Дети сироты Ростовская область

Теперь у донских ребятишек, оставшихся без попечения родителей, появится больше шансов обрести семью.

Прописанные в палате

Искать им пап и мам будут не только органы опеки, но и волонтеры. Благотворительный фонд помощи детям «Доброе дело» официально появился на свет лишь в мае этого года.

— Сначала я стала посещать Дом ребенка, узнавала, каких вещей не хватает малышам. Что-то покупала за свои деньги, что-то — вскладчину с подругами и коллегами, — вспоминает ростовчанка Татьяна. — Однажды воспитатели рассказали мне о судьбе одного из воспитанников. Оказалось, что перед тем, как попасть в дом ребенка, Руслан почти год провел один в больничной палате. У него было все в порядке со здоровьем — просто по закону все брошенные дети должны проходить медицинское обследование. Пока с ними работают врачи, органы опеки пытаются найти ребенку либо приемную семью, либо место в детском доме. А если им это не удалось, то он остается в больнице. Представьте, маленький мальчик много месяцев провел в детской кроватке, в четырех стенах, не имея возможности ни гулять, ни общаться, ни даже просто видеть людей. Нянечки приходили, пеленали, мыли, кормили и снова уходили. У него не было никаких игрушек. Он просто лежал и смотрел в стену. Как в тюрьме. В дом ребенка он попал с диагнозом «задержка психического развития».

Бесплатное приложение

Вины медработников нет — у санитарок большая нагрузка, и возможности разговаривать с сиротами, петь им колыбельные, рассказывать сказки у них просто нет. На самом деле, больницы даже не получают денег на содержание брошенных деток. Если подкидыш имеет заболевание, то на него хотя бы оформляется медицинский страховой полис, и отчисления идут по линии ОМС. Но если малыш просто ждет в больнице решения своей дальнейшей участи, то медики вынуждены изыскивать внутренние возможности.

— Администрация области направила рекомендательное письмо главам муниципальных образований — рассмотреть возможность финансирования в своих лечебно-профилактических учреждениях социальных коек для подобных категорий пациентов, — говорит Лидия Черкашина, специалист отдела охраны здоровья женщин и детей министерства здравоохранения Ростовской области. — Четыре района уже отчитались о выполнении нашей просьбы — Белокалитвинский, Каменский, Орловский, Песчанокопский, но проблему это не решает.

Благотворительные организации готовы оплачивать дополнительные ставки для санитарок в детских отделениях больниц, которые бы дежурили у сирот, лишний раз брали их на руки, но в законодательстве это никак не оговорено. Главврачи больниц с удовольствием бы разделили бремя с добровольцами, разгрузив собственный медицинский персонал, но на каком основании? Одни руководители ростовских больниц пускают в детское отделение посторонних людей на собственный страх и риск. Другие продолжают обходиться собственными силами.

В течение прошлого года в роддомах Ростовской области было оформлено 456 отказов от детей, а все семь домов ребенка способны вместить 475 малышей. Недостает мест и в детдомах. Сейчас в домах ребенка остаются 11 воспитанников, которым уже исполнилось четыре года. Нельзя сказать, что власти бездействуют. В этом году в детдоме Волгодонска создана группа для малышей от 1 месяца до 3 лет. Запланировано строительство дома ребенка на 120 мест в Ростове. Очевидно, что увеличивать нужно не только и не столько число казенных домов, сколько семей, способных принять в свое гнездо чужое чадо. Но и тут не все так просто.

Сирота с открытки

Чтобы у ребенка появился реальный шанс обрести родителей, необходимо, чтобы кто-то узнал о том, что такой малыш есть, а еще лучше, чтобы потенциальные папы и мамы увидели его во всей красе. Это значит, что кто-то должен сфотографировать ребенка, заполнить на него анкету и поместить все это в банк данных. Но ни в органах опеки, ни тем более в домах ребенка нет штатной единицы фотографа. На интернет-странице министерства образования Ростовской области раздел «Усыновление детей» есть, а информация о детях, подлежащих устройству на воспитание в семью отсутствует. К тому же на инспекторов районных отделов образования, курирующих опеку и попечительство, помимо устройства детей-сирот, возложено множество других обязанностей. Между тем, поиск семьи — занятие, отнимающее массу времени и сил. Не мешает, чтобы специалист был «на ты» с современными информационными технологиями, проявлял смекалку и фантазию.

— В начале этого года мы сделали четыре открытки с фотографиями детей-сирот, которые были размещены на информационно-рекламных стендах в крупных супермаркетах и развлекательных комплексах, — рассказывает Татьяна. — Люди могли взять ее с собой, прочитать историю ребенка и получить контактную информацию, куда обращаться, если они хотят принять участие в его судьбе. И это сработало! Все четверо детишек довольно быстро попали в семьи. Но люди продолжали приходить в детдом, и тогда им предлагали посмотреть анкеты других воспитанников, в итоге еще четверо детей попали в семьи. Сейчас мы хотим продолжить данный опыт. Спонсоров и фотографа для заполнения анкет мы уже нашли, осталось договориться обо всем с детскими домами.

Открытки, плакаты, радио, газеты, Интернет будут тиражировать информацию.

Приемные семьи — как хорошая альтернатива детскому дому. Такая форма устройства детей в семью на воспитание получает развитие и в Омске. В приёмных семьях сейчас живут 180 детей.
В семье Житеневых — четверо приемных детей. Первой 12 лет назад у них появилась Ксюша. Татьяна Жжитенева очень хотела детей, поэтому решилась взять девочку из детского дома. Потом был Валера — родной брат Ксении. В 2008 на воспитание взяли Кирилла, ему был год. А в марте этого года в их квартире появился Илья. «Съездила в больницу, посмотрела — глаза хорошие. Двух недель нет, как у нас живет, а как-будто он всю жизнь здесь жил», — говорит приёмная мама.
В трехкомнатной квартире место нашлось всем. У детей есть свои комнаты. В прихожей под детские курточки сделали вешалку. Количество обуви в коридоре говорит, что здесь живет большая семья, которая, по традиции, собирается за общим столом.
Сегодня в Омске — 71 приемная семья. Эти люди занимаются воспитанием несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей. На основании договора, омичи, помимо пособия, получают вознаграждение за воспитание неродных детей. Это и отличает приемные семьи от обычной опеки. «Программа направлена на то, чтобы люди, которые имеют талант, любят детей и себя могут в этом реализовать, к нам приходили. Чтобы мы помогали им брать детей, открывать приемные семьи, где воспитаением ребенка будут заниматься на возмездной основе», — рассказывает ведущий специалист управления опеки и попечительства Департамента образования г. Омска — Паата Атунашвили.
Каждую семью, пожелавшую взять приёмного ребёнка, специалисты Департамента образования обязательно проконсультируют, проверят. Лишь после этого заключат договор. Сейчас работу ведут с десятком омских семей, которые хотят стать родителями.

Россия.Омск

Статья адвоката Антона Алексеевича Жарова «Самый неприступный в России банк — банк данных о детях-сиротах» о проблемах в работе Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Как выясняется, Федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей — неприступная крепость. Людей, ухитрившихся в него попасть — единицы. И вообще, создаётся впечатление, что ФБД — специально закрывается от всех возможных кандидатов в усыновители и опекуны.

В любом банке всегда есть рабочее время: вы можете прийти в отделение с 9 до 18 часов, обед с 14 до 15, что-то вроде. Ничего подобного в ФБД нет…

Про многочисленным просьбам наших подписчиков мы направили официальное письмо в ФБД с просьбой разъяснить правила записи на приём, а также попытались вузнать, почему Банк данных не работает по административному регламенту.

Вторая серия нашего расследования и ответ Министерства образования и науки РФ в статье адвоката Жарова «Федеральный банк данных приоткрывается…».

Что важно сказать. Во-первых, текущий персональный состав подразделения, отвечающего в Минобре за федеральный банк данных — вменяемый и, если можно так сравнивать, лучший из имевшихся. Во всяком случае: слушают, слышат и отвечают.

Во-вторых, конечно, несколько удивляет, что работа в ФБД идёт настолько неспешными темпами: полтора, два часа на одного человека! Это во времена, когда приём у стоматолога рассчитан на 15 минут. Просто праздник какой-то!

В-третьих. К сожалению, выход из сложившейся ситуации так и не обозначен. Ну, если ничего не менять, то он и не будет найден. Даже если как-то привести эти самые 1,5—2 часа к каким-то адекватным веку значениям, в отделе просто, банально, не хватает людей. Насколько мне известно, их там (занятых не только приёмом граждан) всего трое. На всю страну. Даже смешно спрашивать, достаточно ли этого. Очевидно — нет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *