Дети родившиеся в 1999 году

3.5. Внебрачная рождаемость

Быстрый рост в России, как, впрочем, и во многих развитых странах, доли внебрачных рождений в общем числе рождений уже не первый год привлекает внимание исследователей и общественного мнения. В 1997 г. в России эта доля впервые перевалила за четверть. Принципиальной особенностью 1998 г. стало то, что в этом году абсолютное число родившихся увеличилось исключительно за счет роста числа рождений вне зарегистрированного брака, которое смогло компенсировать некоторое уменьшение (на 0,4%) числа рождений в зарегистрированном браке (табл. 3.5). Это абсолютно новое явление для России, не наблюдавшееся, по крайней мере, в ее послевоенной истории.

Вплоть до 1992 г. изменения числа родившихся вне зарегистрированного брака носили в принципе тот же характер, что и изменение числа брачных рождений: периоды подъемов и спадов у этих двух категорий родившихся совпадали (рис. 3.3) В результате пропорция родившихся вне зарегистрированного брака, до середины 80-х годов оставалась относительно стабильной, а затем хотя и увеличивалась, но достаточно медленно. В 90-е годы тенденции изменения брачных и внебрачных рождений в стране разошлись: брачные рождения продолжают свое снижение, начавшееся в 1989 г., а внебрачные после 1993 г. демонстрируют резкое увеличение. В результате не только доля детей, родившихся вне зарегистрированного брака, за десятилетний период увеличилась в два раза и достигла 27%, но и их абсолютное значение достигло настолько статистически значимых величин (346 тыс. в 1998 г.), что их прирост за 1998 г. на 8,4% смог предопределить общее увеличение числа родившихся.

Рис. 3.3. Относительное изменение числа родившихся в зарегистрированном браке и вне зарегистрированного брака. Россия, 1958-1998 (1958 — 1)

Текущая статистика дает возможность отслеживать три совокупности родившихся (табл.3.5):

  • родившиеся у женщин, состоящих в зарегистрированном браке;
  • родившиеся, зарегистрированные по совместному заявлению родителей, с включением тех детей, в отношении которых отцовство было установлено в судебном порядке;
  • родившиеся, зарегистрированные только по заявлению матери, с включением детей, от которых матери отказались сразу после рождения и зарегистрированных по представлению служб родовспоможения, домов ребенка, а также «подкидыши» и прочие, в отношении которых материнство к моменту регистрации не установлено.

Такой порядок был введен с 1969 г. после вступления в действие Основ брачно-семейного законодательства СССР, принятого в октябре 1968 г.

Подобная практика учета родившихся не позволяет с должным основанием судить о распространенности рождений в браке и вне брака. Можно лишь предположить, что в большей мере к категории внебрачных детей имеет отношение совокупность новорожденных, зарегистрированных по заявлению только одной матери. При таком подходе послевоенные тенденции распространенности внебрачных рождений не нарушаются, но распространенность явления сокращается почти в два раза: в 70-х годов — до 6%, в конце 80-х — до 7-8%, в конце 90-х — до 15% от общего числа родившихся всех категорий. Столь существенное уменьшение показателя объясняется тем, что более 40% детей из числа рожденных вне зарегистрированного брака признается своими отцами.

Эта доля в целом для России весьма стабильна, не менялась она и на протяжении последнего десятилетия. Однако за внешней стабильностью показателя для страны в целом скрывались различные тенденции его динамики в городском и сельском населении, которые с конца 1980-х гг. стали диаметрально противоположными — в городских поселениях признание отцами своих детей возрастает, в сельской местности — уменьшается (рис. 3.4). За 10 лет (1988-1998) в городском населении доля внебрачных рождений, признанных обоими родителями, выросла с 36,5% до 42,8%, в сельском упала соответственно с 51,9% до 44,2%.

Рис. 3.4. Доля рождений, зарегистрированных по совместному заявлению матери и отца, среди всех родившихся вне зарегистрированного брака в городском и сельском населении (%). Россия, 1988-1998, %

Причины этих различий (как, впрочем, и всего феномена быстрого роста внебрачной рождаемости) пока изучены крайне недостаточно. Различия между городом и селом отражают, видимо, разные изменения в социальном контроле за поведением людей в городах и селах, равно как и различия в активности судебных органов и самих городских и сельских жителей по поводу установления отцовства. Вполне возможно, что среди жителей села происходит отход от прежнего, более жесткого отношения к вопросу о признании отцовства, а в городах — напротив, получают большее распространение незарегистрированные союзы, в которых рождаются дети, в результате чего ситуация в городах и селах выравнивается (в сельской местности процент рожденных вне юридического брака долгое время был выше, чем в городах, что объяснялось половой диспропорцией в бракоспособных возрастах из-за войн и миграций). Не исключено, что на селе в повышении доли рождений, зарегистрированных только по материнскому заявлению, какую-то роль играет и усилившийся приток мигрантов из-за пределов России.

Анализ интенсивных показателей рождаемости в зависимости от брачного состояния в России сильно затрудняется отсутствием ежегодных данных о брачной структуре населения, т.е. сведений о том, сколько имеется в текущем году людей, никогда не состоявших в браке, состоящих в браке, в том числе в зарегистрированном, сколько разведенных и овдовевших. Такие сведения имеются только на моменты переписей населения. К сожалению, последняя всеобщая перепись населения была проведена более 10 лет назад, а более поздние, пятилетней давности, данные микропереписи населения 1994 г. не вполне репрезентативны, поскольку она представляла собой, скорее, выборочный опрос домохозяйств, а не населения (практически выборкой не были охвачены военнослужащие, лица без определенного места жительства, лица, проживающие в домах-интернатах и, отчасти, в общежитиях, значительная часть вынужденных переселенцев и некоторые другие категории граждан).

Несмотря на все недостатки имеющейся статистики, специалисты неоднократно предпринимали попытки, с помощью определенных гипотез, оценить итоговую брачную и внебрачную рождаемость в России.

Одна из таких попыток представлена в табл. 3.13. Из представленных данных следует, что после преодоления демографических диспропорций, вызванных войной, в России, в среднем, одна женщина, не состоящая в браке, в течение жизни производила на свет примерно 0,5-0,7 живого ребенка (в городской местности — 0,4-0,5, в сельской местности — 0,7-0,9). Уровень рождаемости женщин, состоящих в браке, был, естественно, несравненно выше, но вряд ли превышал более, чем на 10% показатель суммарной (итоговой) рождаемости для всех женщин без учета брачного состояния.

Таблица 3.13. Суммарная (итоговая) рождаемость в городском и сельском населении в зависимости от брачного состояния (число детей на одну женщину). Россия, 1958-1994

Источник: Авдеев А.А. Браки и разводы в России //Народонаселение, 1999, №1 (январь-март), с.40

* — У автора этот показатель не представлен и потому оценен нами по упрощенному методу, исходя из того, что итоговая рождаемость для всех женщин без учета брачного состояния есть средняя взвешенная величина из показателей рождаемости для женщин состоящих и не состоящих в браке (в качестве весов была взята доля брачных и внебрачных рождений).
** — Показатели для 1958-1959 гг. исчислены исходя из предположения, что внебрачные дети — все дети, рожденные у матерей, не состоящих в зарегистрированном браке. Для остальных периодов принято, что внебрачными детьми являются дети, зарегистрированные по заявлению одной матери.

На рис. 3.5. представлены доли детей, родившихся вне зарегистрированного брака в 1980, 1990, 1996 и 1998 гг. Рисунок подтверждает известный факт, что наибольшую распространенность внебрачные рождения имеют в самой молодой возрастной группе матерей (до 20 лет), а также в самых старших возрастных группах (после 35 лет, а особенно после 40). Однако ввиду того, что рождаемость у женщин старших возрастов в целом низка, в общем числе детей, рожденных вне зарегистрированного брака, преобладают дети, рожденные у молодых матерей.

Рис. 3.5. Доля родившихся вне зарегистрированного брака в каждой возрастной группе матерей (%). Россия, 1980-1998 %

Второй вывод связан с тенденцией изменений за последние 20 лет. Доля родившихся вне зарегистрированного брака повышалась во всех возрастных группах матерей. Но если в 80-х годах рост был медленным и происходил с опережающим темпом у матерей старших возрастных групп, то вторая половина 90-х ознаменовалась бурным ростом в целом, с опережающими темпами среди более молодых матерей, в том числе и у матерей в возрастах максимальной брачности и рождаемости. В результате распространенность рождений вне зарегистрированного брака не только существенно возросла (до 25-40% в различных возрастных группах), но и несколько сблизилась по уровню среди молодых и более зрелых женщин, приобретая характер всеобщего, статистически значимого социального феномена.

Из опыта российских и зарубежных исследований известно, что повышенная внебрачная рождаемость в самых молодых возрастах есть, главным образом, следствие особо низкой контрацептивной культуры в начале сексуальной жизни. Подавляющая часть детей, рожденных в возрасте до 20 лет, являются незапланированными, и, очень часто, нежеланными. В России, как, впрочем, и в других странах в свое время, добрачные зачатия, реализовавшиеся в рождениях, часто «прикрывались» скоропалительной, вынужденной регистрацией брака между партнерами («стимулированные» браки, браки «вдогонку») так, что невеста, будучи беременной, имела шанс родить ребенка уже в «законном» браке. К этому всячески понуждали традиции и окружение еще очень молодых и несамостоятельных людей. Не удивительно, что на поверку такие браки оказывались изначально высоко конфликтными, непрочными и распадались при первой возможности, формируя одни из самых высоких в мире показателей разводимости.

В последние годы в России наблюдается снижение брачной активности в самых молодых возрастах, и, скорее всего (хотя это требует соответствующей эмпирической проверки), распространенность и роль «стимулированных» браков в последние годы снижается. Возможно, этим, по крайней мере, отчасти, объясняется бурный рост внебрачных рождений среди молодежи. Аргументом в пользу такого вывода служит то, что доля рождений, зарегистрированных по совместному заявлению родителей, в самых молодых возрастах не увеличивается (рис.3.6). В социально более зрелых возрастах, когда к перспективе рождения «внебрачного» ребенка подходят более ответственно, добровольное признание отцовства, напротив, в последние годы возрастает.

Рис. 3.6. Доля рождений, зарегистрированных по совместному заявлению матери и отца, среди всех детей, рожденных вне зарегистрированного брака, по возрастным группам матерей. Россия, 1996 и 1998, %

Еще одним косвенным аргументом в пользу высказанных соображений служат сельско-городские различия. Более высокие показатели распространенности рождений вне официального брака на селе поддерживаются исключительно за счет более высоких показателей среди матерей до 25 лет (рис. 3.7). В то же время известно, что контрацептивная культура и доступность современных средств предотвращения зачатий в сельской местности ниже. Однако и традиционное отношение окружения к молодежи там проявляет себя сильнее, чем в городах, что приводит к чуть более высокой доле рождений, зарегистрированных по совместному заявлению матери и отца, среди рождений вне зарегистрированного брака в возрасте до 20 лет (рис. 3.8).

Рис.3.7. Доля родившихся вне зарегистрированного брака в каждой возрастной группе матерей в городском и сельском населении. Россия, 1998, %

Рис. 3.8. Доля рождений, зарегистрированных по совместному заявлению матери и отца, среди всех детей, рожденных вне зарегистрированного брака, по возрастным группам матерей в городском и сельском населении. Россия, 1998, %

Иногда полагают, что проблема внебрачных рождений сводится исключительно к проблеме «неразумных» подростков, «падению нравов и морали» среди них. Исследования позволяют утверждать, что внебрачная рождаемость — более сложное явление. В частности, расчеты средней очередности рождения у матери для детей, родившихся как в зарегистрированном браке, так и вне его, показывают, что средняя очередность рождения у матери, не состоящей в зарегистрированном браке, отнюдь не столь низка, как можно было бы предполагать, исходя из гипотезы о том, что внебрачные рождения в России — это результат либо неразумного поведения молодежи, либо осознанного решения «отчаявшейся» немолодой женщины родить ребенка «для себя».

Если бы этот стереотип восприятия внебрачных рождений был верным, такие рождения оказались бы в основном первыми по очередности рождения их у матери, а средняя очередность «внебрачного» рождения была бы близка к 1, и, соответственно, существенно ниже средней очередности «брачного» рождения. На деле это не так, разница весьма невелика (табл. 3.14). Даже если исходить из более жесткого критерия для определения категории внебрачного рождения и ограничиться только теми рождениями, которые регистрируются по заявлению одной матери, то и тогда средняя очередность рождения оказывается весьма высокой, намного выше единицы, например, 1,48 в 1998 г.

Таблица 3.14 Средняя очередность рождения для женщин, состоящих и не состоящих в зарегистрированном браке. Россия, 1993-1998

Итак, внебрачные рождения, во-первых, зримо и достаточно ровно представлены во всех порядках рождения (табл. 3.15), и, во-вторых, их распределение по очередности рождения в значительной степени повторяет распределение для брачных рождений, хотя, конечно, и имеет смещение относительно него в сторону более низких порядков (табл. 3.16).

Таблица 3.15. Родившиеся вне зарегистрированного брака среди всех родившихся по очередности рождения. Россия, 1998, %

Дети

Очередность рождения

Все очередности

1-я

2-я

3-я

4-я

5-я и более

Родившиеся вне зарегистрированного брака среди всех родившихся

30,1

19,9

27,1

30,7

30,1

27,0

Зарегистрированные по заявлению одной матери среди всех родившихся

18,6

9,0

12,7

15,5

17,4

15,3

Зарегистрированные по заявлению одной матери среди всех родившихся вне зарегистрированного брака

61,9

45,1

46,7

50,6

57,9

56,7

Таблица 3.16. Распределение родившихся в браке и вне брака по очередности рождения. Россия, 1998, %

Обращает на себя внимание, что доля третьих и последующих детей среди детей, рожденных вне зарегистрированного брака, даже несколько выше, чем доля детей тех же порядков среди родившихся в зарегистрированном браке. Можно предположить, что есть некоторые социальные, и, вероятно, этнодемографические группы, которые по каким-то причинам не склонны вообще регистрировать брак, и характеризуются они не столь уж низкой рождаемостью. Сейчас каждый пятый ребенок второй очередности рождения у матери, каждый третий-четвертый среди третьих и последующих детей рождается вне зарегистрированного брака, и это никак нельзя объяснить только «молодежной» проблемой или трудностями социально-экономической ситуации в стране.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *