Если договор не подписан а деньги перечислены

По общему правилу, письменная форма сделки считается соблюденной при составлении и подписании партнерами документа, в котором четко зафиксированы все существенные условия, на которых контрагенты согласны работать (ст. 160 ГК РФ). При этом подпись каждого из них – это своего рода «собственноручное» подтверждение представителя фирмы о готовности исполнять обязательства, зафиксированные в контракте. Поэтому, когда речь заходит о соглашении, которое не подписала хотя бы одна из его сторон (а уже если обе – то тем более!), сразу напрашивается вывод – соглашение по условиям сделки не достигнуто, соответственно – оно не заключено, соответственно – ни у одного из контрагентов нет обязанности выполнять то, что в нем оговорено.

«Отсутствие подписи является нарушением письменной формы сделки, – признает московский адвокат Сергей Воронин. – При этом, согласно пункту 1 статьи 162 ГК РФ, такое несоблюдение не лишает ее участников права приводить письменные и другие подтверждения того, что их договоренность – жизнеспособна (конечно, за исключением случаев, специального оговоренных в законе)». Иными словами, если у участников некорректно оформленной сделки, помимо неподписанного контракта, имеются другие документы, из которых видно, что стороны были четко намерены выполнять договоренность или уже частично ее выполнили, это вполне может означать действительность соглашения. Это – что касается теории. Теперь самое время разобраться, как данные законодательные установки работают на практике и выглядят в глазах арбитражных судей.

Не словом, а делом

Итак, сразу следует отметить, что если хотя бы одна из сторон начала исполнение обязательств, закрепленных в неподписанном договоре, а другая приняла это исполнение, то это будет свидетельствовать о наличии общей воли сторон на возникновение гражданских прав и обязанностей. Просто в данном случае правоотношение считается возникшим путем совершения конклюдентных действий. В качестве примера здесь можно привести следующую ситуацию: одно предприятие поставляло компаньону товар на основании накладных. Но когда дело дошло до необходимости оплатить продукцию, получатель заявил, что, поскольку подписанного договора на поставку нет, то и денег он перечислять не намерен. Но арбитры, к которым обратился поставщик, однозначно отметили, что такая позиция в корне неверна. Ведь факт поставки подтверждается товарными накладными, доказательств надлежащего исполнения обязательства по оплате поставленной продукции. А в пункте 1 статьи 486 ГК РФ указано, что обязанность оплаты «привязана» к моменту передачи товара (который и подтверждается накладной), а не подписанию договора как единого документа. Арбитры указали, что покупатель обязан не только перечислить деньги, но и уплатить проценты за пользование чужими средствами (постановление ФАС Уральского округа от 09.02.2012 г. № Ф09-357/12).

А сейчас хотелось бы внести небольшое уточнение. Очень часто партнеры инициируют оформление договора, но если оно по какой-то причине затягивается, они «бросают» его в «неподписанном виде» и один из компаньонов начинает работу. В то же время другой контрагент при этом молчаливо, без каких либо уведомлений и сообщений о своей «неготовности» к сделке, принимает этот факт. А уже через какое-то время возвращаются к контракту и ставят свои подписи. Так вот, в такой ситуации бездоговорной период работы не обесценивается, а оплачивается, при предъявлении подписанных накладных или актов приема-передачи, в таком же обязательном порядке, как и договорной (постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.12.2014 г. по делу № А52-727/2014).

Бездоговорной период работы не обесценивается, а оплачивается, при предъявлении подписанных накладных или актов приема-передачи, в таком же обязательном порядке, как и договорной.

Примерно так же будут обстоять дела, если обнаружится, что договор подписан, но автограф поставит сотрудник или контрагент, не имеющий на это права. Ведь, юридически, такая подпись перестает существовать. В этом случае главный критерий, по которому судьи определяют, можно ли не подписанный по правилам договор признать заключенным, – такой же, как и в ситуации с вообще неподписанным соглашением. Например, если арбитры убедятся, что одна фирма оказала услуги, а другая осталась ими довольна и вовремя все оплатила, но, при этом, договор с одной стороны был подписан неуполномоченным на то лицом, то они, скорее всего, сочтут, что, совершив оплату счета, заказчик выразил свое согласие заключить договор (п. 3 ст. 483 ГК РФ), и признают контракт подписанным (постановление ФАС Уральского округа от 11.07.2006 г. № Ф09-5934/06).

А вот если спор по поводу не подписанного вовсе или заверенного неуполномоченным на то работником договора затевают не контрагенты, а налоговики, пытающиеся не учесть произведенные по таким документам расходы, то тут у арбитров нет единой точки зрения (даже не смотря на мнение «высших» судей, выраженное в ПП ВАС РФ от 08.06.2010 г. № 17684/09). Одни служители Фемиды соглашаются с ревизорами и указывают, что недостоверность первичных документов не может подтверждать расходов (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 14.06.2013 г. по делу № А32-26716/2010, ФАС Волго-Вятского округа от 04.02.2013 г. по делу № А79-5680/2012). Другие же, наоборот, выражают солидарность с «высшими» коллегами и ратуют за то, что недостоверные сведения в первичных документах не влияют на деятельность организации и на понесенные затраты, соответственно, такие траты должны учитываться в составе расходов (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 04.04.2013 г. № А27-8815/2012, ФАС Московского округа от 19.04.2013 г. № А41-1669/12, ФАС Волго-Вятского округа от 18.03.2011 г. № А82-8294/2008).

С другой стороны, возвращусь к корпоративным спорам, если компания не сможет предъявить судьям документальных свидетельств того, что и она, и контрагент действительно желали совершения сделки, согласовали все ее существенные условия и приступили к исполнению, то неподписанное соглашение, вероятнее всего, будет признано незаключенным. В качестве примера можно рассмотреть спор, возникший между двумя бизнесменами по поводу приобретения акций. В договоре купли-продажи ценных бумаг отсутствовала подпись покупателя. Соответственно, напрашивался вывод о недостижении сторонами соглашения по существенным условиям договора, и, как следствие, о незаключенности соглашения. Однако продавец попыталась исправить положение и в надежде подтвердить факт купли-продажи акций, предъявила суду подписанные передаточные распоряжения. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что в этих документах нет ни слова о проблемном договоре. Поэтому судьи решили, что оснований считать контракт заключенным нет (постановление апелляционной инстанции от 23.10.2003 г. Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-9669/03, постановление ФАС Уральского округа от 05.01.2004 г. по делу № Ф09-3871/03-ГК № А60-9669/03).

Приложения и соглашения

Впрочем, вопросы и недоверие может вызвать не только неподписанный договор, но и документы, считающиеся его неотъемлемыми приложениями или сопровождающие его оформление. Например, довольно часто конфликты возникают из-за отсутствия подписи на дополнительных соглашениях, в которых уточняется или корректируется важное для сторон условие. И тогда жизнеспособность таких «недоподписанных» бумаг тоже приходится доказывать с помощью сопутствующей документации.

Планируя подрядные работы, компании подписали соответствующий договор, а позже составили дополнение к нему. При этом в последнем документе в связи с увеличением объема услуг и цена была скорректирована в большую сторону. Однако к началу работ допсоглашение так и осталось без виз. В процессе исполнитель передавал заказчику путевые листы строительной машины формы № ЭСМ-2, где стоимость была рассчитана исходя из цифр, указанных в неподписанном допсоглашении. все документы были подписаны прорабом фирмы-заказчика. Когда же дело дошло до оплаты, последний, получив акты выполненных работ, оформленных на основании завизированных путевых листов, отказался перечислять деньги, что, в конце концов, привело бывших компаньонов в суд. Изучив все предоставленные сторонами документы, арбитры решили, что несколько безоговорочно подписанных путевых листов – вполне достаточное доказательство того, что заказчик согласился с получением услуг, стоимость которых была именно такой, как указывалось в неподписанном допсоглашении. А раз и работы были исполнены (см. ч. 3 ст. 438 ГК РФ), и согласие с их ценой продемонстрировано, то оплату производить – необходимо (решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 11.11. 2011 г. по делу № А75-5871/2011, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 г. по делу № А75-5871/2011).

Довольно часто конфликты возникают из-за отсутствия подписи на дополнительных соглашениях, в которых уточняется или корректируется важное для сторон условие. И тогда жизнеспособность таких «недоподписанных» бумаг тоже приходится доказывать с помощью сопутствующей документации.

Теперь несколько слов о неподписанных протоколах разногласий. Скажу сразу – это, по истине, бич для невнимательных контрагентов. Потому что, к сожалению, многие из них уверены, что раз компаньон подписал основной договор и они оба начали исполнять его условия, то при получении им протокола разногласий и безмолвном и беспретнезионном продолжении работы протокол разногласий должен считаться принятым (не смотря на то, что он остался неподписанным). Однако арбитражная практика говорит об обратном. Например, екатеринбургскими судьям некоторое время назад пришлось рассматривать следующий спор. Между истцом и ответчиком был подписан договор о предоставлении услуг по организации торговли. При этом истцом в адрес ответчика был направлен протокол разногласий к этому договору, который ответчиком подписан не был. Таким образом, на направленную истцом оферту – протокол разногласий, от ответчика акцепта – принятия предложения подписать данный протокол не поступило. И когда рассерженный исполнитель решил взыскать недостающую, по его мнению, оплату через суд, арбитры пояснили, что протокол разногласий, нарушение обязательств по которому выступает основанием иска, между истцом и ответчиком не был заключен, в связи с чем он не может порождать для сторон никаких прав и обязанностей (постановление ФАС Уральского округа от 26.10.2005 г. № Ф09-3540/05, аналогичное решение – определение ВАС РФ от 21.12.2007 г. № 17037/07).

В другом споре, также возникшем из-за отсутствия подписей в протоколе разногласий, «камнем преткновения» стало условие, согласно которому заказчик при просрочке оплаты должен был по требованию исполнителя начислить проценты за пользование чужими средствами. И снова, как и в только что рассмотренном споре, истцу не удалось предъявить судьям ни одного документа, который бы свидетельствовал о том, что ответчик-заказчик согласился на такие нововведения. И даже не смотря на то, что последний молча начал исполнять договор до подписания протоколов разногласий, судьи сделали вывод о несогласованности условия об ответственности за просрочку оплаты. И указали, что взимать проценты будет законно только в период после того, как злополучный протокол был подписан обеими сторонами сделки (ПП ВАС РФ от 15.03.2002 г. № 6341/01).

Картина… карандашом

«Чтобы подпись под договором была признана существующей, оказывается, она должна не просто существовать как факт и быть выполненной лицом, имеющим на этом право, – делится сотрудница юридической консультации Юлия Ильиных. – Необходимо, чтобы ее саму или те условия, о согласовании которых она свидетельствует, нельзя было изменить. Вернее – исправить. Именно так я пояснила двум представителям компаний, по каким-то неизвестным мотивам составившим договор оказания консультационных услуг простым (правда, довольно ярким) карандашом! При этом авторы контракта настаивали, что карандаш невозможно стереть полностью, т.е. так, чтобы абсолютно не осталось следов подчистки. Однако, на мой взгляд, договор с «карандашными» автографами нельзя признать заключенным (впрочем, ни положительную, ни отрицательную арбитражную практику по данному вопросу мне найти не удалось). Ведь для заключения соглашения необходимо выражение согласованной воли сторон по всем его существенным условиям (п. 3 ст. 154 и п. 1 ст. 432 ГК РФ). А если в документ в любое время могут быть внесены несанкционированные изменения при помощи того же карандаша с ластиком, то понять, какие условия были согласованы изначально и под чем именно подписывалась каждая из сторон, невозможно».

Анна Мишина, для журнала «Расчет»

Помогайте вашему бизнесу развиваться

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в прессе для бухгалтеров и управленцев. Выберите из нашего каталога >>

1.Ситуация: Обязательно ли выдавать доверенность подотчетному лицу, для того чтобы он выступал от имени организации

Нет, не обязательно. Законодательство не содержит такого требования.

Однако, если не выдать доверенность сотруднику, у организации могут возникнуть проблемы с получением счета-фактуры. Именно этот документ служит основанием для вычета НДС по приобретенным через сотрудника товарам (работам, услугам) (п. 1 ст. 172 НК РФ).

Сложность с получением счета-фактуры может возникнуть потому, что при продажах за наличный расчет розничные продавцы вправе не выставлять счета-фактуры, а ограничиться кассовыми чеками (п. 7 ст. 168 НК РФ). Действуя без доверенности, сотрудник организации выступает как обычный человек, приобретающий вещи для личного использования. Поэтому продавец не обязан выписывать ему счет-фактуру.

Но если сотрудник предъявит доверенность от организации, поставщик должен будет выставить счет-фактуру. В этом случае сотрудник станет действовать от имени организации, и у продавца появится обязанность выписать требуемый документ (п. 3 ст. 168 НК РФ).

Такая позиция изложена в письме МНС России от 10 октября 2003 г. № 03-1-08/2963/11-АЛ268.*

Из рекомендации «Как оформить приобретение товаров (работ, услуг) через подотчетное лицо»

Сергей Разгулин

действительный государственный советник РФ 3-го класса

Станислав Бычков

начальник отдела методологии бюджетного контроля и аудита департамента бюджетной политики и методологии Минфина России

2. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПО ОТ 23.05.2011 № А65-17832/2010

Дело А65-17832/2010

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 мая 2011 года Дело N А65-17832/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 19 мая 2011 года.
Полный текст постановления изготовлен 23 мая 2011 года.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Королевой Н.Н., судей Нагимуллина И.Р., Александрова В.В.,
при участии представителя:
истца — Денисова И.В. (доверенность от 15.06.2010),
в отсутствие:
ответчика — извещен, не явился,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Крупнопанельное домостроение-1», г. Казань, на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.10.2010 (судья Бредихина Н.Ю.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2011 (председательствующий судья Балашева В.Т., судьи: Демина Е.Г., Романенко С.Ш.)
по делу N А65-17832/2010
по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «ГрандСтройТехнология», г. Казань (ИНН 1661020216, ОГРН 1081690011590), к обществу с ограниченной ответственностью «Крупнопанельное домостроение-1», г. Казань (ИНН 1658095613, ОГРН 1081690000336), о взыскании 1 005 720 руб. 15 коп. задолженности,
УСТАНОВИЛ:
общество с ограниченной ответственностью «ГрандСтройТехнология» (далее — ООО «ГрандСтройТехнология») обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Крупнопанельное домостроение-1» (далее — ООО «КПД-1») о взыскании 1 005 720,15 руб. задолженности по оплате поставленного товара.*
Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.10.2010, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного суда от 24.01.2001, исковые требования удовлетворены.
В кассационной жалобе ООО «КПД-1» просит отменить судебные акты, полагая их незаконными и необоснованными, и принять новый судебный акт об отказе в иске.
В обоснование жалобы указывается, что суды не обосновали, на основании каких данных ими сделан вывод о том, что полномочия работника ответчика на прием товара явствовали из обстановки, данные полномочия не входят в круг должностных обязанностей начальника цеха. Товарные накладные подписаны со стороны ответчика неуполномоченным лицом.
Судами не применена подлежащая применению статья 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой право требовать оплаты товара у истца к ответчику не возникло.
Представитель ООО «ГрандСтройТехнология» в судебном заседании возражал против доводов кассационной жалобы и пояснил, что полномочия начальника цеха на прием товара явствовали из обстановки потому, что товар (цемент) сдавался истцом непосредственно в производственный цех по изготовлению железобетонных конструкций, и данный товар принимал начальник цеха. Кроме того, данная сумма ответчиком ранее не оспаривалась, что подтверждается имеющимся в материалах дела актом сверки, подписанным ответчиком.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя истца, суд кассационной инстанции для удовлетворения жалобы оснований не находит.
Исследовав товарные накладные от 31.07.2008 N 44 на 111 999,94 руб., 26.08.2008 N 45 на 664 370,28 руб., 29.08.2008 N 46 на 318 482,72 руб., 04.09.2008 N 47 на 109 933,23 руб., суд установил, что истец поставил ответчику товар на общую сумму 1 204 786,17 руб.
При этом судом сделан вывод о том, что между сторонами совершены разовые сделки купли-продажи.
В соответствии со статьей 454 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) по договору купли-продажи продавец обязуется передать вещь (товар) в собственность покупателю, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).
В силу пункта 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства.
Поскольку доказательств оплаты полученного товара ответчик не представил, арбитражный суд правомерно взыскал задолженность в заявленном размере 1 005 720,15 руб.
Доводы заявителя жалобы о том, что товарные накладные со стороны ответчика подписаны неуполномоченным лицом, рассмотрены судом апелляционной инстанции и отклонены в силу следующего.
Согласно статье 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.
Судом установлено, что подпись в графе «груз принял» выполнена в товарных накладных начальником цеха Мулюковым, подписи которого в накладных удостоверены печатью ответчика. Доверенность ответчика на имя указанного лица в материалы дела не представлена.
Однако, как правильно указал арбитражный суд, в данном случае полномочия работника ответчика на совершение действий по принятию товара явствовали из обстановки, в которой он действовал.
Как разъяснено в пункте 5 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации», действия работников представляемого по исполнению обязательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении сделки при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей, или основывались на доверенности, либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абзац 2 пункта 1 статьи 182 названного Кодекса).*
Заявления о фальсификации представленных по делу доказательств в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не подано.
Положения статьи 183 ГК РФ с учетом разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации применены арбитражным судом правильно, правовых оснований к отмене или изменению судебных актов не имеется.
В соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины суд относит на ООО «КПД-1».
В связи с предоставлением ООО «КПД-1» отсрочки по уплате государственной пошлины до рассмотрения кассационной жалобы по существу и отсутствием доказательств ее оплаты, государственная пошлина подлежит взысканию в доход федерального бюджета.
На основании изложенного и руководствуясь статьей 110, пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
ПОСТАНОВИЛ:
решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.10.2010 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2011 по делу N А65-17832/2010 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.*
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Крупнопанельное домостроение-1» в доход федерального бюджета государственную пошлину по кассационной жалобе в размере 2000 руб.
Выдачу исполнительного листа поручить Арбитражному суду Республики Татарстан в соответствии со статьей 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

3. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО — СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 июня 2010 г. по делу N А27-20065/2009

резолютивная часть постановления объявлена 17 июня 2010 года

постановление изготовлено в полном объеме 17 июня 2010 года

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Рябининой Т.А.,

судей Бушмелевой Л.В., Шуйской С.И.

рассмотрев в судебном заседании без участия представителей сторон кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Кузбассэнергомаш» на решение от 05.02.2010 (судья Капштык Е.В.) Арбитражного суда Кемеровской области по делу N А27-20065/2009 по иску общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Кузбассэнергомаш» к обществу с ограниченной ответственностью «Инвестиционная лесопромышленная компания» о взыскании денежной задолженности и пени,

установил:

общество с ограниченной ответственностью Торговый дом «Кузбассэнергомаш» (далее — ООО ТД «Кузбассэнергомаш», истец) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Инвестиционная лесопромышленная компания» (далее — ООО «ИЛПК», ответчик) о взыскании задолженности за поставленные товары по договору от 26.06.2008 N 130 в сумме 148 157,08 руб. и пени в сумме 72 078, 05 руб.

Решением от 05.02.2010 Арбитражного суда Кемеровской области в иске отказано.

В апелляционном суде дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе ООО ТД «Кузбассэнергомаш», ссылаясь на нарушения норм процессуального права (части 1 статьи 71, статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), просит отменить решение суда первой инстанции от 05.02.2010 и принять новый судебный акт об удовлетворении требований.

Отзыв на кассационную жалобу не поступил.

Учитывая надлежащее извещение сторон о времени и месте проведения судебного заседания, кассационная жалоба, согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, рассматривается в их отсутствие.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьями 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, изучив материалы дела, исходя из доводов кассационной жалобы, не находит оснований для ее удовлетворения.

Из материалов дела следует что, исковые требования основаны на статьях 307, 309, 310, 330, 516 Гражданского кодекса Российской Федерации, договоре от 26.06.2008 N 130, в соответствии с которыми ООО ТД «Кузбассэнергомаш» (поставщик) обязалось поставить ООО «ИЛПК» (покупатель) товар, а покупатель обязался оплатить его на условиях договора. По утверждению истца, на основании заключенного договора покупателю был поставлен товар на общую сумму 598 157, 08 руб.

Неисполнение ответчиком обязательства по оплате полученного товара в полном объеме, явилось основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.

В соответствии со статьей 153 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) сделками признаются действия граждан, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно пункту 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершившими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В соответствии со статьей 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона обязуется передать в собственность другой стороне товар, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Согласно статье 455 ГК РФ существенным условием договора купли-продажи является условие о товаре, которое считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара.

В силу требований статьи 162 ГК РФ при отсутствии договора, заключенного в письменной форме, стороны вправе представлять в подтверждение сделки и ее условий письменные и другие доказательства, за исключением свидетельских показаний.

С учетом названных требований закона доказательствами совершения сделок купли-продажи без оформления письменного договора могут быть признаны документы, с достоверностью подтверждающие факт передачи товара истцом ответчику, наименование и количество товара.

Арбитражный суд в соответствии со статьями 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу об отсутствии между сторонами договорных отношений, оформленных письменным договором.

Делая данный вывод, суд исходил из того, что факт заключения договора оспаривается ответчиком; подлинник договора в материалы дела не представлен; факсимильная копия спецификации к договору не позволяет достоверно установить, от какого лица она исходит; подпись в договоре и спецификации, выполненная от имени руководителя ООО «ИЛПК» Сухаревой З.В., визуально отличается от подписи указанного лица в документах, представленных ответчиком в качестве свободных образцов подписи.

В качестве передачи товара истцом представлены товарные накладные от 11.07.2008 N N 909, 910, счета-фактуры, талоны к путевым листам.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 9 Закона «О бухгалтерском учете», пунктам 12, 13 Положения по ведению бухгалтерского учета и отчетности, утвержденного Минфином Российской Федерации 29.07.1998 N 34н, все хозяйственные операции, проводимые организацией должны оформляться первичными учетными документами. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации.

В соответствии с Альбомом унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденным Постановлением Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 N 132, для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется товарная накладная формы N ТОРГ — 12 с заполнением всех указанных реквизитов, в том числе основания отпуска товаров, наименования получателя, номера и даты доверенности, фамилии, должности доверенного лица, его подписи.

Исследовав по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вышеназванные документы, представленные истцом в подтверждение факта передачи товара, суд пришел к выводу, что истцом в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлены доказательства, подтверждающие факт передачи товара ответчику, наименование и количество товара.

При этом суд учитывал, что представленные истцом накладные содержат подпись лица, должностное положение которого и полномочия действовать от имени юридического лица документально не подтверждены; факт заверения накладных оттиском печати ответчика не является достаточным доказательством в подтверждение передачи товара и, соответственно, заключения сделок купли-продажи, поскольку именно с наличием уполномоченного лица закон связывает выражение волеизъявления на совершение сделки, согласие с ее условиями (статья 160 ГК РФ); талоны к путевым листам также не подтверждают факт доставки товара ответчику, поскольку в данных документах отметки грузополучателя отсутствуют.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции правомерно не принял в качестве одобрения сделки со стороны органа юридического лица, платежные поручения от 26.08.2008 N 784 и от 30.06.2008 N 534, поскольку в данных документах в качестве назначения платежа указана оплата за товар по счету от 25.06.2008 N 1292, выставленному на предварительную оплату; в платежных поручениях N N 784, 534, в счете от 25.06.2008 N 1292 отсутствуют ссылки на товарные накладные от 11.07.2008 N 909, N 910.

Исходя из конкретных обстоятельств дела и представленных в материалы дела доказательств, положений статей 9, 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд правомерно отказал в удовлетворении иска.*

При рассмотрении данного спора положения статей 18, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не нарушены.

Таким образом, при принятии обжалуемого судебного акта судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, надлежащим образом исследованы фактические обстоятельства дела, имеющиеся в деле доказательства, основания для их отмены отсутствуют.

В целом доводы кассационной жалобы заявлены без учета выводов суда по делу и направлены на их переоценку, оснований к чему кассационная инстанция в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеет.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 05.02.2010 Арбитражного суда Кемеровской области по делу N А27-20065/2009 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

* Так выделена часть материала, которая поможет Вам принять правильное решение.

Двенадцать нюансов взыскания неосновательного обогащения. Что учесть перед спором в суде

Эксперт: Ольга Кащеева
Источник: Юрист компании


Источник: Юрист компании |PDF статьи

Сторона, за счет которой обогатились, заранее находится в невыгодном положении: она осталась без денег или имущества, должники не хотят добровольно возвращать неосновательное обогащение, судебная практика часто противоречива и нужно хорошо ориентироваться в прецедентах, чтобы не проиграть спор. Мы собрали наиболее острые вопросы и разобрались, как в судебном порядке успешно вернуть то, что по праву принадлежит взыскателю.

Лицо, которое за счет другого без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обычно не спешит возвращать его владельцу. И потерпевший вынужден обращаться в суд. Но перед спором необходимо выяснить, на что можно рассчитывать при подаче иска, и какую позицию нужно занять, чтобы выиграть дело. Рассмотрим основные вопросы, которые могут возникнуть в таком случае.

Вопрос 1. Нужно ли соблюдать обязательный претензионный порядок

Перед началом взыскания неосновательного обогащения в судебном порядке необходимо направить второй стороне спора претензию (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). Если не соблюсти такой порядок, суд вернет исковое заявление (определение АС Чувашской Республики от 21.06.16 по делу № А79-5581/2016).

Вопрос 2. Как исчислять срок исковой давности

На требования о взыскании неосновательного обогащения распространяется общий трехлетний срок исковой давности, но его необходимо исчислять отдельно по каждому из требований.

Таблица. Правила исчисления сроков при взыскании неосновательного обогащения

Что возвращается

Как исчисляется

Неосновательно произведенные платежи

Отдельно по каждому платежу (решение ВАС РФ от 13.03.12 № ВАС-15916/10)

Неосновательно удерживаемый аванс

С момента расторжения договора (постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.11 по делу № А53-15356/2010)

НДС, излишне уплаченный по счету-фактуре, в котором была указана необоснованная ставка налога

С момента оплаты (постановление Президиума ВАС РФ от 23.11.10 по делу № А40-124732/09-137-908)

Переданное по незаключенному договору

С момента, когда истец узнал или, действуя разумно и с учетом складывающихся отношений сторон, должен был узнать о нарушении своего права

Неосновательное обогащение в виде расходов, понесенных на благоустройство (реконструкцию) недвижимого имущества, которое подлежит возврату прежнему собственнику

Со дня подписания акта приема-передачи такого имущества (постановление Президиума ВАС РФ от 18.01.11 по делу № А68-1502/2009)

Nota bene!

До момента, когда суд квалифицирует договор как незаключенный, лицо в отсутствие однозначных доказательств обратного может полагать, что договор порождает юридические последствия. Если платеж проведен в счет будущего договора, и после этого стороны продолжали переговоры, о своем праве предъявить требование истец должен был узнать в момент окончания переговоров. Именно тогда стало очевидно, что цель платежа не будет достигнута (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.14 № 165).

Вопрос 3. Можно ли истребовать ранее исполненное, если договор расторгнут, а другая сторона неосновательно обогатилась

Да, можно. Лицо, которое без оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить ему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Это правило применяется независимо от того, было ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, потерпевшего, третьих лиц или помимо их воли (ст. 1102 ГК РФ).

Кроме того, можно истребовать в качестве неосновательного обогащения деньги, полученные до расторжения договора, если не было предоставлено встречное удовлетворение, и отпала обязанность его представить (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49, далее – информационное письмо № 49).

Пример из практики

Фабула дела: Общество (истец) и компания (ответчик) заключили договор поставки металлоконструкций. По выставленному счету общество перечислило компании денежные средства. Компания не выполнила свои обязательства по поставке продукции, аванс не возвратила. Общество обратилось в суд.

Позиция суда: Ответчик не доказал факт передачи оплаченного товара, а значит, неосновательно удерживает перечисленные в качестве предоплаты денежные средства. Требования истца правомерны. Суд их удовлетворил.

Реквизиты документа: постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.05.16 по делу №А70-10938/2015.

Основанием возникновения обязательства может быть не только расторжение договора, но и незаключенный договор (постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.13 по делу № А51-15943/2011)

Вопрос 4. Можно ли возместить стоимость неосновательного обогащения

Если невозможно возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное, приобретатель должен возместить действительную стоимость имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ). Потерпевший вправе потребовать возместить ему стоимость даже в том случае, когда неосновательно приобретенное имущество полностью износилось и не может быть использовано.

Так, истец обратился в суд с требованием взыскать стоимость трубы для теплотрассы на момент ее передачи ответчику. Истец обосновал свое требование тем, что возврат трубы в натуре из-за ее существенного износа экономически нецелесообразно. Имущество практически утратило свое хозяйственное назначение и не может использоваться по первоначальному назначению. Суд признал право потребовать возмещения стоимости имущества из-за невозможности его возврата в натуре (определение ВАС РФ от 23.03.12 по делу № А46-8108/2011).

Вопрос 5. Как вернуть ошибочно исполненное

К требованиям о возврате ошибочного исполненного применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. 4 информационного письма № 49).

Так, в собственность города была передана излишняя площадь, которая причиталась компании (истцу). Город не оплатил задолженность по площадям, и не предоставил компании эквивалентное количество нежилых площадей. Суд удовлетворил требование истца, так как правительство города узнало о неосновательном сбережении в момент подписания акта о частичной реализации инвестиционного проекта, но не возвратило сумму неосновательного обогащения по претензии истца (постановление АС Московского округа от 17.09.14 по делу № А40-96608/13).

Вопрос 6. Как вернуть неосновательное обогащение при уступке права требования

Если должника не уведомили о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное от прежнего кредитора как неосновательно полученное (п. 10 информационного письма № 49).

Уступка права требования к солидарным должникам означает выход из правоотношений с ними, поэтому получение денег от должников после заключения договора уступки права требования расценивается как неосновательное обогащение (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 04.04.16 по делу № А33-7173/2015).

Вопрос 7. Как рассчитать размер неустойки, если точно неизвестно, когда наступило неосновательное обогащение

Рассчитывать проценты за неосновательное обогащение необходимо с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать и неосновательности получения или сбережения денежных средств (ч. 2 ст. 1107 ГК РФ). Это определяется в каждом конкретном случае и зависит от того, какой информацией располагал приобретатель.

Например, если заказчик на основании выставленного исполнителем счета ошибочно перевел сумму в большом размере, то неосновательное обогащение возникает с момента получения указанной суммы на расчетный счет. В платежном поручении указывается сумма, назначение и основание платежа, которые позволяют исполнителю определить, что указанный платеж по сумме не соответствует выставленному счету.

Пример из практики

Фабула дела: Общество (истец) ошибочно перечислило на счет компании (ответчика) денежные средства. В графе назначение платежа было указано: перечисление кредиторской задолженности по акту сверки. Через некоторое время общество обратилось к компании с письмом вернуть ошибочно перечисленные денежные средства. Компания письмо получила, но не ответила на него, деньги не возвратила. Общество обратилось в суд за взысканием неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция суда: Между истцом и ответчиком существовали договорные отношения, однако правовые основания для перечисления спорной суммы отсутствовали. Проценты за пользование денежными средствами истец правомерно рассчитал со дня, когда ответчик получил письмо – претензию о возврате ошибочно перечисленного. Суд удовлетворил требования истца.

Реквизиты документа: постановление АС Центрального округа от 14.07.15 по делу № А48-4317/2014.

Проценты за пользование чужими средствами на сумму неосновательного обогащения рассчитываются по правилам статьи 395 ГК РФ.

Цитируем документ

«По требованию одной стороны денежного обязательства о возврате исполненного в связи с этим обязательством, например, при излишней оплате товара, работ, услуг на излишне уплаченную сумму начисляются проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, со дня, когда получившая указанные денежные средства сторона узнала или должна была узнать об этих обстоятельствах (п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений…»).

Nota Bene!

За период до 1 августа 2016 года при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами необходимо использовать средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц в месте жительства кредитора, а с 1 августа – ключевую ставку Банка России.

Вопрос 8. Можно ли взыскать неосновательное обогащение в случае причинения вреда

Да, можно применить к деликтным обязательствам положения о неосновательном обогащении, если причинитель вреда повредил или уничтожил имущество и обогатился за счет этого (п. 4 ст. 1103 ГК РФ).

Так, суд взыскал денежные средства с компании, которая незаконно врезала в колодец с магистральными трубопроводами трубу и потребляла воду без договора и прибора учета (постановление АС Северо-Западного округа от 09.02.16 по делу № А05-3273/2015).

На основании статьи 1105 ГК РФ приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения (п. 2 информационного письма № 49).

Вопрос 9. Нужно ли доказывать факт извлечения и размер доходов, которые получил ответчик от неосновательно приобретенного имущества

Да, обязательно. Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые извлекло или должно было извлечь из этого имущества (п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Судебная практика исходит из того, что доказывать факт извлечения доходов должен истец.

Пример из практики

Фабула дела: Общество (истец) пользовалось принадлежащим Университету (ответчику) помещением без правовых оснований, и сберегло денежные средства, составляющие плату за пользование помещением. Однако в помещении находилось печатное оборудование общества, которое мог использовать Университет, в результате чего последний неосновательно обогатился.

Позиция суда: Истец не доказал, что Университет извлек или должен был извлечь доходы из имущества истца (печатного оборудования); он также не доказал размер дохода. Суд отказал в удовлетворении требований о взыскании неосновательного обогащения.

Реквизиты документа: постановление АС Московского округа от 21.05.14 по делу № А40-107429/2011.

Необходимо мотивированно рассчитать доход, который должен был получить приобретатель неосновательного обогащения. Суды могут отказать в удовлетворении требований из-за того, что взыскатель использовал ненадлежащий подход к оценке объектов, не представил данные о размере доходов, которые обычно извлекаются при использовании аналогичного имущества, или не вычленил доход, полученный от неосновательно используемого имущества, от имущества других собственников и т.д.

Вопрос 10. Может ли банк, который ошибочно зачислил средства получателю, истребовать их как неосновательно приобретенное имущество

Правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения применяются к требованиям одной стороны к другой о возврате ошибочно исполненного (п. 4 информационного письма № 49). Если лицо приобрело (сберегло) имущество без правового основания, то это неосновательное обогащение, которое нужно вернуть.

Платежи в бюджет сверх требований законодательства тоже расцениваются как неосновательное обогащение.

Пример из практики

Фабула дела: в результате технического сбоя банк ошибочно (в двойном размере) перевел денежные средства в Федеральную таможенную службу (ФТС). Первоначально деньги списались со счета клиента, повторно – с корреспондентского счета банка, за счет собственных средств. Банк обратился в ФТС с требованием-уведомлением о возврате ошибочно перечисленных сумм. Служба требование не исполнила, деньги не вернула.

Позиция суда: Банк обоснованно обратился с требованием о возврате указанной суммы, правильно квалифицировав полученные денежные средства в качестве неосновательного обогащения. Требование банка о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами обоснованно и подлежит удовлетворению.

Реквизиты документа: постановление АС Московского округа от 23.11.15 по делу № А40-200261/2014.

Безналичные расчеты производятся через банки, но не за счет последних (п. 9 информационного письма № 49).

Вопрос 11. Применяются ли положения о невозврате неосновательного обогащения к требованиям о возврате полученного по недействительной сделке

Деньги или имущество, переданные во исполнение несуществующего обязательства, не возвращаются, если лицо, которое требует возврата, знало об отсутствии обязательства или передало их на благотворительные цели (п. 4 ст. 1109 ГК РФ). Однако это не применяется к отношениям, связанным с последствиями недействительности ничтожной сделки. Каждая из ее сторон обязана возвратить другой все полученное (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Требования о возврате исполненного по недействительной сделке рассматриваются по правилам обязательств о неосновательном обогащении (ст. 1103 ГК РФ).

Пример из практики

Фабула дела: истец обратился в суд с иском о признании недействительным соглашения о продаже доли в уставном капитале. Истец передал деньги по расписке, но договор купли-продажи доли заключен не был, денежные средства истцу не возвратили.

Позиция суда: в связи с тем, что возврат уплаченных денежных средств нельзя произвести на основании статьи 167 ГК РФ (сделки как таковой не было), суд удовлетворил требования истца о взыскании денежных средств в порядке статьи 1102 ГК РФ. Стороны не представили доказательства того, что истец передал деньги в дар или на благотворительность, поэтому нет оснований для применения к рассматриваемым отношениям пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Суд удовлетворил требования истца, взыскал сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Реквизиты документа: постановление Девятого ААС от 26.02.14 по делу А40-126372/2013.

Деньги, перечисленные третьим лицам во исполнение недействительной сделки, должны быть возвращены стороной по этой сделке (п. 12 информационного письма № 49).

Вопрос 12. Подлежат ли возврату неосновательно полученные денежные средства, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства

Не подлежат, если лицо, которое их передавало, действовало недобросовестно, без намерений вступить в правовые отношения с их получателем. Это следует из пункта 4 статьи 1109 ГК РФ (постановление Седьмого ААС от 14.10.15 № 07АП-11330/2014).

Пример из практики

Фабула дела: стороны заключили договор подряда, по которому подрядчик (ответчик) должен был выполнить строительные работы. Заказчик (истец) работу оплатил. Впоследствии договор был признан незаключенным, факт сдачи результатов работ не доказан. Заказчик обратился в суд о взыскании неосновательного обогащения.

Позиция суда: подрядчик не выполнил взятые на себя обязательства, доказательства выполнения работ на спорную сумму и сдачи их результатов истцу не представил. Поскольку спорный договор признан судом незаключенным, а ответчиком не представлено доказательств выполнения работ либо возвращения истцу суммы, суд пришел к выводу, что подрядчик неосновательно удерживает денежные средства. Требования истца были удовлетворены.

Реквизиты документа: постановление Первого ААС от 11.09.15 по делу №А39-50/2015.

Кроме того, неосновательно полученные денежные средства не подлежат возврату, если:

— их передали добровольно и намеренно;

— отсутствовала обязанность со стороны передающего (дарение);

— их передали с благотворительной целью.

Это следует из пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Примечательно, что в отношении государственных контрактов применяется следующее правило: если лицо поставило товары без заключения контракта, суд может не удовлетворить требование о неосновательном обогащении, так как лицо не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства (постановление Шестого ААС от 24.07.15 по делу № А73-2565/2015).

Что такое гарантийное письмо?

Гарантийным письмом называют деловой некоммерческий документ, который служит для того, чтобы предоставить адресату письменные гарантии. В которых подтверждаются обещания или условия, намерения или действия отправителя, которые в той или иной степени связаны с интересами адресата.

Гарантийное письмо адресуют не только коммерческой или некоммерческой организации, но и любому физическому лицу.

При этом слово «гарантия» совсем не обязательно будет фигурировать в тексте данного письма. Однако оно будет признаваться тем деловым документом, которое содержит гарантии. В нем может быть отмечена и гарантия на оплату за выполненные по договору работы, и сроки, в течение которых они будут выполнены, гарантироваться могут и качественные характеристики выполняемых работ. Или, например, когда дело касается поставки товаров или услуг, гарантии могут касаться качества поставляемой продукции, сроков поставки, оплаты получаемых товаров и прочее. Необходимость подкрепления бизнес-отношений такого рода гарантиями обуславливается тем, что одна из сторон недостаточно или же совсем не уверена в выполнении определенных договоренностей другой стороной договора.

Однако в настоящий момент к практике оформления предоставляющего гарантии документа прибегают практически все бизнесмены, так как они позволяют сделать деловой процесс более уравновешенным. Гарантийное извещение имеет строгий юридический характер, его статус соответствует в полной мере статусу любых других договорных документов. В таком случае гарантийное послание может выглядеть как самостоятельный договор либо как правомерное приложение к тому или иному соглашению между сторонами.

Любое гарантийное письмо отличается ясностью, точностью и однозначностью изложения. Так как в нем речь идет о том, что адресату предоставляются определенные гарантии от имени и по поручению имеющих те или иные деловые отношения с ним (адресатом) юридической организации или физического лица. Здесь в обязательном порядке не только должен быть указан вид операции, но и, по необходимости, может быть описана вся процедура.

Структура гарантийного письма

Каждое письмо, имеющее юридическую значимость, принято начинать с изложения непосредственной сути тех гарантий, которые предоставляются адресату. Например, самым популярным началом гарантийного письма считают фразу «Настоящим письмом гарантируем…». Или же данный документ может состоять из изложения причин, по поводу которых он (автор письма) и решает заявить о готовности предоставления определенных гарантий адресату. Тогда данное заявление необходимо будет сформулировать в заключительной части документа. Выглядеть это будет примерно так: «Своевременную и полную оплату гарантируем/гарантирую».

Особенной чертой данного вида сообщений является то, что рядом с подписью его автора (которым чаще всего является начальник или директор организации) располагается одна или несколько подписей должностных лиц, который несет полную юридическую ответственность за все финансовые, налоговые и иные вопросы, касающиеся денежных отношений. Если гарантийное письмо имеет вид обязательства оплаты за покупку или какую-нибудь оказанную услугу, в письме необходимо будет указать банковские реквизиты организации, осуществляющей оплату.

Гарантийное письмо о погашении задолженности

Существует множество различных форм гарантийных писем, которые отличаются в области тех предметов, которым дается гарантия. Например, они могут касаться проблемы предоставления юридического адреса, поставки товаров и услуг или аренды того или иного помещения или земельного участка и т.д. Но самыми популярными гарантийными письмами являются те, в которых подтверждается факт оплаты задолженности. При этом нельзя будет не указать ссылку на номер договора или того счета, на основе которых должна быть произведена оплата. Бывает и так, что гарантийное письмо принимается банком, как государственным, так и коммерческим, в качестве обеспечения кредита. В данном случае документ подтверждает, что адресат сможет получить ту денежную сумму, которая необходима для погашения задолженности.

В имеющемся на сегодняшний момент законе о юридической форме гарантийного письма об оплате долга отсутствуют какие-либо строго сформулированные основы. Единственное, что нужно помнить, — это ясное, четкое и конкретное изложение намерений сторон, а наряду с ними, и условий выполнения данных гарантий. К ним относят сроки, качество и количество взятых обязательств.

Составлять письма с гарантиями могут и физические, и юридические лица, коммерческие и некоммерческие организации. Они же могут выступать и адресатами гарантийного документа. То есть одно и то же лицо может быть субъектом и объектом различных договорных отношений в сфере предоставления гарантий по погашению задолженности.

Судебная практика, связанная с гарантийными письмами

Даже наличие у вас на руках гарантийного письма о погашении долга не дает стопроцентной уверенности в том, что лицо, взявшее у вас когда-то и что-либо в долг, вовремя и в полном объеме выполнит данное обязательство. В этом случае гарантийное письмо об оплате долга может послужить инструментом для прерывания срока исковой давности. Гражданский кодекс гласит, что срок исковой давности равен трем годам. Но, согласно постановлению пленума Верховного Суда Российской Федерации, вступившего в юридическую силу 12 ноября 2001, под номером 15, к действиям, которые свидетельствуют о признании долга в целях перерыва срока исковой давности может относиться признание претензии. А значит, сразу же после того, как кредитор получит гарантийное письмо о погашении кредита, срок исковой давности будет рассчитываться заново, с нуля.

Принимая во внимание то, что судебная практика, связанная с данным вопросом, весьма и весьма разнообразная, суд может принимать или не принимать гарантийное письмо в качестве договора, который был заключен между сторонами и деловыми партнерами. Зависит это от того, как составлен данный документ, оговорены ли в нем необходимые условия и каковы позиции сторон в этом деле. Поэтому, для того чтобы в конце концов не остаться у разбитого корыта, нужно уделить время на оформление договора, который, если соблюдены все законные правила, дает гарантию на выплату взятой в долг денежной суммы и пр. И для суда юридический договор о тех или иных отношениях между деловыми сторонами будет иметь весомую силу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *