Договор подписан неуполномоченным лицом

Содержание

Понятие неуполномоченного лица

Как правило, сделки без полномочий совершаются в тех случаях, когда неуполномоченное лицо по ошибке предполагает, что действует от имени другого лица на законных основаниях. К подобным случаям можно отнести, например, действия без доверенности в чужом интересе.

Как следует из ст. 182 Гражданского кодекса РФ, для включения в правоотношение представляемого лица необходимо обязательное наличие у представителя полномочий, которые могут быть основаны:

  • на доверенности;
  • нормативном законодательном акте;
  • ненормативном акте госоргана.

Или могут явствовать из обстановки.

Основным документом, подтверждающим представительские полномочия, является доверенность. Доверенность — это письменное уполномочие, составленное в виде отдельного документа либо включенное в содержание документа, в связи с которым полномочие появляется (примером может служить решение общего собрания ООО, которым участнику дается право подписать определенный договор).

Институт законного представительства действует в отношении как физических лиц, так и организаций. Для первых законное представительство вводится ст. 64 Семейного кодекса и корреспондирующими нормами ГК РФ. Применение законного представительства ко вторым подробнее рассмотрим ниже.

Право же действовать от имени организации без доверенности предоставляют ряду лиц общие нормы ст. 53 ГК РФ, а также специальные нормативные акты:

  • ст. 40 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ;
  • ст. 69 закона «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ;
  • ст. 19 закона «О хозяйственных партнерствах» от 03.12.2011 № 380-ФЗ и т. д.

В гражданских правоотношениях не могут быть представителями субъекты, осуществляющие действия хотя и в чужих интересах, но от собственного имени, по сути, только передавая волю незаконно представляемого лица.

Смешение понятий «неуполномоченное лицо» и «неизвестное лицо»

В случае возникновения договорных споров по сделкам, фигурантами которых являются неуполномоченные лица, следует обратить внимание на то, что в правоприменительных актах судебные органы зачастую отождествляют понятия «неуполномоченное лицо» и «неустановленное лицо».

Рассмотрим мнения судов по вопросу совершения сделки от имени другого лица неустановленным лицом:

  • как считает ФАС СКО в постановлении от 24.02.2010 по делу № А61-404/2009, неизвестное лицо для целей выяснения действительности сделки — то же, что и неуполномоченное, и сделка, совершенная неизвестным, недействительна по ст. 182 ГК РФ;
  • в постановлениях АС ВВО от 26.07.2016 по делу № А43-31853/2014, ФАС Поволжского округа от 14.04.2014 по делу № А57-7502/2013 подписание сделки неустановленным лицом прямо отождествляется с подписанием неуполномоченным лицом, однако недействительной сделка признается по п. 1 ст. 168 ГК РФ;
  • по мнению ФАС ДО, высказанному в постановлении от 25.06.2014 по делу № А51-25855/2013, факт подписания неустановленным лицом необходимо доказывать, заявив ходатайство о фальсификации доказательства и инициировав судебную экспертизу подлинности подписи для выявления ее несоответствия подписи уполномоченного лица;
  • согласно постановлению ФАС МО от 17.10.2012 по делу № А40-113674\10-53-949 последующее одобрение сделки, совершенной неизвестным лицом, не позволяет признать ее недействительной.

Таким образом, в правоприменительной практике суды использовали понятия «неустановленное лицо», «неизвестное лицо», подразумевая под этим неуполномоченное лицо. В то же время зачастую основанием признания недействительной сделки, совершенной неизвестным лицом, является ее противоречие закону (ст. 168 ГК РФ и, довольно редко, ст. 182 ГК РФ об отсутствии полномочий).

Данный момент весьма понятно разъяснен в апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 14.05.2015 № 33-6851/2015. Признавая явным последствием подписания договора неизвестным незаключенность такого договора, суд отметил, что признание договора недействительным вносит необходимую определенность в отношения сторон, в связи с чем решения судов о признании договора недействительным правильны по сути и не подлежат отмене.

Руководитель организации как уполномоченный представитель юрлица

До внесения изменений в ГК РФ юридический статус исполнительного органа организации оставался до конца не ясным. Как правило, он считался неотъемлемой частью юридического лица, что весьма затрудняло применение ст. 174, 182, 183 ГК РФ к руководителю.

Довольно долгое время в судебной практике существовала позиция, согласно которой руководитель юридического лица — единоличный исполнительный орган не является его представителем по смыслу ст. 182 ГК РФ (например, решение АС Свердловской области от 04.05.2008 по делу № А60-17892/2007-С11). Также существовала схожая позиция, не позволяющая определять руководителя организации как представителя, то есть самостоятельную единицу в гражданском обороте (например, постановление ФАС СЗО от 23.05.2007 по делу № А05-11151/2006-26).

Однако встречались иные мнения, согласно которым применение ст. 182 ГК РФ в отношении директора юрлица было легитимным (например, ФАС УО в постановлении от 01.03.2007 № Ф09-1319/07-С5).

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Знаковым в разрешении вопроса о правовом статусе руководителя стало постановление пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28, определившее, что субъект, осуществляющий функции единоличного исполнительного органа юрлица, признается представителем этой организации.

Эта позиция нашла отражение в ст. 53 ГК РФ, куда для определения полномочий органа юридического лица с 01.09.2014 была введена прямая ссылка на ст. 182 ГК РФ. Несмотря на ее исключение впоследствии (закон от 29.06.2015 № 210-ФЗ), подход судов к руководителю как законному представителю юридического лица сохранился и в 2015–2016 годах с некоторыми уточнениями.

Так, пленум ВС РФ уточнил в постановлении от 23.06.2015 № 25, что особый характер отношений в данном случае влечет распространение на органы юрлица только отдельных положений гл. 10 ГК РФ, а именно:

  • пп. 1, 3 ст. 182, ст. 183 ГК РФ;
  • п. 3 ст. 65.3, п. 5 ст. 185 ГК РФ — для нескольких представителей, указанных в ЕГРЮЛ.

Таким образом, в свете последних изменений законодательства руководитель организации наконец приобрел законный статус представителя юридического лица.

ВАЖНО! П. 3 ст. 182 ГК РФ не подлежит применению в тех случаях, когда законодательно установлены специальные правила совершения сделок единоличным исполнительным органом в отношении себя лично либо иного лица, представителем (единоличным исполнительным органом) которого он одновременно является.

Разграничение понятий «лицо, превысившее полномочия» и «неуполномоченное лицо»

Для предупреждения последствий в виде признания сделок недействительными/незаключенными важным является отличие понятий «лицо, превысившее полномочия» и «неуполномоченное лицо», поскольку сделки, совершенные с превышением полномочий, в отличие от сделок, совершенных неуполномоченным лицом, будут иметь совершенно разные правовые последствия.

Так, согласно ст. 173–174.1 ГК РФ к сделкам с превышением полномочий относятся сделки, совершенные:

  • без соответствующего согласия органа организации;
  • с выходом за установленные ограничения полномочий органа организации, действующего от ее имени без доверенности;
  • с нарушением запрета или ограничения на распоряжение имуществом, вытекающего из нормативных актов;
  • исполнительным органом организации в ущерб интересам организации.

А к сделкам, совершенным неуполномоченным лицом, относятся только сделки представителя (в понимании ст. 182 ГК РФ), не наделенного соответствующими полномочиями.

Однако на практике при оспаривании договоров зачастую происходит подмена данных понятий. Показательным в данном случае является постановление ФАС ВВО от 26.12.2011 по делу № А38-311/2011. Как было установлено судом, договор на подключение и обслуживание электронной системы подписал директор, подпись которого скреплена печатью общества. При этом данный директор был досрочно освобожден от должности, из чего судом был сделан вывод, что спорный договор подписан от имени истца лицом, не имевшим полномочий на его подписание, со ссылкой на п. 2 постановления пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9. В то время как указанный пункт постановления № 9 определяет последствие в виде недействительности для сделки, совершенной с превышением полномочий.

Вынося решение по данному делу, суд отождествил освобожденного от полномочий (неуполномоченного) руководителя юридического лица с лицом, превысившим полномочия.

Таким образом, исходя из правоприменительной практики, лицо, имеющее право действовать от имени организации без доверенности, превысив указанные полномочия, может также быть признано судом неуполномоченным лицом.

Судебные позиции об основаниях возникновения полномочий представителя

При подписании различного рода договоров следует соблюдать осмотрительность в части законности оснований возникновения полномочий представителя. Поскольку практика заключения договоров достаточно обширна, рекомендуем обратить внимание на некоторые позиции высших судов относительно применения норм о представительстве:

  • нормы ГК РФ об основаниях возникновения полномочий представителя действуют в одинаковой степени на всех лиц, с которыми у представителя установлено правоотношение (определение ВС РФ от 07.09.2000 № КАС00-357);
  • об одобрении сделки, совершенной неуполномоченным лицом, могут свидетельствовать действия сотрудника представляемого, но только в том случае, если данные действия входят в круг его обязанностей, предусмотрены доверенностью или явствуют из обстановки (информационное письмо президиума ВАС РФ от 23.10.2000 № 57);
  • основанием возникновения/прекращения прав и обязанностей у представляемого по сделке является факт ее заключения директором филиала в рамках его полномочий (определение ВС РФ от 27.04.1998 № 43-В98-1к);
  • полномочия юриста, выполняющего свои обязанности от имени общества, явствуют из обстановки (постановление президиума ВАС РФ от 24.06.2014 № 1332/14 по делу № А65-30438/2012);
  • при заключении уполномоченным работником банка с гражданином договора банковского вклада для гражданина полномочия такого работника явствуют из обстановки, даже если он действует вопреки интересам банка (постановление КС РФ от 27.10.2015 № 28-П);
  • нарушение порядка сдачи-приемки товаров, установленного нормативным правовым актом, означает, что полномочия лица, принимающего товар, не явствуют из обстановки (определение ВС РФ от 20.04.2015 № 309-ЭС14-4692 по делу № А71-6908/2012).

Последствия подписания договора лицом, не имеющим полномочий

Ст. 183 ГК РФ предусмотрены меры, защищающие права и законные интересы субъектов сделки, которая была совершена лицом, не имеющим на то соответствующих полномочий. К данным мерам относятся:

  • Односторонний отказ контрагента представляемого по сделке до момента ее одобрения. Для совершения подобного отказа достаточно заявления контрагента лицу, неправомочно совершившему сделку, или непосредственно самому представляемому. Стоит отметить, что данный отказ возможен только в том случае, если контрагент представляемого не знал об отсутствии полномочий у лица, совершившего сделку.
  • Возможность уточнения контрагентом представляемого последующего одобрения сделки непосредственно у самого представляемого.
  • Право требования контрагентом представляемого у лица, совершившего сделку, исполнения данной сделки или возмещения убытков в результате одностороннего отказа контрагента. Убытки подлежат возмещению, если контрагент не знал об отсутствии соответствующих полномочий у лица, совершившего сделку. Данное право контрагента применимо в том случае, если представляемый отказался одобрить сделку или не одобрил ее в разумный срок.

Однако, несмотря на то, что принятие вышеуказанных мер способствует исцелению сделки, совершенной неуполномоченным лицом, на практике, как правило, возникает ряд вопросов относительно механизма такого исцеления.

Подписание договора неуполномоченным лицом: судебная практика по недействительности и незаключенности договора

Договор, подписанный нелегитимным представителем, в рамках ст. 183 ГК РФ порождает право представляемого на его одобрение, не образуя при этом с его стороны никаких прав и обязанностей по договору до момента одобрения. В этом свете возникает вопрос: каким юридическим статусом обладает такая порочная, то есть неодобренная сделка?

К сожалению, в настоящее время правоприменительная практика не дает единогласного ответа на этот вопрос. Относительно того, каким юридическим статусом обладает договор, заключенный неуполномоченным лицом, существуют 2 судебные позиции:

  1. Договор, подписанный неуполномоченным лицом, является незаключенным (постановления АС ЗСО от 28.07.2016 № Ф04-2455/2016 по делу № А03-22124/2015, ФАС МО от 22.08.2008 № КГ-А40/7631-08 по делу № А40-55953/07-39-529, ФАС СЗО от 25.11.2013 по делу № А56-78959/2012).
    Показательным решением для данной позиции является постановление 17-го ААС по делу № А03-22124/2015. Общество обратилось в суд с иском к другому обществу о признании незаключенным договора ответственного хранения и возложении обязанности возвратить переданное имущество. Удовлетворяя исковые требования, суды, руководствуясь ст. 153, 154, 183, 185 ГК РФ, пришли к выводу, что истец не выражал своей воли на заключение договора ответственного хранения и третейского соглашения к нему, ввиду их подписания неуполномоченным лицом, а следовательно, договор считается незаключенным.
    В иных делах основным мотивом, побуждающим суды к принятию решения о признании договора, совершенного неуполномоченным лицом, незаключенным, является тот факт, что ст. 183 ГК РФ предусматривает иные последствия, нежели недействительность.
  2. Договор, подписанный неуполномоченным лицом, является недействительным (постановления АС МО от 02.09.2014 № Ф05-9153/2014 по делу № А40-164770/13-114-1436, АС МО от 12.10.2016 № Ф05-15232/2016 по делу № А40-63743/13, АС МО от 06.06.2016 № Ф05-6735/2016 по делу № А40-152808/2014).
    Показательным решением по данной позиции является постановление 9-го ААС от 26.0.2016 № 09АП-53837/2015. Автономная некоммерческая организация (АНО) обратилась в суд с иском к ООО о признании недействительным соглашения об отступном, а также применении последствий недействительности данной сделки. Удовлетворяя исковые требования, суды основывались на том, что решения заседания коллегии АНО о назначении генеральным директором являются недействительными, а значит, директор не имел права действовать от имени АНО, в связи с чем оспариваемое соглашение об отступном является недействительным в силу ст. 168 ГК РФ как заключенное с нарушением положений ст. 53 ГК РФ.

В иных делах при формировании данной позиции суды основывались на том, что сделка, совершенная неуполномоченным лицом, не соответствует требования законодательства.

Таким образом, при избрании способа защиты гражданских прав следует обосновывать свою позицию с учетом правоприменительной практики, превалирующей на момент подачи иска.

Судебная практика по оспоримости и ничтожности договора, заключенного в отсутствие полномочий

До настоящего времени в правоприменительной практике существуют 2 позиции относительно того, является договор, заключенный неуполномоченным лицом, оспоримой или ничтожной сделкой:

  • В основном суды рассматривали сделку, заключенную неуполномоченным лицом, как ничтожную на основании ее несоответствия требованиям закона. В качестве примера можно привести постановление АС МО от 19.06.2015 по делу № А40-22217/14. При вынесении решения о недействительности (ничтожности) договора купли-продажи акций в силу положений ст. 53, 168 ГК РФ суд основывался на том, что договор от имени продавца был подписан при отсутствии соответствующих полномочий действовать от имени ООО и его последующего одобрения со стороны общества.
  • Но были и единичные решения о признании таких сделок оспоримыми. В качестве примера можно привести постановление ФАС УО от 25.12.2006 по делу № Ф09-11364/06-С3. При вынесении решения об оспоримости сделки суд основывался на том, что необходимые полномочия у директора отсутствовали, сведений об одобрении действий директора по отчуждению нежилого здания не имеется.

В свете последних изменений гражданского законодательства, а именно ст. 166, 168 ГК РФ, представляется, что теперь подобные сделки в большей степени будут признаваться судами оспоримыми. В качестве примера можно привести постановление ФАС МО от 10.08.2016 по делу № А40-168152/14. При вынесении решения о недействительности оспоримой сделки на основании ст. 53, 167, 168, 183 ГК РФ суд исходил из того, что у генерального директора отсутствовали полномочия на заключение ряда взаимосвязанных сделок купли-продажи.

Таким образом, ввиду отсутствия единой правоприменительной позиции при выборе способа защиты по пути признания договора недействительным стоит придерживаться превалирующей судебной практики.

Отказ контрагента от договора, подписанного неуполномоченным лицом

Как уже упоминалось выше, при совершении сделки неуполномоченным лицом контрагент представляемого вправе применить меру, защищающую его права и законные интересы как субъекта сделки, выраженную в одностороннем отказе от сделки путем соответствующего заявления.

На практике возникает вопрос: в какой форме должно быть выражено подобное заявление? В силу того что законом не предусмотрено специальной формы уведомления об отказе, представляется, что данное заявление может быть выражено в любой форме и не обязательно должно соответствовать форме сделки.

Для определения способа отправления уведомления об отказе считаем возможным применение п. 65 постановления пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25. Согласно данному пункту юридически значимое сообщение может быть отправлено посредством:

  • электронной почты;
  • факсимильной связи;
  • иной связи (в том числе почтовой).

Определяющим в данном случае является тот факт, что из данного уведомления можно достоверно установить, от кого оно исходит и кому адресовано (представляемому или неуполномоченному представителю).

Как одобрить сделку, если договор подписан неуполномоченным лицом

В рамках норм ст. 183 ГК РФ сделка, совершенная неуполномоченным лицом, в случае ее последующего одобрения создает для представляемого все необходимые права и обязанности так, если бы он изначально был легитимным субъектом по договору.

Ст. 183 ГК РФ прямо не указывает на способы одобрения совершенной сделки. Для ответа на этот вопрос следует обратиться к постановлению № 25 и информационному письму президиума ВАС от 23.10.2000 № 57.

Важным критерием легитимности действий лица, одобряющего сделку, является наличие подтвержденных полномочий на это.

Согласно указанным актам высших судов под одобрением следует понимать:

  • письменное или устное волеизъявление;
  • признание представляемым претензии контрагента;
  • конклюдентные действия: принятие (в том числе частичное) исполнения по сделке, оплату процентов (неустойки, штрафов) по основному долгу, реализацию иных прав и обязанностей по сделке, подписание акта сверки задолженности;
  • заключение взаимосвязанных сделок в обеспечение или во исполнение спорной;
  • прошение об отсрочке или рассрочке исполнения;
  • акцепт инкассо.

Помимо прочего, об одобрении могут свидетельствовать действия сотрудников представляемого по исполнению обязательства при условии, что они были основаны на доверенности либо полномочие работников на совершение соответствующих действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Если при отсутствии или превышении полномочий представителем заключено соглашение в изменение или дополнение основного договора, к такому соглашению подлежит применению абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 183 ГК РФ, а также в части возмещения убытков п. 3 ст. 183 ГК РФ.

Таким образом, правовые последствия, предусмотренные п. 1 ст. 183 ГК РФ, сделки, совершенной неправомочным лицом, не наступают только в случае, если представляемый прямо отказался одобрить сделку или не ответил в разумный срок на предложение об одобрении.

Убытки при одностороннем отказе от сделки в случае подписания договора неуполномоченным лицом

Как уже упоминалось выше, в том случае, если представляемый выразил отказ или не ответил в разумный срок на предложение об одобрении, контрагент представляемого при отказе от порочной сделки вправе требовать с представителя возмещения убытков.

При реализации данной меры надо учитывать следующие обстоятельства:

  • Как правило, неуполномоченными лицами выступают физические лица, что, в свою очередь, может затруднять взыскание ввиду финансовой несостоятельности последних. Например, отказывая в иске, суд указал истцу на его право требовать взыскания задолженности непосредственно от неуполномоченного представителя физического лица, поскольку ответчиком сделка по получению топливных карт не совершалась (постановление 9-го ААС от 31.03.2016 № 09АП-48167/2015 по делу № А40-26263/14).
  • В случае требования о возмещении убытков истцу надлежит конкретизировать, к каким расходам (доходам) относятся убытки: реальному ущербу или упущенной выгоде (постановление ФАС СКО от 06.06.2016 по делу № А53-20583/2015).
  • Установление факта заключения сделки неуполномоченным лицом служит основанием для отказа в иске, вытекающем из этой сделки, к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку. Показательным в данном случае является постановление 18-го ААС от 30.04.2015 № 18АП-3722/2015 по делу № А76-21781/2014. Удовлетворяя исковые требования о взыскании убытков по данному делу, суды основывались на том, что, несмотря на подписание актов неуполномоченным лицом, фактическое использование спорных кранов в хозяйственной деятельности свидетельствует об одобрении данной сделки ответчиком, а следовательно, убытки, полученные истцом, подлежат взысканию.

В заключение отметим, что договор, подписанный без соответствующих полномочий, порождает следующие правовые последствия:

  • представляемый наделяется правом на одобрение сделки либо на отказ, а равно на отсутствие одобрения последней в разумный срок;
  • контрагент наделяется правом на отказ от сделки и взыскание убытков;
  • без соответствующего одобрения представитель становится обязанным исполнить договорные обязательства в натуре либо возместить убытки, понесенные контрагентом в результате нелегитимного заключения договора;
  • одобрение договора представляемым любым указанным выше способом узаконивает правоотношение между представляемым и контрагентом по договору, исключая из этого правоотношения неуполномоченного представителя.

До конца остается неясным вопрос относительно статуса сделки, совершенной неуполномоченным лицом, в части недействительности (оспоримости, ничтожности) и незаключенности. Учитывая разнообразие правоприменительной практики по данному вопросу, при разрешении спорной ситуации в судебном порядке стоит руководствоваться наиболее применяемой судебной позицией.

Заключение сделки неуполномоченным лицом

Важную роль с практической точки зрения играют последствия заключения сделки неуполномоченным лицом, установленные в ст. 183 ГК. При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Следует согласиться с М.И. Брагинским и В.В. Витрянским, считающими, что необходимо ограничительное толкование этой нормы: соответствующие последствия — договор признается заключенным с представителем — наступают только при наличии согласия третьего лица.Такое толкование вполне логично, поскольку третье лицо, видевшее в лице представителя, не имеющего полномочий, лишь стоящего за ним представляемого, изначально хотело иметь дело с представляемым. Если же оказалось, что представитель не имеет полномочий, сделку следует считать заключенной с представителем лишь в том случае, если на это согласен контрагент.

Еще одно условие применения ст. 183 ГК — необходимость наличия у лица, действующего без полномочий, необходимой право- и дееспособности на совершение сделки. Так, правоспособность банков (кредитных организаций) ограничена законом: они не могут заниматься производственной, торговой или страховой деятельностью (ст. 5 Закона о банках). Если банк без надлежащих полномочий выступит от имени поставщика по договору поставки товаров, такая сделка не может считаться заключенной от имени банка на основании ст. 183 ГК, поскольку банки не могут заниматься торговой деятельностью: соответствующая сделка будет ничтожной (ст. 168 ГК). Следует также отметить, что если неуполномоченное лицо заключает сделку без лицензии, необходимой по действующему законодательству, соответствующая сделка будет оспоримой (ст. 173 ГК).

Необходимо также иметь в виду, что правило п. 1 ст. 183 ГК применяется лишь в отношениях представительства. Оно не касается превышения полномочий органом юридического лица либо превышения компетенции органом публично-правового образования, поскольку к публично-правовым образованиям (п. 1 ст. 124 ГК) применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством (п. 2 ст. 124 ГК). В таких случаях следует применять положения ст. 168 или 174 ГК. Кроме того, суд не может признать представителя стороной по соглашению, заключенному во изменение или дополнение основного договора. Такое соглашение признается ничтожным, поскольку является неотъемлемой частью упомянутого договора и не может существовать и исполняться отдельно от него.

Если представитель действовал без полномочий, но в последующем представляемый одобрит совершение сделки, то это делает сделку заключенной и создает, изменяет и прекращает для представляемого гражданские права и обязанности с момента ее совершения (п. 2 ст. 183 ГК).

Статья 183. Заключение сделки неуполномоченным лицом

Скачайте ознакомительную версию книги для чтения на мобильном устройстве


Скачать в формате .pdf

  1. При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.
    До одобрения сделки представляемым другая сторона путем заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении.
  2. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.
  3. Если представляемый отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разумный срок, другая сторона вправе потребовать от неуправомоченного лица, совершившего сделку, исполнения сделки либо вправе отказаться от нее в одностороннем порядке и потребовать от этого лица возмещения убытков. Убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении.

Законодатель уточнил норму п. 1 ст. 183 ГК РФ о сделках, заключенных неуполномоченным лицом, дополнив ее положением, которое устраняет неопределенность правового положения контрагента по такой сделке. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 183 другая сторона наделена правом в одностороннем порядке отказаться от сделки, не дожидаясь ее одобрения.

Здесь есть тонкость, которую необходимо учитывать. Право на отказ преду- смотрено как в п. 1, так и в п. 3 ст. 183 ГК РФ. В первом случае речь идет о ситуации, когда контрагент только узнал о том, что заключил сделку с представителем, у которого на самом деле не было полномочий (или они превышены), но еще не знает реакции того лица, от имени которого эту сделку заключал неуполномоченный представитель. Еще неизвестно, одобрит ли эту сделку представляемый, поэтому она находится в подвешенном состоянии (непонятно, кто будет стороной — представляемый или сам неуполномоченный представитель). Контрагент может отказаться от сделки уже на этом этапе, не дожидаясь, будет ли одобрение. В этом случае право на возмещение убытков не упоминается. А во втором случае (п. 3 ст. 183 ГК РФ) речь идет о ситуации, когда судьба сделки уже известна: представляемый ее не одобрил, а значит, контрагенту очевидно, что сделку он заключил не с представляемым, а непосредственно с неуполномоченным представителем. В данном случае контрагент тоже может отказаться от сделки, но дополнительно он получает еще и право потребовать от неуполномоченного представителя возмещения убытков.

Такой подход позволяет сохранить разумный баланс интересов во избежание таких случаев, когда контрагент сам не вполне добросовестно использует недостатки оформления полномочий представителя другой стороны, чтобы «выйти» из сделки. Узнав, что сделка заключена с неуполномоченным лицом, добросовестный контрагент может в течение разумного срока дождаться одоб- рения этой сделки. Если контрагент не хочет ждать одобрения, он может сразу отказаться от сделки, не рассчитывая получить какое-то возмещение возможных потерь. Но если срыв этой сделки повлечет для него убытки, то очевидно, что в его интересах дождаться одобрения: если сделку одобрят, — убытков не возникнет, а если не одобрят, — убытки можно будет возместить за счет неуполномоченного представителя.

Самая большая проблема в судебной практике, которая не была решена реформой гражданского законодательства, касается вопросов применения ст. 183 ГК РФ к директорам юридических лиц, к тем, кого принято считать органом юридического лица, а не представителем.

Небесспорной представляется позиция ВАС РФ, закрепленная в информационном письме ВАС РФ от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 ГК РФ», согласно которой директор юридического лица является его органом, а не представителем, и к его сделкам не применяется п. 1 ст. 183 ГК РФ. Возможно, именно такой подход ВАС РФ привел к расцвету лже-директоров. На сегодняшний такое лицо ничем не рискует, поскольку риск признания совершенной им сделки недействительной и применения последствий ее недействительности относится на стороны сделки — само общество и контрагента.

Конечно, современная судебная практика, а с недавних пор и закон (п. 2 ст. 51 ГК РФ) защищают контрагентов в сделках с лжедиректором в случаях, если запись о директоре была внесена в ЕГРЮЛ, а контрагент был добросовестным, то есть знал о фактической недостоверности записи или не знал об этом по грубой небрежности. Такие сделки сохраняют силу для юридического лица, за исключением случаев, когда имели место рейдерский захват или прочее мошенничество. В этих случаях даже добросовестность контрагента не спасает — юридическое лицо, от имени которого действовал лжедиректор, не будет связано сделкой.

Именно в таких ситуациях и могло бы помочь правильное применение положений о представительстве. Если бы к сделкам лжедиректора применялся п. 1 ст. 183 ГК РФ, то совершенная им сделка связывала бы самого директора и, соответственно, он бы нес по крайней мере ответственность по этой сделке.

Таким образом, имеются существенные сомнения в том, что следует и дальше придерживаться господствующего на сегодняшний день в доктрине и практике подхода. К сожалению, иная позиция не нашла отражения в Кодексе. Именно поэтому можно приветствовать, что с 01.09.2014 данная позиция судебной практики фактически преодолевается прямым законодательным регулированием. Согласно новой редакции п. 1 ст. 53 ГК РФ, образованной Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ, «юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени (пункт 1 статьи 182) в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом». Ссылка в указанной норме на п. 1 ст. 182 ГК РФ означает, что к директорам юридических лиц отныне применяются правила о представительстве.

← Предыдущая глава Следующая глава →

Статья 183 ГК РФ. Заключение сделки неуполномоченным лицом

Текущая редакция ст. 183 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.

До одобрения сделки представляемым другая сторона путем заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении.

2. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

3. Если представляемый отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разумный срок, другая сторона вправе потребовать от неуправомоченного лица, совершившего сделку, исполнения сделки либо вправе отказаться от нее в одностороннем порядке и потребовать от этого лица возмещения убытков. Убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении.

Комментарий к статье 183 ГК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает последствия заключения сделки неуполномоченным лицом, т.е. лицом, которое не наделено правом выступать от чужого имени либо наделено таким правом, но выходит за пределы предоставленных полномочий. При отсутствии у лица полномочий выступать от чужого имени или при выступлении им от чужого имени с превышением предоставленных полномочий по общему правилу не создаются никакие права и обязанности для представляемого. Совершенная сделка для другого лица является незаключенной.

Для неуполномоченного лица последствия таких действий сводятся к тому, что это лицо само может стать стороной в сделке с третьим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сделка в таком случае будет считаться заключенной от имени неуполномоченного лица и в его интересах. Это лицо будет нести перед контрагентом все обязанности по данной сделке и отвечать за ее неисполнение. Иногда это правило на практике неосуществимо. Неуполномоченное лицо в силу разных объективных причин (иной правовой статус, отсутствие лицензии, отсутствие права заниматься определенным видом деятельности и т.п.) не может быть стороной в той сделке, которую оно совершило. Подобные сделки, если только они не одобрены впоследствии представляемым, должны считаться в зависимости от конкретных обстоятельств либо ничтожными, либо оспоримыми.

Президиум ВАС РФ указал, что при рассмотрении таких дел следует иметь в виду, что суд не может на основании п.1 ст. 183 ГК РФ признать представителя стороной по соглашению, заключенному во изменение или в дополнение основного договора. Такое соглашение признается ничтожным (ст. 168 ГК РФ с комментариями), поскольку по своей природе является неотъемлемой частью упомянутого договора и не может существовать и исполняться отдельно от него.

В статье предусмотрено исключение из общего правила: если представляемый впоследствии одобрит данную сделку, она считается совершенной от его имени и в его интересах. При этом одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Последующее одобрение сделки представляемым может быть выражено в любой форме, однозначно свидетельствующей о воле представляемого на признание сделки, заключенной неуправомоченным представителем. Такая воля может быть выражена в письменном документе (письме, телеграмме, факсе и т.п.) или посредством конклюдентных действий (принятие исполнения, произведение расчетов и т.п.).

2. Президиум ВАС РФ указал на то, что при разрешении споров, связанных с применением п.2 комментируемой статьи, судам следует принимать во внимание, что под последующим одобрением сделки представляемым могут пониматься, в частности:
— письменное или устное одобрение независимо от того, адресовано оно или нет непосредственно контрагенту по сделке;
— признание представляемым претензии контрагента;
— конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства, реализация других прав и обязанностей по сделке);
— заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой;
— просьба об отсрочке или рассрочке исполнения;
— акцепт инкассового поручения.

3. Правило о том, что лицо, действовавшее от чужого имени без полномочий, само становится в таком случае стороной в сделке с третьим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями, предусмотрено законом в целях обеспечения интересов третьего лица, с которым лицо, действовавшее без полномочий, заключило сделку. При этом установлено, что до одобрения сделки представляемым другая сторона путем заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении.

У третьего лица всегда имеется возможность проверить полномочия лица, заключающего сделку (ст. 312 ГК РФ). Проверка полномочий представителя третьими лицами составляет необходимый момент в процессе осуществления отношений представительства. Надобность в такой проверке отпадает лишь в случаях, когда полномочие очевидно явствует из обстановки, в которой действует представитель, например продавец в розничной торговле, приемщик в ателье бытового обслуживания и т.п. В таких случаях продавцы, приемщики и другие работники, допущенные администрацией организации к исполнению работ, оказанию услуг и т.п. , совершают сделки от имени организации в определенном месте, в определенном порядке, с применением определенной атрибутики, что создает у любого лица, вступающего с ними в контакт, уверенность, что оно имеет дело с уполномоченным представителем организации.

Если третьим лицом не проверены полномочия лица, заключающего сделку, или сделка заключена третьим лицом с неуполномоченным лицом сознательно (в расчете на последующее одобрение сделки представляемым), оно считается связанным данной сделкой. В частности, если сделка будет одобрена представляемым, третье лицо не может отказаться от принятых на себя обязательств со ссылкой на отсутствие полномочий у представителя.

Президиум ВАС РФ также обратил внимание на то, что п.1 комментируемой статьи применяется независимо от того, знала ли другая сторона о том, что представитель действует с превышением полномочий или при отсутствии таковых.

4. Если представляемый отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разумный срок, другая сторона вправе потребовать от неуправомоченного лица, совершившего сделку, исполнения сделки либо вправе отказаться от нее в одностороннем порядке и потребовать от этого лица возмещения убытков. Понятие «разумный срок» является оценочным и зависит от обстоятельств дела и существа сделки; о понятии убытков см. ст. 15 ГК РФ.

Убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении.

5. Применимое законодательство:
— ФЗ от 26.12.95 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»;
— ФЗ от 08.02.98 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

5. Судебная практика:
— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 N 57;
— постановление ФАС Московского округа от 10.12.2013 N Ф05-14639/2013 по делу N А40-49158/12-104-464;
— постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2013 по делу N А75-768/2013;
— постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.10.2013 по делу N А56-61535/2012;
— постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.09.2013 по делу N А27-19673/2012.

Консультации и комментарии юристов по ст 183 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 183 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *