Действие уголовного закона в пространстве актуальные вопросы

1. Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

2. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Комментарий к статье 9

В ст. 9 УК РФ закреплено общее принципиальное положение, свойственное уголовному праву России, а также принятое уголовно-правовыми системами современных демократических правовых государств о том, что правовая оценка деяния должна осуществляться в соответствии с тем законом, который действовал на момент его совершения.

Такой подход к решению вопроса о действии уголовного закона во времени обусловлен принципами справедливости и гуманизма. Прежде всего в этом отношении следует отметить, что уголовный закон подлежит опубликованию, и в этой связи граждане могут и должны знать, какие уголовно-правовые запреты им установлены и какова ответственность за нарушение этих запретов. Поэтому, если гражданином совершено деяние, за которое не была установлена уголовная ответственность, на момент совершения деяния оно не являлось общественно опасным и основание для наступления уголовной ответственности отсутствует. Применение нового закона, установившего ответственность за такое деяние, противоречило бы основным постулатам уголовного права, поскольку на момент совершения преступления лицо не могло знать о последующем принятии указанного закона и не осознавало общественную опасность своего деяния, что свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления. Применение к ранее совершенным деяниям закона, усиливающего ответственность, противоречило бы принципу справедливости, так как своевременное принятие решения по уголовному делу гарантировало бы виновному применение более мягкого закона, действовавшего на момент совершения преступления.

Рассматриваемые позиции уголовного закона являются исходными из конституционного положения о том, что никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением (ч. 2 ст. 54 Конституции РФ).

Поскольку и преступность, и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, правильное применение уголовно-правовых норм обусловлено необходимостью верного установления времени совершения преступления.

Согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Из приведенного положения закона следует, что основополагающим фактором определения времени совершения преступления является период совершения деяния. Если деяние совершено в период действия старого уголовного закона, должен применяться именно он, если нового — то положения нового закона. Данный подход не вызывает затруднений в тех случаях, когда начало совершения действия (бездействия) и момент его завершения приходятся на период действия какого-то одного закона. А если начало действия (бездействия) осуществлено в период действия старого закона, а завершено в период действия нового? Особенно это относится к продолжаемым и длящимся преступлениям. Каким образом в таких случаях определяется время совершения преступления? Думается, что, если объективная сторона состава преступления (хотя бы частично) выполнялась в период действия нового уголовного закона, например, длящееся преступление продолжает выполняться и после вступления в силу нового уголовного закона, или хотя бы один акт продолжаемого преступления совершен в это же время, временем совершения преступления следует считать время действия нового закона и применять его положения.

По действующему законодательству время наступления последствий деяния, в том числе и являющихся необходимым признаком состава преступления, не имеет значения для определения времени совершения преступления. Поэтому в случаях, когда деяние (действие или бездействие) совершается в период действия старого закона, а последствия наступают в период действия нового, следует считать, что преступление совершено во время действия старого уголовного закона.

Вместе с тем следует отметить, что положение о том, что временем совершения преступления является только время совершения действия (бездействия), с нашей точки зрения, находится в некотором противоречии с положением ст. 8 УК РФ о том, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Иными словами, в ст. 8 УК РФ установлено основание уголовной ответственности за оконченное преступление. При этом, как известно в УК РФ, составы преступлений конструируются как формальные и как материальные. Применительно к первым все признаки состава преступления будут иметь место при совершении деяния (действия или бездействия). Наличие же всех признаков материальных составов преступлений связано с наличием общественно опасных последствий. Более того, ряд составов преступлений сконструирован таким образом, что отсутствие последствий влияет не только на стадию совершения преступления, но и на само наличие уголовно противоправного деяния. К примеру, при наличии последствий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 264 «Нарушение правил движения и эксплуатации транспортных средств» УК РФ, деяние расценивается как преступление, а отсутствие этих последствий влечет за собой признание этого же деяния административным правонарушением. В этой связи может иметь место положение, когда в соответствии со ст. 9 УК РФ преступление совершено и определено время его совершения, а оснований для уголовной ответственности нет, поскольку отсутствуют все признаки соответствующего состава преступления. Поэтому следует признать, что применительно к материальным составам законодательное указание об определении времени совершения преступления находится в некотором противоречии с позицией закона об основании уголовной ответственности и требуется корректировка ст. ст. 8 и 9 УК РФ.

Частью 1 ст. 9 УК РФ устанавливается, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления. Но действие всех законов, в том числе и уголовного, ограничено во времени. Поэтому возникает необходимость установления времени (периода) действия уголовного закона. Это время определяется исходя из трех позиций: времени вступления уголовного закона в силу, времени прекращения его действия и обратной силы уголовного закона.

Согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Данное конституционное положение говорит о том, что обязательным фактором вступления закона в силу является его официальное опубликование. Но этот фактор не единственный. Вступление закона в силу связано также с процедурой его принятия и установления конкретного времени вступления в силу. Перечисленные вопросы регулируются Федеральным законом от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» <1>.

<1> СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801.

В соответствии со ст. 2 названного Федерального закона датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Однако это не означает, что федеральный закон, во-первых, принят окончательно и, во-вторых, вступил в действие. Первое обстоятельство обусловлено тем, что в соответствии со ст. ст. 105, 107 Конституции РФ принятые Государственной Думой федеральные законы передаются на рассмотрение Совета Федерации, который вправе его отклонить, а одобренные направляются Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования в течение 14 дней. Но Президент РФ также вправе отклонить принятый федеральный закон. Лишь после прохождения всех необходимых процедур закон фактически будет являться принятым. Так, УК РФ был принят Государственной Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 г., а подписан Президентом РФ 13 июня 1996 г. Но и принятие закона не означает моментального введения его в действие. Сначала он должен быть опубликован.

Федеральные конституционные законы, федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом Российской Федерации. Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона, акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или Собрании законодательства Российской Федерации.

Федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу. Таким образом, время вступления закона в силу определяется или исходя из времени его опубликования, или исходя из времени, установленного в самом законе или ином законе, определяющем время вступления закона в силу. Например, ст. 2 Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 72-ФЗ «О внесении изменений в статьи 169 и 171 Уголовного кодекса Российской Федерации» <1> было установлено, что он вступает в силу с 1 июля 2002 года. А дата введения в действие УК РФ (1 января 1997 г.) была установлена отдельным Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» <2>. Временной промежуток между принятием закона и введением его в действие устанавливается для того, чтобы и правоприменители, и граждане могли ознакомиться с содержанием закона, а первые и принять меры, которые необходимы для его реализации.

<1> СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2518.

<2> СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2955.

Прекращение действия уголовного закона может иметь место при наличии одного из следующих обстоятельств: 1) истечение срока действия, если таковой был установлен; 2) отмена закона; 3) замена закона новым; 4) отпадение особых условий и обстоятельств, с которыми было связано принятие закона.

Прекращение действия уголовного закона связано с наличием прямого указания об этом. Так, введение в действие УК РФ было обусловлено признанием утратившим силу УК РСФСР и всех законов и иных нормативных правовых актов, принятых в период с 27 октября 1960 г. до 1 января 1997 г., в части внесения изменений и дополнений в УК РСФСР.

1 ‘2014

Пробелы в российском законодательстве

10.2. О НЕКОТОРЫХ АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ УГОЛОВНОГО И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, СВЯЗАННЫХ С ДЕЙСТВИЕМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ

Решняк Мария Генриховна, канд. юрид. наук, доцент. Должность: профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин. Место работы: Международный юридический институт. E-mail: sovouchka@yandex.ru

Аннотация: В статье выделяются и анализируются отдельные проблемы уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, связанные с действием уголовного закона в пространстве, предлагаются пути их разрешения в целях повышения эффективности применения данных норм.

Ключевые слова: уголовный закон, действие уголовного закона в пространстве, уголовное законодательство, уголовно-процессуальное законодательство, совершенствование законодательства.

SOME ACTUAL PROBLEMS OF CRIMINAL AND CRIMINAL PROCEDURAL LAW CONNECTED WITH ACTION OF CRIMINAL LAW IN SPACE

Принятый в 1996 г. УК РФ впервые на законодательном уровне определил понятие пространства, в пределах которого действует уголовное законодательство, причем соответствующие нормы не отличаются стабильностью, поскольку зависят от международного права, а именно от имплементации в российскую правовую систему положений об экстерриториальном действии соответствующего законодательства. Наиболее существенные изменения и дополнения, коснувшиеся действия уголовного закона в пространстве, были осуществлены Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 , причем, на наш взгляд, и в настоящее время нельзя говорить об отсутствии проблем законодательной регламентации пространственных пределов уголовно-правовых норм. Отметим, что система принципов действия уголовного закона в пространстве сложилась не одномоментно, а является результатом исторического генезиса соответствующих норм международного, конституционного и уголовного права, практики их применения и теории уголовного права.

К вопросу действия уголовного закона в пространстве автор обращался уже не раз, анализируя различные аспекты существующих проблем и предлагая пути

их разрешения. Однако не все из них были нами подробно рассмотрены, что позволяет подвергнуть анализу еще некоторые, взаимодействующие с институтом выдачи лиц, совершивших преступление.

Международный принцип выдачи преступников (экстрадицию) ряд ученых называет в качестве одного из основных принципов действия уголовного закона в пространстве. Так, А.Г. Князев относит экстрадицию к числу принципов действия уголовного закона в пространстве и одновременно рассматривает ее в качестве отдельного правового института . Большинство же исследователей склоняется к тому, что экстрадиция является именно самостоятельным, обособленным правовым институтом .

По нашему мнению, положения ст. 13 УК РФ, регламентирующие выдачу лиц, совершивших преступление, следует рассматривать как обеспечивающие реализацию принципов экстерриториального действия уголовного закона, а не как один из таких принципов. При этом наше мнение нисколько не опровергает признание экстрадиции институтом, так как выдача преступника с неизбежностью затрагивает несколько отраслей права и регламентируется целым комплексом норм, обеспечивающих применение внутригосударственного уголовного закона.

Как уже отмечалось, институт выдачи лиц, совершивших преступление, тесно связан с основными принципами действия уголовного закона в пространстве, закрепленными в ст. 13 УК РФ, которая устанавливает два основополагающих правила: во-первых, граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не могут быть выданы этому государству, если оно потребует их выдачи; и во-вторых, в соответствии с международным договором РФ иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление за пределами Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения их к уголовной ответственности или отбывания наказания.

Из этого следует, что институт выдачи преступника базируется на многосторонних и двусторонних международных договорах Российской Федерации, в соответствии с которыми устанавливается обязанность сторон по их требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уго-

ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ

Решняк М.Г.

ловной ответственности или для приведения приговора суда в исполнение.

Конституция Российской Федерации провозглашает, что в России не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), которые не признаются преступлениями в нашей стране. В ч.2 ст. 63 Конституции РФ закреплено положение, запрашивающему государству не могут выдаваться иностранные граждане, которые преследуются в своей стране за прогрессивную общественно-политическую, научную и иную творческую деятельность, а также за защиту прав и свобод человека (так называемое право политического убежища).

Таким образом, в Российской Федерации выдача преступника осуществляется с соблюдением следующих базовых положений: 1) совершенные преступления должны быть экстрадиционными, то есть входить в число уголовно наказуемых деяний, за совершение которых можно обращаться с просьбой о выдаче; 2) преступление должно быть деянием с «двойной преступностью», то есть быть уголовно наказуемым как в запрашивающей, так и в запрашиваемой странах; 3) должно соблюдаться требование «специализации» или «конкретности» (уголовное преследование выданного лица должно осуществляться только за то преступление, в отношении которого состоялась выдача лица).

Порядок и условия осуществления экстрадиции регламентированы в главах 54 и 55 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации. При толковании и последующем применении данных уголовно-процессуальных норм следует учитывать рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 г. № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания». Научный и практический интерес вызывает разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащееся в пункте 37 данного постановления: «Исходя из положений статей 10 и 11 Конвенции о передаче осужденных лиц, статьи 12 Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания также не является основанием для отказа в передаче то обстоятельство, что по законодательству государства исполнения приговора за деяния, совершенные осужденным, предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору суда Российской Федерации. Предельный срок лишения свободы, предусмотренный законодательством государства исполнения приговора, не должен быть явно несопоставим со сроком наказания, назначенным по приговору суда Российской Федерации»^].

При этом Пленум не объясняет, каким образом определять сопоставимость (несопоставимость) сроков наказания в виде лишения свободы, назначенного по приговору российского суда и предусмотренного законодательством страны, исполняющей этот приговор. Представляется, что в данном постановлении следовало разъяснить, что российские суды при постановлении приговора, который может исполняться в другом государстве, должны учитывать положения уголовного законодательства последнего, касающиеся квалификации соответствующего преступления и наказания, предусмотренного за его совершение. При этом на не-

сопоставимость наказания изначально может указывать различие в категории соответствующего преступления по российскому и зарубежному уголовному законодательству с учетом категоризации, приводимой в ст. 15 УК РФ.

Кроме этого, в ст. 471 УПК РФ в качестве одного из оснований для отказа в передаче лица указывается на несопоставимость условий и порядка отбывания осужденным наказания в виде лишения свободы во взаимодействующих государствах. Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.36 своего постановления, под такой несопоставимостью следует понимать различия в условиях и порядке отбывания наказания в государстве исполнения приговора и в России, которые не позволяют достигнуть целей наказания, определенных в уголовном кодексе РФ — восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения новых преступлений (ст. 43 УК РФ). Поэтому суд в каждом конкретном случае должен устанавливать обстоятельства, связанные с порядком и условиями отбывания наказания в государстве исполнения приговора, и учитывать то, что отсутствие в таком государстве определенного вида исправительного учреждения, назначенного осужденному по приговору российского суда, не может обусловливать отказ в его передаче, если условия и порядок отбывания наказания в государстве исполнения приговора в целом сопоставимы с условиями и порядком отбывания соответствующего наказания в Рос-сии.

Как уже было сказано выше, международноправовые нормы устанавливают правило, в соответствии с которым граждане государства не выдаются по требованию другого государства, на территории которого они совершили преступление. В соответствии с этим принципом, в ч. 1 ст. 13 УК РФ закреплено суверенное право Российской Федерации наказывать своих граждан за преступления, совершенные вне ее пределов, по своему уголовному законодательству (исходя из принципа гражданства). Однако, следует отметить, что, по нашему мнению, редакция ст. 13 УК РФ не свободна от некоторых недостатков.

Так, в ч. 1 ст. 13 УК РФ указывается, что другому государству не выдаются только те граждане России, которые совершили преступление на территории запрашивающего иностранного государства, то есть возникает вопрос относительно возможности выдачи российских граждан, совершивших преступление на территории Российской Федерации либо другого государства, не выступающего с запросом об экстрадиции данного лица. Ответ на данный вопрос в УК РФ не содержится. Вместе с тем в ч. 1 ст. 61 Конституции Российской Федерации прямо сказано, что российские граждане выдаче другому государству не подлежат. Следовательно, ч. 1 ст. 13 УК РФ необходимо привести в соответствие с Конституцией Российской Федерации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В ч. 2 ст. 13 УК РФ нет ответа на два вопроса: 1) могут ли быть выданы другому государству иностранные граждане и постоянно не проживающие в России лица без гражданства, совершившие преступление на территории Российской Федерации; 2) могут ли данные лица выдаваться любому государству либо только тому из них, на территории которого ими было совершено преступление? Ответить на данные вопросы можно при помощи анализа международных нормативных правовых актов, логического и систематического толкования уголовного и уголовно-процессуального зако-

1 ‘2014

Пробелы в российском законодательстве

нодательства, но все же считаем целесообразным и даже необходимым более детально и точно регламентировать уголовно-правовые аспекты экстрадиции непосредственно в ст. 13 УК РФ.

Кроме того, на наш взгляд, в ст. 13 УК РФ целесообразно отразить и содержание ч. 2 ст. 63 Конституции Российской Федерации: «В Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением. Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации».

В этой связи полагаем целесообразным учесть положения, содержащиеся в ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 Конституции Российской Федерации, и закрепить их непосредственно в тексте ст. 13 УК РФ, дополнив ее частью 3, изложенной в следующей редакции:

«Статья 13. Выдача лица, совершившего преступление

3. Выдача другим государствам лиц, преследуемых за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением, а равно за их политические убеждения, не допускается. Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются только на основе федерального закона и (или) международного договора Российской Федерации».

Список литературы:

1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 г. № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания» // Российская газета. 2012. 22 июня.

2. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 31 (часть I). Ст. 3452.

3. Беляев С. Основания выдачи лиц, совершивших преступление // Уголовное право. 2000. № 2.

4. Васильев Ю.Г. Институт выдачи преступников (экстрадиция) как отдельный институт права // Государство и право. 2003. № 3.

6. Князев А.Г. Действие уголовного закона в пространстве: Дис. … канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2006.

7. Коняхин В. Институт экстрадиции: уголовноправовая регламентация // Законность. 2005. № 1.

8. Лосицкая Л. Применение конвенций «О взаимной правовой помощи по уголовным делам» и «О выдаче» // Российская юстиция. 2000. № 12.

9. Сафаров Н.А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. — М.: Во-лтерс Клувер, 2005.

10. Строганова А.К. Условия и основания отказа в выдаче // Российский следователь. 2002. №3.

11. Решняк М.Г. Бланкетные уголовно-правовые нормы: проблемы действия во времени и в пространстве // Пробелы в российском законодательстве. -2013. — №1.

12. Решняк М.Г. Принцип системности права в законодательном регулировании действия уголовноправовых норм во времени и в пространстве // Черные дыры в Российском законодательстве. — 2013. — №2.

13. Решняк М.Г. Системность и определенность уголовного законодательства как основные предпосылки эффективного применения норм, регламентирующих его действие во времени и в пространстве // Пробелы в российском законодательстве. — 2013. — №6.

Рецензия

на статью М.Г.Решняк «О некоторых актуальных проблемах уголовного и уголовно-процессуального законодательства, связанных с действием уголовного закона в пространстве»

Обращение Решняк М.Г. к вопросам действия закона в пространстве вызвано имеющимися проблемами в правоприменительной практике. Проблема действия уголовного закона в пространстве, равно как и во времени, является одной из фундаментальных проблем общей теории уголовного права. Она находит свое воплощение в самых разных аспектах применения уголовно-правовых норм, начиная от времени совершения преступления, заканчивая обратной силой уголовного закона. Не смотря на то, что вопросы, связанные с принципом действия уголовного закона в пространстве, неоднократно становились предметом обращения ученых, эта тема по-прежнему является актуальной.

Статья Решняк М.Г., посвященная исследованию отдельных проблемных вопросов действия закона в пространстве, во взаимосвязи уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, представляет интерес не только для представителей теории уголовного права, но и для практических работников правоохранительных органов.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что статья Решняк М.Г. «О некоторых актуальных проблемах уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, связанных с действием уголовного закона в пространстве» соответствует предъявляемым требованиям и может быть рекомендована к опубликованию в рецензируемом печатном издании, входящем в перечень ВАК.

Заслуженный юрист Российской Федерации, д.ю.н., профессор Гладких В.И.

Новая редакция Ст. 9 УК РФ

1. Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

2. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Комментарий к Статье 9 УК РФ

1. Глава 2 УК РФ посвящена регулированию важных вопросов действия уголовного закона во времени и пространстве.

Пространство и время — всеобщие формы бытия материи, ее важнейшие атрибуты. В настоящей главе, однако, эти термины употреблены в более узком, специальном значении.

2. Действие уголовного закона во времени основывается на таком важном положении, как применение к деянию закона, соответствующего времени его совершения. Время действия уголовного закона и время совершения преступления должны по общему правилу совпадать при решении вопроса о применении закона. Исключения из этого общего правила предусмотрены в ст. 10.

3. Действовавшим во время совершения деяния является закон, принятый в установленном порядке и вступивший в силу на момент окончания этого общественно опасного деяния. В случае, когда начало преступного деяния приходится на время действия прежнего закона, а окончание — на время после вступления в силу нового закона, применяется новый уголовный закон.

Действие во времени определенного уголовного закона связано с вступлением его в юридическую силу и моментом ее утраты. При этом следует иметь в виду закрепленные в ч. 3 ст. 15 Конституции предписания: «Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Таким образом, время вступления закона в юридическую силу связано не только с его принятием компетентным законодательным органом, но и с его опубликованием.

3.1. Официальной публикацией уголовного закона считается первая публикация его полного текста в «Российской газете», «Парламентской газете» или Собрании законодательства Российской Федерации.

5. Уголовный закон утрачивает силу со дня его отмены (замены новым законом), истечения срока, на который он был принят, или прекращения обстоятельств, при наличии которых законодатель допустил его применение (например, с даты прекращения действия чрезвычайного или военного положения).

6. В случае применения отсылочной или бланкетной диспозиции уголовно-правовой нормы следует проверить время действия того законодательного и (или) другого правового акта, который необходим для того, чтобы сконструировать состав преступления.

7. Под совершением преступления следует подразумевать как оконченные, так и неоконченные составы преступлений (в последнем случае — покушение на преступление или приготовление к нему).

8. Временем совершения преступления признается день совершения запрещенного уголовным законом деяния (действия или бездействия). Временем совершения преступления, объективная сторона состава которого включает несколько действий, является день совершения последнего из них.

8.1. Время совершения длящихся и продолжаемых преступлений определено и в ныне действующем Постановлении 23-го Пленума ВС СССР от 04.03.1929.

Длящееся преступление — это деяние, сопряженное с последующим относительно длительным невыполнением лицом обязанностей, от исполнения которых оно уклонялось, несмотря на угрозу уголовного наказания. Они характеризуются непрерывным осуществлением определенного уголовно наказуемого поведения (например, побег из-под стражи, злостное уклонение от уплаты алиментов, дезертирство). Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчивается вследствие действия самого преступника, направленного к прекращению преступления (например, явки с повинной), или наступления событий, препятствующих совершению преступления (задержание преступника и пр.).

Временем совершения продолжаемого преступления, т.е. складывающегося из ряда идентичных преступных деяний, направленных на достижение общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (к примеру, истязание), является день осуществления последнего действия (бездействия) из числа этих преступных деяний.

9. В соответствии с ч. 2 коммент. статьи УО наступает по закону, действовавшему во время нарушения уголовно-правового запрета, независимо от времени наступления последствий. Данная норма особенно значима в ситуации, когда существует значительный временной разрыв между совершением преступления и наступившими последствиями. К примеру, в случае нарушения правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве или эксплуатации объектов атомной энергетики, повлекшего по неосторожности смерть человека, радиоактивное заражение окружающей среды или иные тяжкие последствия, ответственность за это деяние должна наступить по закону, действовавшему во время самого нарушения (ст. 215).

Другой комментарий к Ст. 9 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Действующим является уголовный закон, вступивший в силу в установленном порядке, если не истек срок его действия либо он не отменен и не изменен другим законом.

2. Законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом РФ. Официальным опубликованием считается первая публикация полного текста закона в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации».

3. По общему правилу федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории России по истечении десяти дней после дня их официального опубликования. Однако самим законом может быть установлен другой порядок вступления его в силу.

4. Согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления (соотносительно с которым устанавливается применимый уголовный закон) следует считать время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Это положение является универсальным, поскольку не все составы преступления включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий (подобный признак отсутствует в формальных и усеченных составах).

5. К длящимся и продолжаемым преступлениям следует применять закон, действовавший в момент их фактического окончания. Окончанием длящегося преступления могут служить следующие основания: воля самого виновного (явка с повинной); действия правоохранительных органов (задержание лица); иные обстоятельства, исключающие правовую обязанность действовать определенным образом (смерть нетрудоспособного родителя). В продолжаемом преступлении фактическим окончанием признается момент совершения последнего из совокупности тождественных деяний.

6. При совершении преступления в соучастии к каждому соучастнику применяется закон, действовавший в момент выполнения им своих функций.

М.Г. Решняк

о некоторых проблемных аспектах действия уголовного закона во времени

Ключевые слова: закон, действие закона во времени, срок давности, проблемы.

Развитие уголовного права и его применение в последние шестнадцать лет, по нашему мнению, свидетельствует о том, что законодатель, суды и иные правоохранительные органы вынуждены самостоятельно, без доктринальной поддержки или без принятия ее в расчет, предпринимать попытки по «приспособлению» уголовного закона к происходящим в обществе изменениям, по решению сложных вопросов, связанных с его обратной силой . Такие попытки не всегда приводят к правильному разрешению данных проблем. В последние годы достаточно часто принимаются либо несогласованные, трудновыполнимые, либо по иным причинам недостаточно эффективные законы и правоприменительные решения, часть из которых, в той или иной мере, в конечном итоге, противоречит Конституции Российской Федерации. В частности, отмечены затруднения в решении отдельных проблем действия уголовного закона во времени, связанных, в первую очередь, с разрешением вопросов освобождения от наказания.

В соответствии с пунктом 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации к числу вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора, относится и вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как известно, уголовный закон, устраняющий преступные деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступления, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе, на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость (часть первая статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации) .

Так, по приговору Курганского областного суда от 11 января 2006 г. Рожин был осужден по пунктам «б», «в» части третьей статьи 162, пункту «з» части второй статьи 105, части первой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации. В кассационной жалобе осужденный просил об отмене приговора, утверждая, что не совершал преступлений. Проверив материалы дела, судебная коллегия установила, что Рожин совершил преступления в сентябре 1999 г., его виновность полностью установлена и подтверждается собранными по делу доказательствами. Вместе с тем за незаконное ношение и хранение огнестрельного оружия Рожин был осужден необоснованно, так как срок давности привлечения к уголовной ответственности за это преступление, предусмотренный пунктом «б» части первой статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации, к моменту постановления приговора истек. Приговор в этой части был отменен, дело прекращено на основании пункта 3 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации .

При разрешении вопросов об уголовной ответственности и наказании несовершеннолетних необходимо учитывать, что сроки давности в отношении данной категории граждан сокращаются наполовину. Так, по приговору Верховного суда Республики

© Решняк М.Г., 2013

Калмыкия от 21 февраля 2007 г., В. был осужден по пунктам «ж», «и» части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, части первой статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. По этому же приговору были осуждены К., М. и Д. Они были признаны виновными в убийстве А., совершенном из хулиганских побуждений и группой лиц, а В. — еще и в краже телефона потерпевшего. В кассационных жалобах В. и его адвокат просили об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Судебная коллегия пришла к выводу о законности постановленного приговора, однако в части осуждения несовершеннолетнего В. по части первой статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в соответствии с пунктом 3 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, на основании пункта «а» части первой статьи 78 и статьи 94 Уголовного кодекса Российской Федерации приговор отменила и дело прекратила в связи с истечением сроков давности уголовного преследования .

В части первой статьи 9 УК РФ определено, что преступление и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого преступления. При этом временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Действие уголовного закона во времени неразрывно связано именно с установлением времени совершения преступления, предопределяющего начальный момент отсчета срока давности привлечения к уголовной ответственности. В соответствии со статьи 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, время совершения преступления входит в обязательный предмет доказывания по уголовному делу. В связи с данными обстоятельствами считаем недопустимым указание в процессуальных документах словосочетаний «в неустановленное следствием время» или «в неустановленное судом время» применительно ко времени совершения преступления по расследованному или рассмотренному уголовному делу соответственно. По нашему мнению, необходимо в каждом случае максимально точно устанавливать время совершения преступления, так как подобная неопределенность существенно нарушает права обвиняемого, исключает возможность точного отсчета срока давности уголовной ответственности.

Так, по приговору Липецкого областного суда от 24 апреля 2006 г. были осуждены Шамиев по пунктам «а», «в», «г» части второй статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, Маковейчук — по пункту «з» части второй статьи 105, пункту «в» части четвертой статьи 162, части первой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации. В кассационных жалобах Маковейчук и его защитник, ссылаясь на нарушения уголовно-процессуального закона и слабую исследованность обстоятельств дела, просили отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Судебная коллегия пришла к выводу о законности постановленного приговора, однако в части осуждения Маковейчука по части первой статьи 222 УК РФ сочла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям. В соответствии со статьей 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Согласно же приговору Маковейчук приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы в неустановленном месте и в неустановленное время. При этом судом не было учтено, что неустановление точного времени приобретения оружия и боеприпасов препятствует решению вопроса о сроке давности уголовного преследования. Кроме того, суд при описании деяния, связанного с незаконным оборотом оружия, не привел в приговоре обстоятельств, касающихся пере-

возки Маковейчуком огнестрельного оружия и боеприпасов. Исходя из выделенных обстоятельств, указание на осуждение Маковейчука по части первой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации было исключено из приговора со смягчением наказания, назначенного по совокупности преступлений .

Рассматривая другое дело, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации установила, что суд назначил М. и Э. по части третьей статьи 30, пункту «ж» части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде лишения свободы с ограничением свободы. Преступление было совершено осужденными в мае 2009 г., а изменения в санкцию части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающее назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы, были внесены Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (часть первая статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации). Данный принцип означает, что предписания уголовного закона не распространяются на те отношения, которые возникли и существовали до его издания . Поэтому суд, исходя из требований статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, не вправе был назначать осужденным данное дополнительное наказание.

На основании изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации изменила приговор в отношении М. и Э. и исключила назначенное каждому из них дополнительное наказание в виде ограничения свободы .

Анализ судебной практики уголовных дел, по которым лицо освобождалось от наказания в связи истечением сроков давности, позволил нам выделить еще одну проблему — разрешения вопроса о праве на реабилитацию соответствующих лиц, которая еще нуждается в своем исследовании. Неслучайно данный вопрос стал предметом рассмотрения Конституционного суда Российской Федерации.

Многочисленные изменения и дополнения уголовного законодательства, несмотря на всю их нежелательность с позиции обеспечения его стабильности, нередко оказываются вынужденными в силу объективного изменения общественных отношений. Изменения содержания УК РФ, с одной стороны, могут рассматриваться в качестве позитивной тенденции совершенствования законодательства, обусловленной необходимостью привести его в более или менее точное соответствие с общественными потребностями, с меняющейся социально-экономической основой соответствующей отрасли права. С другой стороны, процесс обновления уголовного законодательства характеризуется тем, что всего за 16 лет действия нового УК РФ в него были внесены многочисленные изменения и дополнения. В таких условиях многие положения и выводы, высказанные ранее в теории уголовного права, относительно действия уголовного закона во времени, постепенно все более не соответствуют новым социально-правовым реалиям . В сложившихся условиях все большее политическое и юридическое значение приобретают определения и постановления Конституционного суда Российской Федерации, в том числе, и посвященные проблеме обратной силы уголовного закона .

На наш взгляд, устранение выделенных проблем действия уголовного закона во времени возможно за счет соответствующих изменений и дополнений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также разработки постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, посвященного судебной практике применения уголовного законодательства во времени. Автор уже высказывал подобные предложения , однако они пока не нашли своего отражения в правотворческом процессе.

Библиографический список

1. Ерасов А. М. Обратная сила уголовного закона и принципы уголовного права // Правоведение. — 2005.- № 3.

2. Жалинский А.Э. О конституционности уголовного законодательства Российской Федерации // Право и политика. 2003. — № 6. — С. 37.

4. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2007 год // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. № 9.

5. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. № 9.

6. Определение Судебной коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации № 74-Д10-7 // СПС «Гарант».

7. Решняк М.Г. Нестабильность уголовного законодательства как проблема его действия во времени // Вестник университета. — 2012. — № 19.

8. Уголовное право России. Общая часть: Учебник./ Под общей ред. д.ю.н., проф. В.И.Гладких. — М.: МЮИ, 2012.

Т.В. Румянцева Е.В. Фёдорова

особенности профессиональной идентичности юношей и девушек открытой (сменной) общеобразовательной школы

Ключевые слова: профессиональная идентичность, профессиональное самоопределение, формирование профессиональной идентичности, социальное самоопределение, социальная адаптация.

Обретение профессиональной идентичности является чрезвычайно важной частью профессионального становления личности в юношеском возрасте. Являясь важнейшим компонентом общей идентификационной структуры личности, профессиональная идентичность играет ведущую роль в профессиональном и социальном самоопределении. Она является основой для построения модели поведения и прогнозирования, служит системой координат для осмысления не только профессионального, но и личного опыта. Позволяет более полно реализовывать личностный потенциал в профессиональной деятельности и профессиональном сообществе .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *