Депозитарный учет

Римское право. Ч. 2

Библиотека студента

Договором хранения или поклажи (depositum) назывался реальный контракт, по которому лицо (депозитарий), получившее от другого лица индивидуально-определенную вещь, обязуется безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить в целости и сохранности лицу, передавшему вещь на хранение (депоненту).

Депозитарий не являлся владельцем вещи, сданной ему на хранение, а лишь осуществлял держание. Он был обязан хранить вещь, но не имел права ею пользоваться. Использование вещи, сданной на хранение, рассматривалось как кража (furtum usus).

Договор хранения потенциально был двусторонним, но, подобно договору ссуды, он не устанавливал равноценных, эквивалентных прав и обязанностей для сторон. Из договора хранения основным требованием было требование депонента (поклажедателя) о возврате вещи. Права депонента защищались прямым иском — actio depositi directa. Депозитарий же имел право на обратный иск — actio depositi contraria, который возникал лишь при известных обстоятельствах, если депонент, передавая вещь на хранение, виновным образом причинил убытки депозитарию, не знавшему о пороках переданной вещи.

Безвозмездность хранения определила и характер ответственности сторон. В отношении поклажепринимателя действовало правило custodiam поп proestat. Это означало, что депозитарий хотя и был обязан вернуть вещь в целости и сохранности, но от него нельзя было требовать каких-либо специальных мер для ее сохранения. Депозитарий нес ответственность лишь в случае умысла (do-lus) или грубой неосторожности (culpa lata).

Риск случайной гибели вещи лежал на депоненте. Даже если объектом поклажи (хранения) являлись родовые вещи, они рассматривались как species, и их гибель освобождала хранителя от ответственности.

Римский юрист Гай объяснял это тем, что поскольку договор хранения носит безвозмездный характер, основан на дружбе (amicitia) и действует в интересах депонента, то поклажеприниматель должен отвечать лишь за умысел. При случайной гибели вещи лицо, доверившее ее небрежному другу, должно винить себя. Исключение было сделано лишь для так называемого вынужденного хранения (depositum necessaria), когда вследствие стихийного бедствия, пожара собственник был вынужден вручить свое имущество лицу, не имея возможности для выбора или проверки его добросовестности. За сохранность вещи, принятой на хранение в таких условиях, отвечали при любой степени вины, ущерб возмещался в двойном размере. Отказ от возврата принятой на хранение вещи влек за собой бесчестье (infamia).

Как вариант договора хранения римские юристы выделяли секвестрацию (sequestrum), когда на хранение сдавали вещь несколько лиц сообща. Обычно к секвестрации прибегали во время процесса о вещи с тем, чтобы она была выдана победителю.

Depositum в качестве реального контракта оформился довольно поздно. Ранее для юридического оформления передачи вещи на хранение прибегали к передаче вещи в собственность с обязанностью вернуть эту вещь обратно по истечении определенного времени. Поскольку эта обязанность была основана на честности (fides), а передача вещи производилась на основании манципации или мнимого судебного спора (in iure cessio), то заключение такого договора было возможно при условии полного доверия. И передача вещи стала именоваться фидуциарной сделкой. В зависимости от целей, достигаемых такими сделками, выделяли две категории фидуциарных договоров: fiducia cum amico и fiducia cum creditore. В первом случае фидуция оформляла договоры поклажи, ссуды, поручения, во втором — служила установлению реальной гарантии обязательства. Но юридическая структура в любом случае была одинакова. Депонент имел право на прямой иск, обеспечивающий защиту при использовании вещи, принятой на хранение, в случае ее виновной порчи или гибели. Невозвращение вещи влекло бесчестье (infamia). Лишь при залоге вещи для обеспечения обязательства кредитор имел право реализовать залог и получить удовлетворение, если залогодатель не выполнил свои обязательства.

Так как договор о залоге мог вступить в силу лишь после передачи вещи, он также оформлялся реальным контрактом.

Консенсуальные контракты отличались простотой заключения. Для возникновения обязательства было достаточно достижения согласия сторон (consensus). Передача же вещи производилась в целях исполнения заключенного договора. Консенсуальный контракт мог быть заключен даже между отсутствующими (inter absentes) посредством письма или вестника.

Римское право различало четыре вида консенсуальных контрактов — куплю-продажу, наем, поручение и товарищество. Все консенсуальные контракты относились к категории соглашений bonae fidei, т.е. на принципе добросовестности.

Договор купли-продажи (emptio-venditio) оформляет соглашение о возмездном приобретении вещи. При достижении соглашения покупатель (emptor) оплачивает покупную цену (pretium) продавцу (venditor), который в свою очередь должен передать покупателю определенную вещь, товар (merx). Если договор связан с приобретением неманципируемой вещи, то передача вещи вызывала наступление права собственности на нее у покупателя. Для приобретения права собственности на манципируемые вещи требовалось совершение особых процедур (манципации и др.). В противном случае покупатель становился лишь бонитарным (преторским) собственником, а квиритским оставался покупатель.

Как консенсуальный контракт договор купли-продажи заключался посредством простого соглашения, но оно вступало в силу лишь в случае, если стороны могли договориться по поводу его существенных элементов — товара и цены.

Вещь, отчуждаемая по договору купли-продажи, могла относиться как к уже существующим предметам, так и к тем, появление которых ожидается в будущем. Например, продажа будущего урожая. В этом случае договор купли-продажи рассматривался как заключенный под отлагательным условием, правовые последствия договора возникали после сбора урожая. Не имело также значения, была ли вещь телесной или бестелесной. Например, можно было продать право требования. Важно лишь, чтобы вещь не была изъята из оборота и приобрела в соглашении сторон индивидуальную характеристику. Родовые вещи могли выступать в качестве товара, если имели четкое определение мерой, весом или числом и качественную характеристику.

Цена признавалась согласованной, если она была определенной (certum), реальной (verum) и выраженной в деньгах (in pecunia numerata). Определенность цены не отменялась, даже когда стороны поручали устанавливать ее третьему лицу, приняв обязательство подчиняться его решению. Но управомочивать на такое решение одну из сторон было нельзя, так как считалось, что цена теряет свою определенность. Реальность цены требовалась для того, чтобы под видом мнимой продажи не осуществлялось дарение в обход установленной для него формы, а также некоторых ограничений и запретов. При императоре Диоклетиане в III веке вводится понятие справедливой цены. В случае занижения цены более чем наполовину действительной стоимости вещи, продавец мог расторгнуть контракт вследствие так называемой laesio enormis, чрезмерной убыточности. Однако покупатель, заплатив разницу, оставлял за собой купленную вещь. Выражение цены в деньгах отличало договор купли-продажи от мены, где вещь обменивалась не на деньги, а на другую вещь.

Как только соглашение достигалось по перечисленным условиям, договор считался заключенным. Стороны не имели права уклониться от его исполнения. Однако если стороны, совершая куплю-продажу, облекали ее в форму стипуляции, то договор вступал в силу после ее совершения.

При использовании при договоре купли-продажи задатка (arrha), покупатель в случае отказа от завершения сделки терял задаток в полном объеме. Если же отказ следовал со стороны продавца, он должен был вернуть задаток в полном объеме.

Обязанности покупателя обеспечивались предоставленным продавцу иском по поводу проданного (actio venditi). Они сводились почти исключительно к уплате покупной цены (dare pretium). Для выполнения этих действий мог быть установлен определенный срок, а при его отсутствии предполагалось встречное исполнение — оплата денег в обмен на передачу вещи. В случае просрочки платежа покупатель обязывался к возмещению убытков, понесенных продавцом.

Обязанности продавца подтверждались предоставленным покупателю иском по поводу купленного (actio empti). Продавец был обязан, во-первых, передать вещь. Если он от этого уклонялся, то покупатель имел право изъять вещь в принудительном порядке. Даже если в отношении манципируемой вещи не было проведено специальных действий по переносу права собственности, покупатель мог выставить против недобросовестного продавца, формально являющегося квиритским собственником, возражение о проданной вещи (exceptio rei venditae et traditae). Во-вторых, продавец должен был обеспечить сохранность вещи до ее передачи. Он нес ответственность как за умысел, так и легкую неосторожность, т.е. при любой степени вины. Когда вещь погибала по случайной причине, т.е. без вины продавца и покупателя, то риск случайной гибели вещи ложился на покупателя (periculum est emptoris), если договор не предусматривал иного. В этом случае он обязан был уплатить покупную цену и мог получить то, что осталось от вещи.

>Консультирование клиентов по депозитным операциям>Уральский государственный экономический университет
Колледж >______________В.В. Калицкая
«__»___________2015 г. >Екатеринбург

Консультирование клиентов по депозитным операциям

  1. Профессиональная этика банковского служащего. Основные обязательства в отношениях с клиентами

1. Профессиональная деятельность Банков составляет комплекс гражданско-правовых и иных отношений работников Банка с клиентами, контрагентами, органами власти и управления, деловыми партнерами, в том числе другими кредитными организациями. Выполнение принципов профессиональной этики служит дополнительной гарантией, свидетельством и залогом высокого профессионализма и надёжности банков. Банк несет ответственность перед акционерами за результаты деятельности, перед клиентами — за качество предоставленных банковских услуг, перед деловыми партнерами и контрагентами — за надлежащее исполнение своих обязательств, перед обществом и государством — за вклад в развитие экономики России.

  1. Ответственность за соблюдение принципов лежит персонально на каждом сотруднике Банка
  2. Отношения с клиентами, контрагентами, деловыми партнерами, представителями органов власти строятся на принципах: добросовестности, честности, профессионализма, взаимного доверия и уважения, справедливого отношения, приоритетности интересов клиентов, контрагентов, нерушимости обязательств, полноты раскрытия необходимой информации, приоритета переговоров перед судебным разбирательством, соблюдения коммерческой и банковской тайны и обеспечения безопасности.
  3. Банк обеспечивает постоянный и эффективный внутренний контроль за деятельностью работников, соблюдением принципов профессиональной этики с целью защиты законных прав и интересов клиентов, контрагентов, ОАО Банка.
  4. Информация о применении в деятельности Банк принципов профессиональной этики, а также основные положения внутренних документов по этим вопросам доводятся до сведения работников путем ознакомления, до сведения кредиторов, вкладчиков клиентов, контрагентов Банка и иных заинтересованных лиц в рамках требований, предусмотренных регулирующими органами к раскрытию информации.

1.2 Основные обязательства в отношениях с клиентами

>При отношениях с клиентами банки обязаны соблюдать следующее:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *