Генерала горбатого

Генерал армии Горбатов Александр Васильевич участвовал в нескольких войнах – Первой мировой, Гражданской, советско-польской и, конечно, Великой Отечественной.

Как офицер и командир он приобрел особую репутацию. Генерал часто смело высказывал свою точку зрения на стратегию ведения войны, мог открыто отказаться выполнять приказы Москаленко, Рокоссовского и самого Жукова, если военные расчеты требовали жертвовать тысячами солдатских жизней ради сиюминутного успеха. Такая победа «любой ценой» была не для него. И солдаты под командованием генерала Горбатова брали города, избегая больших потерь.

Горбатов не только прошел воинский путь, но и был проверен на прочность в сталинских лагерях, когда в 1937 году был обвинен в участии в «военно-фашистском заговоре Тухачевского». Но даже под пытками НКВД он не признавал себя виновным. Хлебнув лиха, этот «вдумчивый командир и интересный человек» (так о нем отзывался маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский) был последовательным, рациональным и неприхотливым в быту, а также требовательным на службе, особенно к себе. Что признавал и И.В. Сталин, когда говорил неодобрительно, но уважительно про генерала, что «Горбатова только могила исправит». Сказалось его полное лишений детство и служба в царской армии.

Будущий генерал родился 21 марта 1891 года в крестьянской семье в деревне Пахотино, расположенной во Владимирской губернии (на сегодняшний день – территория Ивановской области). У Александра Васильевича было пять братьев и пять сестер, и такая большая семья буквально вела постоянную борьбу за свое существование.

Александр еще в детстве выделялся из своих братьев и сестер. Сельскую трехлетку он закончил с похвальным листом. Уже в те годы он научился нестандартно мыслить. Это прославило его подростком. Тогда он успешно наладил в округе и даже за семьдесят верст продажу, с неслыханной для крестьян прибылью, варежек, которые его семья и односельчане изготавливали на продажу. Вскоре уже многие из взрослых желали пообщаться с таким «мальцом-удальцом».

Вскоре, несмотря на уговоры родителей, Горбатов Александр Васильевич отправился в Шую. Это был город, в котором начинался новый этап в его жизни. Парень был принят приказчиком в магазин обуви. Три первых года он терпел насмешки, побои, но упорно стремился к своей цели – получать жалованье за свои труды. В торговле его дела шли успешно, даже слишком. Но после первых успехов Александра Васильевича (как тогда говорили) «забрили в солдаты». Это был 1912 год.

В октябре 1912 года он начал служить в Черниговском 17-м гусарском полку. В его составе он стал участником Первой мировой войны, сражался в Польше, в Карпатах, на реке Стоход, получил ранение в боях, а за храбрость получил звание старшего унтер-офицера и был награждён Георгиевскими крестами и медалями.

В годы Гражданской войны он осознанно присоединился к Красной Армии. И важный боевой опыт, приобретенный на войне, качества наблюдательности, исполнительности, инициативности оказали на него большое влияние при формировании офицера РККА. Горбатова заметило руководство Красной Армии. Для новых частей не хватало решительных опытных командиров. Поэтому первоначально он стал командовать взводом, затем эскадроном, а потом и 58 кавалерийским полком, и отдельной Башкирской кавалерийской бригадой в 1920 году. Его части воевали против генерала А.И. Деникина на юге России и войск Петлюры в Малороссии. После Гражданской войны Горбатов был оставлен на службе в кавалерии вплоть до сентября 1937 года.

Резкий поворот в его жизни произошел в сентябре 1937 года, когда в ходе массовых репрессий в РККА А.В. Горбатов был снят с должности «за связь с врагами народа». Сначала его направили в распоряжение Управления по командному и начальствующему составу РККА и исключили из ВКП(б). После тяжелых расследований, которые не подтвердили обвинения, в марте 1938 года Горбатов был восстановлен в партии и назначен заместителем командира 6-го кавалерийского корпуса. Однако в октябре 1938 года его уволили в запас и вновь арестовали. Горбатов подвергался пыткам следователей НКВД, но не признавал свою вину и не хотел оговаривать сослуживцев. В своих воспоминаниях Александр Васильевич писал: «Допросов с пристрастием было пять с промежутком двое-трое суток; иногда я возвращался в камеру на носилках. Затем дней двадцать мне давали отдышаться… когда началась третья серия допросов, как хотелось мне поскорее умереть!» Арест и тяжелейшие условия содержания, сопряжённые с неимоверным физическим и психологическим давлением, его не сломили. «Лучше умру, чем оклевещу себя, а тем более других» – отвечал Горбатов следователям.

По решению суда он был приговорен к 15 годам заключения и 5 годам поражения в правах. Около двух лет провёл он в колымских лагерях, но весной 1941 года, накануне Великой Отечественной войны, его освободили наряду со другими известными полководцами и военачальниками, также несправедливо осуждёнными.

Горбатов был восстановлен в армии и ему выплатили жалованье за всё время от ареста до освобождения. Однако полностью вернуться к семье он так и не смог, поскольку началася война.

Он просил, чтобы его направили на самый тяжелый участок. Витебское направление было крайне важным участком фронта. Когда Александр Васильевич оказался под Витебском, то застал удручающую картину: целые подразделения шли на восток. Кто-то получил ложный приказ по цепи, кого-то напугали действия вражеской артиллерии. Уныние и подавленность царили в рядах советских воинов.

Горбатов переподчинил паникеров и организовал оборону. Но общее отступление было не остановить. А 22 июля одному из немецких автоматчиков удалось ранить Александра Васильевича в ногу, и он прихрамывал до конца войны. Горбатов А.В. вернулся в Москву, но чувство вины заставляло этого советского полководца рваться в бой. Залеживаться в госпитале не стал, отпросился на фронт, едва зажили раны. Трость на войне не сыщешь, а нога болит. Так и ходил боевой генерал по позициям, опираясь на тяжелую суковатую палку.

Звёздный час для Александра Васильевича наступил в 1943 году. Будучи уже командующим 3-й армией, он раскритиковал утверждённый высшим командованием план наступления под Орлом. Не желая посылать свои войска на кинжальный огонь противника, командарм высказал особое мнение представителю Ставки Георгию Жукову и предложил своё решение. Жуков сначала возмутился. План подписан самим Сталиным, до наступления считанные дни! Однако, выслушав доводы Горбатова и поразмыслив, согласился с ним.

В результате 5 августа 1943 года войска 3-й армии освободили Орёл с минимальными потерями. 26 сентября 1943 года 3-я и 50-я армии Брянского фронта под командованием генерал-лейтенантов А.В.Горбатова и И.В.Болдина вступили на территорию Белоруссии и освободили районный центр Хотимск Могилевской области. Так началось освобождение Белоруссии от немецких оккупантов. Впоследствии 3-я армия под его командованием успешно участвовала в Белорусской операции, в боях в Восточной Пруссии, в битве за Берлин.

В марте 1950 года Горбатов неожиданно для себя получает назначение командующим Воздушно-десантными войсками. Мудрость и житейский опыт Александра Васильевича проявились с первых дней пребывания в новой должности. Горбатов с удовлетворением отмечал смелость и сноровку десантников. В то же время новый командующий отметил тот факт, что на учениях войска десантировались только в хорошо знакомой местности, а также медлительность в захвате района и при переходе к обороне. Он требовал, чтобы впредь сразу же после приземления, не теряя на одной минуты, подразделения приступали к решению задач.

Бескомпромиссный характер и верность принципу сохранения жизней подчинённых и на новом поприще давали свои результаты. На одном из учений он стал свидетелем схождения в воздухе двух парашютистов. Отметив мужество десантников, всё же решил разобраться в причинах случившегося и ряда других похожих случаев. Убедившись, что подобные инциденты происходили с куполами парашютов новой системы, несмотря на мощное противодействие промышленности и недовольство военного руководства, Горбатов добился, чтобы на вооружение ВДВ поступали проверенные парашюты предыдущей серии, которые хоть и дороже в производстве, но гораздо надёжнее.

В 1954 — 1958 годах Горбатов стал командующим войсками Прибалтийского Военного округа. По поводу этих лет службы генерал потом вспоминал: «В эти годы началось бурное развитие ядерного оружия, а также различной новой техники… Мы разъясняли солдатам и офицерам, что если и раньше во всех войнах основную роль играл человек, то в будущей войне его роль еще больше возрастет… Не буду перечислять всех мер, которые мы для этого принимали; ограничусь тем, что скажу: нами был использован опыт, накопленный многими генералами и офицерами». В 1958 году генерал переходит на почетную должность в составе Группы генеральных инспекторов МО СССР. Больше времени он может теперь уделять и общественной деятельности в своем родном крае, и написанию мемуаров, которые вышли в 1965 г. под названием «Годы и войны». Так на их страницах он пишет: «Я являюсь шефом одной из школ на моей родине — в городе Шуя. От ее учеников получаю много писем и поздравлений к праздникам. Дети, видно, прилагают много старания, чтобы выбрать лучшие открытки».

Для командующего, как и на войне, цена человеческой жизни была выше амбиций и ведомственных интересов. Таким же образом Александр Васильевич добился отмены снабжения войск ненужными или устаревшими образцами вооружения и экипировки.

И всё-таки одной из главных заслуг на данном посту десантники по праву считают умение Горбатова разбираться в людях.

После окончания школы, в июне 1941 года юноша поступил в 1-е Московское артиллерийское училище имени Красина. 7 ноября 1941 года курсант Арбатов участвовал в военном параде на Красной площади. Его училище открывало парад, после которого училище было эвакуировано на Урал, в Миасс. В самом конце 1941 года Георгий Арбатов окончил его и в звании лейтенанта был направлен начальником разведки в 221-й отдельный гвардейский дивизион.

В качестве боевого офицера гвардейских минометных частей 1-го и 2-го Украинских фронтов Георгий Аркадьевич участвовал в сражениях Великой Отечественной войны сначала в должности начальника разведки гвардейского минометного дивизиона, командира батареи, заместителя командира дивизиона, а затем помощника начальника штаба 17-го Гвардейского минометного полка. Он воевал на Калининском, Степном, Воронежском, 1-м и 2-м Украинских фронтах. В 1943 году он тяжело заболел туберкулезом легких и был отправлен в тыл. Летом 1944 года Георгий Арбатов был демобилизован как инвалид Отечественной войны 2-й группы.

За боевые заслуги он был награжден многими орденами и медалями, в том числе в 1943 году — Орденом Красной Звезды.

Решение заняться проблемами международных отношений созрело у Арбатова еще на фронте, когда он прочитал в газете «Известия» объявление о том, что в Московском университете открывается факультет международных отношений. В 1944 году он в подал документы на этот факультет и был принят. Несколько месяцев спустя факультет стал самостоятельным Институтом при Министерстве иностранных дел СССР. В институте Георгий Арбатов решил специализироваться на изучении Соединенных Штатов Америки и учить английский. В 1949 году Арбатов с отличием окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) (специальность «международное право»), а в 1954 году — заочную аспирантуру МГИМО. В 1958 году он защитил кандидатскую диссертацию, а в 1964 году — докторскую. После окончания института Арбатов начал работать в издательстве «Иностранная литература», в дальнейшем работал в периодических изданиях: в 1953-1957 годах — заведующим отделом в журналах «Вопросы философии», в 1957-1959 годах — в журнале «Новое время», в 1959-1960 годах — консультантом в журнале «Коммунист», в 1960-1963 годах — обозревателем журнала «Проблемы мира и социализма».

В 1963 году стал заведующим сектором Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР (ИМЭМО АН СССР).

В 1964 году Арбатова назначили консультантом, затем руководителем группы консультантов отдела ЦК КПСС.

В 1967 году он создал и возглавил Институт США и Канады Академии наук СССР, который долгие годы занимал видное положение в выработке внешнеполитического курса страны.

С 1967 по 1995 год Арбатов был его бессменным директором, превратив Институт в крупнейший научный центр, осуществляющий комплексные исследования политических, военных, экономических и социальных проблем США и Канады. Под руководством Арбатова в стране была создана российская школа американистики, им подготовлено 36 кандидатов и 14 докторов наук.

В 1998 году Георгия Аркадьевича избрали почетным директором этого института.

Арбатов принимал активное участие во всех переговорах между США и СССР, досконально знал все детали их политического, дипломатического и военного противостояния, был лично знаком с президентами США (от Джонсона до Буша-старшего), а также со многими другими политиками мирового масштаба.

Георгий Арбатов — доктор исторических наук, профессор, академик Российской академии наук (с 1970 года — членом-корреспондент АН СССР, с 1974 года — академик АН СССР, затем Российской академии наук, состоял в Отделении общественных наук РАН).

Он автор более 100 монографий, общий тираж которых превышает 2 миллиона экземпляров, опубликованных на 10 языках. Многие его труды используется в качестве учебников на исторических факультетах и факультетах журналистики ведущих вузов России и СНГ. Его авторская монография «Человек системы» (2002) — мемуары непосредственного участника многих важнейших событий, связанных с развитием отношений между двумя супердержавами — СССР и США.

Академик Арбатов вел большую общественную деятельность на постах кандидата в члены (с 1976 г.), члена ЦК КПСС (с 1991 г.); депутата Верховного Совета СССР в 1974-1989 гг.; народного депутата СССР в 1989-1991 гг.; с 1975 г. он был заместителем председателя Общества СССР-США. Был заместителем председателя Советского комитета защиты мира, членом Комиссии по вопросам разоружения и безопасности («Комиссии Пальме»), членом экспертных и консультативных органов МИД России, палат Федерального Собрания Российской Федерации, участником ряда международных и российских неправительственных организаций.

Георгий Арбатов был старейшим членом Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН. С 1969 года он принимал активное участие в работе Пагуошского движения ученых. В 1988-1992 годах, являясь членом Президиума Академии наук, академик Арбатов осуществлял общее руководство деятельностью национального Пагуошского комитета России.

За большой вклад в развитие науки академик Георгий Аркадьевич Арбатов награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета». Ему присвоено звание почетного гражданина города Черкассы, в освобождении которого он участвовал.

Георгий Арбатов был женат. Его сын — Арбатов Алексей Георгиевич (1951) — заведующий Центром международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений.

Общество Офицер-разоблачитель получил четыре года. Приговор обжалуется

Впятницу судья Владивосток-ского гарнизонного военного суда Виктор Француз приговорил майора запаса Игоря Матвеева, обвинявшегося в избиении двоих военнослужащих, к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима и лишению воинского звания. Матвеева взяли под стражу в зале суда. Обвинение удовлетворено приговором, равно как и Восточное региональное командование (ВРК) Внутренних войск МВД России в лице начальника пресс-службы подполковника Алексея Боровицкого. Со своей стороны, адвокат Матвеева Маргарита Люденко уже направила кассационную жалобу (очень мощный документ — текст есть в редакции) в Тихоокеанский флотский военный суд. «Утверждение суда, что Матвеев виновен, не соответствует действительности. Суд основывался на показаниях свидетелей обвинения, критически отнесясь к показаниям защиты. Было допущено огромное количество процессуальных нарушений», — утверждает Люденко. Матвеев виновным себя не признает и отрицает факт рукоприкладства. Ряд правозащитных организаций выступили в защиту опального майора.

Третий процесс, первый реальный срок

Процесс Матвеева напоминал сериал Дэвида Линча «Твин Пикс». На авансцене появлялись все новые персонажи, из шкафов извлекались многочисленные скелеты, все действующие лица оказывались в чем-то замешаны и состояли друг с другом в самых причудливых отношениях. Речь часто шла о вещах, не имеющих прямого отношения к избиению, — о разоблачениях Матвеева, о той самой собачьей тушенке и т. д. Все новых свидетелей вызывали телеграммами из отпусков, допрашивались то полковник из московского главка ВВ МВД, то генерал-лейтенант Стригунов — командующий ВРК. Свидетели говорили кто во что горазд. Некоторые к суду меняли свои показания, данные в ходе следствия, на противоположные. Матвеев утверждал, что у ряда свидетелей обвинения есть основания его оговаривать.

Но вот приговор оглашен. Матвеев признан виновным в избиении прапорщика Луканина и сержанта Чернакова 24 февраля 2011 года. Дело обречено на то, чтобы восприниматься как политическое: Игорь Матвеев стал известен после того, как через YouTube заявил на всю страну о нарушениях в приморских частях Внутренних войск — о «собачьих консервах», о проживании гастарбайтеров на территории воинской части, о хищениях продуктов и т. д. Да, теперь у оппонентов Матвеева — командира 107-й бригады ВВ полковника Султанбекова (уже бывшего командира; нет, его не «сняли» — напротив, вроде как повышают), генерала Стригунова — появляется новый козырь: мол, раз Матвеев осужден, значит, и всем его разоблачениям — грош цена. Однако мне кажется, что это тот самый случай, когда решение суда — еще не точка, а многоточие. Даже не потому, что вынесенный приговор обжалуется, а скорее потому, что «дело майора Матвеева» — больше, чем дело об избиении двоих военнослужащих офицером. Никто не спорит с тем, что рукоприкладство должно наказываться по закону; речь о другом — о системе, против которой пошел Матвеев, и о нарушениях, на которые Матвеев указывал 10 мая в своем видеообращении, после чего был уволен из войск, а затем попал под следствие.

Сам Матвеев интерпретировал свое увольнение (незаконное, по его словам) и возбуждение уголовного дела как месть командования за свои разоблачения. Командование видит ситуацию с обратной стороны: мол, Матвеев знал о скором увольнении и решил вынести сор из избы, чтобы привлечь к себе внимание общественности и превратиться в «пострадавшего за правду».

Интересно, что подобное происходит уже в третий раз. В 2004-м в Хабаровске Матвеева осудили по статье «Угроза убийством» (преследование офицера началось после того, как Матвеев стал препятствовать «продаже в рабство» солдат) — дали год условно, но оставили в войсках. В 2008-м в Грозном Матвеев снова выявлял вымогательство и приписки, в результате чего, как сообщали тогда СМИ, дознаватель комендатуры Сухоруков был осужден на два года, а комендант района Ильясов и все его замы (пятеро полковников) лишились должностей. Матвеева вскоре после этого осудили за оскорбление начальника и приговорили к 15 тысячам штрафа.

И вот сейчас — третий подобный эпизод. Понятно, что Матвеев, что называется, человек неудобный, какими вообще часто бывают борцы за справедливость. Оппоненты Матвеева утверждают, что он сам «попадал», а потом, чтобы избежать ответственности, вываливал компромат. Но компромат действительно был достоверен? Не зря же в Грозном полковники слетали с должностей? Первый замкомандующего ВРК генерал-майор из Хабаровска Игорь Горбач отмахивается: «Вскрывать злоупотребления, фотографируя мужчин вместе с женщинами в бане, — это подлость, а не вскрытие злоупотреблений! Ни одного не уволили… Шесть человек, которые сами написали рапорты на увольнение, — это когда главком там рубанул шашкой…»

Внутренние особенности Внутренних войск

Упомянутый генерал Горбач стал одним из самых активных «неформальных участников» процесса. Он почти два месяца дежурил у стен Владивостокского гарнизонного суда, хотя его сюда вообще не вызывали. Вряд ли это частый случай — когда майора судят за избиение прапорщика-наркодилера, а возле суда месяцами зачем-то ходит целый генерал (тем более что Луканина, по нашим данным, за сбыт наркоты осудили на 2,5 года колонии-поселения, а Матвееву дали четыре года общего режима; насколько эта ситуация типична?). По словам Горбача, у суда он «защищал честь Внутренних войск». Защита эта выражалась, во-первых, в демонстрировании журналистам толстенного досье с крайне негативными характеристиками Матвеева. Во-вторых, по крайней мере по версии самого Матвеева, — в работе со свидетелями обвинения: «Он их инструктирует, они выходят, он у них доклады принимает… А если они будут правду говорить — уволят так же, только не за правдивые показания, а за нарушения формы одежды, нарушение воинской дисциплины, найдут повод, это легко делается…»

Кроме чести Внутренних войск генерал, возможно, защищал и собственные служебные перспективы тоже. Ведь заявления Матвеева — в основном подтвержденные органами прокуратуры, а косвенно и Советским районным судом Владивостока, оставившим без удовлетворения иск в/ч 6890 к Матвееву, — нанесли серьезный репутационный удар по ВРК. «Я не отрицаю, и никто не отрицал, все факты, которые высветил Матвеев, они имели место, но они имели место раньше!» — признает и Горбач. Да, сегодня генерал может говорить, что нарушения были не столь вопиющими, как это представил Матвеев, что они были выявлены без Матвеева и еще до его выступлений устранены, а виновные — наказаны; но вопрос это дискуссионный, поскольку ВВ МВД — система закрытая. Здесь, как и в Минобороны, хорошо умеют «заминать» и «спускать на тормозах». Лишнее подтверждение — то самое избиение (если оно вообще было), за которое осудили Матвеева: получается, в феврале рукоприкладство попросту замолчали, хотя очевидцами были несколько старших (!) офицеров, а вытащили из-под сукна только в мае, когда Матвеев начал бурную деятельность по разоблачению прегрешений командования. Это обычная практика для ВВ — когда один офицер бьет прапорщика, а другие его покрывают? «Вы служили в армии? — отвечает риторическим вопросом Горбач. — Я могу вам точно сказать, что за каждую «палку» везде и всюду бьют по башке, это раз… Я вам честно скажу, что круговая порука — она существует везде, на любом предприятии, везде и всюду… Я не оправдываю тех офицеров, которые не доложили. Каждый из них смалодушничал».

Из слов и документов Горбача следует, что Матвеев — настоящее исчадие МВД: грубиян, алкоголик и вообще какой-то феерический отморозок. И вот такого офицера, дважды попадавшего под суд, зачем-то держат на службе — это тоже обычная практика? Его держали из милосердия? Или потому, что он имел компромат чуть ли не на всех командиров? Горбач склоняется именно к последней версии. Оказывается, в 2004 году, после первого суда (хабаровская история), Матвеева восстановили на службе после беседы с генерал-лейтенантом Котовым — тогдашним командующим ВРК: «Тогда все в шоке были. И разговор-то идет, я этот разговор доказать не могу, но все знают в округе, почему его тогда восстановили — потому что он шантажировал командующего… Разложил перед ним фотографии и сказал: либо мы с вами вместе будем служить, либо мы с вами вместе уволимся».

Что же это получается тогда за гениальный интриган, этакий профессор Мориарти, и почему с такими способностями к своим 37 годам Матвеев не дослужился до полковника? Уж мог бы с помощью того же компромата и звание себе выторговать, и жилплощадь, а не жить в съемной гостинке-клетушке на Кирова. И потом, что же это за войска, где на каждого генерала у какого-то майора имеется железный компромат?

— Может быть, ситуация другая, — размышляет генерал Горбач (аудиозаписи есть в редакции), — я просто не могу, у него есть связь еще, будем так говорить, с организациями, которые просто могли позвонить и сказать: так, стоп…

— С ФСБ, что ли?

— Я вам этого не говорил.

Лед под ногами майора

Не рискнул бы утверждать, что нужно принять за истину только версию самого Матвеева, но она кажется по крайней мере внутренне непротиворечивой. Можно, конечно, принять версию его оппонентов и согласиться с тем, что Матвеев — отъявленный негодяй и вообще недоразумение в славных рядах ВВ, но даже эта версия при ближайшем рассмотрении объективно работает против той самой чести Внутренних войск, которую генерал Горбач столь мужественно защищал у стен гарнизонного суда.

Итак, поверив Матвееву, мы соглашаемся с тем, что во Внутренних войсках творится полный бардак — на консервах зачем-то переклеивают этикетки, со складов воруют продукты, в частях живут гастарбайтеры. Поверив его оппонентам, мы соглашаемся с тем, что в частях ВВ одни офицеры избивают бойцов, другие офицеры эти факты замалчивают, на службе держат судимых алкоголиков, а майор-шантажист держит в страхе генералов.

Какая из этих картинок ближе к истине — один вопрос, а другой вопрос — какая картинка хуже, и единственный подходящий ответ на него — «обе хуже». Некорректно было бы демонизировать именно Внутренние войска и рядить в нимбы иные сферы — от юриспруденции до коммунального хозяйства; но тут случай все-таки особый. Во-первых, потому что Внутренние войска живут на бюджетные (наши с вами) деньги. Во-вторых, потому что это — силовая структура. В-третьих, потому что это подразделение МВД призвано защищать граждан от «внутреннего врага» (например от террористов, хотя в последнее время, похоже, их все чаще заменяют мифические «экстремисты», под которыми теперь начали понимать инакомыслящих, а проще говоря — здравомыслящих; но это другой вопрос). В-четвертых, потому что здесь — редкий случай — нашелся свой обличитель, взявший на себя функции не существующего в России гражданского общества.

Даже если Матвеев виноват, другие-то, оказывается, виноваты куда больше. Именно Матвеев привлек внимание к тому бардаку, который происходит в ВВ МВД. Дай бог, чтобы это повлекло (не верится, конечно, но все-таки) адекватные выводы. Какой бы ни была судьба самого опального майора, вызвавшего огонь на себя и вот теперь оказавшегося за решеткой.

Кассационная жалоба

Тихоокеанский флотский военный суд,
в судебную коллегию по уголовным делам.

От: адвоката Люденко М.А. в интересах
Матвеева И.В., содержащегося под стражей.

К А С С А Ц И О Н Н А Я Ж А Л О Б А

Приговором Владивостокского гарнизонного военного суда Матвеев И.В. признан виновным по 2 эпизодам п.»а» ч.3 ст.286 УК РФ и по совокупности назначенных судом наказаний ему окончательно к отбытию определено 4 года лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, с лишением воинского звания майор.

Защита не согласна с данным приговором, полагает его вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права по следующим основаниям.

Считаю, что вина Матвеева И.В. не нашла подтверждения в ходе судебного следствия и не подтверждается собранными по делу доказательствами.

Утверждение государственного обвинения, что доказательства виновности Матвеева И.В. собранные в ходе предварительного следствия нашли свое полной подтверждение в судебном заседании противоречат действительным обстоятельствам дела. Более того, еще в ходе предварительного следствия были добыты доказательства, которые противоречили друг другу, но данные противоречия следствием устранены не были. Эти противоречия не были устранены и судом, напротив судом эта ситуация была только усугублена. В своем желании соблюсти сроки расследования и сроки судебного рассмотрения дела следствие и суд допустили явное пренебрежение к правам подсудимого.
Судом, в судебном заседании были оглашены материалы административного расследования, проведенного по заявлению потерпевшего Луканина, исполненного свидетелем Вальковым Е.В.

Анализируя показания свидетелей, которые они давали в момент проведения административного расследования, показания этих же лиц в ходе предварительного следствия по уголовному делу и показания этих лиц в судебном заседании, можно прийти только к одному выводу, показания противоречат друг другу как в отношении каждого из свидетелей в отдельности, так и у свидетелей между собой.

В объяснении и рапорте, имеющимся в материалах административного расследования, потерпевший Луканин утверждал, что все события произошли в кабинете Матвеева около 21 часа, и что Матвеев нанес ему один удар ладонью по лицу.
Будучи допрошенным в ходе предварительного следствия он дал показания, что события происходили около 20-21 часа, и, что Матвеев нанес ему один удар ладонью по лицу.

В судебном заседании Луканин пояснил, что события происходили около 19-20 часов, и, что Матвеев нанес ему «несколько, 2-3 ударов» в область лица рукой.

По ходатайству защиты, в суде, в соответствии со ст.281 УПК РФ оглашен частично протокол допроса данного лица в ходе предварительного следствия от 21 мая 2011г.(том 1 л.д.257) в связи с наличием существенных противоречий в показаниях даваемых в судебном заседании по сравнению с показаниями, данными на следствии. Указанные противоречия выразились в том, что в судебном заседании 19 июля потерпевший Луканин заявил, что подсудимый Матвеев нанес ему несколько ударов в область лица рукой. В ходе предварительного следствия он давал показания, что удар рукой в лицо был один. Защитой было указано суду на наличие данных противоречий. Потерпевший не смог объяснить причину изменения им показаний.

Защитой так же был задан вопрос о том, по какой причине непосредственно после случившегося, на следующий день, потерпевший Луканин давая объяснение лейтенанту Боровикову, написал, что получил травму по личной неосторожности.
Потерпевший Луканин подтвердил этот факт, сказав, что действительно на следующий день при даче объяснения Боровикову сообщил последнему, что «поскользнулся и упал». Причину наличия столь разных версий получения им травмы он объяснить не смог.

На вопрос защиты о пояснениях свидетелю Казанцевой (медику части), потерпевший так же подтвердил, что при обращении в медпункт пояснил сотруднику Казанцевой, что получил травму сам, по личной неосторожности.
Отвечая на вопрос защиты по какой причине, на следующий день после случившегося он давал такие пояснения, потерпевший ничего пояснить не смог.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший Луканин так же пояснил, что пришел в кабинет Матвеева 1 мая во время работы там комиссии главкомата в составе полковников Чергина и Ковалева, так как собирался сообщить членам комиссии о совершенном в отношении него Матвеевым преступлении. Он пояснил суду, что именно узнав, что работает комиссия принял решение обратиться к ним за защитой.

Данные пояснения в судебном заседании Луканина, являются неправдивыми. При допросе в судебном заседании свидетелей Чергина и Ковалева, исследовании вещественного доказательства – диска с записью с телефона Луканина 1 мая 2011 года, совершенно достоверно было установлено, что ни за какой защитой к сотрудникам Главкомата Луканин обращаться не собирался. Как пояснили свидетели Чергин и Ковалев, Луканин войдя, попросил разрешения у Чергина, как старшего фоицера, обратиться к майору Матвееву, он вызвал его из кабинета. И только после того, как Матвеев, обнаружив у Луканина диктофон объявил об этом сотрудникам комиссии, Луканин под давлением Чергина стал сообщать, что Матвеев два месяца назад избил его в этом кабинете.

Под давлением собранных в судебном заседании доказательств, потерпевший Луканин был вынужден признаться, что действительно сообщил суду не правду, что в действительности он прибыл 1 мая в кабинет Матвеева, так как хотел вызвать его на разговор и записать его.

Однако в связи с тем, что судом было отказано в дополнительном допросе Луканина, остались не устраненными следующие противоречия в показаниях данного лица:

1) Время совершения в отношении него преступления.

2) Количество ударов которые Матвеев нанес Луканину ладонью по лицу.

В ходе допроса в судебном заседании потерпевшего Чернакова защитой выяснялся вопрос, по какой причине он не сообщил о совершенном в отношении него преступлении сразу после случившегося, а написал заявление в отношении Матвеева спустя более чем 2 месяца, он ничего пояснить не смог.

Фактически: после выхода 10 мая 2011 года видеообращения майора Матвеева И.В. к руководству государства о нарушениях закона в частях Внутренних войск, спустя более чем 2 месяца после происшествия 24 февраля, Луканиным 13 мая, а Чернаковым 19 мая были написаны заявления о привлечении Матвеева к уголовной ответственности. При этом на вопрос защиты, кто подсказал, что таковые заявления надо написать и с какой целью они написаны, оба потерпевших ответили, что никто им не подсказывал! Что якобы они сами додумались и практически одновременно так решили, пользуясь тем, что в части работала комиссия по Матвееву, они решили эти заявления подать.

Данная позиция потерпевших, по мнению защиты свидетельствует о том, что потерпевшим несомненно «подсказали» что необходимо подать указанные заявления, учитывая, что потерпевший Луканин сознался во лжи по поводу факта его появления в кабинете Матвеева 1 мая, а задать данный вопрос Чернакову защита не смогла, так как ей было отказано судом в вызове Чернакова для его дополнительного допроса по поводу написания им заявления на Матвеева, по другому объяснить это просто невозможно.

Защита еще раз обращает внимание суда на аудиозапись событий 1 мая.

Совершенно явно слышно на записи, что зашедший 1 мая в кабинет следом за Луканиным г-н Коваленок О.Г. сообщил, что в кабинет его послал полковник Султанбеков, узнать, как разрешается ситуация с Луканиным и Матвеевым.
Совершенно очевидно, что утверждение Матвеева, что командование части смоделировало эту ситуацию и в кабинет Матвеева Луканин 1 мая зашел по инициативе командования части 6890 – имеет под собой почву. Ничем иным появление Коваленка в кабинете, сообщившего, что командование уже в курсе, объяснить нельзя. Данная аудиозапись красноречиво свидетельствует о лжесвидетельстве в судебном заседании либо Коваленка, либо полковника Султанбекова, который заявил, что впервые слышит от Чергина, что Матвеев избил Луканина, что слова Луканина, о том, что 2 дня назад он подал рапорт на имя Султанбекова, это ложь, так как никакого рапорта в части обнаружено не было.

Кто же говорит неправду?

Этот вопрос так и остался тайной по настоящему делу. Показания Матвеева, что командование части умышленно сфабриковало в отношении него уголовное дело, направив в его кабинет Луканина, чтобы он вызвал Матвеева на разговор и записал, подтверждаются показаниями свидетелей Чергина и Коваленко, а так же аудиозаписью этого разговора, исследованной судом.

В объяснении свидетеля Бережного — Валькову при проведении административного расследования. Бережной пояснял, что в кабинет вошел Луканин, между ним и Матвеев начался разговор в напряженной форме, через 10 минут после его начала он вышел из кабинета, когда вернулся, в кабинете никого не было.
В судебном заседании свидетель Бережной пояснил, что во время инцидента с Луканиным, в кабинете помимо него находились Карасев и Алексеев. Они все видели и помогали ему оттаскивать Матвеева от Луканина. Бережной заявил, что Матвеев нанес Луканину удар ногой в голову. От этого удара у Луканина было рассечение кожи и текла кровь. Затем он дал Луканину 2 пощечины.

По ходатайству защиты оглашен частично протокол допроса от 10 июня 2011г. Лист 276 том 2 последний абзац. В той части, что он на следствии говорил, что от удара Матвеева у Луканина образовалась гематома на левой брови под левым глазом.
На вопрос защиты почему он говорит в судебном заседании, что у Луканина имелось рассечение кожи и текла кровь, хотя ранее он об этом не говорил, он пояснил, что всегда так говорил и настаивает на том, что от удара Матвеева у Луканина было рассечение кожи и текла кровь. Настаивал, что лично сам это видел.

По ходатайству защиты был оглашен частично протокол допроса Бережного в качестве свидетеля от 23 мая 2011г. Лист дела 230 том 2, 4 абзац.

В ходе данного допроса свидетель Бережной, будучи предупрежденным за дачу ложных показаний по ст.307 УК РФ, давал показания, что он не видел как Матвеев ударил Луканина так как выходил в это время из кабинета. Слышал через дверь как Матвеев отдал приказ «упор лежа принять», в связи с чем была отдана данная команда и была ли она выполнена Луканиным он не знает. Выйдя из кабинета он отправился домой.

На вопрос защиты Бережной пояснил, что он действительно в ходе следствия неоднократно давал пояснения и показания и следствию и проверяющим комиссиям, что не видел, чтобы Матвеев бил Луканина. Свое изменение показаний он не смог объяснить. Сказал, что говорил что не видел удара так как боялся, что Матвеев будет «полоскать» его в прессе.
На вопрос защиты, «полоскал» ли его имя в прессе Матвеев после того, как он изменил показания 10 июня 2011г. Бережной ответил, что нет. На вопрос защиты чего же тогда он якобы боялся? Бережной ответить не смог. При этом он подтвердил, что до 10 июня, до изменения им показаний, он, ранее, 4 раза (3 раза в объяснениях и 1 раз в протоколе допроса в качестве свидетеля) давал показания, что не видел, чтобы Матвеев бил Луканина.

В объяснительной Валькову свидетель Алексеев Е.А. говорил что в кабинете были Карасев, Воливач, Васильченко, Матвеев и Луканин. Он так же пояснял, что видел, как Матвеев нанес Луканину два удара ногой по лицу.
В судебном заседании, в ходе допроса свидетель Алексеев Е.А. сообщил следующее:
В его присутствии Матвеев скомандовал Луканину «принять упор лежа» и 2 раза нанес ему удар ногой по лицу. Он, Бережной и Карасев оттащили Матвеева от Луканина. Он видел 2 удара. У Луканина было разбито лицо. После этого Матвеев нанес Луканину удар ладонью 1 раз по лицу. Настаивал, что видел 2 удара ногой по лицу, слышал характерный звук — 2 щелчка с промежутком в 5-7 секунд.

Затем он стал путаться в показаниях и сообщил, что удара ладонью не видел вообще, видел замах рукой Матвеева, самого удара не видел. Настаивал, что от удара ногой у Луканина было рассечение кожного покрова и текла кровь, рана была глубокая, рассечение было на брови, а ниже текла кровь.

Получается, что все три очевидца – Луканин, Бережной и Алексеев, дают показания, которые противоречат друг другу. Это касается времени совершения преступления, количества ударов нанесенных потерпевшему и последствий от их нанесения. Однако по мнению суда данные противоречия являются несущественными и не влияют на доказанность вины подсудимого.

Свидетель Кучумов Н.П. пояснил, что производил видеозапис

№ 102 / Авченко Василий / 15 сентября 2011

Аннотация издательства: От солдата царской армии до командующего армией Советских Вооруженных Сил — таков боевой путь участника первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войн, Героя Советского Союза генерала армии А. В. Горбатова. Не просто складывалась судьба воина-коммуниста. Необоснованно репрессированный в период культа личности Сталина, он с честью прошел через все испытания, вернулся в боевой строй, и его полководческий талант в полной мере раскрылся в ходе сражений против немецко-фашистских захватчиков. О жизни и воинской службе, крутых поворотах судьбы, походах в боях, встречах с видными полководцами и военачальниками рассказывает А. В. Горбатов в своих мемуарах, которые не переиздавались с 1965 года. В это издание внесены некоторые уточнения. Для массового читателя.

Биографическая справка: ГОРБАТОВ Александр Васильевич (род. 21.3.1891) в деревне Пахотино ныне Палехского района Ивановской области в семье крестьянина. Русский. Член КПСС с 1919. Участвовал в 1-й мировой войне в качестве унтер-офицера. В Советской Армии с 1918. В годы Гражданской войны командовал полком. В 1926 окончил кавалерийские командные курсы, в 1930 — КУКС. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941. Командир стрелковой дивизии, стрелкового корпуса, а с июня 1943 — командующий армией. За умелое руководство войсками 3-й армии (2-й Белорусский фронт) в январе-феврале 1945 при прорыве долговременной обороны противника и отражении его контрударов в ходе Восточно-Прусской операции, личное мужество генерал-полковнику Горбатову 10.4.45 присвоено звание Героя Советского Союза. После войны командовал армией, воздушно-десантными войсками, войсками военного округа. С 1955 генерал армии. С 1958 в Группе генеральных инспекторов МО СССР. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952-61. Депутат Верховного Совета 2-5 созывов. Награжден 3 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени, Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, 2 орденами Красной Звезды, медалями, Почетным оружием, иностранными орденами. Умер 7.12.1973. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. (Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. Воениздат. 1987. Стр. 349)

  • Решение германского главнокомандования
  • Состав сил противника
  • Разногласия между Фалькенгайном и Гинденбургом
  • Решение по противодействию маневру австро-германцев
  • Срыв плана наступления группы Макензена

Генерал Алексеев Михаил Васильевич Поэтому мы имеем возможность сейчас выбрать — что для русской Ставки предпочтительнее: попытка удержать Польшу — с вероятной перспективой катастрофы для армии или же попытка сохранить армию — с неизбежным, в этом случае, выводом всех наших войск из Царства Польского Цитата

Решение германского главнокомандования

К середине июня перед германским главнокомандованием встал вопрос о том, что предпринимать дальше: следовать ли за русскими на Волынь или круто повернуть операционное направление на север. Первое знаменовало бы собой решение надолго увязнуть на глубоком русском театре войны. Поэтому Фалькенгайн остановился на другом решении, сводившемуся к операции с ограниченной целью — к попытке устроить очередные «Канны» для русских войск, находившихся в Польше между Вислой и Бугом. Для этого создана была ударная группа из трех армий.

Состав сил противника

11-я армия Макензена и 4-я австрийская армия были усилены несколькими германскими и австрийскими дивизиями и нацелены для движения в северном направлении в полосу между реками, причем из разросшегося состава 11-й армии была выделена на правом ее крыле самостоятельная группа, образовавшая Бугскую армию генерала Линзингена. Для обеспечения правого фланга этой сильной ударной группы была переброшена в район Сокаля с верхней Вислы 1-я австрийская армия. А на левом берегу Вислы осталась лишь армейская группа Войрша. Чтобы скрыть подготовку удара между Вислой и Бутом, Южной и примыкавшей к ней 2-й австрийской армиям в Галиции, приказано было продвинуться к реке Золотая Липа.

Вместе с тем для той же операции в духе «Канн» Фалькенгайн считал необходимым привлечь и фронт главнокомандующего армиями на Востоке Гинденбурга. На фронте Гинденбурга действовали армии:

  • недавно сформированная Неманская под начальством генерала Шольца на среднем Немане для действий через северную Литву против Курляндии;
  • 10-я армия генерала Эйхгорна — в Курляндии;
  • 8-я армия генерала Белова — между реками Лык и Шква;
  • армейская группа генерала Гальвица — от реки Шквы до правого берега Вислы;
  • 9-я армия Леопольда Баварского — на левом берегу Вислы и до реки Пилицы.

Разногласия между Фалькенгайном и Гинденбургом

При постановке основной идеи операции между Фалькенгайном и Гинденбургом проявилось резкое разногласие. На предложение оказать поддержку ударной группе Макензена решительной атакой или с участка нижнего Нарева, или с участка Вислы Гинденбург возражал, указывая, что только на его северном крыле, в районе Неманской армии, при одновременной атаке на Ковну, имеется возможность вводом новых сил достигнуть решающего успеха. Фалькенгайн же указывал, что охват левым крылом Гинденбурга приведет в лучшем случае лишь к местному тактическому успеху 10-й или Неманской армии, но не окажет воздействия на исход главной операции между Вислой и Бугом.

«Адамова голова» Генерал Макензен часто запечатлен в шапке с черепом. Это гусарская шапка-мирлитон с символикой «адамова голова» и означает она, что носитель готов умереть за короля Интересные факты 2 июля на совещании в Познани Вильгельм выслушал мнения обоих генералов, и предложение Гинденбурга было отклонено. Он получил директиву направить армейскую группу Гальвица для прорыва 12 июля русских позиций на нижнем Нареве по обе стороны Прасныша с целью отрезать в дальнейшем русские войска, находившиеся у Вислы и перед Макензеном. Правое крыло 8-й армии должно было примкнуть к наступлению Гальвица, атакуя между pеками Шква и Писса в направлении на Ломжу.

Решение по противодействию маневру австро-германцев

Русское главнокомандование своевременно разгадало намерение окружить русские армии в центре Польши между Вислой и Бугом: удар вразрез между северной и восточной группами Юго-западного фронта, в направлениях на Холм и Владимир-Волынский, и преследование 3-й армии, отходившей на Люблин, делали очевидной угрозу русским войскам в Польше. Чтобы противодействовать маневру австро-германцев вразрез между обоими фронтами, восточнее 3-й армии была образована новая, 13-я армия под начальством генерала Горбатовского. Она вошла в состав Северо-западного фронта, и ей вскоре пришлось столкнуться с Бугской армией Линзингена.

Вместе с тем во исполнение принятого на совещании 24 июня решения, для сохранения живой силы и для расширения полномочий главнокомандующего Северо-западным фронтом, 5 июля Алексееву было предоставлено право в случае надобности начать отвод войск от средней Вислы, не останавливаясь перед уступкой неприятелю западной части центральной Польши. Пределом отхода указывался фронт по реке Бобру, верхнему Нареву и далее линия Брест — Ратно. Началось окончательное очищение русскими Польши.

Срыв плана наступления группы Макензена

Наступление группы Макензена (11-й германской и 4-й австро-венгерской армий) в полосе между реками Висла и Западный Буг привело к тому, что за 13 дней она сумела продвинуться: вдоль Вислы на 55 км, а Западного Буга – 35 км. Нанести крупного поражения русским не удалось. Их армии были лишь оттеснены на северо-восток. С подходом подкреплений они организовали оборону на новом рубеже.

Наступление в междуречье Вислы и Буга развивалось не в точном соответствии с замыслом австро-германского командования. В связи с начавшимся ударом противника со стороны Нарева русское верховное главнокомандование приняло решение об общем отходе сначала на линию Ломжа, Остров, Опалин, а затем — Осовец, Влодава. Отход совершался планомерно от рубежа к рубежу под прикрытием арьергардов. Вслед за русскими медленно двигалась группа Макензена, потеряв всякую надежду выйти им в тыл. 13 июля русские оставили Брест-Литовск, успев эвакуировать все ценное имущество. С занятием этого пункта закончилось наступление группы Макензена между Вислой и Бугом, составлявшей одну из клешней больших стратегических Канн, которые пыталось осуществить австро-германское командование на русском фронте летом 1915 г. Понеся огромные потери, противник на этом направлении не добился поставленной цели.

Описание подготовлено по книге А.М. Зайончковского «Мировая война 1914–1918», изд. 1931 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *