Дробление бизнеса судебная практика

Алексей Головченко

Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО»

специально для ГАРАНТ.РУ

Иметь несколько юридических лиц на территории России не крупным предпринимателям опасно: могут признать номинальным директором с последующей блокировкой счетов всех юридических лиц, крупным уроном репутации компании и предвзятым отношением со стороны налоговых органов.

Так, налоговики в письме ФНС России от 29 декабря 2018 г. № ЕД-4-2/25984 призывают свои подразделения обратить пристальное внимание на случаи дробления бизнеса. Официально термина «дробление бизнеса» в законодательстве не закреплено, но фактически он означает регистрацию нескольких предприятий на свое имя или на имя родных и близких. В письме отмечается, что в основном явление происходит в тех сферах бизнеса, где предусмотрены специальные налоговые режимы, такие как УСН, ПСН и т. п., которые были созданы с целью развития малого бизнеса и его конкурентоспособности.

Для борьбы с дроблением бизнеса с целью ухода от общего налогообложения ФНС России призвало своих сотрудников повысить уровень работы в контрольно-аналитическом направлении. Налоговики в своем письме ссылаются на судебную практику по ряду дел по применению ст. 54.1 Налогового кодекса.

Например, у предпринимателя есть две компании, одна из них на ОСН, а другая – на УСН. ФНС России воспринимает такое деление как дробление бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Налоговые органы приложат все силы для применения к компании, которая находится на специальном режиме, общей системы налогообложения и начислят дополнительный НДС.

Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 введено понятие необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода – это уменьшение налогооблагаемой базы, получение льгот по уплате налога, применение специальных режимов и получение права на возврат налога.

Судом отмечено, что при анализе следует обратить внимание на такие факты как:

  • отсутствие у налогоплательщика реальных возможностей вести экономическую деятельность;
  • недостаток персонала для осуществления деятельности;
  • учет только тех операций, которые необходимы для получения выгоды;
  • совершения операций по движению товаро-материальных ценностей не было или было в том объеме, который не соответствует реальности.

Выделю признаки, по которым налоговые органы легко вычислят факты получения необоснованной налоговой выгоды:

  • взаимозависимость: часто при делении бизнеса юридические лица оформляют на родственников, друзей, партнеров и т. д., дабы избежать рисков потери компании;
  • номинальный директор: предприниматели стараются избежать внимания ФНС России и обращаются к услугам номинальных директоров, а не родственников. Такие подставные лица только формально являются руководителями фирмы, а на деле не имеют никакого отношения к управлению компанией. Этот признак самый опасный: слишком высок риск не только проблем с налоговыми органами, но и вовсе потери бизнеса.

Юрлицо вправе обратиться в арбитражный суд для защиты своих интересов, если компания не согласна с решением налогового органа.

Рассмотрим пример из судебной практики (решение Арбитражного суда Калужской области от 10 декабря 2018 г. по делу № А23-484/2017).

ОАО в арбитражном суде Калужской области решило оспорить обвинение межрайонной ИФНС России в совершении налогового правонарушения, которое выразилось в уплате налогов в неполном размере. Налоговый орган доначислил налоги на сумму свыше 33 млн руб.

Свое решение ИФНС России основывала на выводе о дроблении бизнеса, в связи, с чем произошло уменьшение налогооблагаемой базы.

Заявитель не согласился с выводами о «дроблении бизнеса» и заявил, что налоговой инспекцией не доказана взаимосвязь между ОАО и еще четырьмя ООО с похожими названиями с целью получения необоснованной налоговой выгоды через создание формального документооборота, а также что часть выручки была выведена из-под базовой системы налогообложения.

Суд не поддержал требования налогоплательщика, обосновав свое решение следующим образом.

Налоговая инспекция при анализе финансово-хозяйственной деятельности «аффилированных» предприятий пришла к выводу, что она осуществлялась формально без деловой цели и была направлена на минимизацию сумм налогов по ОСН (налог на прибыль и НДС).

Цитируя Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судом замечено, что налогоплательщики, чья деятельность направлена на получение налоговой выгоды, с экономической точки зрения оправдана и данные, которые задекларированы в налоговой и бухгалтерской отчетности, являются верными.

Однако если суд установит, что получение дохода происходит исключительно за счет налоговой выгоды в отсутствие какой-либо хозяйственной деятельности, в получении этой выгоды может быть отказано.

В ходе проводимой проверки было установлено, что:

  • ОАО, дата регистрации: 28 декабря 1992 г., система обложения: общая;
  • ООО 1, дата регистрации: 2 июля 2013 г., адрес предприятия тот же, что и у ОАО, система обложения: упрощенная;
  • ООО 2, дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 2 по доверенности, то же, что и у ООО 1, адрес предприятия: тот же, система обложения: упрощенная;
  • ООО 3, дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 3 по доверенности: то же, что и у ООО 1 и ООО 2, адрес предприятия: тот же, система обложения: упрощенная;
  • ООО 4,дата регистрации: 2 июля 2013 г., лицо, выступавшее от ООО 4 по доверенности: то же, адрес предприятия: тот же, учредитель является членом совета директоров ОАО, система обложения: упрощенная.

ОАО имеет все необходимые внеоборотные активы для ведения деятельности, все прочие общества в период с 31 декабря 2013 г. по 31 декабря 2014 г. внеоборотных активов на балансе не имели. Отсутствовала собственная производственная база, которая необходима для данного производства.

Указанные общества 1 января 2014 г. в аренду получили оборудование, складские и промышленные помещения и автотранспорт для ведения деятельности от ОАО. Налоговые органы, исследуя договоры аренды, установили, что всем ООО было передано одно и то же оборудование и помещения с посменным графиком работы. В качестве арендной платы значились налог на имущество и амортизационные отчисления. Иные платежи не были предусмотрены. По арендованным машинам общества не несли никаких расходов, включая ГСМ. Все расходы несло ОАО.

Кадровое и бухгалтерское обслуживание обществ также осуществлялось ОАО по договору об оказании услуг.

Дисциплинарные взыскания на сотрудников обществ накладывались руководством ОАО, а не обществ. Таким образом вырисовывается картина полного контроля со стороны ОАО над деятельностью обществ.

Кроме того, в бухгалтерских документах списание сырья отражено, как собственное производство, то есть ОАО занималось производством без делегирования кому-либо.

Таким образом, ИФНС установила замкнутый характер финансово-хозяйственной деятельности между обществами и ОАО. Договоры между ОАО и обществами заключались без экономической целесообразности. Договоры займов, где общества выступают в качестве заимодавцев, заключаются на суммы, которыми последние не располагают.

После того, как доход ООО 1 приблизился к предельному значению, ограничивающему право применения упрощенной системы налогообложения, его финансово-хозяйственная деятельность прекратилась. ОАО стало использовать счета другого общества – ООО 2.

В результате анализа документов, предоставленных ИФНС, суд согласился с доводами последней, что финансовая сторона деятельности обществ не обладала признаками самостоятельности, денежные потоки аккумулировались в конечном счете в ОАО, которое осуществляло контроль за направлением расходов обществ.

Перечислим признаки «дробления бизнеса», которые были усмотрены судом в данном деле:

  • уплата налога по упрощенным системам обществами вместо ОАО, который фактически осуществлял реальную деятельность;
  • уменьшение налоговых обязательств при отсутствии расширения хозяйственной деятельности;
  • выгодоприобретатель от работы всех ООО-ОАО;
  • все общества ведут идентичный вид экономической деятельности;
  • все общества созданы одновременно накануне расширения производственных мощностей;
  • взаимоконтроль расходов;
  • отсутствие у обществ основных и оборотных средств;
  • служебная взаимозависимость между ОАО и обществами;
  • одни и те же юридические адреса, складские помещения, контактные данные;
  • заключение договоров между обществами либо с одними и теми же лицами;
  • ведение бухгалтерского и кадрового учета одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности близки к предельным значениям применяемой системы налогообложения.

Суд нашел, что данная схема использовалась руководством ОАО для сокрытия реального дохода с целью снижения налогооблагаемой базы и получения налоговой выгоды.

Суд принял решение на основе:

  1. Определения Конституционного суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. № 169-О и Определения КС РФ от 4 ноября 2004 г. № 324-О: оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок на предмет их действительности. Сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиков;
  2. П. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»: налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);
  3. Определения КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации», что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора;
  4. постановления Арбитражного суда Центрального округа от 3 августа 2018 г. по делу № А48-2167/2017;
  5. постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 августа 2017 г. по делу № А70-13347/2016.

В законах понятие «дробление бизнеса» не раскрывается, но исходя из судебной практики, можно его сформулировать как перенесение функций юридического лица или индивидуального предпринимателя на подконтрольные организации с целью уменьшения налоговых платежей и снижения расходов. В связи с очередными изменениями в налоговом законодательстве многие предприниматели вновь задумались о том, чтобы прибегнуть к этой практике. При этом разделение юридических лиц находится на границе между законной деятельностью и нарушением права.

Возникает вопрос: дробление бизнеса — это законная оптимизация или налоговое преступление? Для ответа на него налоговый орган обязан выявить цель, которую в конкретной ситуации преследует налогоплательщик, и доказать несамостоятельность и подконтрольность компаний. Если главная задача — изменить систему налогообложения и получить налоговую выгоду, то имеет место злоупотребление правом со стороны организации, и она привлекается к ответственности. При разделении с целью сохранения самостоятельной производственной и предпринимательской деятельности правонарушение отсутствует.

Судебная практика, сложившаяся на начало 2020 года, показывает, что контролирующий орган, как правило, выявляет сразу несколько признаков деления. И чем больше признаков аффилированности, тем больше вероятность, что при оспаривании налогоплательщиком решения налоговой службы суд примет позицию государственного органа.

ФНС выделяет 17 ключевых критериев, по которым может быть установлено дробление бизнеса в целях оптимизации налоговых отчислений:

  • производственный процесс распределен между несколькими субъектами, работающими в спецрежимах, тогда как основное предприятие, работающее на ОСНО, должно было бы платить налог на прибыль и НДС;
  • налоговые обязательства участников схемы дробления уменьшились или не поменялись, при том что их хозяйственная деятельность расширилась;
  • налогоплательщик или связанные с ним лица являются выгодоприобретателями от применения схемы дробления;
  • участники «схемы» занимаются одинаковым видом хозяйственной деятельности;
  • участники были учреждены незадолго до увеличения масштабов предприятия (как будто специально под это увеличение);
  • участники несут друг за друга расходы;
  • участники тем или иным образом зависят друг от друга (например, являются родственниками, работают при наличии служебной подконтрольности и т. п.);
  • персонал на предприятиях «схемы» формально перераспределяется, но без изменений в должностных обязанностях;
  • у подконтрольных в рамках «схемы» лиц нет основных и оборотных средств, кадров;
  • участники используют одни и те же публичные идентификаторы (вывески, сайты, адреса), банки для открытия счетов, ККТ;
  • один участник — единственный контрагент другого, участвующего в «схеме» (или у всей «схемы» одни и те же контрагенты);
  • участниками «схемы» фактически управляют одни и те же люди;
  • на всех участников работает одна и та же бухгалтерская, кадровая, юридическая, логистическая и т. п. службы;
  • одни и те же лица представляют всех участников во взаимодействии с государственными органами и другими контрагентами (не входящими в «схему»);
  • у предприятия почти достигнуты лимиты для применения спецрежимов (по численности персонала, выручке, площадям);
  • бухгалтерские регистры показывают уменьшение рентабельности бизнеса с учетом вновь созданных фирм;
  • поставщики и покупатели распределяются по «удобным» схемам налогообложения (каждая из которых применяется определенным участником).

При этом письмо ФНС, в котором перечислены эти критерии, содержит тезис, что дробление может быть установлено только при наличии однозначных доказательств. Приведенные выше признаки не должны быть предметом доводов и подозрений.

Как обосновать законность создания аффилированных компаний

Рассмотрим несколько примеров. Вот первый. Некое общество с ограниченной ответственностью занимается оптовой торговлей оборудованием, система налогообложения — упрощенная (УСН). Компания создает аффилированное ООО на общей системе налогообложения (ОСНО, работа с НДС), которая ведет ту же деятельность. Согласно критерием налоговой службы, этот случай можно отнести к дроблению бизнеса. Вопрос в том, законно ли оно? Чтобы на него ответить, давайте разберемся, зачем создана вторая компания. Цель — привлечение клиентов, для которых условием заключения контракта является работа контрагента с НДС. Таким образом, второе ООО создано для привлечения дополнительных покупателей, увеличения общего объема закупок у поставщиков. Все это ведет к увеличению оборота, а значит, к росту налоговых платежей. Так что в этом случае создание компании экономически обосновано, а экономия на налогах (больший объем реализации в ООО, работающем по УСН) — лишь побочный эффект.

Второй пример. ООО занимается производством и работает на ОСНО с НДС. Создает аффилированного ИП на УСН или на патентной системе налогообложения (ПСН). В качестве обоснования законности стоит указать, что на дату создания первой компании законодательством не была предусмотрена патентная система. Руководство, просчитав экономику работы по ПСН, приходит к выводу, что себестоимость произведенной продукции будет значительно ниже, что позволит снизить цену реализации готовой продукции и увеличить объемы продаж, создать дополнительные рабочие места, увеличить налоги с заработной платы персонала (в связи с ростом фонда оплаты труда). При этом ведение деятельности двух компаний пока необходимо, поскольку перевести все контракты с одного предприятия на другое невозможно.

Третий пример. ООО, работающее по ОСНО или УСН, берет в аренду у аффилированного ООО или ИП, работающего по УСН (6%), недвижимость или оборудование. Обоснованием в этом случае должны быть рыночные условия аренды. При этом ее годовая стоимость не должна быть равна чистой прибыли, которую получает первое ООО, чтобы не было признаков вывода дивидендов через подконтрольную компанию (то есть снижения налоговой нагрузки при получении дивидендов).

Правовые последствия дробления бизнеса во многом зависят от понимания руководителем или собственником бизнеса того, с какой целью создаются аффилированные компании, и каких последствий можно ожидать.

Директор компании «ЭФФА» Марина Чипеева

В хозяйственной деятельности все предприятия использовали один юридический и один ip-адреса, и что самое интересное одна первая подпись у всех предприятий. Генеральный директор основного предприятия, был руководителем на всех остальных предприятиях.

Пособие «Как не нужно проводить дробление бизнеса» можно посмотреть вРешении АС Кировской области от 18 июля 2018 г. по делу № А28-16408/2017. В 2017 году ИФНС в ходе проведения выездной налоговой проверки ООО «Движение-Нефтепродукт» установлена неполная уплата обществом налога на прибыль и налога на имущество организаций за периоды 2013-2015 годов в результате создания обществом и его взаимозависимыми лицами противоправной схемы дробления бизнеса, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды; а также неполная уплата налога на прибыль в результате завышения расходов на сумму безнадежных долгов в части балансовой стоимости лизингового имущества в составе неуплаченных лизинговых платежей. Сумма доначисленных налогов более 83 млн. руб.
Чтобы уменьшить негативные последствия проверки, одно из предприятий ООО «Движение-Актив 10» обратилось в Арбитражный суд Кировской области с заявлением об обязании налогового органа возвратить излишне уплаченный налог по упрощенной системе налогообложения за 2013, 2014 годы в общей сумме 2 521 783 рублей.
Решением Арбитражного суда Кировской области от 10.12.2018 ООО «Движение-Актив 10» в удовлетворении заявленных требований отказано на основании пропуска срока для обращения в суд с заявлением о возврате излишне уплаченных сумм налога. 📌 Реклама

Общество указывало, что об излишней уплате сумм налога узнало лишь 18.07.2018 в день вынесения Арбитражным судом решения по делу ООО «Движение-Нефтепродукт».
Все судебные инстанции отказали налогоплательщику, признав правоту налогового органа. Верховный суд подтвердил решения судов (Определение ВС РФ от 07.11.2019 N 301-ЭС19-20408), что позволит в аналогичных случаях налоговым органам отказывать налогоплательщикам в возврате налогов.

Основные выводы судов

Зачет или возврат производится налоговым органом по заявлению налогоплательщика в течение трех лет со дня уплаты суммы налога (пункт 7 статьи 78 НК РФ).

Вопрос определения момента, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать об излишней уплате налога, разрешается судом с учетом оценки всех имеющих значение для дела обстоятельств.

📌 Реклама Суды указали

Заявитель производил уплату налога, осознавая ошибочность и необоснованность такой уплаты.

При этом суды, учитывая обстоятельства, по которым обществом допущена переплата налога, указали, что моментом, когда налогоплательщик узнал о факте излишней уплаты налога, не может считаться дата акта налоговой проверки или принятия судом решения по делу.

Резюме

Юридическое оформление должно лишь подстраиваться под реально существующие экономические связи внутри группы компаний. Договорные конструкции не должны быть «выдуманы» или «нарисованы». И тогда даже пресловутая взаимозависимость не влечет констатации незаконной хозяйственной деятельности.

Время, когда структурирование представляло из себя лишь абстрактное рисование кружочков и стрелочек, уже давно прошло.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *