Гражданское право Франции

1. В романо-германской системе права правонарушением считаются, во-первых, лишение владения имуществом и, во-вторых, совершение действий, препятствующих в той или иной форме спокойному владению имуществом, то есть ограничивающих его или создающих риск нарушения в будущем.

Борьба с этими нарушениями допускается в судебном и несудебном порядке — путем подачи владельцем определенных владельческих исков в суд или самостоятельного осуществления им фактических мер защиты против действий нарушителя в порядке самопомощи.

Защита владения предоставляется только лицам, фактическое обладание которых имуществом соответствует определенным требованиям, установленным законом или разработанным судами.

Во Франции они определены в ст. 2229 ФГК, а в ФРГ — в § 858 ГГУ и правилами судебной практики.

Например, по французскому праву охраняемое владение должно быть непрерывным, открытым, не возбуждающим сомнений и спо-

койньш. Непрерывность понимается судами как отсутствие достаточно длительных перерывов во владении. Под открытым, или публичным, характером владения имеется в виду отсутствие у владельца намерения скрытно, обманно обладать имуществом. Сомнительный, двусмысленный характер владения связан с недостаточно выраженными притязаниями на право владения, например осуществление владения несколькими лицами, сомнительное происхождение владения и т. п. Спокойное владение предполагает его установление ненасильственным путем.

Имеются отличия в характере владельческих исков.

Во Франции используются три владельческих иска. Во-первых, иск о прекращении юридических или фактических действий, не связанных с лишением владения правомочного лица, но представляющих собой претензию, противоречащую владению (la complainte). Например, иск против проведения работ на участке лицом, приписывающим себе право на владение.

Во-вторых, иск о предотвращении возможного нарушения в будущем как превентивная санкция против действий лица, создающих угрозу владению (/u denonciation de nouvelle oeuvre).

Примером таких действий может служить осуществление работ на соседнем участке, создающих опасность нарушения владения.

И наконец, иск о восстановлении насильственно отобранного владения (la reintegrande), направленный на восстановление утраченного владения или исключение действий, создающих невозможность осуществления владения.

Согласно ст. 2283 ФГК, право на применение всех форм владельческой защиты предоставляется как юридическим владельцам, так и держателям. Признание с 1975 года за держателями такого права усиливает режим защиты владения, поскольку преследовать нарушителя вправе уже два лица — собственник и лицо, получившее от него вещь во владение. Это положение существенно сближает право Франции и ФРГ.

Аналогичные владельческие иски признаются и правом ФРГ. Гражданским уложением предусматриваются два вида исков: иск о прекращении или воспрещении нарушений в будущем (§ 861) и иск о возврате самоуправно отнятого владения (§ 862). Кроме того, согласно § 859, допускается самопомощь владельца, который вправе силой противостоять всяким незаконным действиям.

2. В англо-американской системе права защита владения осуществляется на основании гражданских исков из причинения вреда. В качестве исков против нарушений, используемых владельцами и сообственниками, применяются специальные иски: против лишения владения или помех в его осуществлении — иск trespass (иск против «прегрешения») и против условий нормального владения — иск nuissance (иск против «неудобств» или «неприятностей»).

Иск против лишения владения или помех в его осуществлении применяется для защиты владения землей и вещами (trespass to land and trespass to goods). Он неразрывно связан с охраной

права собственности и является одновременно одним из основных средств ее защиты. В сфере охраны владения и собственности на недвижимость с помощью иска осуществляется защита против таких неправомерных действий, как вступление в строение или на землю, отказ покинуть чужую землю или иную недвижимость, размещение на чужом земельном участке предметов без должного правового основания или бросание на этот участок предметов и т.

д. Иск используется также и для защиты движимости.

Право на иск принадлежит как собственнику, так и владеющему несобственнику, например арендатору, но собственник может предъявить такой иск, если докажет, что правонарушение неблагоприятно скажется на его интересах при обратном переходе к нему владения.

По иску обеспечивается возмещение убытков, что может сопровождаться судебным предписанием (in junction) об изъятии вещи у правонарушителя и запрещении впредь нарушений владения, а также о «насильственном изгнании» нарушителя, что дает возможность осуществить это силой «в разумных пределах».

Иск против «неудобств» или «неприятностей» направлен против действий, создающих помехи или беспокойства в пользовании землей или сервитутами, не связанными с лишением владения. К ним относят, в частности, действия, оказывающие отрицательное воздействие на соседний участок в результате создания производства или же причиняющие вред земле, строению или растительности каким-либо другим путем; действия, создающие трудности в извлечении из пользования землей определенных благ, и т. д. Но во всех случаях вред или неудобства должны достичь более или менее значительных размеров.

Право на иск признается как за собственником, так и несобственником, но в любом случае истец должен доказать наличие у него основания на владение имуществом.

К средствам защиты против причинения «неудобств» относятся судебное запрещение противоправных действий, возмещение вреда и возможность пресечения нарушения в порядке самообороны.

Контрольные вопросы по теме

/. Что понимается под владением имуществом?

2. Каковы цели предоставления правовой охраны владению?

3. Каковы правовые способы защиты владения?

2013

3. Вопросы частного права России и зарубежных стран

УДК 347.2

З. К. Мустафина

НЕДВИЖИМОСТЬ В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

В данной работе автор рассматривает проблемы, связанные с понятием недвижимости в России и в таких иностранных государствах, как Франция, Германия, Украина, Республика Беларусь, Республика Казахстан, проводит сравнительный анализ и делает некоторые выводы о возможной имплементации норм иностранных государств и совершенствовании законодательства РФ о недвижимом имуществе.

Ключевые слова: недвижимость, недвижимое имущество, виды недвижимого имущества

Суды, в своей правоприменительной деятельности, признавая вещь недвижимой, руководствуются в основном двумя признаками: 1) прочная связь объекта с землёй (физическая связь влечёт юридическую); 2) невозможность перемещения объекта без несоразмерного ущерба назначению1. Но существование иных признаков недвижимых вещей, выделяемых судами при разрешении конкретных дел, свидетельствует о том, что указанные законодателем в ст. 130 ГК РФ признаки не выполняют функцию разграничения движимых и недвижимых вещей. Отсюда представляется необходимым выделить следующие признаки недвижимых вещей: 1) вещь не может использоваться по на-

значению без связи с землёй; 2) вещь индивидуально-определена (незаменима) в силу привязанности к конкретному земельному участку; 3) вещь непотреб-ляема в процессе использования; 4) вещь, постоянное, открытое фактическое господство над которой является невозможным в силу её физических свойств.

Е. А. Дорожинская отмечает, что «понятие «недвижимость» говорит не столько о характеристиках самой вещи, сколько о правилах, созданных для ее гражданского оборота (режиме недвижимости)»1 2. По мнению В. И. Сеничище-ва, недвижимость, с точки зрения гражданского права, — это, в первую очередь, гражданско-правовой режим определённой категории явлений объективной действительности, которые либо в силу своих естественных свойств, либо в силу указания закона, либо в силу своего назначения подчинены действию этого правового режима (в данном случае — правового режима недвижимо-сти)3. О. Ю. Скворцов считает, что для того, чтобы контролировать оборот вещей, которые представляют особую важность для экономической жизни страны, законодатель вынужден устанавливать особый правовой режим данно-

1 См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 марта 2012 года по делу № А33-737/2011 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс2012»; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 ноября 1997 г. № 21 «Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли — продажи недвижимости» // Экономика и жизнь. — 1997. — № 50.

Марийский юридический вестник

Выпуск 10

го имущества и поэтому наделяет его статусом недвижимого. Использование этого приема в значительной степени упрощает правовое регулирование оборота этого имущества1.

Таким образом, по нашему мнению, недвижимость в российском праве представляет собой юридическую, а не естественно-физическую характеристику вещи (имущества). Поэтому признание той или иной вещи недвижимой влечёт распространение на неё особенностей правового режима, которые заключаются в основном в предъявляемых требованиях об обязательной государственной регистрации прав на такие недвижимые вещи и сделок с ними.

В юридической литературе высказываются суждения о том, что режим недвижимости должен распространяться только на те вещи, которые таковыми названы в законе1 2, что является неверным, если исходить из той точки зрения, что в законе невозможно прописать все возможные недвижимые вещи, по поводу которых складываются общественные отношения, подлежащие регулированию гражданским правом.

Исходя из вышеизложенного, следует отметить необходимость совершенствования нормы ст. 130 ГК РФ. В настоящее время существует множество различных точек зрения о том, как следует проводить модернизацию гражданско-правового понимания недвижимых вещей и их признаков. Так, авторы Концепции развития гражданского законодательства3 отмечают, что предпринятые в последние годы законодательные усилия, направленные на ограничение раздельного оборота земли и строений, еще не привели к такому положению, чтобы появилась возможность пересмотра того понятия недвижимой вещи, которое дается в ст. 130 ГК РФ. Поэтому Проект федерального закона «О внесении изменений в ГК РФ»4 предлагает сохранить в ст. 130 ГК РФ указание на такие признаки недвижимости, как прочная связь с землёй и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба назначению. Кроме того, в Проекте сохраняется примерный перечень недвижимых вещей. К ним относятся земельные участки, участки недр, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, жилые и нежилые помещения, выделенные в установленном порядке в качестве самостоятельных объектов гражданских прав, единый имущественный комплекс, иное имущество.

Для того чтобы разработать концепцию внесения изменений в действующее гражданское законодательство, следует обратиться к законодательству

1 Скворцов О. Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте: учебно-практическое пособие. — М.: Волтерс Клувер, 2006. — 368 с.

4 Проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации . — URL: http://www.arbitr.ru/_upimg/ 2D02DBBDFA7Ш374EAC5AF57ECC11E45_Законопроект_31_января.pdf (дата обращения: 15.04.2012 г.).

3. Вопросы частного права России и зарубежных стран

зарубежных стран и, используя метод сравнительного правоведения, сделать некоторые выводы о возможной имплементации иностранных норм. Представляется удачным опыт таких зарубежных государств, как Франция и Германия, придерживающихся классической римской модели в отношении объектов недвижимого имущества.

Так, статья 516 Французского гражданского кодекса1804 года (далее -ГКФ)1 дифференцирует вещи на движимость и недвижимость. Перечень вещей, относящихся к недвижимости, был дан в статьях 517-526 ГКФ. Согласно ст. 517 ГКФ имущество является недвижимым или по своей природе, или по своему назначению, или в силу предмета, к которому оно относится. В статье 518 ГКФ определяется, что земельные участки и строения являются недвижимым имуществом по своей природе. Предполагается, что собственник прикрепил к своему земельному участку движимые предметы навсегда, когда они соединены с ним гипсом или известью, или цементом, или когда они не могут быть отделены без их разрушения или повреждения либо без разрушения или повреждения части земельного участка, к которому они прикреплены.

Если обобщить нормы ГКФ, то можно говорить о том, что данному кодексу известно три вида недвижимого имущества: 1) недвижимое по своей природе — земельные участки и строения, неснятые урожай и плоды; 2) недвижимое по назначению — любые предметы, присоединенные к недвижимости таким образом, что их отделение невозможно без повреждения или ухудшения части последней (земледельческие орудия, удобрения, определенное промышленное оборудование и т. п.); 3) «недвижимые права» и иски — узуфрукт на недвижность, земельные повинности, сервитуты, иски, имеющие своим предметом возвращение недвижимого имущества.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, во Франции земельный участок и строение признаются простейшим имущественным комплексом, который предполагается сложной вещью. Право собственности на такую сложную вещь (строение и земельный участок) приобретается в порядке, предусмотренном для приобретения права собственности на земельный участок.

Понятие недвижимости неизвестно и Германскому Гражданскому уложению (далее — ГГУ)1 2. В данном акте употребляются такие категории как «движимость» и «земельный участок».

ГГУ устанавливает, что к существенным составным частям земельного участка принадлежат вещи, прочно связанные с землёй, в частности, строения, а также продукты земельного участка, пока они соединены с почвой. К существенным составным частям строения относятся вещи, которые включены в него для его возведения (ст. 94). К составным частям земельного участка не относятся вещи, связанные с землёй лишь для временных целей. Среди составных частей земельного участка можно выделить три группы объектов:

2 Гражданское уложение Германии / пер. с нем.; науч. ред. А. Л. Маковский. — М.: Волтерс Клувер, 2004. — С. 17.

Марийский юридический вестник

Выпуск 10

1) собственно земельный участок, включающий почвенный слой, недра и «воздушный столб»; 2) строения и продукты земли, включая растения; 3) права, связанные с правом собственности на земельный участок, например, сервитут. Недвижимость по целевому назначению относится по ГГУ к принадлежностям земельного участка. В нее включаются промышленный инвентарь (мельницы, кузницы, пивоварни, станки, другие машины, предназначенные для производства, и т. д.) и сельскохозяйственные средства производства (орудия, скот, удобрения и т. п.).

Таким образом, в ГГУ так же, как и в ГКФ, не упоминаются отдельно такие объекты недвижимости, как объекты незавершённого строительства. Кроме того, устанавливается, что строения не являются обособленными, самостоятельными объектами прав, а представляют собой составную часть земельного участка, поэтому право собственности на такие земельные участки с расположенным на нём недвижимым имуществом приобретается посредством соглашения и регистрации (ст. 873 ГГУ), а также в силу приобретательной давности (ст. 900 ГГУ).

Если рассматривать правопорядки, которые близки российскому праву, то следует также остановиться на особенностях определения недвижимости и выделяемых признаков в законодательстве Украины, Республики Беларусь и Республики Казахстан.

Согласно ст. 181 ГК Украины к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относятся земельный участки, а также объекты, расположенные на земельных участках, перемещение которых невозможно без несоразмерного ущерба их назначению1.

Норма статьи ГК Украины, в отличие от ГК РФ, не содержит примерного перечня недвижимых вещей и отражает лишь признаки, которым должна соответствовать вещь для признания её недвижимой: расположение на земельном участке и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба назначению вещи. Кроме того, по украинскому законодательству режим недвижимых вещей может быть распространен законом на морские судна, судна внутреннего плавания, космические объекты, а также иные вещи, права на которые подлежат государственной регистрации. Видно, что законодатель Украины отказался от признания данных объектов недвижимыми вещами и прямо указывает лишь на возможность распространения особого правового режима в отношении таких объектов.

ГК Украины устанавливает, в отличие от ГК РФ, что движимыми признаются вещи, которые можно свободно перемещать в пространстве, то есть во главу угла ставит признак перемещаемости, а законодатель в РФ применяет формулу «всё, что не недвижимость — движимость».

3. Вопросы частного права России и зарубежных стран

ГК Республики Беларусь (далее — ГК РБ)1 в ст. 130 к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относит земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам в Республике Беларусь также приравниваются предприятия в целом как имущественные комплексы, подлежащие государственной регистрации, воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, суда плавания «река-море», космические объекты. Законодательными актами к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Отметим, что в ГК РФ и в ГК РБ указываются не только признаки недвижимых вещей, но и даётся примерный перечень объектов недвижимого имущества. Но, в отличие от ГК РФ, белорусский законодатель в качестве недвижимости не называет объекты незавершённого строительства и в пункте 2 рассматриваемой статьи отмечает, что вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом.

Анализируя норму ст. 117 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее — ГК РК)1 2, можно прийти к выводу, что к недвижимому имуществу (недвижимым вещами, недвижимости) относятся земельные участки, здания, сооружения, многолетние насаждения и иное имущество, прочно связанное с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, квартиры и иные жилые помещения, а также нежилые помещения, находящиеся в составе объекта кондоминиума (если они находятся в индивидуальной (раздельной) собственности), подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего водного плавания, суда плавания «река-море», космические объекты, иное имущество.

Таким образом, в Республике Казахстан так же, как в РФ, наряду с признаками недвижимого имущества (прочная связь с землёй и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба назначению), даётся примерный перечень недвижимых вещей. Но и в этом перечне, как и в том, что содержится в ГК РБ, не упоминаются объекты незавершённого строительства. Иное имущество, не относящееся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются в Республике Казахстан движимым имуществом.

На основании проведённого сравнительного анализа следует сделать следующие выводы о возможной имплементации норм иностранных государств и совершенствовании законодательства РФ о недвижимом имуществе:

1. Действующее законодательство РФ рассматривает земельные участки и расположенное на ней недвижимое имущество как два разных, независимых друг от друга объекта, которые участвуют в гражданском обороте самостоя-

Марийский юридический вестник

Выпуск 10

тельно. Но данное положение вещей не верно. Такие обстоятельства гражданского оборота связаны, прежде всего, с сохранением порядков советского режима государственной социалистической собственности на землю, отчуждение которой было невозможно. Поэтому в условиях современной рыночной экономики российскому законодателю следует вернуться к классической римской модели организации правового режима объектов недвижимого имущества, а также учитывать положительный опыт реализации такой классической модели в иностранных государствах.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. При определении недвижимости необходимо отказаться от перечисления примерных видов недвижимых вещей. Будет эффективным расширить признаки, руководствуясь которыми суд в конкретном случае мог бы признать вещь недвижимой и разрешить возникший между сторонами спор.

Z. К. Mustafina

REAL ESTATE IN RUSSIAN AND FOREIGN CIVIL LAW

Keywords: immovables, real estate, types of real estate.

МУСТАФИНА Зарина Камилевна — аспирантка кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Марийского государственного университета, г. Йошкар-Ола.

УДК 347(44)(091)

КОДИФИКАЦИЯ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ФРАНЦИИ В XIX ВЕКЕ

© Какоурова Н. А., 2013

Иркутский государственный университет, г. Иркутск

Статья посвящена систематизации правовых норм и становлению единого гражданского права во Франции в XIX в.

Ключевые слова: кодификация; право; законодательство; правовой источник; кодекс; буржуазное право; революция; Наполеон; римское право.

Окончание периода Средневековья обычно связывают с первыми буржуазными революциями в Нидерландах в 1565—1609 гг. и английской революцией, начавшейся в 1640 г. Однако именно Французская революция, получившая название «Великой буржуазной революции», окончательно уничтожила феодальные порядки во всех сферах общественных отношений. Утверждение буржуазных отношений во Франции дало мощный толчок развитию всего человечества. Буржуазно-демократические преобразования способствовали перестройке государственно-правовых отношений.

Революционные преобразования во Франции стали причиной развития науки, техники, экономики. Высокие культурные достижения и мораль оказали воздействие почти на все государства мира. Конституционный порядок утвердил принципы демократии; идеи гуманизма пронизывали общественное сознание, науку и политику; утратили былое значение религиозные догматы. Личность человека с его естественными правами и гражданскими свободами представлялась как основная ценность мировой цивилизации.

Французская буржуазная революция в огромной степени повлияла на аграрный строй европейских государств. Если английская буржуазная революция была примером в утверждении парламентарного правления, то французская сломала сложившиеся в феодальной Европе аграрные системы и изменила социальный статус крестьян. Феодальные пережитки тормозили экономический рост, ощущалась необходимость коренных преобразований. Революция освободила крестьян, в результате политико-юридических преобразова-

ний крестьяне превратились в свободных производителей.

Причиной Французской буржуазной революции послужило выросшее до критической остроты противоречие между производительными силами и феодальными производственными отношениями, которые, будучи пережитком средневековья, сдерживали общественные отношения и дальнейший рост экономики. Произвол властей вызывал недовольство всех социальных групп, за исключением части дворянства и духовенства. Устаревшие порядки, взыскание сборов, налогов, бесконечные поборы доводили промышленников, купцов, крестьян до отчаяния. Цеховая регламентация сдерживала развитие промышленности. Чтобы пополнить пустующую казну, правительство допускало произвол, например, незаконно заключая богатых буржуа в тюрьму с целью получения значительных денежных выкупов.

Франция того времени была аграрной страной, основную массу населения составляли крестьяне; отсутствие у них материального достатка препятствовало их вовлечению в торгово-промышленные отношения. Буржуазия, занимавшаяся торговлей, страдала от феодальных ограничений, внутренних таможен. Процветающая монополия допускала к внешней торговле только незначительную часть привилегированного купечества.

Закрепляя привилегии высших сословий, феодальное право исключало свободную крестьянскую собственность на землю, которая до XI в. существовала в форме аллоидальных владений. Со временем феод стал основной и единственной формой поземельной собственности. В результате передачи части феода подвассалам сложилось

правило «нет земли без сеньора», другими словами, каждый держатель земли должен был иметь своего сеньора.

Земельный надел являлся собственностью двух или нескольких феодалов, при этом соблюдались четкие разграничения прав собственников в зависимости от их социальной принадлежности. Таким образом, вассал имел право эксплуатации крестьян путем взимания различных поборов, а сеньор, выступая в качестве верховного собственника земли, сохранял за собой административно-судебные права и контроль за распоряжением земельным участком .

В феодальной Франции закон понимался как публично-правовые традиции, слагающиеся из обычаев, прецедентов, договоров и, в незначительной степени, из норм позитивного права, королевских постановлений, именуемых ордонансами. Законодательные акты и различные сборники не имели целью регулирование общественных отношений, требующих правовой регламентации. На развитие закона с начала революции стала оказывать влияние правовая практика; так накапливался материал, впоследствии отразившийся в законах. Луазо, современник Великой французской революции, писал тогда: «:…при феодализме не существовало ни прав, ни правосудия, ибо сила стояла выше разума и правды» . Многочисленные источники свидетельствовали о произволе и несправедливости королевской администрации и судов. Судейские должности передавались по наследству и продавались; усугубляли положение взяточничество и коррупция.

С самого начала революции возникла необходимость принятия нового законодательства, которое было бы способно урегулировать общественные отношения и прекратить произвол в судебных органах. Революционное правительство приняло решение о создании гражданского кодекса. 5 июля 1790 г. Национальная ассамблея приняла постановление о необходимости кодифицирования гражданского права. Декретом провозглашалось, что законы должны быть пересмотрены и реформированы. Законодатели обещали создать новый кодекс. Первая французская Конституция 1791 г. подтверждала, что будет принят общий для всего королевства Кодекс гражданских законов.

Буржуазия Франции представляла собой вполне сформировавшийся класс, отлича-

лась образованностью и, что немаловажно, поддерживала передовые идеи философов-просветителей. Благодаря материальной помощи со стороны буржуазии получили распространение идеи известных просветителей: Монтескье, Руссо, Вольтера, Локка — о необходимости серьезных государственно-правовых демократических преобразований. Значимый вклад в создание буржуазного права внесли выдающиеся теоретики предреволюционного периода — Беккарий, Гельвеций, Гольбах, критиковавшие феодальные порядки. Они изучили и теоретически обобщили правовой опыт буржуазной революции Англии, Нидерландов, США, сформулировали основные принципы буржуазного права.

С одной стороны, свершившаяся буржуазная революция открывала возможность построения новых государственных органов на принципах представительства, выборности, срочности, отчетности, а с другой стороны, возникла необходимость создания законодательной базы, дававшей возможность реализации всех демократических преобразований. В основу нового законодательства были заложены идеи Просвещения, но создателям удалось сохранить и традиционную юрисдикцию. Знаменитый Кодекс Наполеона включал и нормы обычного, кутюмного права. Таких норм сохранялось немного, но они нашли отражение в тексте. Доктор юридических наук, профессор Варшавского университета В. Волод-кевич называет кодекс «мечтой Просвещенного века…, нового права — ясного, понятного для простых людей, которое не нуждалось бы в софистических толкованиях профессиональных юристов» .

Гражданский кодекс Наполеона включал многочисленные нормы, заимствованные из римского права, особенно частноправовые, что было удобно для практикующих юристов того времени, которые, как правило, заканчивали европейские университеты и, воспитанные на римском праве, могли свободно применять нормы нового гражданского кодекса.

В качестве теоретической основы создатели Кодекса использовали естественное право, которое, не являясь судебным, на практике могло быть применимо через законодательные акты. Идея создания кодифицированного акта имела революционное значение: испокон веков юг

Франции был местом писаного, а север —

обычного права. Многие юристы считали просто невозможным «вдруг изменить» законы и подчинить всю Францию единообразной правовой системе .

Кодекс отражал состояние общества, достигшего зрелости и имевшего развитые товарно-денежные отношения; он был призван устранить путаницу и противоречия в огромном количестве различных нормативных актов. По словам Ф. Севена, законодательство Наполеона собрало воедино все успехи и учения прошлого, отбросив при этом все несовместимое с новыми идеями .

Особая важность кодификации права состояла в успешном социально-экономическом и политическом развитии общества в послереволюционных условиях. Во Франции, например, кодекс заменил около 15 тыс. законодательных актов, принятых в последние годы, что значительно упрощало работу юристов-практиков.

24 июня 1793 г. Конвент поручил Законодательному комитету подготовить гражданский кодекс, который был бы единым и действовал на территории всей республики. В последующие годы Камбасерес представлял три проекта: два — во время правления Конвента и один — правительству Директории. Первый проект состоял из 695 статей. Конвент отклонил его «как чрезмерно юридический». Робеспьер находил этот проект слишком «простым», он говорил: «Законодатель. творит национальный дух при помощи мудрых законов. Законы великого народа не могут быть простыми» . Второй проект был представлен Конвенту 9 сентября 1794 г.; он отличался краткостью и состоял из 297 статей. Конвент отклонил его опять по той же причине, также охарактеризовав как «простой». Проект, представленный правительству Директории, даже не обсуждался. Революционные правительства, занятые политической борьбой, не находили возможности заниматься кодификацией.

Тем временем народ ожидал восстановления твердого правопорядка. Необходимость нового права диктовалась потребностью юридически оформить и закрепить отношения капиталистической собственности. Правительство Наполеона, озабоченное завоеванием доверия народа и популярностью, приступило к работе по кодификации.

Работы над Кодексом возобновились при непосредственном участии самого Напо-

леона Бонапарта, тогда первого консула Франции. Это был кропотливый и основательный труд. Наполеон Бонапарт не имел специального юридического образования, однако он вполне осознавал потребность создания законов, способных регулировать новые буржуазные отношения.

Декретом от 14 августа 1800 г. была назначена комиссия из четырех человек, в декрете они были названы докладчиками. Их выбор не был случайным: Наполеон рассматривал их как представителей различных составляющих французской культуры, одни изучали обычное право (кутюм-ное), другие — писаное право. В комиссию входили Ж. М. Порталис, Ф. Д. Тронше, Ж. Мельвиль и Ф. Ж. Биго де Приамне.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Наиболее выдающейся личностью был Ж. М. Порталис, известный юрист с юга Франции, воспитанный в традициях римского права, критиковавший Просвещенный век за пренебрежение к изучению юриспруденции. Порталис отверг ранее представленные проекты 1793, 1794 и 1796 г., разработанные Камбасересом, как акты, излишне подчеркивающие «революционный дух». В то же время он был противником упрощения закона, считая, что римское право должно стать фундаментом новой гражданско-правовой кодификации. В работе над Кодексом Порталис придерживался принципа единства права, его унификации, считал необходимым создать такой акт в сфере гражданских правоотношений, который отличался бы завершенностью и был всеобъемлющим.

Сторонником обычного права выступал Тронше. Адвокат, имевший богатую практику, он находился под влиянием доктрин римского права. В те годы Тронше был президентом кассационного трибунала. Все члены комиссии были квалифицированными специалистами, юристами-практиками, представляли разнообразные научные направления и взгляды. Кроме того, все они пережили тяжкие невзгоды революционных бурь и были склонны отстаивать юридическую традицию.

Комиссия работала над проектом недолго — всего четыре месяца. Современники критически восприняли проект, ссылаясь на объединение в нем довольно разнородных составляющих: ранее действовавшего французского цивильного права, кутюмного, римского и согласованного с интересами крупной буржуазии

революционного законодательства. Как показало время, это стало достоинством Кодекса, а не изъяном. Обратившись к Дювернуа, нельзя не упомянуть принцип, согласно которому право народа не может быть системой положений, произвольно созданных мыслью юриста .

По настоянию Наполеона проект в виде 36 титулов был разослан на рассмотрение в судебные органы Франции и спустя 11 месяцев с замечаниями судов поступил на обсуждение в Государственный совет, где Наполеон лично принимал участие в его обсуждении .

Характер Наполеона не позволял ему оставаться пассивным зрителем, «всеобъемлющий Бонапарт желал доказать недовольным критикам, скептически относящимся к новому военному правителю, что он. так же хорошо видит толк в гражданских законах, как и в военных регламентах» .

Проекту Кодекса предстояло пройти сложную законодательную процедуру, поскольку во время правления Наполеона законодательная власть принадлежала не одному, а целому ряду органов: Государственному совету, Трибунату, Законодательному корпусу и Сенату. Первоначально проект рассматривался в Государственном совете, затем в Трибунате. Эти два органа, правительственный и народно-представительный, обсуждали проект и могли представить свои заключения Законодательному корпусу, который уже принимал или отвергал закон. Последней инстанцией был Сенат, который мог одобрить закон или признать его неконституционным.

Проект Кодекса, даже не рассмотренный до конца, уже вызвал недовольство Трибуната и Законодательного корпуса. Кодификация оказалась под угрозой, но Наполеон не побоялся вступить в конфликт с членами Трибуната, сняв проект с обсуждения. Подходил срок частичной замены членов Трибуната, чем и воспользовалось правительство. Также был установлен новый порядок упрощенных отношений правительства с Трибунатом.

9 сентября 1802 г. обсуждение проекта возобновилось. В. А. Юшкевич, магистр римского права, исследуя деятельность Наполеона Бонапарта, пишет, что его основное знакомство с законодательством революционного периода не вызывает какого-либо сомнения. Приобрел Наполеон эти знания непосредственно из жизни как

современник или специально проштудировал гражданские законы и проекты времен революции — неизвестно. В. А. Юшкевич отмечает природный ум и начитанность Наполеона, характеризует его как «глубокого психолога, богато одаренного способностью к точному отвлеченному мышлению, он должен был схватывать каждую юридическую идею на лету» .

Особое внимание комиссия уделяла обсуждению проблем права лиц и семьи; обязательное и вещное право вызывало меньше внимания. Подобное направление работы над Кодексом можно объяснить влиянием века Просвещения, когда особое внимание уделялось личности. С другой стороны, это можно объяснить влиянием римского права: авторы проекта признавали «его мудрость и рассматривали в качестве модели, противостоящей идеям «века философов и литераторов”» .

21 марта 1804 г. 36 законопроектов отдельных институтов гражданского права были объединены и изданы под названием «Гражданский кодекс французов». Кодификация была завершена, период двойственности права закончился благодаря свободной творческой деятельности юриспруденции и содействию законодателя.

В зависимости от того, кто находился у власти, менялось и название Кодекса. В период Империи, в 1807 г., он именовался Кодексом Наполеона; в 1816 г. вновь получил название гражданского, однако в истории справедливо сохранился под первоначальным названием — Гражданский кодекс Наполеона.

Гражданский кодекс 1804 г. уже не содержал крайне революционных радикальных положений, так как власть в период империи принадлежала крупной буржуазии. Как отмечает Н. А. Крашенинникова, первый консул нередко лично участвовал в обсуждении ряда статей проекта; некоторые положения, ассоциировавшиеся с революцией, по его инициативе были устранены как чрезмерно радикальные. Кодекс, утверждая принципы нового гражданского права, имел революционное для своего времени значение, он был удобен в применении; заменив 1452 кутюма, имел не только практическое, но и научное значение. Авторы обработали огромное множество норм римского и обычного права, отличающегося своим партикуляризмом, применили юридически революционные идеи. В то же

время авторы учитывали судебную практику парижского парламента и ордонансы французских королей, им удалось разработать систему кардинально обновленного права. Кодекс удачно сочетал в себе черты уникального для своего времени законодательного акта, содержал основные понятия и институты гражданского права, «отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций» .

ГКФ содержал вводный титул и основную часть, состоящую из 2281 статьи. Нормы кодекса строились на институционной системе права, выработанной известным римским юристом Гаем: о лицах, вещах и формах процесса. Структура Кодекса отразила схему построения римского права: лица, вещи, наследование и обязательства. Кодекс состоял из трех книг, первая носила название «О лицах», включала 508 статей; вторая называлась «Об имуществах и различных видоизменениях собственности» (194 статьи); третья книга была озаглавлена «О различных способах, которыми приобретается собственность» (1570 статей). Трем разделам основного текста предшествовал небольшой (6 статей) титул, в котором говорилось о территории, опубликовании, времени действия и применения закона.

Система построения правовых норм по институциям римского права вошла в практику французских юристов в XVIII в. Крупнейшие французские правоведы (Ф. Буржон, Р. Ж. Потье, К. Ж. Оливье), изучая Пандекты Юстиниана, внесли в правовую науку неоценимый вклад. Учитывая их опыт, составители ГК изложили третью книгу по пандектной системе, когда нормы права делятся на общую часть и несколько специальных частей, в которых детально регламентируются правовые институты.

Подобно современному позитивному праву, ГКФ не упоминал о религиозных предписаниях, был абсолютно свободен от морали, судьям давалась возможность поступать по своему усмотрению, если закон «молчал» или его содержание было неясно. Статьи вводного титула подчеркивали преемственность Деклараций прав человека и гражданина 1789 и 1793 г.

За время революции буржуазное право, сформировавшееся вместе с буржуазным государством, сложилось в своих основных чертах. Будучи исторически прогрессивным, оно сменило отжившее феодальное

право, закрепило новые производственные отношения. В отличие от предшествующих типов, буржуазное право предоставляло всем равные права перед законом. Институт частной собственности становился краеугольным камнем буржуазной правовой системы, утвердившей право неограниченной собственности. В основу обязательственного права закладывались принципы свободы и равенства как юридический фундамент для обоснования свободы договора и равенства сторон .

ГКФ вводился в действие после его опубликования на всей территории Франции. Закон не мог иметь обратной силы, правоспособность и дееспособность распространялись только на французов, даже когда они находились за пределами Франции, частные соглашения не могли противоречить общим законам . Принципы нового права представлялись с позиций теории естественного права, справедливыми и неотъемлемыми.

В ГКФ ничего не сказано о юридических лицах. Несмотря на его прогрессивное содержание и революционное значение, Кодекс не упоминает юридических лиц как субъектов права. По всей вероятности, составители опасались создания условий, благоприятствующих возрождению феодальных цехов или гильдий. С другой стороны, капиталистические отношения в то время только развивались, предпринимательская деятельность, осуществляемая отдельными лицами, еще не достигла должного уровня развития.

Кодекс имеет четкое построение, отличается лаконичностью, простотой и ясностью изложения правового материала. Принятие ГКФ способствовало устранению противоречий, путаницы в разрозненном законодательстве .

По форме изложения и простоте языка Кодекс был понятен не только юристам. Неоспоримо внутреннее содержание кодекса, повлиявшее на законодательство почти всех европейских государств. С. В. Пах-ман, русский правовед, отмечал неполноту и наличие в Кодексе научных определений, заимствованных у Потье, которые вносят «неясность многих положений» . И, тем не менее, ГКФ был переведен почти на все языки Европы, он был введен в действие в Италии, Голландии, в некоторых германских государствах, его положения находят распространение в современном праве

2004. С. 446.

2. Боботов С. В. Правосудие во Франции : учеб. пособие. М., 1994. С. 5.

5. Севен Ф. Законодательство Наполеона. СПб., 1870. С. 2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. С. 121.

7. Там же. С. 128.

8. Юшкевич В. А. Наполеон I на поприще гражданского правоведения и законодательства. М., 1905. С. 15.

9. Там же. С. 16.

10. Там же. С. 24.

11. Володкевич В. Указ. соч. С. 125.

12. История государства и права зарубежных стран : учебник : в 2 т. / отв. ред. Н. А. Крашенинникова. М.,

2005. Т. 2: Современная эпоха. С. 652.

15. Косарев А. И. История государства и права зарубежных стран : учебник. М., 2002. С. 361.

16. Пахман С. В. История кодификации гражданского права. М., 2004. С. 55.

Париж, 21 мая 2019, 09:20 — REGNUM 20 мая госпиталь Реймса (Франция) прекратил медицинское обслуживание и кормление 43-летнего Венсана Ламбера, находящегося в вегетативном состоянии уже 11 лет. Вечером парижский суд распорядился возобновить поддержание жизнедеятельности его организма, передает немецкий канал n-tv.

Парижский апелляционный суд обязал власти «принять все меры», чтобы сохранить жизнь Ламбера. В своем решении суд сослался на соответствующие заключения Комитета Организации Объединенных Наций по защите прав инвалидов. К помощи Комитета прибегли родители пациента, отвергающие идею эвтаназии по религиозным причинам. Ранее власти Франции уже отвергали требование Комитета, сославшись на то, что они не имеют юридической силы.

Как сообщало ИА REGNUM, родители Венсана Ламбера накануне публично обращались к президенту Франции Эммануэлю Макрону с требованием отменить решение врачей о прекращении кормления их сына. Макрон ответил, что не в силах это сделать. Врачи ссылались на закон от 2016 года, который позволяет прекратить лечение, если оно кажется «бесполезным и несоразмерным или просто искусственно сохраняющим жизнь». 20 мая Европейский суд по правам человека отклонил новую жалобу родителей.

Венсан Ламбер, работавший медбратом, попал в автомобильную аварию в 2008 году. С тех пор он парализован и не может говорить. Согласно последним отчетам врачей, пациент не пребывает в сознании и его состояние не может улучшиться. Видеокадры из палаты показывают, что пациент не находится в состоянии комы. Юридическая борьба за его жизнь длится уже несколько лет. Согласие на эвтаназию дала супруга Ламбера.

Читайте ранее в этом сюжете: Во Франции совершают принудительную эвтаназию инвалида вопреки воле семьи

Читайте развитие сюжета: Право на смерть: почему эвтаназия в России не оправдана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *