Дембель на день раньше

У термина «дедовщина» нет четкого определения. Так сложилось, что под ним понимается демонстрация превосходства старшего призыва над младшим, которая может выражаться в избиении, издевательстве, вымогательстве. Но обязательное условие — обидчик старше призывом, чем обиженный.

The Village Беларусь поговорил с бывшими дедами о том, как выжить в армии, почему они занимались дедовщиной и жалеют ли об этом сейчас.

«Каждый получит свою долю побоев и унижений в любом случае»

Алексей, город Минск

Когда новобранец попадает в казарму, никто не распределяет его в деды или в духи. Любой дед был молодым. И только потом вырос. Все деды прекрасно знают, как чувствуют себя молодые. Открою тайну: существует определенный день, когда молодым дают почувствовать, как живется старшему периоду, и все, что можно деду, тогда не воспрещается и духу. Пришел тот самый день, когда я сам стал одним из дедов.

Представьте помещение в 15 квадратных метров — такую «комнату отдыха». Там стоит телевизор, DVD, музыкальный центр, могут быть столы, стулья, диван. Вообразите, что там собираются человек 50. Разумеется, в такой обстановке ни телевизор посмотреть, ни музыку послушать, ни свежий номер газеты почитать. Поэтому младшему призыву туда нельзя. Нельзя еще и в солдатскую чайную, причина аналогична. Разумеется, на молодого по возможности сваливаются все самые грязные и непочетные наряды и работы.

Суть дедовщины — обеспечить деду максимально комфортные условия. Издевательства и унижения — исключительно побочные явления.

Но иногда они выступают в качестве воспитания новобранца. Сугубо уставными средствами воспитание было не всегда реальным и целесообразным. Помогала только так называемая дедовщина.

Однажды мой подчиненный, который к тому же и младше меня по призыву, во время учений чуть не сломал военную технику. Несмотря на все инструкции, пояснения и тренировки. Если сделать ему взыскание — не возымеет ровным счетом никакого эффекта. А вот выполнение физических упражнений в противогазе, запугивание, угрозы, физическое воздействие — напротив, сразу помогло. Не считаю это дедовщиной, скорее — неуставщиной. Помню, как ударил в грудь младшего бойца срока за то, что уличил его в распитии алкоголя. Это специфика армии, присутствующая в любых ВС. И вообще, есть правила и традиции. В армии существует своеобразная традиция — обеспечивать комфорт дедам, слушаться их. Будь добр, исполняй ее.

Например, чтобы дух или слон получил определенные права, которые приблизят его к старшим периодам, он может заплатить. Но для этого нужно определенный период времени оттянуть без косяков и честно. Тогда за определенную плату солдата переведут в черепа. Сам так переходил и переводил младших. Не вижу в этом ничего плохого. Хочешь легче жить — плати. Это рыночные отношения. Мы в жизни тоже платим за более комфортную жизнь. Когда солдат становится черепом, ему уже можно и в чайную, и в комнату досуга, и подшиваться в два слоя. Но старшим призывам, пока они не ушли, можно намного больше. А вся тяжелая и грязная работа по возможности ложится на молодняк. Черепа хоть и имеют больше привилегий, являются пешками у дедов. Если деду что-то не нравится, он говорит это черепу. А тот уже сам решает, как воздействовать на духа — угрозами, издевательствами или физическими упражнениями, реже — побоями. Лично я старался реже бить солдат, но делал это только в том случае, если до духа иначе не доходит. Когда попадается слишком гордый, который не моет унитазы, потому что брезгует. Почему до этого я это делал, боролся с собой, а он, видите ли, не хочет? Тогда уже приходилось применять физическую силу и моральное давление.

В армии нужно быстро соображать и еще быстрее — делать. А молодой всегда растерян и, что называется, тупит. Они ни черта еще не умеют и не знают как по правилам дедовщины, так и по службе. Всю основную тяжесть службы на себе несет именно второй период, потому что молодежь еще ничего не умеет, а старики уже не особо хотят. Оттого средний период еще и самый злой. Много прослужили и еще много осталось. Если накосячил один слон — страдают все: могут коллективно наказать, или, например, запретить курить. А идти одному против всего коллектива — это глупо.

Попыток суицида в армии много. И причиной тому не дедовщина. Самый распространенный способ — режут вены. Цель — привлечь к себе внимание, к своим бедам, проблемам. Таким парням точно не место в армии. Таких бойцов сразу, без разговоров, отправляют в психбольницу и правильно делают. Солдаты стали намного слабее и физически, и, в первую очередь, морально.

В наши времена инстаграмовских мальчишек путаются понятия дедовщины и дисциплины. Меня гоняли деды жестче, чем гонял я. Зато через синяки и боль понимаешь, что ты мужик и должен терпеть. Против дедовщины введено много программ в армии, причем столько, что это уже идет во вред. На офицере так много лежит, что он физически не успевает следить за личным составом. Офицеры погрязли в бумажной работе. На каждого отдельного бойца в день приходится куча бумаг. Будучи сержантом, за день подписывал штук 20 разных бумажек. Что уж говорить про какого-нибудь командира взвода или роты.

И как можно офицерам следить за порядком? Только с помощью дедов порядок и соблюдается.

Стыдно ли мне, что поступал так же, как поступали со мной? Нет, не стыдно. Воспринимаю все это как школу жизни. Гнобили меня и били — значит, было за что. Да и с приходом духов смотришь на себя со стороны и понимаешь, что били за дело. Могу сказать только одно молодому солдату — смирись и не ной. Это сделает тебя сильнее. Не стоит стремиться быть Бэтменом, который на х*ю вертел всех дембелей. Такие бывают только в кино. В любом случае каждый получит свою долю побоев, унижений и нагрузок.

Не нужно думать, будто в нашей армии сидит неизвестно кто. И одни бездушные кровавые наймиты кровавого режима. Вооруженные силы Республики Беларусь очень далеки от того, что показано в фильме «Жыве Беларусь».

У меня подрастает сын. И уже не так долго ждать, когда ему придется идти служить. Не буду утверждать, что войска должен пройти каждый мужчина, что армия — школа жизни. Но уж коль так нужно нашему обществу, чтобы молодой человек отдавал часть своей жизни, приобретая военные навыки, — значит, пусть идет. И если будут прессовать, это пойдет только на пользу.

Армия — это усилитель. Из хорошего человека там делают лучшего, но из гнилого еще более гнилого. Но все же многим армия действительно пошла на пользу. И из мальчиков они стали если не мужчинами, то самостоятельными молодыми людьми.

«Если на работе новый сотрудник, угадайте, кого отправят в магазин за водкой?»

Сергей, город Борисов

С самого детства мечтал быть военным. Но когда мечта сбылась, первое время мне показалось адом. Вообще первые 3-4 недели всех испытывают на прочность. У духа проверяют все: начиная от чистоты твоих зубов и заканчивая твоими талантами. Более опрятные и способные солдатики оказываются в почете. В первые же дни нам дали понять, что будет не сладко, мягко говоря. Сразу же определили свои правила: все, что есть у тебя, автоматически есть и у дедов, ведь с ними нужно делиться. Работы были разного характера: от чистки обуви до мытья туалетов. Да, противно, да, унизительно, но что поделать? Поначалу недосыпал, недоедал, выслушивал разного рода оскорбления, терпел несильные рукоприкладства. Но в дальнейшем это только закалило меня. Когда сам стал старше и глянул на духов — поблагодарил дедов за то, что унижали и гоняли за неопрятность. Это дало очень большой результат. Были и частые подставы перед прапорщиком, который за это прописывал мне «собак» — удары ногами по коленной чашечке.

Была и работа с металлом в зимнее время без перчаток, что приводило до обморожения конечностей. Также забирали обувь, и приходилось по снегу ходить в резиновых тапочках.

Отмывали туалеты своими же зубными щетками. Да, избиения бывали. Но нас наказывали за косяки, от которых страдал весь полк. В дальнейшем, став дедом и столкнувшись с тормознутостью и непонятливостью духов, понял, что без драк, крика и оскорблений никак не обойтись. Сам тоже пару раз подставлял духов. Был момент, когда мы привели девушек в часть, нас засекли. Пришлось свалить это на духов. Три человека получили тех самых «собак». Стыдно не было, это жизнь, каждый прикрывается как может. Старались больше так не делать. Просто в армии без этого никак не прожить.

Важен еще тот момент, насколько ты не подставляешь свой коллектив. Речь идет о глобальных подставах. Например, когда весь коллектив может лишиться увольнения. Поверьте, среди молодняка очень много стукачей. Например, был случай, когда деды украли ключ от кабинета и сделали дубликат, чтобы туда водить девушек. Об этом рассказал офицеру новобранец. Офицер наказал всех, они не выходили из нарядов и лишились увольнительного. Но когда новобранец появился с фингалом, офицер ничего никому не сделал. Потому что понимает, что тот стукач. А стукачей стоит наказывать.

Воспитательные процессы с элементами физической расправы проводили мы (и нам) в местах, где никого нет. Это была либо сушилка, либо туалет. Да и избиением трудно это назвать — сгруппировавшиеся деды быстро наносили удар по колену или в грудь. Но вы только почитайте про армию времен СССР, когда в войска шли бывшие заключенные, поймете, что это было, скорее, воспитание и выбивание малолетней дури из головы.

Смотрите пример: новичок пришел работать в магазин. Там коллектив из троих человек. Один из них — новенький, второй человек работает год, третий — три года. Угадайте, кого отправят в магазин за водкой? Конечно же, новичка. Кого посадят за самую неприбыльную кассу? Правильно, новичка. Потому что это жизнь. Ничему в жизни не научишься, не побывав в жестких условиях.

Что касается издевательств — это сугубо межличностные отношения. Кто-то сильнее, а кто-то слабее. А если тебе выписали пару раз за твой косяк, то это твои проблемы. Да, жесткий прессинг есть, есть травля, есть подколы, есть поборы. Но дедовщины в правильном значении этого слова все равно нет. Есть школа жизни, которую должен пройти каждый мужчина. Если бы была та дедовщина, о которой пишут в СМИ сейчас, то армии уже не было бы давно. Слишком все прозрачно в армии. Конфликт, случившийся, например, в редакции, останется в редакции, в армии же — разлетится по всей стране. И уже отслужившие пишут сейчас о том, как у них отбирали еду. Да и не по-мужски взрослому парню жаловаться на то, что его учат не быть говном.

Да через отбирание еды мы учили делиться, а не есть булочки в туалетах. Надо мной не издевались, меня прессовали, а в дальнейшем прессовал и я.

Мне смешно читать нытье мужчин, которые отслужили и до сих пор обижаются на то, что им подзатыльников надавали. Как иначе можно держать коллектив в ежовых рукавицах? К сожалению, то, что над тобой могут поиздеваться, — только твоя вина.

Да, бывают случаи, когда прессовать начинают просто так, чтобы поразвлечься. Тогда уже нужно давать отпор. Половина обидчиков сразу же отсеется. Тут уже вопрос сугубо личных качеств человека. Если позволяешь над собой издеваться — значит, тебя это устраивает. Если в школе прессуют человека, а он не может дать отпор, он находит отдушину дома. А в армии нет такой отдушины, ты с обидчиками наедине сутками. И это только твои проблемы, что ты не можешь постоять за себя. Как ты тогда будешь защищать Родину?

Насчет случая в Печах — это ужасно. Это криминал, но не дедовщина. Надеюсь, что виновных найдут и накажут по полной.

Когда пришли новобранцы, я тоже их гонял, раздавал лещей, телефоны забирал. Потому что они из дома, маменькины сыночки, пахнущие молоком и какао. Так нельзя, нужно учить жесткости, твердости и смелости. Меня армия научила режиму, аккуратности, научила отвечать за свои поступки и наконец-таки оторваться от маминой сиськи. А тот, кто пойдет резать вены от того, что у него забрали мамкин пирожок, перед этим вежливо попросив угоститься, то ему не место среди мужчин. Не спорю, что мне стыдно за некоторые моменты, но если бы я не делал этого, я бы не стал тем, кем являюсь.

«Всеми силами избегайте армии. Лучше женитесь»

Николай, город Брест

Будучи духом, который возмущался по поводу дедовщины, хотел сломать систему и совершить революцию. Но в армии это невозможно. Потому что ближе к третьему месяцу службы осознаешь, что сам будешь гонять новый призыв.

Почему? Да элементарно — от мести. Пока ты терпишь издевательства, внутри тебя накапливается злость, запоминаешь каждые отобранные деньги за звонок со своего же мобильного, запоминаешь каждый пинок и каждое оскорбление.

Сколько ни борись — все равно против тебя все обернется. Те, кто хотели революцию, сразу же убегут в кусты. Лично я решил забрать то, что забрали у меня.

Почему обозлился? Потому что в армию пришел против своей воли, откосить не удалось. Армия — это принудительное ограничение свободы человека и лишение его благ и нормальной жизни. Там меня окунули в лужу с дерьмом, а я окунал других.

Нет, до зверств не доводил. Но если солдат не слушался с первого раза — получал бляхой по ягодицам. Если солдат косячил солдат, могли с другими дедами к нему подорваться посреди ночи. Заставляли надевать противогазы либо весь комплект химзащиты, принуждали отжиматься, бегать туда-сюда. Бывало, что лишали сна до 4-5 часов утра. Заставляли стоять по 3-4 часа не дергаясь, не приседая. Обязывали убирать, даже когда было чисто. Кажется, как мог так делать, пережив сам подобное? Уверен, что очень большой процент сделали бы точно так же.

На деле, из всех, кто столкнулся с дедовщиной, только процентов двадцать в последующем не гнобят молодых.

Почему? Во-первых, что ни говори, с дедовщиной офицерам проще. Потому что дедовщина — это хоть и жестокая, но это дисциплина. Во-вторых, на дедов перекладывают дисциплинарные вопросы. В-третьих, злость и месть накапливаются. Понимаешь, что ты ни на ком не оторвешься, кроме как на духах. Поэтому ждешь их и представляешь, что тебе станет легче. Это как от злости что-то разбить или побить кулаком в стену. Только здесь намного масштабнее.

Считаю, что выше дозволенных границ не перешел. Все в рамках того, что происходило в части годами. В нашей части суицидов не было, были попытки. Но попытки были не у духов, а у ребят уже постарше — это средний призыв и старший. Видимо, у многих сдают нервы. Полтора года в одном коллективе сутками — это тяжело. Как зона. Молодым парням, которым грозит армия, могу сказать так: всеми силами избегайте ее! Лучше женитесь раньше.

Продукты не отбирали, вот их нам сами солдаты и несли. Так как часто пайка оставалась и могла испортиться. Да, были, конечно, и парни из моего полка, которые слишком перегибали палку в унижениях и издевательствах. Например, могли несколько суток солдату не давать спать. Но опять же это можно пережить.

Знаете, после дембеля уже осознал, что мной руководил не разум, а максимализм юношеский, что ли… Вообще, пришел к такому выводу, что дедовщина есть и в юношеском периоде. Простой пример — это старшие классы школы и летние лагеря. Оттуда все начинается и приходит в армию. А это есть не что иное, как проявление доминирования и становления своего Я в иерархическом обществе в рамках определенного замкнутого пространства. И все это как раз и выливается в необоснованную агрессию, где зачастую предлагают жить по так называемым понятиям, которые активно пропагандируются из мест не столь отдаленных. Замечу, что и там и там существует деление на касты. В армии — это духи, слоны, черепа. В армию набирают, по сути, еще сопляков. Мне исполнилось 18 летом — в ноябре уже стоял под военкоматом. Логика у сопливого обиженного ребенка прагматична до безобразия: меня обижают — значит, и я буду, когда придет время. Забирают деньги? Хорошо! Когда мне будет позволено — я заберу вдвое больше. По прошествии времени у меня все еще остался один вопрос: кто и почему позволяет из раза в раз совершать этот круговорот? Отвечаю себе так: такое положение дел выгодно руководству Вооруженных сил. В конце концов, все знают, как строились дачи генералов в 90-е годы. Получал ли я удовольствие от унижения других? Да, получал.

Мои родители не знают, что их сын занимался дедовщиной. Зачем им это знать? Они воспитывали меня честным и хорошим человеком. Но поверьте, когда попадаешь в ад — через время ты становишься частью его, жажда злости и мести, понимание того, что это система и ее одному не изменить — закрывают все твое благородство. У меня нет еще детей, но все сделаю, чтобы у сына не было такой ситуации.

Текст: Евгения Долгая, Рия Голицина

Вопросы прохождения солдатами, матросами, сержантами
и старшинами военной службы по призыву (далее – военнослужащие
по призыву)и увольнения регламентированы следующими нормативными правовыми документами:

Федеральный закон от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее – Закон);

Положение о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237);

приказ Министра обороны Российской Федерации от 16 января 2001 года № 30 «Об утверждении Руководства по комплектованию Вооруженных Сил Российской Федерации солдатами, матросами, сержантами и старшинами»;

документы органов государственной охраны и других войск, в которых предусмотрена военная служба по призыву. Срок военной службы для военнослужащих по призыву установлен в 12 месяцев. Он начинается в день присвоения призванному на военную службу гражданину воинского звания рядового. Эта дата указана в военном билете военнослужащего.

Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской частив приказе командира воинской части. При этом срок военной службы военнослужащих по призыву истекает в соответствующее число последнего месяца военной службы.

Например, если воинское звание рядового военнослужащему присвоено 12 ноября 2015 года, то днем увольнения с военной службы является 12 ноября 2016 года.

Следует учесть, что в срок военной службы не засчитываются:

время пребывания в дисциплинарной воинской части и время отбывания дисциплинарного ареста;

время самовольного оставления воинской части или места военной службы независимо от причин оставления продолжительностью свыше 10 суток.

Так, например, если в период службы военнослужащий дважды отбывал дисциплинарное наказание в виде ареста на 3 и 5 суток, самовольно оставлял воинскую часть на 14 суток, то эти дни в срок его военной службы не засчитывается и он подлежит увольнению на 22 суток позже установленной даты.

Военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда:

военнослужащий находится на стационарном лечении;

военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас;

военнослужащий участвует в походах кораблей;

в отношении военнослужащего, являющегося подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, избраны меры пресечения в виде заключения под стражу с содержанием на гауптвахте или наблюдения командования воинской части.

Увольняемые с военной службы военнослужащие по призыву направляются в военные комиссариаты по месту жительства. Направление их в другие пункты разрешается только в случаях изменения места жительства их семей, подтвержденного документально.

В Вооруженных Силах Российской Федерации установлено, что военнослужащие при увольнении должны иметь на руках:

военный билет;
учетно-послужную карточку;
карту профессионального психологического отбора;
предписание в военный комиссариат;
воинские перевозочные документы к месту постановки на воинский учет (месту жительства).

Аттестаты на продовольствие, вещевое имущество и денежные аттестаты им не выдаются. Об обеспечении их продовольственно-путевыми деньгами и денежным довольствием делаются отметки в предписании.

Командование воинских частей наделено определенными обязанностями по обеспечению надлежащего увольнения военнослужащих по призыву с военной службы и оформлению документов.

Начальники штабов воинских частей обязаны не позднее чем за 10 дней до увольнения лично проверить у лиц, увольняемых с военной службы, наличие документов и правильность их заполнения.

Увольняемым военнослужащим, которым определенное время не засчитано в срок военной службы, в военном билете и учетно-послужной карточке делается отметка с указанием причины, по которой не засчитано время в срок военной службы.

Перед увольнением с военной службы военнослужащим разъясняются права и льготы, предусмотренные для них нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 146 Порядка обеспечения денежным довольствием в Вооруженных Силах Российской Федерации (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 декабря 2011 года № 2700) при увольнении с военной службы военнослужащему по призыву, помимо ежемесячного денежного содержания, дополнительно выплачивается единовременное пособие в размере двух окладов по воинской должности, а указанным лицам из числа детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей – пять таких окладов.

Согласно пункту 1 Порядка вещевого обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время (утвержден приказом Министра обороны Российской Федерации от 14 августа 2013 года № 555 «О вещевом обеспечении в Вооруженных Силах Российской Федерации
на мирное время») увольняемые военнослужащие по призыву вправе получить в собственность предметы вещевого имущества личного пользования согласно сезону года – один из находящихся в носке на момент увольнения комплектов обмундирования (парадного или повседневного). Решение о такой передаче обмундирования принимается командиром воинской части.

Кроме того, в случае сдачи в начале военной службы в кладовую подразделения своих личных вещей при увольнении военнослужащий
по призыву получает их на руки.

Военнослужащие, проходящие военную службу по призыву и подлежащие увольнению с военной службы, но находящиеся в отпуске по болезни или по личным обстоятельствам, срок которого истекает не более чем за 5 суток до истечения их срока военной службы (не считая времени, необходимого для проезда от места проведения отпуска до места прохождения военной службы и обратно), к месту военной службы невозвращаются, а увольняются с военной службы военными комиссарами районов по месту проведения отпуска, о чем извещаются командиры воинских частей. При этом военнослужащие, находящиеся в отпуске по болезни, увольняются после освидетельствования военно-врачебной комиссией для определения категории годности к военной службе.

В этих случаях командиры воинских частей обязаны выслать в военные комиссариаты по их запросам документы для зачисления военнослужащих в запас и их личные вещи.

Военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, выслужившие установленные сроки военной службы и находящиеся на излечении в лечебных учреждениях, освидетельствуются военно-врачебными комиссиями после окончания лечения или определившегося исхода заболевания (ранения, контузии, травмы, увечья). Увольнение этих военнослужащих производится начальниками военно-медицинских учреждений, о чем сообщается командирам соответствующих воинских частей.

Солдаты, матросы, сержанты и старшины могут быть досрочно уволены с военной службы по причинам и в случаях, определенных в статье 51 Закона.

Досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья военнослужащих, признанных негодными или ограниченно годными
к военной службе, осуществляется командирами воинских частей на основании заключения военно-врачебной комиссии, оформленного свидетельством о болезни, и после утверждения его штатной военно-врачебной комиссией вида Вооруженных Сил, военного округа, флота, флотилии в порядке, установленном Положением о военно-врачебной экспертизе (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года № 565).

При рассмотрении командиром воинской части рапорта военнослужащего (заявления от его родственников) о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы по семейным обстоятельствам командир воинской части обязан уточнить изложенные в рапорте (заявлении) мотивы досрочного увольнения и проверить наличие документов, подтверждающих его законность.

В случае, если к рапорту (заявлению) документы, подтверждающие законность досрочного увольнения, не приложены, командир воинской части должен в трехдневный срок направить в военный комиссариат района по месту жительства семьи военнослужащего запрос на представление в воинскую часть указанных документов.

Военный комиссар района, получив такой запрос, в 10-дневный срок обязан на основании представленных членами семьи военнослужащего документов подготовить заключение, которое с приложением подтверждающих документов после утверждения военным комиссаром субъекта Российской Федерации направить командиру воинской части. Подпись военного комиссара субъекта Российской Федерации при утверждении заключения военного комиссара района заверяется гербовой печатью. Копия этого заключения остается в военном комиссариате района.

Командир воинской части, рассмотрев поступившие из военного комиссариата документы, со своим ходатайством представляет их на решение по подчиненности соответственно начальнику главного штаба вида Вооруженных Сил Российской Федерации, штаба военного округа, штаба рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации, главного и центрального управления Министерства обороны Российской Федерации, объединения и соединения, в подчинении которых находится воинская часть.

На основании полученного разрешения командир воинской части досрочно увольняет военнослужащего с военной службы по семейным обстоятельствам. Номер и дата приказа командира воинской части об увольнении военнослужащего указываются в его военном билете.

Старший военный прокурор 2 отдела
организационного управления
Главной военной прокуратуры

полковник юстиции
Марат Шарипов

6 МЕСЯЦЕВ СЛУЖБЫ.
Сто восемьдесят два тяжелых дня
И вот, для нас с тобою ПОЛОВИНА…
Еще?.. или Уже?.. Пока не понимаю я…
И время пополам, и сердце за грудиной…
Я сколько надо — столько буду ждать!
Молиться, верить, отводить напасти —
Дождусь! Хочу тебя к груди прижать,
Ты понимаешь, сын, какое в этом счастье?!
Я буду долго это вспоминать:
Не спать ночами или спать, но бредить..
Неделями звонка не получать.
Словам «все хорошо» почти не верить…
И каждым голым нервом звук ловить,
И слушать твой простуженный басок…
«Привет!», «Ты как? Не забывай звонить…»,
«Пока-пока…», «Люблю, СЛУЖИ, сынок…»
ПОЛГОДА ОТСЛУЖИЛИ.
Вот мы уже полгода отслужили!
Ура! Уже полгода позади!
Полгода, вроде, много и немного,
Но ведь ещё полгода впереди!
Ждем очень мы своих сыночков.
Переживаем, радуемся, плачем…
Ждем хоть минутного звоночка,
Ведь он для нас всегда так много значит!
Позвонит сынок, и сразу станет легче!
Позвонит солдат, и на душе теплей!
Позвонит, и настроение солнцем блещет!
Позвонит, и сразу дни бегут быстрей!
Середина службы — года половина,
Точка, от которой дни на убыль побегут.
Середина службы, как горы вершина,
А внизу твой дембель, и все дома ждут!
ПОЛОВИНА ПУТИ.
Мой родной, поздравляю тебя с этой датой!
До экватора мы дослужили с тобой!
Половину пути ты прошел, и осталась
Половина пути. А потом и домой.
У солдатских дорог километры длиннее,
У солдатских часов стрелок медленней ход,
Половина пути позади, а за нею –
Половина пути, а по времени – год.
Сколько ты прошагал, столько же и осталось,
И, конечно, нельзя с полдороги свернуть,
Половина пути – это, вроде бы, мало,
Но, с другой стороны – это лучше, чем путь.
Прежде, чем ощутить долгожданную встречу,
Должен каждый из нас путь армейский пройти.
Ну, а мы будем ждать. Ведь теперь будет легче
Ждать тебя со второй половины пути.
С ЭКВАТОРОМ ТЕБЯ, СЫНОК!
Тебя с экватором поздравить мы спешим,
Пускай служить тебе, сынок, ещё полгода,
Тебе желаем лёгкой службы, дорогой,
И чтобы ровною была твоя дорога.
А время пролетит, ты нам поверь,
Однажды утром твой приказ всем зачитают,
И дембельский твой поезд увезёт тебя,
К тем, кто так долго ждёт и очень по тебе скучает!
ПОЛСЛУЖБЫ ПРОЙДЕНО, УРА!
Полслужбы пройдено…УРА!!!
Полгода, вот у нас ЭКВАТОР!
Катиться с горочки ЛЕГКО
Я пожелаю всем ребятам!!!
Да, было разное, и слёзы,
Переживала я всегда…
Ох СЛУЖБА… Как же это сложно…
Её запомню на года!
Еще пол года ждать, так долго…
Я справлюсь! Я умею ждать!
Тебе хочу, сынок, здоровья
И лёгкой службы пожелать!
А я ведь знаю, как не просто
Тебе бывает, знаю я…
А ты заботливо молчишь так,
Чтоб не расстраивать меня…
Вот так и служим мы с тобою!
Я здесь, а ты так далеко…
И время это нам дается
Обоим очень не легко…
Пол дела сделано, но всё же
Тоска берет меня порой…
А иногда совсем нет мочи,
Скорей бы встретится с тобой!
Вот так обнять тебя, как в детстве,
Расцеловать, к себе прижать…
Но знаю я, еще не время!
ЖДАЛА ТЕБЯ и БУДУ ЖДАТЬ!!!
ПОЛГОДА, СЫНОК, ПОТЕРПИ!
Родной мой мальчишка, сыночек!
Ты так далеко от меня!
Как мамино сердце скучает,
И рвётся к тебе душа.
Полгода мы вынесли стойко.
Ты в армии, хочешь домой,
Я здесь на гражданке тоскую
И жду тебя, сын дорогой!
Нас радует солнышко, милый.
Тебя заливают дожди.
В коротких юбчонках девчонки гуляют,
Тебя окружают одни мужики.
Ты путь прошагал свой от «духа» до «деда»,
Армейский язык изучил, повзрослел!
И вот молодое пришло пополненье…
Ты мне говорил, как на них ты смотрел.
Испуганно, робко стояли мальчишки.
Полгода назад, сын, такой же ты был,
Побритый затылок, чужая сторонка
Нет рядом родных, кто тебя ободрит.
Мужайтесь, мальчишки, не вешайте носа!
Ведь вы же солдаты! Держитесь, сынки!
А ты, мой хороший, всего лишь полгода,
Лишь только полгода, сынок, потерпи!
И день тот великий наступит, родимый!
В мечтах представляю вокзал и перрон,
И вот приближается медленно поезд,
Стук сердца лишь только я слышу, сынок!
Как много людей, так огромна толпа.
Я вижу в окошке РОДНЫЕ ГЛАЗА!
Минутки, секунды и вот, моё СЧАСТЬЕ
Прижато к груди, как же сладка слеза!
НЕ ВАЖНО, ЧТО ЛЕТО И СКОРО ЗИМА,
В ДУШЕ НАКОНЕЦ-ТО НАСТУПИТ ВЕСНА!!!
ПИСЬМО МАМЕ.
Помнишь, Мам, я уезжал летней темной ночью?
Я тогда еще не знал, что Армия — не Сочи.
Провожала ты меня в путь тяжелый, длинный,
Уходил мальчишкой я, чтобы стать мужчиной.
Паровоз дымел трубой, стук колес прощальный,
Твоих глаз в толпе большой не было печальней.
Ничего не смог сказать, слов бы было мало,
Мы обнялись, поезд тронул… До свиданья, Мама!
Я все помню, как вчера, хоть прошло уж много,
Через сколько я прошел — лишь известно богу!
Пусть мне было тяжело, но не прогибался,
Я, благодаря тебе, не упал, не сдался!
Заливался пот в глаза, подгибались ноги,
Я сложней, чем армия, не встречал дороги.
Но все беды и невзгоды пережил упрямо,
Потому что точно знал — ждет и любит Мама!
Полпути уж позади, жизнь теперь полегче.
Хочется скорей домой, чтоб обнять покрепче…
Я оставлю на потом пламенные речи,
Скоро напишу еще. Мам, пока, до встречи!
ПОЛГОДА — МНОГО ИЛИ МАЛО?
Много дней ты оставил уже позади,
Как же плакать хотелось сначала.
Вот полгода с тобой мы, сыночек, в пути,
Это много вообще или мало?
Каждый день совершая один переход,
Поднимались мы вверх шаг за шагом,
Кто там не был, тот нас никогда не поймёт,
Это важно для нас иль не важно.
Первый шаг — тяжело, слёзы, дождь моросит…
Шаг второй — перешли мы присягу….
Третий шаг — камнепад-пневмония в пути…
Шаг четвёртый — весна нам в награду!
И теперь ты стоишь на вершине горы!
Впереди много дней, путь далёк!
Но ты помни, что вверх подниматься труднее,
А спускаться вниз легче, сынок!
МАМАМ, ОТСЛУЖИВШИМ ПОЛГОДА.
Я расскажу вам о солдатских мамах,
Достойно воспитавших сыновей,
Какой сама ещё была недавно,
О тех, кто ждёт из армии своих детей!
Пускай тоскливо вам пока и очень трудно,
И часто вы срываетесь порой,
Судьбе, наверно, было так угодно,
Чтоб с сыновьями вместе встали в строй.
И пусть, как сыновья, не носите вы форму,
На плаце не чеканите шаг строевой,
Не чистите в наряде вы казарму,
Не управляете машиной боевой,
У матерей совсем другие цели —
Молиться за здоровье сыновей,
Посылки собирать сыночкам чаще,
Чтобы порадовать своих солдат — детей!
И, хоть и далеко, но вы повсюду с ними рядом,
Как ангелы-хранители детей,
Их охраняете в пургу и снегопады,
В жару от зноя или от дождей!
Так медленно тянулись первые полгода,
Но с каждым днём вы крепче, как броня,
Вы стали, мамы, как громоотводы,
Любимых сыновей от бед храня!
Вот и прошли полгода и учебка,
Распределились вы по воинским частям,
Опять не находили себе места,
И снова новые переживания матерям!
Но как бы не было вам трудно,
Ваш дембель обязательно придёт!
Ещё пол года, и вернутся сыновья обратно,
Вернётся счастье, и тревога материнская пройдет!
МАМИНА МОЛИТВА.
Уже полгода, как мой сын в строю.
Он охраняет жизнь и честь мою!
И каждым утром умоляю я:
«Услышь, Всевышний, я раба твоя!
За сыновей, что служат, я прошу,
И на коленях пред тобой стою.
Храни, Господь, ты наших сыновей!
От холода и стужи – обогрей,
В зной жаркий их прохладой одари,
И в жажде их водою напои.
Не дай узнать, что значит – убивать,
Ты просто научи их охранять
Покой страны и счастье матерей,
Что в армию отдали сыновей!
Не допускать, чтоб враг подумать мог,
Что может нам он преподать урок.
Дай силы и ума не рисковать
И научи их словом убеждать,
И силой воли одари сполна,-
Победа над собой порой важна!
Не тысяча побед на кулаках,
Чтоб не остаться с силой в дураках!
Почтенье к павшим воинам внуши,
Чтоб подвигам дедов были верны!
С поклоном к выжившим, готовым им помочь,
На помощь к ним придти и в день, и в ночь.
Чтоб старшина не очень напрягал,
Чтоб командир не очень уж ругал,
Чтоб им хоть кто-то мог бы объяснить,
Как в армии они должны служить.
Храни их всюду: в небе, на воде,
На суше, в море, и на глубине,
На полигонах, в бункере, в степи…
Ты, просто их живыми нам верни!»
Любая мать так начинает день
В молитвах за любимых сыновей.
И я прошу: — «Ты, Господи, услышь!
Ты просто этим маму наградишь!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *