообразного, правильного применения закона об ответственности за хулиганство Пленум Верховного Суда Республики Беларусь

постановляет:

1. Обратить внимание судов на то, что хулиганство продолжает оставаться опасным, посягающим на общественный порядок и спокойствие граждан правонарушением, нередко приводящим к совершению других, более тяжких преступлений.

Судам необходимо глубоко изучать причины хулиганских проявлений и усилить свою деятельность по их устранению.

2. При рассмотрении дел о хулиганстве необходимо тщательно проверять полноту предварительного следствия или дознания, глубокого и всесторонне исследовать обстоятельства по каждому эпизоду обвинения и в отношении каждого подсудимого, мотивы преступления, умысел лица на нарушение общественного порядка, данные о личности и другие обстоятельства, от которых зависят установление вины, квалификация преступления, назначение наказания.

3. Судам необходимо обеспечить строгое соблюдение принципа индивидуализации ответственности, во всех случаях определять меру наказания с учетом характера и степени общественной опасности совершенного хулиганства, личности виновного и обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Недопустимо назначение необоснованно мягких мер наказания в отношении злостных и особо злостных хулиганов, организаторов и активных участников групповых хулиганских действий, рецидивистов, в отношении тех, кто совершил преступления с применением оружия, ножей, в условиях бедствия или массовых беспорядков, во время митингов, демонстраций или шествий.

Наказание, не связанное с лишением свободы, в соответствии с законом может назначаться лицам, впервые совершившим хулиганство, не представляющее большой общественной опасности, способным исправиться без изоляции от общества, особенно в отношении несовершеннолетних.

4. Учитывая, что одной из основных причин совершения хулиганства является пьянство, в каждом случае совершения преступления в состоянии опьянения судам надлежит обсуждать вопрос о признании этого обстоятельства отягчающим ответственность подсудимого. Непризнание его таковым должно быть судом мотивировано в приговоре.

Необходимо выяснять, не страдает ли подсудимый хроническим алкоголизмом или наркоманией, и при наличии оснований в соответствии со ст. 59 УК Республики Беларусь решать вопрос о применении к нему принудительного лечения.

5. Если суд придет к выводу о необходимости изменения квалификации ранее предъявляемого подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающее ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, суд при наличии в деле жалобы потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о привлечении подсудимого к уголовной ответственности, а также при наличии других оснований, предусмотренных ст. 106 УПК Республики Беларусь, может переквалифицировать действия подсудимого и вынести обвинительный приговор.

В таких же случаях, но при отсутствии жалобы или устного заявления потерпевшего, суд своим определением прекращает дело производством на основании ст. 5 п. 7 УПК Республики Беларусь. Это не лишает потерпевшего права, в случае прекращения дела по указанным основаниям, обратиться с заявлением о возбуждении дела на общих основаниях.

6. При решении вопроса о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 201 УК Республики Беларусь по материалам, представленным органами дознания, в случаях отсутствия состава преступления суд отказывает в возбуждении уголовного дела. Вопрос об административной ответственности такого лица за мелкое хулиганство, при наличии к тому оснований, решается судьей единолично в соответствии со ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 5 июня 1981 года «Об усилении ответственности за хулиганство».

7. Поскольку по делам о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 201 УК Республики Беларусь, установлен особый порядок исследования обстоятельств совершенного правонарушения и направления материалов в суд, изменение обвинения в суде (ст. 254 УПК Республики Беларусь) с переквалификацией действий виновных на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, по которым обязательно производство расследования, не допускается. В этих случаях уголовное дело направляется для производства дознания или предварительного следствия.

8. При квалификации хулиганских действий по ч. 2 или ч. 3 ст. 201 УК Республики Беларусь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении и приговоре должно быть отражено, в чем конкретно заключалось грубое нарушение подсудимым общественного порядка и явное неуважение к обществу, какие именно действия относятся к исключительно циничным, особо дерзким или содержат другие квалифицирующие признаки преступления, по которым содеянное признается злостным или особо злостным хулиганством.

9. Решая вопрос о признании хулиганских действий исключительно циничными или особо дерзкими, суды должны исходить из оценки конкретных обстоятельств дела в их совокупности, учитывая характер, время, место и условия совершения преступления.

Особо дерзким могут быть признаны хулиганские действия, которые сопровождались, например, насилием, повлекшим телесные повреждения, или глумлением над личностью, длительным и упорно не прекращавшимся нарушением общественного порядка, уничтожением или повреждением имущества, срывом массового мероприятия, временным прекращением нормальной деятельности учреждения, предприятия или общественного транспорта и т.п.

Исключительно циничными могут признаваться хулиганские действия, которые сопровождались демонстративным пренебрежением к общепринятым нормам нравственности, например, проявление крайней наглости, бесстыдство, издевательство над больными, малолетними, престарелыми лицами, находящимися в беспомощном состоянии и т.п.

Хулиганские действия, сопряженные с сопротивлением работнику милиции, народному дружиннику, военнослужащему, представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иному гражданину, пресекающему хулиганские действия, в том числе и соединенные с насилием или угрозой его применения в отношении упомянутых лиц, полностью охватываются диспозицией ч. 2 ст. 201 УК Республики Беларусь и дополнительной квалификации по другим статьям УК не требуют.

Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватывается составом хулиганства лишь в тех случаях, когда в результате примененного при этом насилия виновным совершается еще и другое, более тяжкое преступление.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, в частности, в связи с последующим задержанием виновного, не образует квалифицирующего признака хулиганства, является самостоятельным преступлением и квалифицируется по совокупности с последним.

Не должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 201 УК Республики Беларусь мелкое хулиганство, влекущее административную ответственность, связанное с сопротивлением работнику милиции, народному дружиннику, военнослужащему при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка, а равно гражданину в связи с его участием в пресечении мелкого хулиганства.

Хулиганство признается злостным и по признаку наличия прошлой судимости за хулиганство, если она не снята и не погашена в установленном законом порядке.

10. Судам следует иметь в виду, что применение или попытка применения при совершении хулиганства огнестрельного оружия, любых ножей, кастетов или иного холодного оружия, а равно других предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений, является основанием для квалификации преступления по ч. 3 ст. 201 УК Республики Беларусь не только в тех случаях, когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения, но и тогда, когда использование указанных предметов в процессе хулиганских действий создает реальную угрозу для жизни и здоровья граждан.

11. Обратить внимание судов на необходимость тщательного исследования обстоятельств, связанных с применением или попыткой применения при совершении хулиганских действий оружия и иных предметов, имея в виду, что в действиях виновных в определенных случаях могут содержаться признаки более тяжкого, чем хулиганство, преступления (например, покушение на умышленное убийство, тяжкое телесное повреждение и т.п.).

12. Специально приспособленными для нанесения телесных повреждений признаются предметы, которые заранее или во время совершения хулиганских действий были обработаны, чтобы обеспечить возможность их применения или усилить эффективность их действий. К специально приспособленным относятся и те предметы, которые хотя и не подвергались какой-либо предварительной обработке, но были специально подготовлены виновным и находились при нем с той же целью.

Применение или попытка применения предметов, подобранных на месте преступления, которые не были специально приспособлены для нанесения телесных повреждений, в том числе предметов хозяйственно-бытового назначения (топора, вил, мотыги, лопаты, отвертки, шила, ножниц и т.п.), не образует состава особо злостного хулиганства.

13. В тех случаях, когда лицо совершило в разное время два и более преступления, ответственность за которые предусмотрена различными частями ст. 201 УК Республики Беларусь, содеянное виновным по каждому из преступлений должно квалифицироваться самостоятельно.

Если же лицо одновременно совершило несколько хулиганских действий, то содеянное следует рассматривать как одно преступление и квалифицировать по той части статьи 201 УК Республики Беларусь, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкий вид хулиганства из числа совершенных виновным.

14. Суд не вправе без направления дела на дополнительное расследование признавать лицо виновным в совершении хулиганских действий по квалифицирующим признакам этого преступления, которые не вменялись лицу в вину в процессе дознания или предварительного следствия.

15. Суды должны иметь в виду, что квалификация действий лиц, виновных в нанесении оскорблений, побоев, легких и менее тяжких телесных повреждений, в умышленном повреждении или уничтожении имущества, зависит от содержания и направленности умысла, мотивов, целей и обстоятельств совершенных преступлений. Подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК Республики Беларусь, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Такие действия лишь тогда квалифицируются как хулиганство, когда они одновременно были сопряжены с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу. При этом действия, связанные с указанными посягательствами на личность, полностью охватываются составом хулиганства и дополнительной квалификации по статьям УК о преступлениях против личности не требуют.

16. Разъяснить судам, что причинение из хулиганских побуждений тяжких телесных повреждений квалифицируется по совокупности преступлений, предусматривающих ответственность за эти преступления.

17. При рассмотрении уголовных дел о хулиганстве необходимо выяснять, не причинен ли действиями виновного материальный ущерб предприятию, учреждению, организации, гражданам, в том числе и в результате выплаты потерпевшему пособия по временной нетрудоспособности, и принимать меры по взысканию данного ущерба с осужденного. Надлежит разъяснять профсоюзным организациям и органам социального страхования, что они вправе предъявить иски к лицам, осужденным за хулиганство, о возмещении денежных средств, израсходованных на выплату потерпевшему от хулиганских действий пособий по временной нетрудоспособности.

18. Если потерпевший от хулиганских действий находился на излечении в больнице, средства, затраченные на его лечение, взыскиваются в доход государства на основании постановления Совета Министров СССР от 21 сентября 1989 года «О ставке для исчисления средств, затраченных на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступных действий» в размере 10 руб. за сутки пребывания потерпевших в лечебном учреждении.

Если лицу, при пресечении его хулиганских или других преступных действий, были причинены телесные повреждения, то лечение этого лица проводится за его счет.

19. Суды должны активизировать свою деятельность по выяснению и устранению причин и условий, способствовавших совершению хулиганства, острее реагировать на случаи, когда установлено, что совершению преступлений способствовали алкоголизм, ведение антиобщественного образа жизни, отсутствие своевременных мер по предупреждению и пресечению указанных фактов.

Рекомендовать судам в необходимых случаях рассматривать в выездных заседаниях дела о хулиганстве, судебные процессы по которым могут иметь предупредительно-воспитательное воздействие.

20. Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь, областным и Минскому городскому судам принимать меры к улучшению судебного надзора за рассмотрением уголовных дел о хулиганстве. Своевременно реагировать на допускаемые судами ошибки.

21. Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 декабря 1986 г. N 8 «О практике применения судами республики законодательства при рассмотрении дел о хулиганстве».

Председатель

Верховного Суда БССР В.С.КАРАВАЙ

Секретарь Пленума,

член Верховного Суда БССР А.А.ЛУФЕРОВ

Право Беларуси 2007

карта новых документов

1. Вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

См. все связанные документы >>>

1. Опасность вандализма заключается в том, что он нарушает общественный порядок и спокойствие граждан, причиняет существенный имущественный и духовный ущерб обществу.

2. Предметом осквернения выступают здания или иные сооружения, а предметом порчи — любое имущество на транспорте или в иных общественных местах. Если ущерб, причиненный в результате вандализма, является значительным, деяние следует квалифицировать по ч. 2 ст. 167 УК (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45).

3. Объективная сторона вандализма выражается в двух формах: а) в осквернении зданий и иных сооружений и б) в порче имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах.

4. Осквернение выражается в нанесении на жилые или производственные здания, культурно-просветительные учреждения и т.п. или иные сооружения (например, памятники, мемориальные комплексы) нецензурных надписей, непристойных рисунков и изображений, носящих оскорбительный характер, либо в загрязнении соответствующих объектов краской или нечистотами.

5. Под порчей следует понимать уничтожение или повреждение имущества на общественном транспорте (в трамваях, автобусах, троллейбусах, электропоездах и т.п.) или в иных общественных местах (кинотеатрах, концертных залах и т.п.).

6. Оконченным вандализм признается с момента совершения действий, оскверняющих здания или иные сооружения, либо с момента порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах.

7. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Для преступления характерен хулиганский мотив.

8. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

9. Квалифицированный вид вандализма — совершение деяния по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (см. коммент. к ст. 213).

10. Вандализм необходимо отличать от других сходных преступлений. Так, уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий квалифицируется по ст. 244 УК. Аналогичные действия в отношении памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, образуют деяние, предусмотренное ст. 243 УК.

5.15. ПОНЯТИЕ «ХУЛИГАНСКИЕ ПОБУЖДЕНИЯ» В ИСТОРИИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ

Церенов Иван Анатольевич, адъюнкт кафедры уголовно-правовых дисциплин и организации профилактики преступлений. Место учебы: Академия управления МВД России. E-mail: ivantcerenov@mail.ru

Аннотация: В статье рассматривается история развития понятия «»хулиганские побуждения» в частности освещается предпосылки к его появлению, раскрывается сущность данного понятия и его соотношение с понятием «»хулиганство»

Ключевые слова: хулиганство, хулиганские побуждения, развитие уголовного законодательства.

THE CONCEPT OF «HOOLIGAN MOTIVES» IN THE HISTORY OF CRIMINAL LEGISLATION OF RUSSIA

development of criminal law.

В Уголовном кодексе РФ при конструировании диспозиций статей Особенной части используются два понятия — «хулиганство» и «хулиганские побуждения», причем первое является самостоятельным преступлением, а второе — квалифицирующим признаком ряда составов.

В истории развития Уголовного кодекса первым появился термин «хулиганство», который определялся в статье 176 УК РСФСР (1922 г.), как «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия». В дальнейшем изменялись и формулировки статьи и ее расположение в УК (в соответствии с изменением представления о родовом объекте хулиганства: сначала личность, далее порядок управления, затем общественный порядок и общественная безопасность). Но при всех изменениях в основном составе хулиганства не появилось указаний на то, какие конкретно действия образуют это деяние. Изначально, в теории уголовного права и правоприменительной практике было признано, что специфика хулиганства состоит не во внешних действиях, а в его особом внутреннем качестве, в его хулиганских побуждениях.

Термин «хулиганские побуждения» появился в судебной практике раньше, чем в уголовном законе. Так, Пленум Верховного Суда РСФСР от 16 марта 1925 г. разъяснил, что применительно к ст. 142 УК РСФСР (1922 г.) квалифицированным убийством из корысти, ревности и «других низменных побуждений» должно считаться убийство из хулиганских побуждений. «Хулиганство само собою признается общественно опасным явлением, вследствие чего убийство из хулиганских побуждений, если таковой мотив убийства уста-

новлен судом, должно быть квалифицировано как убийство при отягчающих обстоятельствах1″

Лишь в 1960 г. признак убийства из хулиганских побуждений был закреплен законодательно (п. «б» ст. 102 УК РСФСР). Однако и до этого неоднократно подчеркивалось квалифицирующее значение этого обстоятельства. Убийство из хулиганских побуждений выделялось как один из наиболее опасных видов убийства в юридической литературе2, в опубликованных проектах Уголовного кодекса СССР 1939 и 1947 гг. Укоренился этот взгляд и в судебной практике. Когда Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1954 г. распространил применение смертной казни «на лиц, совершивших умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах», Пленум Верховного Суда СССР при толковании этой нормы дал указание считать таковым и убийство из хулиганских побужде-

ний3.

К моменту принятия УК 1960 г. уже не было никаких сомнений, что хулиганские побуждения значительно повышают опасность преступлений против жизни и здоровья. Но содержание этого понятия не раскрывалось конкретно ни в законе, ни в постановлениях Пленумов Верховного Суда. Более того, после изменения 10 августа 1940 г. текста ст. 74 УК РСФСР исчезло из закона и общее определение хулиганства. Оно было восстановлено в реформированном виде только в ст. 206 УК РСФСР 19б0 г.: «Хулиганство, то есть умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие неуважение к обществу4».

Характеристику объективной стороны хулиганства, данную в тексте статьи, трудно было практически использовать. При широком понимании общественного порядка как установленной в обществе системы отношений, обеспечивающих общественное спокойствие и возможность нормального осуществления гражданами и организациями своих прав и обязанностей, невозможно представить преступление, которое не нарушало бы этого порядка. Тем более, что публичность не рассматривалась как обязательное проявление хулиганства, в связи с чем оно считалось возможным не только в общественных местах. По ст. 206 УК РСФСР могли квалифицироваться любые действия, в которых, по мнению правоприменителей, выражалось явное неуважение к обществу. Иными словами, акцент делался на субъективной стороне преступления, его мотивах и целях, которые и стали основой понятия «хулиганские побуждения».

После того как была введена, а затем и усилена административная ответственность за мелкое хулиганство, к уголовной ответственности за хулиганство стали привлекать преимущественно в тех случаях, когда нарушение общественного порядка было соединено с насилием над личностью. Более того, применение насилия, повлекшего телесные повреждения, давало основание квалифицировать хулиганство как злостное, путем толкования оценочного признака «особая дер-зость»5.

1 Еженедельник советской юстиции. 1925. № 13

3 Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 1. М. 1955. С. 551

4 Уголовный Кодекс Советских республик: Текст и постатейный комментарий/ Под ред. С. Канарского. Киев,1924.

5 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 октября 1972 г. N 9 «О судебной практике по делам о хулиганстве»

4’2011

Пробелы в российском законодательстве

Когда практика столкнулась с необходимостью отграничивать хулиганство от преступлений против личности, в основу отграничения были положены хулиганские побуждения. Официальное толкование этого понятия было дано применительно к п. «б» ст. 102 УК РСФСР 1960 г., где, как было показано выше, впервые прямо устанавливалась ответственность за убийство из хулиганских побуждений. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июля 1975 г. № 4 «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» среди признаков этого вида убийства назвал в первую очередь совершение преступления «на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения к правилам общежития и нормам социалистической морали»6. Таким образом, за основу понятия хулиганских побуждений совершенно обоснованно была взята характеристика субъективной стороны хулиганства, данная в ст. 206 УК РСФСР.

На тех же позициях стоит и действующее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», где убийство из хулиганских побуждений характеризуется как «убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства)»7.

В дальнейшем, в УК РФ внесены такие существенные изменения, которые кардинально изменили представления о хулиганстве. Законодателем был принят ряд мер по конкретизации и формализации состава уголовно наказуемого хулиганства для более четкого отграничения его от административно наказуемого мелкого хулиганства (ст. 20.1 КоАП РФ) и по устранению прежде существовавших критических замечаний за счет придания ему большей определенности. Исчезли ранее обязательные для такого преступления признаки, как применение насилия к гражданам либо создание угрозы такого применения, а так же уничтожение или повреждение чужого имущества. В соответствии же с новой редакцией статьи 213 УК РФ, хулиганские действия образуют состав уголовно наказуемого деяния, только тогда, когда они совершены с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, или по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Таким образом, законодатель, наконец, поставил точку в многолетних спорах различных ученых о том, что же считать уголовным, а что административным хулиганством.

Однако, несмотря на продолжающиеся изменения формулировки состава хулиганства в законе, понятие хулиганских побуждений обрело стабильность и ис-

// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 -1973 гг. М., 1974. С. 539;

6 См. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 октября 1972 г. N 9 «О судебной практике по делам о хулиганстве» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 -1973 гг. М., 1974. С. 540;

7 См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 фев-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

раля 1999 г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве»// Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 2008. С. 133

пользуется теперь не только при квалификации убийства, но и других преступлений, в частности при умышленных причинении вреда здоровью различной степени тяжести, побоях, умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества.

Для квалификации преступлений, совершенных из хулиганских побуждений, существенное значение имеет определение этого понятия в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по делам о хулиганстве»: «Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений»8.

Большинство юристов обращают внимание на такое свойство хулиганских побуждений, как озорство, грубое озорство. Но это свойство не исчерпывает анализируемого понятия: являясь открытым вызовом обществу, окружающим, поведение хулигана обусловлено желанием противопоставить себя людям, показать пренебрежительное к ним отношение, продемонстрировать грубую силу, нередко — пьяную удаль.

Чаще всего преступление из хулиганских побуждений совершается без видимого повода или с использованием незначительного повода, т.е. на фоне резкого несоответствия последнего ответной реакции, что сознается и виновным. Отсутствие видимого повода приводит некоторых юристов к выводу, что совершается безмотивное причинение вреда здоровью или же причинение смерти .

Это самая общая характеристика хулиганских побуждений. По своему содержанию они представляют сложный мотив, в котором переплетаются и безграничный, разнузданный эгоизм, и искаженные представления о границах личной свободы, и культ грубой силы, и стремление «испытать себя», и вспышка безотчетной злобы.

Для хулиганских побуждений свойственные три основные характерные черты. Первая — внезапность их появления и скоротечность формирования. Вторая -явная недостаточность повода или несоразмерности его с учиненным действием. Поэтому о хулиганских действиях можно говорить как о неадекватном ответном действии виновного. Третья черта состоит в относительной легковесности мотивации хулиганских действий. Хулиган вполне осознает характер совершаемых действий и их общественную опасность, но представление о них не способствует развитию чувств, которые могли бы задержать волевые процессы.

8 См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. №45 «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»// Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 2008. С. 335

Таким образом, можно определить хулиганские побуждения, как весомый довод в пользу избираемого действия, осознанное побуждение к достижению конкретной цели, выражающейся в противоправном антиобщественном поведении, а так же в стремлении противопоставить себя обществу, нарушить общественный порядок, показать свое пренебрежение

окружающим, причем выбор жертвы зачастую случайный.

Список литературы:

Уголовный Кодекс Советских республик: Текст и постатейный комментарий/ Под ред. С. Канарского. Киев, 1924.

Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 2008.

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 — 1973 гг. М. 1974

Еженедельник советской юстиции. 1925. № 13

Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 1. М. 1955.

Жижиленко А.А. Преступления против личности. М.-Л., 1927

Шаргородский М. Ответственность за преступления против личности. — Л., 1953

Literature list:

Criminal Code of the Russian Federation of 13.06.1996 № 63 — FZ (as amended on 04.05.2011) / / ATP Consultant Plus, as of May 17, 2011.

Criminal Code of the Soviet Republics: Text and Commentaries / Eds. S. Canary. Kiev, 1924.

Commentary on the decisions of the Plenum of the Supreme Court in criminal cases. M., 2008.

Collection of decisions of the Plenum of the Supreme Court 1924 — 1973 gg. Moscow, 1974

Weekly Soviet justice. 1925. № 13

Piontkovsky A.A., Menshagin V.D. The course of the Soviet criminal law. The special part. T. 1. M. 1955.

Zhizhilenko A.A. Crimes against the person. Moscow-Leningrad, 1927

Shargorodsky M. Responsibility for crimes against the person. — L., 1953

Отзыв

на статью Церенова И.А. по теме: «Понятие «хулиганские побуждения» в истории уголовного законодательства России».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Научная статья Церенова И.А. посвящена понятию «хулиганские побуждения», его появлению и развитию в уголовном законодательстве России.

Актуальность данной статьи не вызывает сомнения, поскольку указанное понятие довольно сложное, имеет различные толкования, что вызывает множество споров среди ученых. Вследствие чего, в целях установления его сущности представляется целесообразным рассмотреть историю развития данного понятия в российском уголовном законодательстве.

Несомненной заслугой автора является глубокая и качественная проработка различных трудов отечественных ученых, посвященных психологическим, социальным и правовым аспектам хулиганства, а также практических материалов по применению законодательства в данной сфере, умелая опора на них в процессе раскрытия темы и грамотное использование отдельных положений в тексте научной статьи.

Вывод: Научная статья И.А. Церенова «Понятие «хулиганские побуждения» в истории уголовного законодательства России» соответствует всем требованиям, предъявляемым к работам такого рода. Данная статья может быть рекомендована к опубликованию в открытой печати.

Научный руководитель:

Заместитель начальника кафедры уголовно-

правовых дисциплин и организации профилактики преступлений Академии управления МВД России,

кандидат юридических наук, доцент Н.Э. Мартыненко

УГОЛОВНОЕ ПРАВО ПРОБЛЕМЫ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УК РФ

Л. С. АИСТОВА

Уголовная ответственность за хулиганство предусмотрена ст. 213 УК РФ, диспозиция которой в результате неоднократных изменений законодателем приобрела сложный характер. При толковании ее положений возникают вопросы относительно сущности уголовно наказуемого деяния и его общественной опасности.

По-существу, в диспозиции ст. 213 УК РФ предусмотрено два вида хулиганства. Первый, по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Второй вид хулиганства — это то же самое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ). Этот вид хулиганства уже не связан с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и должен проявляться в совершении каких-либо иных действий.

В обоих случаях эти действия направлены на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но каких-либо иных признаков, позволяющих конкретизировать действия, закон не дает. Относительно первого вида хулиганства можно сделать вывод, что грубое нарушение общественного порядка проявляется только в применении оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия. В отношении второго вида хулиганства конкретизировать характер общественно опасного деяния и форму его проявления не представляется возможным, что и является одним из проблемных вопросов.

Отсутствуют указания в законе, по каким признакам следует отграничивать хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы от иных правонарушений либо преступлений. Как, например, и от обывательского, неосознанного проявления неуважения к представителям других религий, социальных слоев либо групп. Возникают сложности отграничения данного вида хулиганства от преступлений против личности по аналогичным мотивам или преступлений, предусмотренных ст.ст. 281 и 282 УК РФ.

Стр.15

Указание в законе только на то, что эти действия должны грубо нарушать общественный прядок, представляется несостоятельным, так как любое противоправное действие, совершенное публично, уже само по себе является грубым нарушением общественного порядка.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по дедам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» от 15 ноября 2007 г. № 45 по рассматриваемому вопросу содержатся положения общего характера, не позволяющие четко определить деяние.

При конструировании диспозиции ст. 213 УК РФ, по нашему мнению, допущены ошибки, касающиеся законодательной техники. Помимо того, что данная статья многословна, в ней отсутствует описание конкретного общественно опасного деяния, а наказуемость преступления определяется мотивами поведения. Согласно п. «а» ч.1 ст. 213 УК РФ — это явное неуважение к обществу, в п. «б» ч. 2 ст. 213 УК указанный мотив дополняется мотивами политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Каждый из этих мотивов требует отдельного исследования.

Эти же мотивы в качестве квалифицирующих признаков предусмотрены в составах преступлений против жизни и здоровья. По-видимому, они должны по-разному проявляться при совершении хулиганства и в преступлениях против личности, тем более что в преступлениях против личности они выступают признаками квалифицированного состава, а в хулиганстве являются конструирующими признаками простого состава.

Однако эти нюансы при квалификации указанных преступлений не учитываются. Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» рекомендуется деяние квалифицировать по совокупности преступлений, т. е. по ст. 213 УК РФ и статье о преступлении против личности, если в деянии содержатся признаки указанных составов преступлений.

При квалификации правоприменительными органами преступлений, связанных с хулиганством, проявляется традиция не применять ту статью, признаки состава преступления которой не поняты. Об этом ярко свидетельствует судебно-следственная практика. Количество дел о хулиганстве из года в год сокращается. Одно из самых распространенных преступлений в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., в настоящее время хулиганство, по данным судебной статистики, составляет 2% и менее от общего числа совершенных преступлений. Так, если в 1995 г. по ст. 206 УК РСФСР было зарегистрировано 191 тыс. преступлений, то «ограничение хули­ганства только случаями грубого нарушения общественного порядка с примене­нием оружия или других предметов, произведенное Законом от 8 декабря 2003 г., существенно повлияло на показатели регистрации хулиганства: 2004 г. — 24,8 тыс., 2005 г. — 30 тыс., 2006 г. — 28,6 тыс»(1). Случаи же привлечения к уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ вообще крайне редки.

Э. Ф. Побегайло справедливо отмечает: «Криминологами давно на статистическом уровне подмечена закономерность: ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений …вот данные уголовной статистики: число зарегистрированных преступлений на улицах, площадях, парках и скверах по сравнению с 2003-м в 2004 г. выросло на 11,1%, в 2005 г. — на 47,4%. За указанные периоды времени соответственно возросла регистрация

Стр.16

грабежей — на 29, 4; 48,3; разбойных нападений — 23,2; 31,4%»(1).

Положение продолжает ухудшаться. От единичных случаев проявления хулиганства, носящего, как правило, спонтанный, стихийный характер, оно приобретает организованный характер с участием многих лиц, большинство из которых вооружено как огнестрельным, так и холодным оружием. В подобных случаях речь идет уже не о грубом нарушении общественного порядка, а о посягательстве на общественную безопасность, если под общественной безопасностью понимать совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственных институтов и учреждений и спокойствие граждан.

Определение степени общественной опасности хулиганства является вторым проблемным вопросом.

Представляется, что в современной редакции ст. 213 УК РФ по сравнению со всеми ее предыдущими редакциями описан более опасный вид хулиганства. Хулиганство, сопряженное с применением оружия, и ранее, в период действия УК РСФСР 1960 г., считалось особо злостным хулиганством и квалифицировалось по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. И оно справедливо относилось к преступлениям против общественного порядка. Понятия «общественная безопасность» в то время в юриспруденции не существовало.

В теории уголовного права и на практике хулиганство традиционно рассматривается как преступление против общественного порядка(2). В то время как деяние, предусмотренное п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, посягает на важнейшие конституционные права личности. В силу этого признавать хулиганство преступлением против общественного порядка означает недооценивать его возросшую общественную опасность.

В рассуждениях о хулиганстве как о преступлении против общественного порядка можно усмотреть и логическую нестыковку. Ношение огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) признается преступлением против общественной безопасности, применение оружия, т. е. совершение более опасного деяния, — преступлением против общественного порядка.

Примечательно, что в Уголовном кодексе КНР состав хулиганства отсутствует. В главе 2 УК КНР «Преступления против общественной безопасности» сформирован такой состав, как «появление в общественном месте или в общественном транспорте со стрелковым оружием, боеприпасами, режущими инструментами, подпадающими под категорию холодного оружия, взрывчатыми, легковоспламеняющимися, токсичными и разлагающимися химическими веществами, на которые не имеется разрешения, создающие угрозу общественной безопасности» (ст. 130).

Статья 213 УК РФ изложена таким образом, что оказались декриминализированы деяния, которые в обыденном правовом сознании расцениваются как хулиганство, и отсутствие какой-либо ответственности за них создает атмосферу безнаказанности. Следует согласиться с утверждением Э. Ф. Побегайло, что криминализация общества происходит через декриминализацию преступлений(3). Статья 213 УК РФ требует серьезной законодательной доработки с целью обеспечения общественной безопасности, защиты общественного порядка.

Стр.17

Бакчарский районный суд (Томская область) — Уголовное

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
с. Бакчар Томской области 15 января 2016 года
Бакчарский районный суд Томской области в составе: председательствующего судьи Прохоровой Л.П.,
при секретаре Ясюкевич Е.И.
с участием:
государственного обвинителя- Саенко А.Ю.
подсудимого: Хорёва С.Ю.,
защитника: адвоката Ипоковой Е.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело № 1-9/2016 в отношении:
Хорёва С.Ю., родившегося , несудимого.
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «б» части 2 статьи 158, пунктами «б, в» части 2 статьи 158, части 2 статьи 167, пунктами «д, з» части 2 статьи 111, пунктами «б, в» части 2 статьи 158 УК РФ
УСТАНОВИЛ:

Хорёв С.Ю. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище; кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину; умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшие причинение значительного ущерба, совершенные путем поджога; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное из хулиганских побуждений, с применением предмета, используемого в качестве оружия: кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину. Преступления совершены в при следующих обстоятельствах.
В ночь на ДД.ММ.ГГГГ, Хорёв С.Ю., находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на кражу чужого имущества, при помощи найденного на месте преступления лома, взломал замок на входной двери гаража, расположенного во дворе , после чего незаконно проник в указанный гараж, откуда тайно, умышленно, из корыстных побуждений, противоправно, безвозмездно, совершил хищение аккумуляторной батареи «Тюмень 6СТ – 55», принадлежащей П., стоимостью рублей.
С похищенным имуществом Хорёв С.Ю. с места преступления скрылся и распорядился им по своему усмотрению, причинив тем самым П. имущественный ущерб на сумму рублей.
Он же, Хорёв С.Ю., в ночь с ДД.ММ.ГГГГ на ДД.ММ.ГГГГ находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на кражу чужого имущества, через незапертые ворота незаконно проник в гараж, расположенный во дворе , откуда тайно, умышленно, из корыстных побуждений, противоправно, безвозмездно, совершил хищение принадлежащих О. товароматериальных ценностей: 20 литров бензина АИ-92, стоимостью 31,4 рубля один литр, общей стоимостью рублей; аккумуляторной дрели — шуруповерта «Вихрь ДА-12-2», стоимостью 1700 рублей; канистры моторного масла «ЛУКОЙЛ — супер», объемом 4 литра, стоимостью рублей; генератора от автомобиля ВАЗ-2108, стоимостью рубля; акустической колонки «SONY», не представляющей материальной ценности; набора ключей-головок, стоимостью рублей; мешка белого цвета, не представляющего материальной ценности, на общую сумму рубль.
С похищенным имуществом Хорёв С.Ю. с места преступления скрылся и распорядился им по своему усмотрению, причинив тем самым О., значительный имущественный ущерб на общую сумму .
Он же, Хорёв С.Ю., ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 17.00 до 18.00 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на уничтожение путем поджога чужого имущества, возникшего в ходе ссоры из личных неприязненных отношений с потерпевшей Л.:
, стоимостью рублей;
электрической плиты «Века», стоимостью рублей;
холодильника «Бирюса», стоимостью рублей;
кухонного гарнитура, стоимостью рублей;
кухонного стола с двумя табуретками, дивана, стола, трехстворчатого шкафа, письменного стола, двуспальной кровати, кровати, тридцати листов шифера, двух потолочных плиток, телевизора марки «Эриссон», не представляющих материальной ценности, на общую сумму рублей, и, относясь безразлично к последствиям своих действий, находясь в ограде , умышленно, использовав в качестве инициаторов горения нефтепродукты, облил наружную стену и внутреннюю часть пола веранды, указанной квартиры, после чего поджог ее. Однако его преступный умысел не был доведен до конца по независящим от него (Хорёва С.Ю.) обстоятельствам, так как впоследствии пожар был потушен работниками пожарной части.
В результате поджога совершенного им (Хорёвым С.Ю.) возник пожар, и, вследствие распространения огня, была уничтожена веранда, принадлежащая Л., Л.В., Л.Е., Л.А. общей стоимостью .
В результате его (Хорёва С.Ю.) умышленных, незаконных действий, Л., Л.В., Л.Е., Л.А. был причинен значительный материальный ущерб на сумму .
Он же, Хорёв С.Ю., ДД.ММ.ГГГГ, в период времени с 17.00 до 18.00 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ограде , умышлено, из хулиганских побуждений, используя малозначительный повод, с целью причинения телесных повреждений, кинул топор в Б., попав ему в голову, причинив тем самым телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга средней степени, вдавленного осколочного перелома лобной кости с формированием внутримозговой гематомы, пневмоцефалии, ушибленной ушитой раны лба, повлекших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека, создающего непосредственную угрозу для жизни.

Он же, Хорёв С.Ю., в ночь с ДД.ММ.ГГГГ на ДД.ММ.ГГГГ находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на кражу чужого имущества, через незапертые двери незаконно проник в гараж, расположенный во дворе , откуда тайно, умышленно, из корыстных побуждений, противоправно, безвозмездно, из портмоне, находящегося в автомобиле Форд Фокус гос. номер № регион, расположенного в гараже совершил хищение принадлежащих П.А. денежных средств в сумме рублей.
С похищенными вышеуказанными денежными средствами Хорёв С.Ю. с места преступления скрылся и распорядился им по своему усмотрению, причинив тем самым П.А., значительный материальный ущерб на сумму рублей.
В соответствии с частью 2 статьи 315 УПК РФ при ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования подсудимым заявлено ходатайство об особом порядке принятия судебного решения – постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением.
В судебном заседании подсудимый Хорёв С.Ю. вину в совершении преступления при обстоятельствах, указанных в обвинении, признал полностью; с обвинением, квалификацией его действий, объемом похищенного, размером причинённого ущерба согласился; своё ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства поддержал.
Защитник подсудимого возражений против постановления приговора в порядке главы 40 УПК РФ, не имеет.
Потерпевшие в судебное заседание не явились, предоставив суду письменные заявления, в которых не возражали против рассмотрения данного уголовного дела в особом порядке.
Государственный обвинитель не возражал против рассмотрения дела по обвинению Хорёва С.Ю. в особом порядке.
Предъявленное Хорёву С.Ю. обвинение суд находит обоснованным и подтвержденным собранными по делу доказательствами.
Суд, убедившись в том, что Хорёв С.Ю. понимает существо обвинения и согласен с ним в полном объеме, своё ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявил добровольно, в присутствии защитника и после проведения консультаций с защитником, характер и последствия заявленного им ходатайства, а также последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства осознаёт, в соответствии со статьями 314, 316 УПК РФ находит возможным постановить приговор без проведения судебного разбирательства.
Давая правовую оценку действиям подсудимого, суд исходит из того, что Хорёв С.Ю.:
с целью хищения, при помощи найденного на месте преступления лома, взломал замок на входной двери гаража, откуда тайно похитил аккумуляторную батарею «Тюмень 6СТ – 55», принадлежащую П., стоимостью рублей;
с целью хищения, через незапертые ворота незаконно проник в гараж, откуда тайно похитил товароматериальные ценности, принадлежащие О., тем самым причинив потерпевшему значительный материальный ущерб на общую сумму рублей;
имея умысел на уничтожение имущества потерпевших Л., Л.В., Л.Е., Л.А. на общую сумму рублей, путём поджога, использовав в качестве инициаторов горения нефтепродукты, облил наружную стену и внутреннюю часть пола веранды, примыкающей к квартире, принадлежащей Л., Л.В., Л.Е., Л.А., после чего поджег веранду, однако пожар был потушен, в связи с чем, потерпевшим причинен ущерб на общую сумму ;
умышлено, из хулиганских побуждений, используя малозначительный повод, с целью причинения телесных повреждений, кинул топор в Б., попав ему в голову, причинив тем самым телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, опасной для жизни человека, создающей непосредственную угрозу для жизни;
с целью хищения, через незапертые двери незаконно проник в гараж, где тайно из портмоне, находящегося в автомобиле, похитил денежные средства П.А., тем самым причинив потерпевшей значительный материальный ущерб на сумму рублей.
При изложенных обстоятельствах суд квалифицирует действия Хорёва С.Ю. в ночь на ДД.ММ.ГГГГ по пункту «б» части 2 статьи 158 УК РФ — как кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище;
В ночь с 10 на ДД.ММ.ГГГГ по пунктам «б, в» части 2 статьи 158 УК РФ — как кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину;
ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 17.00 до 18.00 часов по части 2 статьи 167 УК РФ — как умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога;
ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 17.00 до 18.00 часов в отношении Б.- по пунктам «д, з» части 2 статьи 111 УК РФ — как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное из хулиганских побуждений, с применением предмета, используемого в качестве оружия;
В ночь с 06 на ДД.ММ.ГГГГ — по пунктам «б, в» части 2 статьи 158 УК РФ — как кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину.
Подсудимый состоит на консультативном учете у врача- психиатра в ОГБУЗ «Бакчарская РБ» с ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: (F91/2) социализированное расстройство поведения; состоит у врача-нарколога с ДД.ММ.ГГГГ, диагноз: пагубное (с вредными последствиями) употребление нескольких наркотических средств и использование других психоактивных веществ (том 2, л.д 125).
Вместе с тем, согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертной комиссии № от ДД.ММ.ГГГГ (том 2 л.д.131-133), Хорёв С.Ю. каким-либо хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием не страдал в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, и не страдает в настоящее время, у него выявляется эмоционально-неустойчивое расстройство личности в сочетании с пагубным употреблением нескольких психоактивных веществ (алкоголь, каннабиоиды), указанные изменения психики Хорёва С.Ю. выражены не столь значительно, не сопровождаются расстройством критико-прогностических способностей и не лишали его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Как видно из материалов уголовного дела, у Хорёва С.Ю. в период времени, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности не обнаруживалось, на что указывает сохранность его ориентировки в окружающем, последовательный и целенаправленный характер его действий, отсутствие в его поведении признаков бреда, галлюцинаций, расстроенного сознания. По психическому состоянию в настоящее время Хорёв С.Ю. также может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать о них показания, участвовать в дальнейших следственных действиях и судебных заседаниях. В применении принудительных мер медицинского характера Хорёв С.Ю. не нуждается, так как психических расстройств, определяющих его опасность для себя и окружающих, связанных с возможностью причинения им иного существенного вреда, у него нет.
Принимая во внимание, что изменения психики Хорёва С.Ю. выражены не столь значительно, не сопровождаются расстройством критико-прогностических способностей и не лишают его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также то, что его действия при совершении преступления носили целенаправленный характер, а его поведение на предварительном следствие и в судебном заседании было осознанным и адекватным, суд приходит к выводу о его вменяемости в отношении совершенных преступлений. За совершенные преступления Хорёву С.Ю. должно быть назначены наказания. Основания к освобождению Хорёва С.Ю. от наказания отсутствуют.
В соответствии с частью 3 статьи 60 УК РФ при назначении наказания Хорёву С.Ю. суд учитывает характер, обстоятельства и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, влияние назначенного наказания на его исправление и образ жизни его семьи, иные обстоятельства дела.
Хорёв С.Ю. совершил пять умышленных преступлений, четыре из которых, совершены против собственности, относящееся к категории средней тяжести, и одно преступление против личности, относящиеся к тяжкому преступлению. Оснований для снижения категории совершенных преступлений на менее тяжкие в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ суд не находит.
Обстоятельствами, смягчающими наказание Хорёву С.Ю. за совершение преступлений, суд признаёт:
по эпизоду пункта «б» части 2 статьи 158 УК РФ (в отношении хищения имущества П.) раскаяние в совершении преступления, признание своей вины, активное способствование расследованию и раскрытию указанного преступления (пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ);
по эпизоду пунктов «б, в» части 2 статьи 158 УК РФ (в отношении хищения имущества О.) раскаяние в совершении преступления; признание своей вины, активное способствование расследованию и раскрытию указанного преступления (пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ), явку с повинной (том 2 л.д.172);
по эпизоду части 2 статьи 167 УК РФ раскаяние в совершении преступления, признание своей вины активное способствование расследованию и раскрытию указанного преступления (пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ);
по эпизоду пунктов «д,з» части 2 статьи 111 УК РФ раскаяние в совершении преступления, признание своей вины;
по эпизоду пунктов «б,в» части 2 статьи 158 УК РФ, (в отношении хищения денежных средств П.А.) раскаяние в совершении преступления; признание своей вины, активное способствование расследованию и раскрытию указанного преступления (пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ), явку с повинной (том 3 л.д. 87-88, 172-177)
Обстоятельствами, отягчающими наказание Хорёву С.Ю. по всем пяти преступлениям, в соответствии с частью 1.1 статьи 63 УК РФ суд признаёт совершение указанных преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. При решении этого вопроса суд исходит из того, что подсудимый злоупотребляет спиртным, склонен к противоправному поведению, установленные настоящим приговором преступления он совершил под воздействием алкоголя. Состояние опьянения, в которое он сам себя привёл, способствовало возникновению у него умысла к совершению преступлений.
По месту жительства Хорёв С.Ю. характеризуется в целом отрицательно, как злоупотребляющий спиртными напитками, лживый, ведущий антиобщественный образ жизни, склонный к противоправному поведению, совершению преступлений и правонарушений (том 2 л.д. 123). Хорёв С.Ю. неоднократно привлекался к административной (том 2 л.д.120-122). Ранее судим за преступления небольшой тяжести (том 2 л.д.119). Два раза в отношении Хорёва С.Ю. уголовное преследование прекращалось по нереабилитирующим основаниям (том 2 л.д.119). За короткий промежуток времени совершил пять умышленных преступлений. Последнее преступление совершил, находясь под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, в период расследования ранее возбужденных в отношении него уголовных дел.
С учётом приведённых данных о личности подсудимого, суд не находит возможным его исправление без реального отбывания наказания и не усматривает основания к применению статьи 73 УК РФ об условном осуждении. При назначении наказания подсудимому учитываются также требования статьи 62 УК РФ и части 7 статьи 316 УПК РФ.
Оснований для применения статьи 64 УК РФ суд не усматривает, поскольку исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности совершенного Хорёвым С.Ю. преступления, отсутствуют.
С учётом всех изложенных обстоятельств дела, данных, характеризующих личность подсудимого Хорёва С.Ю., суд приходит к выводу, что подсудимому Хорёву С.Ю. должно быть назначено наказание по совокупности преступлений отдельно за каждое совершенное преступление, предусмотренное частью 2 статьи 158 УК РФ, не связанное с лишением свободы в виде обязательных работ, за преступление, предусмотренное частью 2 статьи 167 УК РФ, в виде лишения свободы. Санкция части 2 статьи 111 УК РФ предусматривает наказание только в виде лишения свободы, основания к назначению более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей санкцией, отсутствуют, в то же время суд учитывает, что потерпевший примирился с подсудимым (т.2 Л.д.112), привлекать Хорёва С.Ю. к уголовной ответственности потерпевший не желает, и полагает, назначить наказание в виде лишения свободы без назначения Хорёву С.Ю. дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Окончательное наказание Хорёву С.Ю. должно быть назначено по правилам части 3 статьи 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний.
Поскольку Хорёв С.Ю. совершил пять преступлений, одно из которых тяжкое, то в соответствии с пунктом «б» части 1 статьи 58 УК РФ, отбывание наказания в виде лишения свободы ему должно быть назначено в исправительной колонии общего режима.
Потерпевшей Л. предъявлен гражданский иск о взыскании с Хорёва С.Ю. суммы ущерба в размере рублей. Подсудимый с иском согласился.
Поскольку вина Хорёва С.Ю. в совершении умышленного уничтожения чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба, совершенного путем поджога доказана, с учетом искового заявления и справки об инвентаризационной стоимости сгоревшей в результате поджога веранды, составляющей рублей (том 2 л.д. 19), в силу статьи 1064 УК РФ иск подлежит удовлетворению в полном объеме.
Денежные средства в размере , находящиеся на счете №

Суд:

Бакчарский районный суд (Томская область)

Судьи дела:

Прохорова Л.П. (судья)

Судебная практика по:

По кражам
Судебная практика по применению нормы ст. 158 УК РФ
По поджогам
Судебная практика по применению нормы ст. 167 УК РФ
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
Судебная практика по применению нормы ст. 111 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *