Финансовый агент

Определение операции факторинга

Факторинг — комплекс услуг, включающий обслуживание факторинговой компанией, именуемой фактором отгрузок клиента с отсроченной датой погашения под уступку дебиторской задолженности. Факторинг является обширным понятием и включает в себя обеспечение товарных кредитов, страхование кредитных рисков, управление дебиторской задолженностью и информационное обслуживание.

Суть договора факторинга состоит в том, что кредитор, у которого числится долг по договору поставки, уступает право требования такой задолженности к должнику своему финансовому агенту. Иными словами, организация, которая отгрузила товар (работы, услуги), заключила с кредитной организацией-фактором договор, по которому она производит финансирование под уступку денежного требования.

Бланк договора факторинга можно скачать здесь ⇒ Договор факторинга

Договор факторинга уступки денежного требования

Особенность договора факторинга уступки денежного требования состоит в том, что он двусторонний, подписывается клиентом и финансовым агентом, но взаимоотношения по нему объединяют три стороны, а именно:

  • Клиент– хозяйствующий субъект, который поставил товары;
  • Финансовый агент– кредитное учреждение;
  • Должник– хозяйствующий субъект, получивший товары, но не оплатил за них.

Читайте также статью ⇒ «Договор купли-продажи дебиторской задолженности».

Причины уступки денежного требования

Предприятие, принявшее решение об уступке задолженности фактору, должно иметь обоснование, для чего необходимо продавать дебиторскую задолженность и оплачивать при этом вознаграждение финансовому агенту. Подтверждением этому могут выступать:

  • Необходимость срочного получения денежных средств с целью погашения прочей задолженности;
  • Если срок платежа истек и должник неплатежеспособен.

Доказав факт, что организации нужно было немедленно получить деньги посредством заключения договора факторинга, расходы могут быт признаны экономически оправданными, и в свою очередь, отнесены на уменьшение налогооблагаемой прибыли.

Читайте также статью ⇒ «Уступка права требования по договору цессии».

★ Книга-бестселлер «Бухучет с нуля» для чайников (пойми как вести бухгалтерский учет за 72 часа) куплено > 8000 книг

Особенности бухгалтерского учета факторинговых операций

Расчеты по договору факторинга производят с применением счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами». Проводки по продаже долга отображают по счету 91 «Прочие доходы и расходы». Права требования являются имуществом предприятия, поэтому порядок учета уступки денежного требования идентичен порядку учета операций с имуществом организации. При факторинге по факту осуществляется реализация дебиторской задолженности, которая относится к активам организации, поэтому поступления от ее выбытия отражаются в учете организации как прочие доходы, а стоимость уступленного требования признается прочими расходами.

Услуги, которые предоставляют факторы, относят к прочим расходам по обычным видам деятельности и отражаются по дебету счета 26 «Общехозяйственные расходы» или 44 «Расходы на продажу» в зависимости от принятой учетной политики.

Рассмотрим пример. Завод металлопластиковых конструкций «Винздор» заключил договор факторинга с факторинговой компанией «Абсолют». «Винздор» в марте 2018 года отгрузил покупателю «Евроокна» продукцию на сумму 800 000,00 рублей, с отсрочкой платежа на 20 дней. При этом «Винздор» начислил и оплатил в бюджет НДС в сумме 144 000,00 рублей. Через 2 банковских дня после отгрузки товара покупателю «Винздор» получил от факторинговой компании «Абсолют» финансирование в сумме 800 000 руб. под уступку требования долга «Евроокна». В момент перечисления клиенту средств факторинговая компания «Абсолют» удержала свое вознаграждение в сумме 30 000,00 рублей (в том числе НДС 5 400,00 рублей).

В бухгалтерском учете завод «Винздор» сделал такие проводки:

№ п/п Дебет Кредит Сумма Наименование операции Документ-основание
1 62 90 800 000,00 рублей Отгружен товар покупателю «Евроокна» Счет-фактура
2 90 68 144 000,00 рублей Начисление НДС от стоимости товара Счет-фактура, книга продаж
3 91 62 800 000,00 рублей Дебиторская задолженность по оплате за товар
передана факторинговой компании «Абсолют»
Счет-фактура
4 76 91 800 000,00 рублей Признана задолженность факторинговой компании по перечислению средств в счет уступки требования Счет-фактура
5 26 (44) 76 24 600,00 рублей Начислено вознаграждение по договору
факторинга факторинговой компанией «Абсолют»
Счет-фактура
6 19 76 5 400,00 рублей Отражен НДС по вознаграждению фактора Счет-фактура
7 68 19 5 400,00 рублей Налоговый вычет НДС с суммы вознаграждения фактора Бухгалтерская справка
8 51 76 770 000,00 рублей Поступление средств от фактора за минусом вознаграждения Выписка банка

Обязательства фактора

Финансовый агент принимает на себя обязательства при заключении договора факторинга. Он должен совершить не менее двух действий относительно предмета уступки, такие как:

  • Учет требований клиента по отношению к его должникам;
  • Осуществлять права по денежным требованиям клиента, то есть предъявлять его должникам денежные требования к погашению задолженности, получать платежи от должников и осуществлять расчеты, связанные с задолженностью клиента;
  • Перечислять клиенту финансовыеые средства в счет требований, в том числе в виде займа или авансового платежа;
  • Осуществлять права по договору об обеспечении выполнения обязательств должников;

Договор факторинга хоть и несет в себе некоторые финансовые потери для клиента в виде удержания из суммы долга денежного вознаграждения фактора, но и является срочной финансовой поддержкой предприятия, которое не получило полагающиеся ей денежные средства за поставленный товар либо услугу. У любого предприятия помимо неоплаченной дебиторской задолженности также имеются и собственные долги перед кредиторами, подлежащие погашению во избежание нарушения сроков их погашения и начисления штрафов, которых возможно избежать при наличии у предприятия в распоряжении свободных денег к их погашению. Основой стабильности любого предприятия является своевременное погашение дебиторской задолженности.

Оцените качество статьи. Мы хотим стать лучше для вас:
Если вы не нашли ответ на свой вопрос, то вы можете получить ответ на свой вопрос позвонив по номерам ⇓
Юридическая Консультация бесплатная
Москва, Московская область звоните: +7 (499) 288-17-58

Звонок в один клик
Санкт-Петербург, Ленинградская область звоните: +7 (812) 317-60-16

Звонок в один клик
Из других регионов РФ звоните: 8 (800) 550-34-98

Звонок в один клик

1. Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения.

2. При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события.

Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

Комментарий к Ст. 826 ГК РФ

1. К существенным условиям договора факторинга относятся условия о сумме финансирования и о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом (Определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. N ВАС-14936/10 по делу N А40-128914/09-133-367).

В комментируемой статье определен предмет уступки, под которую предоставляется финансирование. Прежде всего это существующее требование, т.е. требование, срок платежа по которому уже наступил. Кроме того, это может быть будущее требование, т.е. требование, право по которому возникнет в будущем. На момент заключения договора такое право еще не возникло. Это может быть денежное требование, основанное на заключенном между клиентом и должником договоре, срок платежа по которому (требованию) еще не наступил, а также денежное требование, вытекающее из договора, который будет заключен после уступки.

В договоре необходимо идентифицировать денежное требование. Для существующего требования индивидуализация заключается в указании предмета, сторон и содержания этих требований. Степень индивидуализации зависит от вида будущего требования, от стадии его формирования. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения.

При этом существенное условие договора факторинга о денежных требованиях, передаваемых финансовому агенту, может быть определено сторонами в акте приемки-передачи, являющемся неотъемлемой частью договора.

2. В научной литературе используются термины «оптовая цессия», «глобальная цессия». Под первой понимается передача клиентом финансирующей стороне всей своей дебиторской задолженности либо отдельных ее статей, определяемых в договоре какими-либо признаками, как-то: контрагенты, деятельность, объем и др. При такой уступке требования поставщика переходят к финансирующей стороне по мере их возникновения . Глобальная цессия как разновидность оптовой — это цессия, при которой кредитором передаются все долги контрагентов.

———————————
См., например: Ефимова Л.Г. Банковские сделки: Комментарий законодательства и арбитражной практики. М., 2000. С. 251.

В договоре финансирования под уступку денежного требования может быть установлен определенный объем финансирования, в пределах которого уступаются права требования. Передача клиентом в счет исполнения договора факторинга требований, превышающих лимит финансирования, не влечет изменения условий договора и возникновения у финансового агента обязанности по дополнительному финансированию, если договором предусмотрено, что требования считаются перешедшими к фактору с момента финансирования, однако оно не было осуществлено (Определение ВАС РФ от 27 января 2011 г. N ВАС-18527/10 по делу N А65-20471/2008-СГ3-1 ).

———————————
СПС «КонсультантПлюс».

3. В том случае, если предметом уступки является требование, которое исполнено клиенту, у финансового агента не возникнет права требования, поскольку оно прекратилось с момента надлежащего исполнения клиенту. Исполнение должником обязательств по договору в пользу клиента до перехода прав требования к фактору не противоречит условиям договорных обязательств и положениям комментируемой статьи.

9 августа 2017 года в офисе НФК состоялось очередное заседание Юридического комитета АФК, посвященное обсуждению принятого 26.07.2017 Федерального закона №212-ФЗ, вводящего с 1 июня 2018 года в Гражданский кодекс РФ новые нормы, регулирующие факторинг.

В заседании приняли участие представители членов АФК: ГК НФК, ООО «Сбербанк Факторинг», ООО ВТБ Факторинг, ПАО «Промсвязьбанк», АО «Альфа-Банк», Банк «ФК Открытие», ООО «РБ Факторинг», ПАО «Московский кредитный банк», ПАО «Металлинвестбанк», ПАО «БИНБАНК», ООО «Р.Е. Факторинг», ПАО «Банк ЗЕНИТ», МКК «СимплФинанс», АО «Глобэксбанк», АО «ОЛФ-Факторинг».

Заседание открыл председатель Комитета А.В. Давыдов, представивший презентацию «Изменения в нормах Гражданского кодекса РФ в вопросе регулирования факторинговой деятельности». По итогам выступления докладчика и обсуждения с участниками заседания отмечены позитивные для рынка нормы:

— новой редакцией статьи 824 ГК РФ кодифицированы понятия «факторинг», «договор факторинга», «фактор»; введены нормы о возмездности договора факторинга, о его консенсуальности (обе стороны несут обязательства), о целях совершения уступки, о применении норм главы 24 ГК РФ к случаям уступки, не урегулированным в главе 43 ГК РФ, о возможности исключения выплаты финансирования из состава действий фактора по договору факторинга;

— изменения в статье 826 ГК РФ являются уточняющими, их юридическая техника улучшилась, что, по оценкам участников заседания, не приведет к изменениям в судебной практике и договорной работе;

— исключение пункта 2 из статьи 827 ГК РФ устраняет «лазейку» для недобросовестных клиентов;

— дополнение пункта 1 статьи 830 ГК РФ допустимостью указания в уведомлении способа определения уступленного денежного требования снижает риск признания судебными органами уведомления ненадлежащим или «информационными»;

— пунктом 4 статьи 831 ГК РФ установлена возможность проведения фактором зачета к клиенту при выплате финансирования (ранее данная возможность не содержалась в главе 43 ГК РФ);

Также А.В. Давыдов и участники заседания отметили ряд особенностей новой редакции главы 43 ГК РФ, которые потенциально несут в себе риски для участников рынка факторинга:

— пункт 4 статьи 824 ГК РФ создает сложности при квалификации (в том числе судебными органами) смешанного договора как договора факторинга;

— включение в состав статьи 824 ГК РФ отсылок к услугам, кредитам, займам требует от факторов действий для исключения возможности оспаривания договоров факторинга как крупных сделок и/или сделок с заинтересованностью – как на стороне клиента, так и на стороне фактора (с учетом положений Федерального закона от 03.07.2016 № 343-ФЗ);

— новая редакция главы 43 ГК РФ не устраняет ранее существовавшие для фактора риски отзыва уведомления об уступке (только трехсторонние уведомления), а также риски изменения основного договора клиентом и дебитором и, как следствие, уменьшение денежного требования до момента наступления срока оплаты дебитором;

— исключение из главы 43 ГК РФ указания на предпринимательскую деятельность, результатом которой является возникновение права денежного требования, являющегося предметом уступки, снимает ограничения на заключение договора факторинга с клиентами – физическими лицами, а также на уступку денежных требований к физическим лицам – должникам (дебиторам); в новой редакции норма противоречит Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям (подпункт «а» пункта 2 статьи 1), что не является, однако, ограничением для операций внутреннего факторинга;

— новая редакция статьи 824 ГК РФ в отношении реверсивного факторинга (оказания возмездных услуг дебитору), с учетом введения возмездности договора факторинга, потребует от факторов сохранения части комиссии для клиента во всех случаях;

— новая редакция статьи 829 ГК РФ оставляет неопределенность в вопросе о личности второго и последующих цессионариев при последующей уступке денежного требования – должен ли данный субъект являться фактором по смыслу главы 43 ГК РФ, либо последующая уступка может быть реализована по нормам цессии; вопрос требует отдельного разъяснения с точки зрения возможности применения пункта 4 статьи 824 ГК РФ, исключения для физических лиц — бенефициаров/поручителей клиента, выкупающих денежное требование;

— новая редакция статьи 833 ГК РФ распространяется на случаи, когда товарный спор актуализирован не ранее (как предполагалось), а после исполнения дебитором своих обязательств в адрес фактора – таким образом, норма не защищает фактора от товарного спора по некачественному товару, а некорректно прописанный в договоре момент перехода права денежного требования к фактору несет в себе риск разворота сделки по причине «неисполнения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником» и признания права денежного требования не перешедшим к фактору;

В ходе обсуждения презентации также поднимались вопросы трактовки понятия «денежные требования клиента» (п. 1 ст. 824), исполнения агентского договора по управлению денежными требованиями и ряд других.

Директор по правовым вопросам ООО «Сбербанк Факторинг» А.И. Лопатин выступил с докладом о диспозиции норм главы 24 ГК РФ, действие которой с 1 июня 2018 года будет распространяться на факторинговые операции в случаях, не урегулированных главой 43 ГК РФ.

Докладчик отметил позитивное изменение статьи 386 ГК РФ (возражения должника против нового кредитора), которая устанавливает для фактора более комфортные условия коммуникации с дебитором, а также делает обязательным уведомление фактора о возникновении споров между клиентом и дебитором о качестве товара до наступления срока оплаты.

Вместе с тем, по мнению А.И. Лопатина, юристам рынка и судебной системе предстоит определиться в отношении трактовки ряда норм главы 24 и главы 43 ГК РФ, которые, как минимум, вступают в коллизию. Так, возможность коллизии отмечена:

— в новой редакции пункта 1 статьи 390 ГК РФ (распространяется только на предпринимательскую деятельность) и статьи 827 ГК РФ (нет ограничений) при установлении в договоре факторинга ответственности клиента за недействительность денежного требования;

— в диспозиции статьи 385 ГК РФ дебитор обязан оплатить при получении уведомления, подписанного фактором и клиентом, однако согласно статье 830 ГК РФ дебитор вправе исполнить обязательство клиенту, если не получил от фактора «доказательство того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место»;

— в пункте 4 статьи 390 ГК РФ признается исполнением надлежащему лицу оплата дебитора в адрес цессионария, к которому право требования перешло ранее – в то время как пунктом 2 статьи 830 ГК РФ установлено, что надлежащее лицо (финансовый агент) – последний, доказавший уступку ему денежного требования.

В ходе обсуждения также поднимались вопросы закрепления в договоре отсылочных норм к главе 24 ГК РФ, факторинг арендных и других платежей, регистрации уступки, применения положений законодательства о банкротстве.

Представитель ПАО «Промсвязьбанк» в Юридическом комитете А.В. Лукьяненко в своем выступлении по вопросу взаимодействия фактора с дебитором в условиях новой редакции главы 43 ГК РФ отметил, что к существенным изменениям, наряду с высказанными выше, могут быть отнесены порядок действий дебитора после уведомления (статьи 385 и 830 ГК РФ) и после наступления срока платежа (статья 833 ГК РФ), в целом же действующие в сегодняшней практике организованной розничной торговли трехсторонние соглашения фактор-дебитор-клиент с 1 июня 2018 года не изменятся, включая нормы о договорных зачетах.

По итогам заседания Комитет принял решение сформулировать обобщенные рекомендации для их утверждения Правлением АФК в целях донесения до участников рынка и заинтересованных сторон.

Финансовый агент и клиент, как стороны договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга), их права и обязанности

Кузнецова А.В. студентка 2 курса,

правового и социально-педагогического образования

Научный руководитель: Загоруйко И.Ю. д-р экон. наук, канд. юрид. наук, профессор

Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет

(г.

Пермь)

Факторинг (англ. factor – посредник) – разновидность торгово-комиссионной опера- ции, связанной с кредитованием оборотных средств.

В России бурный поступательный рост рынка факторинговых услуг начался после кризиса 1998, и по итогам 2003 года оборот факторинговых операций в России был оце- нен в 750 млн. долларов, в 2011 году оборот российского рынка факторинга составил 882 млрд. рублей, в 2012 – 1,45 трлн рублей. Столь быстрый рост популярности факторинга объясняется весьма просто. В отличие от банковских кредитов этот инструмент фактиче- ски беззалоговый в традиционном понимании, он доступен широкому кругу малых и средних компаний. Их насыщенный спрос на привлечение финансирования в течение не- скольких лет позволяет ожидать еще более бурного роста факторинга. Если ближайшие 2-

3 года достигнутые темпы расширения рынка сохранятся, то к концу 2016 года года обо- рот будет сопоставим с уровнем оборота иностранных государств, таких как США и Гер- мания .

Согласно ст. 824 ГК РФ под договором финансирования под уступку денежного тре- бования понимается договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требо- вания клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в це- лях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Целью финансирования под уступку денежного требования является получение кли- ентом денежных средств в счет уступаемого им права требования либо обеспечение ис- полнения обязательства Клиента перед финансовым агентом. Банки и иные кредитные ор- ганизации, выкупающие денежные требования, расширяют с помощью финансирования под уступку денежного требования круг оказываемых услуг, добиваются дополнительных доходов.

Согласно российскому законодательству договор факторинга является двусторонним, взаимным и возмездным, а также по усмотрению сторон реальным (Финансовый агент пе- редает деньги или Клиент уступает требование) или консенсуальным (Финансовый агент обязуется передать денежные средства или Клиент обязуется уступить требование) .

Участниками правоотношений финансирования под уступку денежного требования являются финансовый агент, клиент (кредитор) и должник. В свою очередь сторонами до- говора финансирования под уступку денежного требования являются лишь финансовый агент и клиент. Согласно ст. 825 ГК РФ Финансовым агентом финансирования под уступку денежного требования могут быть банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида. Банкам и иным кредитным организациям не требуется получе- ния специальной лицензии, поскольку в соответствии со ст. 5 ФЗ РФ от 02.12.1990 г.

№ 395-1 «О банках и банковской деятельности» финансирование под уступку денежного требования отнесено к сделкам, для осуществления которых получения лицензии Банка России не требуется Что же касается других коммерческих организаций, желаю- щих выступать Финансовыми агентами в договоре факторинга, то ни ГК РФ, ни другой закон не предусматривает, какой государственный орган выдает лицензии для участия в указанной сделке .

Таким образом, в нашей стране в настоящее время Финансовыми агентами могут вы- ступать только банки и иные кредитные организации.

Финансовый клиент обязан: осуществить финансирование клиента путем передачи денежных средств в установленном договором порядке; в специально оговоренных случа- ях принять у клиента необходимую документацию для ведения бухгалтерского учета опе- раций клиента; предоставить клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, которые являются предметом уступки (например, выдать поручительство по сделке клиента, осуществить учет выписанных на него векселей, произвести расчеты через корреспондентскую сеть финансового агента). В договоре могут быть предусмотре- ны и иные его обязанности.

На клиента возлагается основная обязанность по уступке финансовому агенту денеж- ного требования, являющегося предметом договора. Он несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предме-

том уступки.

Действительность передаваемого требования зависит от двух условий:

— клиент должен иметь соответствующее субъективное право в момент совершения уступки;

— в момент передачи права клиенту не должны быть известны какие-либо обстоя- тельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование. В случаях, когда препятствия к исполнению переданного требования появляются позднее момента совершения уступки, они не могут служить основанием для ответственности добросовестного клиента перед агентом .

Клиент не отвечает перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки. Его обязанность – передать действительное требование, но не гарантировать его исполнение, однако такая ответственность может быть возложена договором .

Имущественная ответственность сторон зависит от природы этого договора. В кон- сенсуальном договоре агент отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего, клиент соответственно – за несовершение или не- надлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 827 ГК за действительность переданного требования. Кроме того, когда это установлено договором, клиент отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником. В реальном дого- воре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента – за действитель- ность предмета договора либо также за его исполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена договором .

Список использованных источников

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ

(ред. от 23.07.2013)

2. Комментарий к ст. 827 Гражданского Кодекса Российской Федерации (часть вто- рая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 23.07.2013)

3. «Экономика и право» энциклопедический словарь Габлера, – М.: Издательский дом

«Экономическая газета», 2009

4. Колобанов Д.Е. «Факторинг как инструмент и продукт развития банковской дея- тельности». – Ярославль, 2010

5. Гражданское право. Учебник в 3-х томах. Т.2. // под ред. Сергеева А.П., Толстого

Ю.К. – М.: Проспект, 2011

6. Белов В.А. Факторинг (юридическая природа и соотношение со смежными сделка- ми) // Бизнес и банки. 1998 г.

7. Ефимова Л.Г. Проблемы правового регулирования договора финансирования под уступку денежного требования // Вестник Ассоциации российских банков, 2000 г., №3

8. Учебник «Гражданское право», под ред. В.В Залесского, М.М. Рассоловой. / Закон и право. – Москва, 2012 г.

9. Бухгалтерский и налоговый учет факторинговых операций // Главбух, 2013 г., №5.

Финансирование под уступку денежного требования (факторинг)

Договор финансирования под уступку денежного требования является новым для отечественного гражданского права. В его основе лежит конструкция, разработанная в первой половине прошлого столетия в странах общего права, а сегодня занимающая заметное место среди финансовых инструментов всех стран с развитой экономикой. Ее появление было обусловлено необходимостью приспособления традиционных институтов займа и кредита к условиям возросшей динамики товарного оборота.

Экономическая цель финансирования под уступку требования заключается в «укорачивании» кредитной цепочки”. Вместо предоставления кредита в расчете на то, что он будет погашен клиентом после реализации его права требования к третьему лицу, банк передает клиенту денежные средства (кредит) и погашает его путем получения от клиента права денежного требования к третьему лицу и последующей реализации полученного требования*(641). Экономический интерес уступающей стороны состоит в оперативном получении денежных средств, необходимых для хозяйственной деятельности, а также частичном или полном освобождении от риска неплатежеспособности должника*(642).

Указанная схема взаимоотношений сторон получила наименование финансирования под уступку денежного требования. Подобная конструкция известна сегодня многим зарубежным правопорядкам и получила широкое распространение в международной торговой практике. Унифицированное правовое регулирование подобных операций обеспечивается Оттавской Конвенцией УНИДРУА о международном факторинге 1988 г. (далее — Конвенция о факторинге), а также Конвенцией ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г. (далее — Конвенция ООН об уступке)*(643). Хотя Россия не участвует в указанных международных договорах, большинство их норм и принципов либо непосредственно восприняты отечественным правопорядком и нашли свое закрепление в рамках гл. 43 ГК, либо могут использоваться в качестве ориентира при толковании и применении соответствующих законодательных положений.


Легальное определение договора финансирования под уступку денежного требования*(644) содержится в п. 1 ст. 824 ГК: по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Как следует из определения, данный договор может быть заключен как по модели консенсуального (когда обе стороны принимают на себя обязанности, соответственно, по передаче денежных средств и по уступке денежного требования), так и по модели реального договора.

Консенсуальный договор финансирования под уступку требования является взаимным. Что касается реального договора, то он по общему правилу носит односторонний характер. Исключение составляют случаи, предусмотренные п. 2 ст. 824 ГК, когда договором на финансового агента возлагаются обязанности по оказанию клиенту дополнительных услуг.

Рассматриваемый договор является возмездным, поскольку исполнение каждой из сторон своих обязанностей обусловлено встречным имущественным предоставлением контрагента. При этом в качестве вознаграждения финансового агента выступает разница («дисконт») между номинальной стоимостью уступаемого клиентом требования и размером предоставляемого финансирования*(645).

Одним из основных элементов конструкции договора финансирования под уступку является уступка права требования. Поэтому даже в отсутствие специальной нормы, правила § 1 гл. 24 ГК о цессии подлежат применению к рассматриваемому договору, если они не противоречат положениям гл. 43 ГК.

В рамках рассматриваемого договора денежные требования обычно уступаются финансовому агенту в обмен на предоставление клиенту соответствующих денежных средств, выступая, по сути, в качестве способа возврата клиентом кредита (схема «покупки»). Наряду с этим, абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК предусматривает возможность использования уступки денежного требования и в качестве способа обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом.

Элементы договора. Сторонами договора финансирования под уступку денежного требования являются финансовый агент и клиент.

Статья 825 ГК ограничивает круг лиц, способных выступать в качестве финансового агента. Эту роль могут выполнять, прежде всего, банки и иные кредитные организации. Данные субъекты вправе выступать в качестве финансовых агентов в силу самого своего статуса, без специальных разрешений (лицензий) на осуществление подобной деятельности*(646).

В качестве финансового агента могут выступать и иные коммерческие организации, имеющие лицензию на осуществление деятельности такого вида. Однако до настоящего времени в законодательстве не установлены условия и порядок лицензирования данных операций. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изм. и доп.)*(647) (ст. 17) и вовсе не включает сделки по финансированию под уступку денежного требования в перечень видов деятельности, на осуществление которых необходимы лицензии.

В связи с этим подлежит применению ст. 10 Федерального закона от 26 января 1996 г. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» (с изм. и доп.)*(648), сохраняющая, впредь до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов, существующий порядок осуществления их деятельности. Поскольку на момент введения части второй ГК в действие законодательство не предусматривало никаких особых требований к деятельности финансовых агентов, функции последних в настоящее время без особого на то разрешения (лицензии) могут выполнять любые коммерческие организации, обладающие общей правоспособностью, и индивидуальные предприниматели*(649).

Относительно фигуры клиента действующее законодательство не содержит никаких ограничений, и потому в подобном качестве могут выступать в принципе любые субъекты гражданского права. Однако, исходя из характера требования, уступаемого в целях получения финансирования, в подавляющем большинстве случаев в роли клиента выступают предприниматели.

Предметом рассматриваемого договора являются, с одной стороны, денежные средства, передаваемые клиенту, а с другой, — денежное требование клиента к третьему лицу, которое уступается финансовому агенту.

В рамках договора финансирования возможна уступка лишь денежных требований, вытекающих из договора. Возмездное отчуждение иных имущественных прав (если оно принципиально возможно с учетом их характера) опосредуется иными договорами, в частности куплей-продажей.

Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, могут быть как существующие, так и будущие денежные требования (п. 1 ст. 826 ГК). При этом в качестве критерия разграничения указанных категорий должен использоваться момент заключения первоначального договора. Соответственно, к существующим относятся требования, вытекающие из договоров, заключенных до либо в момент уступки, даже если их исполнение поставлено в зависимость от истечения определенного срока или наступления определенного условия. Будущими в контексте ст. 826 ГК должны признаваться требования, которые возникнут из договоров, заключенных после заключения договора финансирования*(650).

Предметом договора финансирования может быть не одно, а несколько денежных требований клиента*(651).

Поскольку условие о предмете является существенным для всякого договора (п. 1 ст. 432 ГК), уступаемое денежное требование должно быть определено в договоре финансирования под страхом признания его незаключенным. Условие о предмете считается согласованным, если договор финансирования содержит указание на признаки уступаемого требования, достаточные для его идентификации. Существующее требование должно быть отражено в договоре с той степенью конкретности, которая позволила бы выделить его из ряда других требований уже в момент заключения договора. Будущее же требование должно соответствовать указанным в договоре характеристикам не позднее, чем в момент его возникновения.

Согласование предмета рассматриваемого договора предполагает и определение размера предоставляемого финансовым агентом финансирования. Этот размер определяется сторонами по их усмотрению и зависит от особенностей уступаемого требования (срока и условий платежа, наличия обеспечений, возможных возражений должника, его личности и платежеспособности и т.п.), а также от распределения между клиентом и финансовым агентом рисков неплатежа по уступленному требованию.

Предмет договора финансирования может не ограничиваться только уступаемым денежным требованием и денежной суммой, предоставляемой клиенту. Договором на финансового агента может быть возложено оказание клиенту дополнительных финансовых и коммерческих услуг (п. 2 ст. 824 ГК), например, ведение бухгалтерского учета, обработка и выставление счетов и т.п. Договор, содержащий подобные условия, следует считать смешанным, а к отношениям сторон применять, наряду с правилами гл. 43 ГК, нормы о возмездном оказании услуг (поручении, агентировании и проч.).

По смыслу закона оказание дополнительных услуг является не обязательным, а лишь факультативным элементом рассматриваемого договора. Обязанности финансового агента могут ограничиваться лишь предоставлением финансирования*(652).

В гл. 43 ГК не содержится специальных указаний относительно формы договора финансирования под уступку денежного требования. Однако с учетом того, что в качестве финансового агента выступает предприниматель, договор финансирования под уступку должен быть заключен в письменной форме (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК)*(653).

Содержание договора. Основная обязанность клиента состоит в уступке финансовому агенту указанного в договоре денежного требования*(654).

Эта обязанность исполняется путем совершения сделки уступки требования. На практике зачастую эта сделка совершается одновременно с заключением договора финансирования и даже оформляется одним документом. Вместе с тем, стороны договора могут предусмотреть передачу требования путем совершения отдельной сделки уступки.

Если предметом договора выступает существующее требование, оно переходит к финансовому агенту в момент совершения уступки.

В случае когда предметом договора финансирования является будущее требование, регулирование момента перехода права к финансовому агенту строится на иных принципах. Ведь в момент заключения договора требования еще не существует, следовательно, оно еще не может перейти к финансовому агенту. Поэтому п. 2 ст. 826 ГК предусматривает, что при уступке будущего требования последнее переходит к финансовому агенту в момент его возникновения*(655). Дополнительного оформления перехода требования после его возникновения не требуется.

Указанные выше правила носят императивный характер и не могут быть изменены соглашением сторон.

По договору финансирования под уступку могут быть переданы даже те требования, уступка которых запрещена или ограничена договором между клиентом и должником (п. 1 ст. 828 ГК). Данное положение является отражением подхода, принятого в мировой торговой практике*(656), и направлено на создание благоприятных условий для развития отношений по финансированию, поскольку облегчает процедуру уступки и сокращает расходы сторон на совершение этой сделки.

Одновременно закон устанавливает правила, защищающие интересы должника. Пункт 2 ст. 828 ГК предусматривает, что уступка клиентом требования в обход запрета (ограничения), установленного соглашением должника с клиентом, не освобождает последнего от ответственности перед должником за нарушение данного договорного условия. Тем самым закон нивелирует для должника отрицательные последствия, являющиеся результатом уступки денежного требования финансовому агенту.

Уступаемое клиентом требование должно быть действительным. Это означает, что: а) требование существует юридически и фактически; б) оно принадлежит цеденту; в) цедент управомочен на совершение уступки*(657).

Клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (п. 1 ст. 827 ГК). Однако, в отличие от положений ст. 390 ГК, данное правило изложено диспозитивно, что дает сторонам возможность своим соглашением исключить или ограничить ответственность клиента за действительность уступаемого требования.

Отвечая за действительность, клиент по общему правилу не отвечает за исполнение требования должником (п. 3 ст. 827 ГК). Тем самым, закон возлагает на финансового агента риск неисполнения (ненадлежащего исполнения) уступленного требования должником, лишая финансового агента права обратиться с требованием к клиенту, если должник не заплатит, закрепляя в качестве общего правила систему так называемого безоборотного факторинга.

Вместе с тем данное правило носит диспозитивный характер, что дает сторонам договора финансирования возможность установить своим соглашением систему так называемого оборотного факторинга, в рамках которой клиент выступает в качестве «поручителя» за неисправного должника.

Основной обязанностью финансового агента по консенсуальному договору является предоставление финансирования. В случаях, предусмотренных договором, финансовый агент также обязан оказать клиенту услуги по ведению бухгалтерского учета, а также иные финансовые и коммерческие услуги, связанные с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 2 ст. 824 ГК).

Права финансового агента в отношении сумм, полученных от должника по уступленному требованию, различаются в зависимости от функции, которую выполняет уступаемое требование.

При заключении договора финансирования по схеме «покупки» уступленного требования финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он получит от должника (п. 1 ст. 831 ГК). При этом предполагается, что получаемые денежные средства полностью покрывают задолженность клиента. Риск получения от должника сумм в размере, меньшем, чем сумма финансирования, возлагается на финансового агента. Соответственно, возможность привлечения клиента к ответственности за это исключается.

В договоре финансирования, в котором требование уступается в целях обеспечения обязательства клиента перед финансовым агентом, последний имеет право на суммы, полученные от должника лишь в размере задолженности клиента. При этом «размер задолженности», который финансовый агент вправе удержать в свою пользу, включает сумму невозвращенного клиентом кредита, процентов по нему, убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также расходов по взысканию задолженности клиента. Если полученные денежные суммы превышают размер задолженности клиента, финансовый агент должен возвратить ему «излишек». И, наоборот, в случае, когда указанные суммы не покрывают размера задолженности клиента, он обязан возместить финансовому агенту остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК)*(658).

Надлежащую реализацию данной конструкции обеспечивает установленная законом обязанность финансового агента предоставить клиенту отчет.

Если иное не предусмотрено договором, финансовый агент не вправе производить дальнейшую переуступку права требования (ст. 829 ГК). Устанавливая подобное правило, законодатель, видимо, преследовал цель устранить отрицательные последствия неоднократных изменений обязательства на стороне кредитора, а также ограничить создание «рынка» долговых обязательств. Вместе с тем данная норма изложена диспозитивно, что предоставляет сторонам право своим соглашением решить этот вопрос положительно. В случае когда последующая уступка денежного требования допускается по условиям договора, она осуществляется по правилам гл. 43 ГК.

Правовое положение должника. Взаимоотношения сторон договора с должником. Должник по уступленному требованию не является стороной договора финансирования. Однако совершаемая сторонами уступка требования, затрагивая его интересы, не должна приводить к ухудшению его правового положения. В тоже время, действия должника по исполнению влекут серьезные правовые последствия для непосредственных участников договора финансирования — финансового агента и клиента. В связи с этим гл. 43 ГК достаточно подробно регламентирует права и обязанности должника по уступленному требованию.

Должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил письменное уведомление об уступке. В уведомлении должны быть определены предмет уступки (денежное требование) и новый кредитор (финансовый агент). Пункт 1 ст. 830 ГК не уточняет, какая из сторон договора финансирования (клиент или финансовый агент) должна направлять письменное уведомление о состоявшейся уступке должнику, признавая легитимным уведомление любой из сторон.

Уведомление, направленное клиентом (первоначальным кредитором), во всех случаях следует считать достаточным подтверждением факта уступки*(659). При направлении уведомления финансовым агентом у должника могут возникнуть сомнения в наличии и обоснованности соответствующих прав. В целях разрешения подобных вопросов п. 2 ст. 830 ГК предоставляет должнику право запросить у финансового агента надлежащие доказательства уступки. В этом качестве могут рассматриваться, в частности, сам договор финансирования или его копия, либо любое письменное подтверждение факта уступки, исходящее от первоначального кредитора (клиента). Непредоставление должнику надлежащих доказательств уступки по своим правовым последствиям приравнено к неуведомлению должника. В обоих этих случаях должник не несет никакой ответственности перед финансовым агентом, а совершение им платежа первоначальному кредитору (клиенту) считается надлежащим исполнением и погашает его обязанность.

Несмотря на важное практическое значение уведомления, оно находится за пределами юридического состава цессии*(660). Действительность договора финансирования и момент его вступления в силу не зависят от направления должнику соответствующего уведомления. Таким образом, Гражданский кодекс не содержит запрета на использование широко распространенной в международной торговой практике модели «конфиденциального (скрытого) факторинга»*(661), при котором должник не уведомляется о состоявшейся уступке, а уплачиваемые им суммы передаются клиентом финансовому агенту.

Обеспечивая имущественные интересы должника, п. 1 ст. 832 ГК предоставляет ему право на зачет против требований финансового агента своих денежных требований к клиенту. Однако должник не может предъявить к зачету свои требования к клиенту, вытекающие из нарушения последним договорного запрета (ограничения) на уступку. Такие требования объявлены не имеющими силы в отношении финансового агента (п. 2 ст. 832 ГК)*(662).

Поскольку правовое положение должника в результате уступки должно оставаться неизменным, за должником сохраняются все варианты защиты, принадлежащие ему на случай неисполнения кредитором (клиентом) своего обязательства по передаче товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

В частности, если, уступив финансовому агенту право на получение предварительной оплаты, клиент-продавец не исполняет обязательства по передаче товара, должник вправе требовать возврата суммы предварительной оплаты (п. 3 ст. 487 ГК). Однако, к кому должник может предъявлять такое требование? Повлиять на процесс исполнения клиентом-продавцом своих договорных обязательств в подобной ситуации финансовый агент не в состоянии, а потому возложение на него риска неисправности клиента являлось бы необоснованным. В связи с этим п. 1 ст. 833 ГК устанавливает, что должник должен предъявить соответствующие требования непосредственно к самому клиенту, а не к финансовому агенту.

В качестве исключения должник вправе обратиться с требованием о возврате уплаченных сумм именно к финансовому агенту, если будет доказано, что: а) финансовый агент не предоставил клиенту финансирование либо б) предоставил финансирование после того, как ему стало известно о нарушении клиентом своего обязательства перед должником по первоначальному договору (п. 2 ст. 833 ГК)*(663). Целью введения подобных исключений является, видимо, предотвращение неосновательного обогащения финансового агента или совершения им недобросовестных действий. Основанием применения указанной нормы являются противоправные и виновные действия финансового агента, а закрепленный ею механизм, создает, по сути, специальный случай солидарной ответственности финансового агента и клиента по обязательствам последнего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *