Досудебное урегулирование иска о возмещении ущерба

Юрист в этом случае сможет оказать вам такие услуги:

  • анализ ситуации и предоставление консультации по вопросам возмещения ущерба;
  • досудебное урегулирование вопроса;
  • подготовка полного пакета процессуальных документов для судебного процесса;
  • подача искового заявления в суд;
  • представление интересов клиента в судебном порядке;
  • обжалование решения суда в случае такой необходимости;
  • поддержка юриста на стадии исполнения решения суда.

Уточняйте цены и любые интересующие вас вопросы в рамках бесплатной телефонной консультации.
Очень часто люди попадают в ситуации, когда им, их здоровью, имуществу или личности наносится ущерб со стороны третьих лиц. В этом случае вы можете претендовать на материальное возмещение ущерба. К сожалению, об этом знают не все, и зачастую, даже когда ущерб кажется очевидным, люди не предпринимают никаких попыток по защите собственных прав. А если и предпринимают, то быстро путаются в сотнях юридических нюансов и тонкостей.

Помочь в этом случае может только профессиональный юрист, который предоставит вам подробную консультацию, изучит детали дела и поможет выиграть его в суде или разрешить спор в досудебном порядке.

Содержание

Когда нужно обращаться к юристу по возмещению ущерба

Дела в данной области юриспруденции отличаются по своей сути и специфике. Каждая ситуация уникальна, и каждая требует индивидуального подхода. В юридическую компанию «Боровик и партнеры» люди чаще всего обращаются при желании возместить ущерб, нанесенный вследствие:

  • Дорожно-транспортных происшествий, в которых пострадавший может являться как водителем, так и пешеходом;
  • Нанесения урона движимому и недвижимому имуществу в результате противозаконных действий третьих лиц;
  • Затопления квартиры со стороны соседей, пожара и прочих чрезвычайных ситуаций;
  • Ненадлежащего качества представленных услуг: строительных, ремонтных, сервисных и т.д.;
  • Причинения вреда здоровью и жизни;
  • Действий или отсутствия действий со стороны государственных органов и должностных лиц, что в итоге привело к нанесению ущерба имуществу, здоровью или личности человека;
  • Нарушения обязательств по договору, включая споры с застройщиками, страховыми компаниями и т.д.;
  • Изъятия имущества для государственных нужд и пр.

Во всех этих ситуациях вы имеете право требовать возмещения ущерба от лиц, по вине которых он был нанесен. Сначала необходимо предпринять попытку досудебного урегулирования – нередко виновники идут на «мировую», не желая доводить конфликт до судебного разбирательства.

Если же ситуацию не получается урегулировать мирно, третье лицо отказывается признавать себя виновным или несогласно с требуемой суммой компенсации, следует направить в суд исковое заявление.

Важно понимать, что получить компенсацию за нанесенный ущерб можно только в том случае, если суд признает виновного лица таковым.

Какие сложности могут возникнуть

Сложности, возникающие в ходе ведения дел о возмещении вреда, сопряжены не только со сбором доказательной базы и отказом виновной стороны брать на себя ответственность, но и с оценкой размера компенсации. Одно дело, когда вы требуете возмещения за материальный ущерб – в этом случае сумма примерно сопоставима с понесенными вами денежными затратами. Совсем другое, когда ущерб моральный, и задето не ваше имущество, а достоинство личности.

Определить примерную сумму компенсации поможет только юрист, специализирующийся на данной области законодательства и регулярно имеющий дело с подобными проблемами. Во время консультации наш специалист оценит нанесенный вам ущерб и поможет определить сумму, на которую вы реально можете претендовать.

Комплексная юридическая поддержка от фирмы «Боровик и партнеры»

Если вам нужен юрист по возмещению имущественного вреда в Красноярске, заказать его услуги вы можете прямо здесь. Под имущественным вредом, как правило, понимается материальный ущерб, и его возмещение возможно как в судебном, так и досудебном порядке.

Юрист в этом случае сможет оказать вам такие услуги:

  • анализ ситуации и предоставление консультации по вопросам возмещения ущерба;
  • досудебное урегулирование вопроса;
  • подготовка полного пакета процессуальных документов для судебного процесса;
  • подача искового заявления в суд;
  • представление интересов клиента в судебном порядке;
  • обжалование решения суда в случае такой необходимости;
  • поддержка юриста на стадии исполнения решения суда.

Мы возьмем в работу дело любой сложности, попробуем урегулировать спор в досудебном порядке и, если возникнет необходимость, будем представлять ваши интересы в суде от начала и до конца.

Уточняйте цены и любые интересующие вас вопросы в рамках бесплатной телефонной консультации. Номера телефонов указаны в разделе «Контакты», а также в шапке сайта. Звоните, и мы поможем вам восстановить справедливость!

06 августа 2018

Вопросы по претензионному порядку, ответов на которые нет в законе.

Нужно ли направлять претензию при взыскании убытков, не вытекающих из договора, или страхового возмещения в порядке регресса?

Год назад изменили претензионный порядок, но оставили без внимания спорные случаи. Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, изучил судебную практику после изменений и разъяснил в статье, когда нужно и когда не нужно направлять претензию.

Подавать ли претензию заново, если изменили предмет или основание иска (ст. 49 АПК РФ)?

Если истец меняет предмет или основание иска, возникает ситуация искусственного несоблюдения обязательного претензионного порядка: претензия направлялась с одним требованием, а иск (в случае изменения предмета) рассматривается формально уже с другим требованием.

ВАС РФ в п. 2 письма от 19.02.1993 №С-13/ОП-58 «О некоторых вопросах, возникающих в деятельности арбитражного суда» разъяснял, что АПК РФ не предусматривает обязательного соблюдения претензионного порядка, если изменяется предмет либо основание иска или увеличивается размер исковых требований. Несмотря на ликвидацию ВАС РФ и неясный статус данного письма, оно до сих пор иногда упоминается арбитражными судами (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2017 года по делу №17АП-6663/2017), хотя юридическая сила этого разъяснения более чем сомнительна.

Поэтому арбитражные суды, приняв заявление истца об изменении предмета иска, как правило, оставляют исковое заявление без рассмотрения по основанию несоблюдения ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

Иной подход был выработан судами для случая изменения основания иска. Так, в одном из дел исковое заявление было возвращено арбитражным судом по мотиву несоблюдения обязательного претензионного порядка, поскольку «в материалы дела предоставлена претензия со ссылкой на статью 717 Гражданского кодекса РФ, тогда как основанием предъявленного иска является статья 715 Гражданского кодекса РФ».

Однако апелляционный суд, отменяя определение суда первой инстанции и направляя вопрос на новое рассмотрение, исходил из доказанности соблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора. В претензии истец сформулировал конкретные требования к ответчику: попросил его перечислить конкретную сумму, указал конкретные обстоятельства, являющиеся основанием для перечисления денежных средств. Сумма неосновательного обогащения и неустойки, заявленная в претензии, совпадает с указанной в иске, обстоятельства возникновения также совпадают. Эта позиция была поддержана кассационным судом (постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 февраля 2018 г. №Ф05-1132/18 по делу №А40-145735/2017).

В другом деле арбитражный суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения, поскольку в претензии содержалось требование об оплате по договору, а иск был подан о взыскании неосновательного обогащения (в этой же сумме). Определение о возврате искового заявления было отменено апелляционным судом. Кассационный суд, соглашаясь с позицией апелляции, отметил: «То обстоятельство, что в претензии истец просил оплатить стоимость выполненных дополнительных работ в размере 5.263.542,22 руб., а в исковом заявлении просил взыскать неосновательное обогащение в размере 5.263.542,22 руб., не может служить основанием для признания претензионного порядка урегулирования спора не соблюденным. Кроме того, как правомерно отмечено судом апелляционной инстанции, из текста претензии усматривается предмет, основание предъявленного иска, а также размер суммы заявленных требований, в связи с чем правомерно пришел к выводу о том, что направленная ответчику претензия предшествовала подаче иска по тождественному предмету и основанию» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 марта 2017 года по делу №А40-175380/16).

Нужно ли направлять отдельную претензию для взыскания неустойки (пени) или процентов по ст. 395 ГК РФ?

Направлять отдельную претензию по неустойке или процентам нет необходимости. По общему правилу, в подобной ситуации следует руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ: если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, которые взыскиваются на основании статьи 395 ГК РФ (абз. 2 п. 43 постановления Пленума ВС от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»). Этого подхода придерживаются большинство судов.

Однако Девятый арбитражный апелляционный суд в одном из дел истолковал данное разъяснение ограничительно, придя к выводу, что оно «относится к случаю одновременного предъявления требований о взыскании суммы долга и суммы процентов». Суд указал: «Претензия, направленная в рамках иного судебного дела, рассмотренного по существу, не может распространять свое действие на все возможные исковые требования ответчика, которые могут быть заявлены в дальнейшем». Соответственно, обращаясь с заявлением о взыскании только процентов на основании статьи 395 ГК РФ, истец должен принять отдельные меры по соблюдению претензионного порядка (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 марта 2018 года по делу №09АП-66045/2017, в кассационном порядке пока не обжаловано).

Тот же самый Девятый арбитражный апелляционный суд занял прямо противоположную позицию в аналогичной ситуации, когда основной долг (с соблюдением претензионного порядка) был взыскан в рамках другого дела, а в рассматривавшемся деле взыскивались только проценты по ст. 395 ГК РФ. Суд указал: «Поскольку подан иск о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ, в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства, в отношении которого имеется вступившее в законную силу судебное решение, то у суда первой инстанции не имелось оснований для вывода о несоблюдении истцом претензионного порядка и возвращении искового заявления» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2018 года по делу №А40-23151/18, в кассационном порядке пока не обжаловано; аналогичная позиция – постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 февраля 2018 года по делу №А40-239096/17, в кассационном порядке не обжаловалось).

В другом похожем деле апелляционный суд особо отметил: «Заявленное дополнительное обязательство о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами связано с основным долгом, следует его судьбе, все обстоятельства, в том числе о наличии долга у ответчика перед истцом, выяснены и установлены судом по делу №А40-165944/16, в связи с чем нет единственного иска о взыскании исключительно процентов за пользование чужими денежными средствами, а есть последующий спор, связанный с основным о взыскании долга» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2018 года по делу №09АП-884/2018, в кассационном порядке не обжаловалось).

Нужно ли направлять повторную претензию в случае замены ответчика или привлечения второго ответчика (в порядке ст. 47 АПК РФ)?

При замене ответчика или привлечении соответчика возникает ситуация искусственного несоблюдения обязательного претензионного порядка: претензия направлялась одному ответчику, а исковые требования адресованы другому.

Московские суды в подобных случаях чаще всего оставляют исковое заявление без рассмотрения. Позиция Арбитражного суда Уральского округа применительно к привлечению соответчика или замене ненадлежащего ответчика гораздо мягче. В Рекомендациях рабочей группы по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ, от 25.11.2016 №5/2016 (п. 3), суд указал: «Ненаправление истцом привлекаемому к участию в деле соответчику либо вступающему в дело надлежащему ответчику претензии или иного документа в целях урегулирования спора не влечет последствий, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, в виде оставления искового заявления без рассмотрения».

Интересную позицию в ситуации с заменой ответчика сформулировал Девятый арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела №А40-118104/16. Арбитражный суд г. Москвы, заменив по ходатайству истца ненадлежащего ответчика, оставил иск без рассмотрения. Не согласившись с таким подходом, апелляционный суд указал: «Замена ненадлежащего ответчика надлежащим была произведена судом по ходатайству истца в порядке ст. 47 АПК РФ в ходе рассмотрения дела, в связи с чем, правовых оснований для применения судом на данной стадии процесса положений ч. 5 ст. 4 АПК РФ, регулирующих порядок досудебного урегулирования спора, не имелось. Более того, оставление иска без рассмотрения по основаниям несоблюдения досудебного порядка на стадии замены судом ненадлежащего ответчика на надлежащего в порядке ст. 47 АПК РФ лишит правого смысла совершение такого процессуального действия, предусмотренного АПК РФ, как замена ненадлежащего ответчика надлежащим» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2017 года по делу №09АП-44060/2017, в кассационном порядке не обжаловалось).

В одном из дел иск о признании договора недействительным был подан в апреле 2017 года, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора по такому требованию было обязательным. 19 июля, уже после вступления в силу новой редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ, ответчики заявили о несоблюдении истцом претензионного порядка. Арбитражный суд первой инстанции согласился с ними и оставил исковое заявление без рассмотрения.

Отменяя определение Арбитражного суда Московской области, суд апелляционной инстанции исходил из того, что на момент вынесения этого определения требование об обязательном соблюдении претензионного порядка по искам о признании договора недействительным уже не было установлено федеральным законодательством.

С позицией апелляционного суда согласился Арбитражный суд Московского округа, добавив, что в данном конкретном случае исправить обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения, стало невозможно, поскольку обязательное соблюдение досудебного порядка урегулирования спора о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности уже не требуется (постановление Арбитражного суда Московкого округа от 29 января 2018 г. №Ф05-20728/17 по делу №А41-30231/2017).

Однако в другом деле арбитражные суды в аналогичной ситуации заняли противоположную позицию. Истец обратился в суд в июне 2017 года с иском о признании сделок недействительными и о применении последствий их недействительности. То есть иск был подан в период действия «старой» редакции, когда обязательный претензионный порядок был обязателен, а рассматривался вопрос 13 июля, уже после отмены обязательного претензионного порядка по данным требованиям. Определением Арбитражного суда города Москвы от 13 июля 2017 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 сентября 2017 года, исковое заявление было возвращено заявителю. В этом деле кассационный суд согласился с нижестоящими судами (постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2017 г. №Ф05-19255/17 по делу №А40-124347/2017).

Обязателен ли претензионный порядок при взыскании убытков, не вытекающих из договора?

Не нужно направлять претензию, если требование о взыскании убытков возникло не в связи с договорными отношениями или сделками и не вследствие неосновательного обогащения. Так считают большинство судов. Чаще всего эту позицию можно встретить в спорах компаний с госорганами.

Пример: общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия расходов на проведение историко-культурной экспертизы земельного участка на месте строительства газопровода. Суды первой и апелляционной инстанций возвратили исковое заявление в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора.

Отменяя судебные акты, кассационный суд указал, что общество заявило требование о взыскании убытков, которое основано на положениях гражданского законодательства, но не связано с договорными отношениями и возникло не вследствие неосновательного обогащения. В такой ситуации федеральный закон не предусматривает обязательность соблюдения досудебного порядка урегулирования спора (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 декабря 2017 г. №Ф07-14409/17 по делу №А66-12867/2017).

Аналогичный подход был применен при рассмотрении иска потребительского общества о взыскании с Министерства финансов Республики Крым денежных средств в счет возмещения стоимости имущества, которое передали в собственность региона. То есть речь шла о возмещении убытков, которые не вытекают из договора, сделки или неосновательного обогащения. Арбитражный суд Центрального округа пришел к выводу, что нет закона, который устанавливал бы обязательный досудебный порядок урегулирования спора по таким требованиям (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16 января 2018 г. №Ф10-6160/17 по делу №А83-13684/2017).

Нужно ли направлять претензию, если иск по корпоративному спору подает не участник корпорации, а сама корпорация?

ООО обратилось в суд, чтобы оспорить крупную сделку, совершенную без согласия общего собрания участников. По существу этот спор носит корпоративный характер, однако формально, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ, к корпоративным относятся споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) о применении последствий недействительности таких сделок. Именно формальный подход стал причиной возврата искового заявления.

Апелляция отменила определение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение. Кассационный суд, в свою очередь, отменил апелляционное постановление (постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 июля 2017 г. №Ф05-10110/17 по делу №А40-35170/2017).

Точку в этом деле поставил только Верховный Суд РФ: определением Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 2 апреля 2018 года по делу №305-ЭС17-17083 кассационное постановление было отменено, а постановление апелляционного суда оставлено в силе. Таким образом, корпоративный характер спора не зависит от того, предъявлен ли иск участником корпорации или самой корпорацией. В любом подобном случае направление претензии не требуется.

Обязателен ли претензионный порядок при взыскании выплаченного страхового возмещения в порядке регресса?

Взыскание с ответчика в порядке регресса выплаченного истцом страхового возмещения – спор, возникающий из гражданских правоотношений. Подобные требования не входят в перечень случаев, по которым установлено исключение по соблюдению обязательного досудебного порядка. Поэтому в одном из дел суд кассационной инстанции отклонил довод истца о необязательности соблюдения им досудебного порядка разрешения спора (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 декабря 2017 г. №Ф07-15187/17 по делу №А56-57700/2017).

Противоположную позицию занимает Девятый арбитражный апелляционный суд, отменяя определения об оставлении таких исков без рассмотрения. Пример: страховая компания (истец) выплатила страхователю деньги на основании договора добровольного страхования, то есть вне рамок закона об ОСАГО, который устанавливает обязательный претензионный порядок разрешения споров. Исходя из этого, апелляционный суд пришел к выводу, что соблюдение обязательного претензионного порядка разрешения такого спора не требуется (см. постановления Девятого арбитражного суда от 28 декабря 2017 года по делу №09АП-66743/2017, от 26 декабря 2017 года по делу №09АП-65724/2017 и др.).

Оставит ли суд без рассмотрения иск, поданный до истечения 30-дневного срока для ответа на претензию или вообще без направления претензии?

По общему правилу, если иск предъявлен без предварительного направления претензии либо до истечения срока для ответа на претензию, суды исходят из того, что обязательный претензионный порядок не соблюден.

Например, в одном из дел договор предусматривал рассмотрение претензий в течение 30 дней с даты их получения. Претензия была вручена 29 мая, следовательно, иск мог быть подан не ранее 29 июня, однако это случилось 6 июня, и суд оставил требование без рассмотрения (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 января 2018 г. №Ф04-5590/17 по делу №А81-1104/2017).

Арбитражный суд Поволжского округа в подобной ситуации особо отметил: «Соблюдение претензионного порядка урегулирования спора подразумевает не просто формальное направление требований другой стороне, а предоставление ей возможности в установленный срок разрешить обращение заявителя и дать на него мотивированный ответ». Поэтому если общество направило ответчику претензию 10 марта, а исковое заявление в суд – 16 февраля, то суд считает обоснованным оставление искового заявления без рассмотрения (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20 октября 2017 г. №Ф06-24999/17 по делу №А65-3561/2017).

При этом Верховный Суд РФ ориентировал арбитражные суды на необходимость учета целей и реальной возможности досудебного урегулирования спора: «Если из обстоятельств дела следует, что заявление ответчика об оставлении иска без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора направлено на необоснованное затягивание возникшего спора, суд на основании части 5 статьи 159 АПК РФ отказывает в его удовлетворении» (см. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ №4 (2015), утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015).

Арбитражный суд Уральского округа творчески применил этот подход при рассмотрении ситуации, когда претензия по встречному иску вообще не направлялась. По первоначальному иску было заявлено требование о взыскании задолженности и неустойки по договору поставки, предметом встречного иска являлось требование о признании этого договора незаключенным. Суд пришел к следующему выводу: «Из существа требований истца по первоначальному иску и его системной позиции по делу явно следует, что им не признаются заявляемые истцом по встречному иску доводы о незаключенности договора, положенного в основу требований по первоначальному иску, и отсутствуют намерения урегулировать спор по данному вопросу. В данном случае позиция ответчика по встречному иску по вопросу заключенности договора уже выражена и фактически исключает возможность досудебного урегулирования спора. <…> Учитывая, что формальное соблюдение лицом, предъявившим встречный иск, который подлежал рассмотрению в рамках принятого к производству первоначального иска, досудебного порядка урегулирования спора не обеспечит эффективной судебной защиты, возвращение встречного искового заявления ввиду несоблюдения истцом по встречному иску претензионного порядка урегулирования спора привело к необоснованному затягиванию разрешения возникшего спора и ущемлению прав одной из его сторон, суд апелляционной инстанции правомерно отменил определение арбитражного суда первой инстанции о возвращении встречного искового заявления» (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10 ноября 2017 г. №Ф09-7345/17 по делу №А47-5169/2017).

В другом деле ответчик только в кассации заявил довод о несоблюдении истцом претензионного порядка, хотя принимал участие в рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций. Кассационный суд это учел и указал: «Из поведения ответчика не усматривается намерения добровольно и оперативно урегулировать возникший спор во внесудебном порядке, поэтому оставление иска без рассмотрения в данном случае приведет к необоснованному затягиванию разрешения возникшего спора и ущемлению прав истца» (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 февраля 2018 г. №Ф02-7417/17 по делу №А69-5307/2016).

Статья опубликована в журнале «Юрист компании» (в №6 за июнь 2018 года)
Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

коммерческие споры, корпоративные споры, налоговые споры, споры по интеллектуальной собственности, споры по недвижимости

24 апреля Арбитражный суд Московского округа вынес постановление по делу о взыскании страховой компанией ущерба в порядке суброгации.

9 апреля 2015 г. в результате ДТП с участием двух машин пострадал автомобиль Volkswagen Passat, который был застрахован в ООО «Страховая компания «Согласие» по договору добровольного комплексного страхования. Страховщик выплатил владельцу автомобиля страховое возмещение на сумму 135 тыс. руб.

Гражданская ответственность владельца другого автомобиля – Renault Latitude – была застрахована в СПАО «Ингосстрах» по договору обязательного страхования, поэтому указанный страховщик выплатил в пользу СК «Согласие» страховое возмещение в размере 49 тыс. руб. В дальнейшем автомобиль Renault Latitude перешел по договору лизинга во временное владение и пользование ЗАО «П.Р. РУСЬ», сотрудник которого находился в момент совершения ДТП за рулем указанного транспортного средства.

Впоследствии СК «Согласие» обратилась в суд с иском к ООО «РБ Лизинг» о взыскании ущерба на сумму 86 тыс. руб. в порядке суброгации. Суд заменил ненадлежащего ответчика на надлежащего в лице ЗАО «П.Р. Русь», однако оставил иск без рассмотрения. Апелляция поддержала решение суда первой инстанции. Обе инстанции сочли, что иск подан с нарушением установленных ч. 5 ст. 4 АПК РФ требований ввиду несоблюдения истцом претензионного порядка урегулирования спора с ответчиком.

Страховая компания направила кассационную жалобу в окружной суд, указав на неправильное применение судами норм права и несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам. По мнению истца, он заявил иск в рамках деликтных обязательств, а суды ошибочно применили к спорным правоотношениям п. 1 ст. 16.1 Закона об ОСАГО и не учли, что предметом иска являлось требование о взыскании с ответчика разницы между страховым возмещением, выплаченным страховщиком по ОСАГО, и фактическим размером ущерба. Не требуется обязательное соблюдение претензионного порядка урегулирования спора между потерпевшим и лицом, ответственным за убытки, при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба.

Изучив обстоятельства дела № А40-74192/2018, Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу об отсутствии у арбитражного суда оснований для оставления иска без рассмотрения.

Как пояснила кассация, с 12 июля 2017 г. действует новая редакция ч. 5 ст. 4 АПК, согласно которой гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Иные споры передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если только такой порядок установлен законом или договором. Следовательно, нижестоящий суд должен был выяснить, установлен ли для заявленных истцом требований обязательный досудебный порядок и на каких условиях, имеются ли в деле доказательства его соблюдения.

Кассационная инстанция выявила, что спорный иск поступил в суд 10 апреля 2018 г. – уже после вступления в силу вышеуказанной редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ. К страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (суброгация). Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (п. 1 и 2 ст. 965 ГК РФ).

«Из буквального толкования приведенных норм следует, что страховщик, к которому перешло право требования, при предъявлении иска в порядке суброгации должен действовать так, как действовал бы потерпевший, взыскивая ущерб от повреждения имущества с виновного лица… Страховщик должен соблюдать требования нормативных актов, регулирующих те правоотношения, в которых состояли страхователь и лицо, ответственное за убытки. Это касается соблюдения как материальных, так и процессуальных норм, содержащихся в этих актах. Таким образом, обязательный претензионный порядок должен быть указан в нормативных документах либо договорах, регламентирующих деятельность потерпевшего и лица, причинившего ущерб», – отмечено в постановлении.

Суд округа отметил, что в рассматриваемом случае предметом иска является требование о взыскании с ответчика разницы между выплаченным истцом страховым возмещением по договору добровольного комплексного страхования транспортного средства и выплаченным СПАО «Ингосстрах» размером причиненного ущерба по договору обязательного страхования, заключенному с причинителем вреда.

Согласно ст. 1072 ГК РФ юрлицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещают разницу между страховым возмещением и фактической суммой ущерба, когда страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред. Указанная норма нашла свое развитие в п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

С учетом изложенного окружной суд пришел к выводу, что требования истца были заявлены в рамках деликтных отношений, они не регулируются Законом об ОСАГО. Действующее законодательство не предусматривает соблюдение досудебного порядка урегулирования спора по предъявленным истцом требованиям, возникающим из причинения вреда. В связи с этим окружной суд отменил судебные акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

Комментируя постановление окружного суда, юрист юридического бюро «Байбуз и партнеры» Иван Хорев поддержал изложенную в нем позицию: «Суд кассационной инстанции верным образом определил характер спорных правоотношений и в данном случае обоснованно исправил ошибку нижестоящих судебных инстанций».

Как пояснил эксперт, в п. 2 ст. 965 ГК РФ действительно указывается на то, что при переходе к страховщику право требования в порядке суброгации реализуется им с соблюдением всех правил, которые регулируют отношения между страхователем и лицом, причинившим вред. «Тем не менее в рассматриваемом случае нижестоящие суды не учли, что иск заявлен не к страховой компании лица, причинившего вред, а к самому причинителю вреда в размере разницы между той страховой выплатой, которую истец произвел по договору КАСКО потерпевшему, и той выплатой, которую страховая компания причинителя вреда уже к этому моменту произвела по ОСАГО», – пояснил юрист.

«Исковые требования не касались взыскания суммы страхового возмещения по ОСАГО (к которому применялись специальные нормы Закона об ОСАГО), а были направлены на взыскание понесенных истцом убытков по выплате возмещения по КАСКО за минусом того, что было выплачено по договору ОСАГО причинителем вреда (то есть в размере, превышающем сумму возмещения по ОСАГО). Следовательно, отношения между истцом и ответчиком подпадают под регулирование общих норм ГК РФ о деликтной ответственности (причинение внедоговорного вреда), в которых отсутствует императивное указание на обязательное соблюдение претензионного порядка», – резюмировал Иван Хорев.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Александр Леманн также согласился с выводами кассационной инстанции: «Нижестоящие суды допустили ошибку, оставив исковое заявление без рассмотрения ввиду несоблюдения истцом претензионного порядка». Эксперт с сожалением отметил достаточно широкую распространенность таких ошибок среди судов.

«С 12 июля 2017 г. был отменен обязательный претензионный порядок по ряду категорий споров, такие изменения произошли из-за поправок в АПК РФ и ГК РФ. Соблюдение претензионного порядка до обращения в арбитражный суд осталось обязательным только по требованиям о взыскании денежных средств, возникшим из договоров, других сделок вследствие неосновательного обогащения. Все остальные споры, возникающие из гражданских правоотношений, должны передаваться на рассмотрение арбитражных судов после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в случае, если он установлен федеральным законом или договором. В рассматриваемом деле суды первой и второй инстанций этого не учли», – отметил адвокат. Он выразил надежду, что в ближайшее время судебная практика стабилизируется и такие недоразумения сойдут на нет.

Стороны пользуются равными процессуальными правами.

Сторонам предоставляется право в установленных законом пределах свободно распоряжаться своими правами (статья 18 настоящего Кодекса).

Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить либо уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска. Ответчик вправе изменить основание возражений против иска, полностью или частично признать иск. Стороны могут окончить дело мировым соглашением, в том числе путем проведения медиации в срок, установленный судом.

Суд не принимает отказа истца от иска, признания иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы.

При изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение предусмотренного настоящим Кодексом срока рассмотрения дела начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия.

Стороны имеют право осуществлять процессуальные действия, предусмотренные статьей 56 и другими статьями настоящего Кодекса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *