Что не является ограниченным вещным правом?

Ограниченные вещные права – это абсолютные субъективные права, на использование чужого, как правило недвижимого, имущества в своем интересе и без посредства собственника.
К ограниченным вещным права относятся:
— право пожизненного наследуемого владения земельным участком;
— право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком;
— сервитуты;
— право хозяйственного владения;
— право оперативного управления;
— право пользования жильем по договору пожизненного содержания с иждивением или в силу завещательного отказа.

Ограниченное вещное право – это право на чужую вещь, т.е. на вещь, находящуюся в собственности другого лица. Ограниченные вещные права, подобно праву собственности, предоставляют управомоченным лицам непосредственное, хотя и строго ограниченное господство над чужим имуществом.
Объект ограниченных вещных прав всегда индивидуально-определенная вещь, уже имеющая собственника. В случае отсутствия или прекращения права собственности на вещь невозможно установить или сохранить на нее ограниченное вещное право. Ограниченное вещное право, с одной стороны, предоставляет правообладателю доступ к пользованию вещью в строго установленных рамках, а с другой — сужает права собственника на эту вещь, лишая его полностью или частично возможностей свободного ее пользования.
Ограниченные вещные права, являясь производными от права собственности, одновременно обременяют право собственности и в известной степени ограничивают правомочия собственника. Данные ограничения сохраняются и при смене собственника, т. е следуют не за собственником, а за вещью.
Субъекты ограниченных вещных прав наделены средствами правовой защиты от неправомерных посягательств любых третьих лиц, включая собственника вещи.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Объекты вещных прав в российском гражданском праве»

Актуальность темы исследования. Проблема объекта права (правоотношения) не теряет своей актуальности, несмотря на значительное количество работ, посвященных рассматриваемой тематике. Предпринятые попытки разрешения многих поставленных вопросов, к сожалению, не привели к должному результату.

Более того, весь спектр проблем, так или иначе связанных с объектом I правоотношения, в цивилистической науке существует на фоне практически полного отсутствия трудов, направленных на изучение объектов отдельных видов гражданских правоотношений. Существуют работы, посвященные изучению отдельных объектов интеллектуальных (исключительных) прав, но они имеют особую природу, кардинально отличающуюся от иных объектов гражданских прав.

Наибольшую значимость для гражданского оборота по-прежнему имеют объекты вещных прав, поскольку, обеспечивая статику имущественных отношений, вещные права на те или иные объекты являются и целью, и средством их гражданского оборота в целом.

Следует также отметить, что категория вещных прав была восстановлена в отечественном законодательстве лишь в начале девяностых годов двадцатого века. Ее длительное отсутствие в прежнем правопорядке привело к непониманию ее существа и даже к некорректному применению этого понятия в гражданском праве. Несмотря на то, что в последние годы появились заметные монографические исследования и большое количество статей, посвященных вещным правам и вещно-правовому режиму, трудно говорить о достаточности разработки проблемы вещных прав. Так, остается дискуссионным само понятие вещных прав, продолжаются споры об их отличиях от других гражданских прав и особенностях вещно-правового режима. При отсутствии обоснованного определения основных категорий всякое теоретическое исследование вещных прав, равно как и применение соответствующих правовых норм, будет лишено концептуального основания. Дальнейшее совершенствование правового регулирования в таких условиях представляется весьма затруднительным. Поэтому одна из важных задач цивилистической науки состоит в определении основных положений современной теории вещных прав.

Среди объектов вещных прав центральное место занимают индивидуально-определенные недвижимые вещи. Необходимо отметить, что недвижимые вещи по своей сути не могут относиться к категории вещей, определенных родовыми признаками, ибо правовой режим недвижимых вещей предполагает государственную регистрацию прав на конкретную индивидуально-определенную вещь.

Как известно, сама категория недвижимых вещей с 1922 года была исключена из отечественного гражданского законодательства и в силу этого в течение долгого времени оставалась непривлекательным объектом для научных исследований. В результате этого и в настоящее время в российской цивилистике отсутствует единый подход в освещении понятия недвижимых вещей. Это объясняется не только недостатками законодательных формулировок, но в большей степени забытыми основами вещного права. Так, в юридической литературе и в правоприменительной деятельности составные части недвижимой вещи нередко отождествляются с принадлежностями главной вещи, происходит неоправданное смешение разных гражданско-правовых режимов.

Отсутствие четких законодательных дефиниций и теоретическая неразработанность ряда ключевых правовых категорий создают значительные трудности, связанные с практическим применением соответствующих правовых норм, а также вносит значительную неопределенность в вопрос о возможности распространения вещноправового режима на те или иные блага. Неправильное понимание и применение этих фундаментальных категорий приводит к попыткам регулирования соответствующих отношений неадекватными юридическими 4 средствами. В современном российском правопорядке распространены попытки смешения вещных и обязательственных отношений, обоснования существования так называемых «вещно-обязательственных» отношений, объявления объектами вещных прав не вещей, а различных имущественных гражданских прав и т.д.

Сложившаяся ситуация требует серьезного теоретического осмысления, без которого сложно добиться единообразия в надлежащем правовом регулировании объектов вещных прав.

Актуальность рассмотрения проблем теории и практики объектов вещных прав находит свое отражение не только в отсутствии специальных научных исследований, но и подчеркивается на законодательном уровне. 15 декабря 2003 года была утверждена Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе, Указом Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года №1108 предусматривается принятие Концепции развития гражданского законодательства РФ, в рамках которой будут разработаны проекты изменений в Гражданский кодекс РФ, направленные на совершенствование гражданско-правового регулирования, в том числе и в сфере объектов вещных прав.

Степень научной разработанности темы. До сих пор отсутствует единство взглядов относительно того, что понимать под объектом правоотношения — вещи или права, может ли правоотношение иметь «двойной» объект, как соотносятся понятия «объект гражданских прав» и «объект гражданских правоотношений», объект и предмет правоотношения, существуют ли «безобъектные» отношения.

Отсутствие единых подходов к проблеме объекта правоотношения в цивилистической науке с неизбежностью приводит к значительным затруднениям в законотворчестве и правоприменительной деятельности.

К сожалению, большинство работ, освещающих объект правоотношений, проведено либо в контексте общего учения о правовых отношениях, либо относительно объекта гражданских прав 5 правоотношений) в целом. Между тем, гражданские правоотношения многочисленны и разнообразны, что, в числе прочих причин, объясняется и многообразием явлений, способных являться объектом вещных, обязательственных и иных гражданских правоотношений.

В целях сравнительно-правового анализа были изучены работы ряда зарубежных авторов, посвященные концепции объекта правоотношений, теории вещных прав, а также законодательство и судебная практика по рассматриваемым вопросам.

Методологической основой диссертационного исследования являются общенаучные и специальные юридические методы познания общественных процессов в целом и правовых явлений в частности: системно-структурный, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, формально-юридический. В ходе написания диссертационной работы диссертантом применялись следующие приемы научного познания: анализ, 6 синтез, абстрагирование, обобщение, аналогия, восхождение от частного к общему, моделирование ситуаций и др.

Применение совокупности приведенных общих и специальных методов научного познания предполагает комплексный подход к изучению категории «объект вещных прав», включающий использование достижений доктрины гражданского права по различным направлениям научных исследований, что создает целостное, системное представление о рассматриваемой юридической категории.

Объектом диссертационного исследования является категория «объект вещных прав». Предметом исследования выступают отдельные виды объектов вещных прав и их гражданско-правовой режим.

Цель диссертационного исследования заключается в необходимости глубокого всестороннего исследования правовой природы объектов вещных прав, с тем, чтобы результаты этого анализа дали возможность обоснования особенностей режима вещных прав в отличие от других имущественных (гражданских) прав.

Цель исследования достигается посредством решения следующих задач:

— установление юридической сущности объекта вещных прав: его понятия и специфических особенностей, влияющих на содержание соответствующего правового режима;

— выявление особенностей гражданско-правового режима объектов вещных прав;

— классификация объектов вещных прав;

— определение соотношения категорий «вещь» и «объект вещного права»;

— изучение гражданско-правового режима отдельных видов объектов вещных прав;

— анализ действующего законодательства и правоприменительной (судебной) практики в области объектов вещных прав. 7

Научная новизна диссертационного исследования заключается в специальном характере проведенного научного анализа, направленного на выявление особенностей объектов вещных прав, их месте и роли в системе объектов гражданских прав.

Настоящее диссертационное исследование является одной из первых работ в науке гражданского права, направленных на изучение объектов отдельных видов гражданских прав — объектов вещных прав в российском гражданском праве.

По результатам проведенного теоретического исследования диссертантом сформулированы и выносятся на защиту следующие выводы и положения, обладающие признаками научной новизны:

1. Вещи как объекты гражданских правоотношений характеризуются внутренними (качественными) и внешними признаками. Качественные характеристики существуют независимо от права и человека, они определяют объект как самостоятельное явление окружающей действительности с его неотъемлемыми естественными свойствами. Внешние характеристики есть проявления естественных свойств во вне и именно они имеют значение для права.

Качество материальности обусловливает наличие или отсутствие физической (пространственной) обособленности. Между тем право придает значение не материальности как таковой, а характеру физического обособления, заменяемого при невозможности указанного обособления необходимыми регистрационными (учетными) процедурами. Если явление отвечает признакам материальности и физической обособленности, то оно является объектом вещных прав, при отсутствии указанных признаков -объектом других имущественных прав — обязательственных, корпоративных или интеллектуальных (исключительных).

2. Объектами вещных прав (правоотношений) являются материальные, физически обособленные вещи, представляющие собой известное целостное единство, обладающие признаком индивидуальной 8 определенности на момент установления вещного права. Объектами вещных прав не могут быть обязательственные и другие гражданские права, в том числе находящиеся в составе имущественного комплекса (принцип специализации). В связи с этим невозможно существование вещного права на другое имущественное гражданское право.

3. Деление вещей по признаку индивидуальной определенности не носит всеобщего характера и применимо только к движимым вещам, поскольку недвижимые вещи в силу особенностей правового режима всегда являются индивидуально определенными. Характеристика заменимости/незаменимости является правовым следствием признания вещи родовой/индивидуально-определенной.

Традиционная классификация объектов вещных прав не является классификацией в собственном смысле слова, поскольку существующие разновидности вещей не являются соподчиненными понятиями и не образуют единую систему. Более корректно в данном случае говорить о видах объектов вещных прав, критерием деления которых является их гражданско-правовой режим.

4. Недвижимость — это юридический режим вещи, оформляющий ее участие в гражданских правоотношениях в качестве объекта. Этим объясняется теоретическая и практическая невозможность распространения режима недвижимости на составные части вещи и на совокупность разнородных вещей, не представляющих собой отдельных, самостоятельных вещей в юридическом смысле.

Особенности вещно-правового режима недвижимости обусловлены тем, что вещные права на недвижимые вещи существуют лишь в силу их государственной регистрации.

5. Предприятие как целое представляет собой единый объект обязательственных правоотношений, других отношений имущественного оборота (реорганизации, наследования). В этом качестве оно может рассматриваться в качестве объекта купли-продажи, аренды, залога, других 9 сделок, а также универсального преемства. Предприятие как целое не является и не может являться объектом вещных прав, так как в статике (состоянии принадлежности) оно юридически неизбежно «распадается» на свои составные части с различным гражданско-правовым режимом (вещи, права и т.д.).

Таким образом, предприятие не является недвижимой вещью, и вещью вообще, хотя бы и сложной, а представляет собой особый объект гражданских правоотношений, оформляющих имущественный (гражданский) оборот.

Научно-практическая значимость исследования характеризуется его новизной, содержащимися в работе обобщающими выводами и заключениями, которые могут составлять теоретическую основу для дальнейших доктринальных разработок категории «объект вещных прав», а также ряда других институтов и понятий вещного права, имеющих существенное значение для выявления правовой природы и гражданско-правового режима объектов вещных прав.

Теоретические и методологические выводы настоящего исследования могут быть использованы в учебном процессе и включены в программы учебных курсов, спецкурсов по гражданскому праву, а также при разработке концептуальных основ развития гражданского законодательства в области вещного права.

Апробация результатов исследования. Положения и выводы диссертационного исследования обсуждались и были одобрены на заседаниях кафедры гражданского права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Основные результаты диссертационного исследования получили отражение в научных публикациях автора по теме диссертации.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в общей сложности одиннадцать параграфов, списка использованной литературы.

Семёнова Екатерина Геннадьевна

кандидат юридических наук, доцент кафедры государственных и гражданско-правовых дисциплин Крымского филиала

Краснодарского университета МВД России (тел.: +79787736361)

О соотношении вещных и обязательственных прав в сделках с недвижимостью

В статье исследуются вопросы соотношения вещных и обязательственных прав в сделках с недвижимостью. Установлено, что в отечественном гражданском законодательстве в конструкциях, опосредующих переход права пользования чужой недвижимой вещью, в том числе в договоре имущественного найма, преобладают вещно-правовые элементы. Обосновывается необходимость установления в законодательстве четких границ системы имущественных прав.

Ключевые слова: вещные права, обязательственные права, аренда, ограниченные вещные права.

On the relation between proprietary and liability laws in real estate transaction

Key words: proprietary rights, liability rights, lease, limited real rights.

Центральной проблемой современной гражданско-правовой систематики является проблема деления гражданских прав на вещные и обязательственные. В свое время В.К. Райхер отмечал, что «никакой другой вопрос, никакая другая проблема гражданского права не требует, быть может, пересмотра с такою настоятельностью и столь решительного, как именно эта проблема» . Это высказывание не утратило своей актуальности и в настоящее время.

В юридической литературе по поводу деления гражданских прав на вещные и обязательственные и их правового режима существуют различные точки взглядов, которые характеризуются как диаметральной противоположностью (В.К. Райхер , В.А. Белов , Е.А. Суханов ), так и стремлением найти определенный компромисс, предполагающий сближение вещных и обязательственных правоотношений и диффузию обязательственно-правовых и вещно-пра-вовых конструкций в рамках существования смешанных правоотношений, содержание которых имеет вещно-обязательственные признаки (Г.Ф. Шершеневич , В.И. Си-

найский , М.И. Брагинский , Л.Г. Ефимова ).

Следует согласиться с В.К. Райхером, что действительно «традиционно установившиеся критерии отличия вещного права от обязательственного (право следования, право старшинства, преимущество вещного перед обязательственным) не выдерживают проверки по материалам положительного, особенно современного, права, что, применяя эти критерии, приходится признавать отсутствие или, во всяком случае, значительное умаление вещно-правовых элементов в некоторых институтах вещного права и, напротив, наличие вещно-правовых элементов в некоторых институтах обязательственного права. Получается столь сложное переплетение обоих — в теории резко отделяемых — частей гражданского права, что зачастую трудно сказать, где кончается одна из них и начинается другая» . На сегодняшний момент отмеченное переплетение в одних и тех же конструкциях вещно-пра-вовых и обязательственно-правовых элементов больше всего на практике отображается в отношениях, объектом которых является недвижимость.

Так, в действующем гражданском законодательстве такие права, как право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК РФ), право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК РФ), сервитуты (ст. 274 ГК РФ), относятся к числу вещных прав (ст. 216 ГК РФ), а имущественный наем (ст. 606 ГК РФ) и подобные права пользования — к числу прав обязательственных (гл. 34 ГК РФ).

В то же время нельзя не отметить, что обязательственным правам арендатора по договору аренды присущи все признаки вещных прав: оно производно от права собственности, основным элементом содержания является правомочие пользования, существует вещно-пра-вовая защита владения арендатора (ст. 305 ГК РФ), следование за вещью (п. 1 ст. 617 ГК РФ), отсутствие тесной неразрывной связи с субъектом и т.д.

Вполне естественно, что закрепление подобных признаков в законодательстве является предметом внимания как правовой доктрины , так и правотворчества. В частности, в Концепции развития законодательства о вещном праве утверждается, что «в ГК РФ не проведено четкое разграничение вещных прав от иных гражданских прав. Многие обязательственные права сегодня наделены признаками, присущими только вещным правам. Так, непременный атрибут вещного права — право следования можно обнаружить в обязательственно-правовых отношениях по договору аренды» (п. 2.5) .

Кроме указанной, можно отметить и обратную тенденцию — когда в вещно-правовых конструкциях проявляют себя обязательственно-правовые элементы. Такое проявление обнаруживается авторами при анализе правовой природы ограниченных вещных прав . В частности, отмечается, что такое вещное право, как сервитут, подобно праву имущественного найма, может основываться на длящемся договорном отношении .

Отсутствие четкой нормативной содержательности имущественных прав приводит к тому, что в теории аренда не признается вещным правом, однако признается таковым найм недвижимости, в частности земельного участка . Право нанимателя жилого помещения одни исследователи называют вещным правом , другие такую возможность категорически отрицают .

Смешение вещных и обязательственных признаков в отношениях, предметом которых является недвижимость, нарушает видовую идентификацию прав, вытекающих из данных отношений. Поскольку целью видовой идентификации прав является не упорядочение зна-

ний о гражданских правах, а установление правового инструмента их реализации и защиты, подобное смешение вызывает определенные проблемы на практике.

Согласимся с Е.А. Сухановым в том, что «попытки смешения вещных и обязательственных прав, в сущности, размывают фундаментальные основы континентального правопорядка… вносят лишь путаницу в правовое регулирование и сложившееся правосознание, причем безо всякой к тому необходимости» . Решение же существующих системных противоречий путем закрепления дополнительной правовой конструкции (смешанного правоотношения), которая усложняет саму систему имущественных прав, следует признать нецелесообразным. В данной ситуации следует скорее устранить причину, которая приводит к таким противоречиям.

Наиболее прогрессивная попытка устранения определенных противоречий принята в Концепции развития гражданского законодательства о вещном праве, которая предполагает исключить любые вещные характеристики аренды, сделав ее исключительно обязательственным правом. В свою очередь, предлагается ряд новых вещных прав, заменяющих аренду: постоянное землевладение (эмфитевзис), право застройки (суперфиций), право личного пользовладения (узуфрукт) и т.д.

Расширение системы вещных прав в гражданском законодательстве является позитивным шагом в направлении совершенствования отношений собственности. Необходимость существования предусмотренных видов вещных прав на чужие вещи обусловлена тем, что правовая реализация определенных имущественных потребностей не всегда связана с установлением полного права собственности на имущество. На сегодняшний момент из-за отсутствия более широкого перечня закрепленных законодательством вещных конструкций при оформлении отношений по пользованию чужой вещью используется, в основном, конструкция аренды.

Конечно, по сравнению с суперфицием и эм-фитевзисом договор аренды является простым и практичным правовым механизмом передачи прав, в том числе на недвижимость. В то же время указанные выше права предоставляют их субъектам значительно больше преимуществ, чем права аренды.

Во-первых, вещные права представляют собой юридические формы, которые обеспечивают возможность длительного, независимого от согласия собственника участия одного лица в праве собственности другого.

Во-вторых, субъекты вещного права имеют такой объем защиты, который не имеют

субъекты обязательственных отношений. Хотя подобный тезис не подтверждается отечественным гражданским законодательством, наоборот, подчеркивается, что права защиты собственности, предусмотренные ст. 301-304 ГК РФ, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (ст. 305 ГК РФ). Конечно, указанный подход нарушает границы между обязательственным и вещным правом, однако он является вынужденным до тех пор, пока в законодательстве не будет закреплен соответствующий перечень вещных прав, дающий более полную защиту.

Отношения, возникающие на основании договора аренды (найма), являются, прежде всего, обязательственными — они связывают определенными обязанностями только две стороны. Указанные отношения могут возникать только на основании договора и при наличии факта достижения согласия по всем существенным условиям.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Принадлежность к вещным правам должна определяться, прежде всего, необходимостью предоставления данным правам действительно абсолютной защиты, реализуемой в принципах следования, преимущества, закрепления вещных прав законом. Абсолютная защита, в свою очередь, основывается на необходимости усиленной защиты принадлежащих лицу имущественных прав. Такую усиленную защиту государство предоставляет благодаря особой природе прав, сущность которой состоит в удовлетворении наиважнейших потребностей лица.

Одновременное существование вещных и обязательственных прав обеспечивает правовой «арсенал» для разнообразного использования имущества, в том числе недвижимого. В случае если существует необходимость установления стабильного права, при осуществлении которого субъект будет самостоятельно вступать в отношения с третьими лицами (кроме собственника имущества), следует устанавливать вещное право. Если право необходимо установить оперативно и на небольшой срок, адекватным правовым инструментом является обязательственное право. Если правовой «арсенал» для использования имущества неполный, в первую очередь это отобразится на гражданском обороте, а вместе с ним и на экономике государства .

Так, отсутствие в действующем гражданском законодательстве широкого перечня вещных прав, требующих для их установления более

формализованной процедуры, приводит к тому, что сегодня фактически не остается места для обязательственных (оперативных) отношений в сфере недвижимости. И эта проблема обостряется общей «зарегулированностью» арендных отношений.

На сегодняшний день любое пользование объектом недвижимости квалифицируется как аренда, которая требует заключения договора, который, в свою очередь, подлежит государственной регистрации (п. 2 ст. 651 ГК РФ) и содержит достаточное для его оспаривания количество условий. Таким образом, имущественный найм по ГК РФ — это уже не право аренды в общепринятом понимании, а скорее, определенная модификация ограниченного вещного права на чужую вещь.

Поскольку вещные права являются абсолютными, а значит, установление обязанности для неопределенного круга потенциально обязанных субъектов возможно только на основании закона, перечень и содержание вещных прав должны быть обязательно закреплены в законодательстве. Исходя из этих же соображений вещные права подлежат регистрации — именно так можно уведомить обязанных субъектов о существовании вещных прав иных лиц. Кроме того, механизм регистрации позволяет обеспечить стабильность правового положения субъектов вещных прав при их обороте. Для установления же обязательственного права и уведомления обязанного лица достаточно договора.

Исходя из вышеуказанного, считаем очевидным, что существующее правовое регулирование отношений в сфере недвижимости не отвечает потребностям общества, поскольку ограничивает возможности субъектов быстро приобретать права на объекты недвижимости на соответствующих их потребностям титулах. Несмотря на то, что на современном этапе создание системы вещных прав на чужие вещи и их классификация являются достаточно дискуссионными, считаем, что законодательное отражение данной категории необходимо.

Систематизация прав на чужие вещи должна основываться на тех общих принципах, которые присущи вещному праву, но с учетом особенностей, присущих только правам на чужие вещи. Считаем невозможным распространять положения вещных прав на обязательственные права по пользованию чужой вещью и включать данные права в систему имущественных прав, не соответствующих требованиям вещных прав, что может негативно отразиться на гражданском обороте. На современном этапе развития законодательства должны быть заложены четкие границы системы имущественных прав.

2. Белов В.А. Понятие и определение вещных прав // Законодательство. 2009. № 6.

3. Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М, 1991.

4. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001.

5. Синайский В. И. Русское гражданское право. М., 2002.

7. Ефимова Л. Г. О соотношении вещных и обязательственных прав // Государство и право. 1998. № 10.

8. Гражданское право: учеб. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М, 1997. Ч. 2.

9. Белов В.А. Право пользования чужой вещью // Вестн. Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. № 1.

10. Концепция развития законодательства о вещном праве: проект рекомендован Президиумом Совета при Президенте РФ к опубликованию в целях обсуждения (протокол № 3 от 18 марта 2009 г.). URL: http://www. kolasc.net.ru/russian/tradeunion/documents/52.pdf

12. Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., 2004.

13. Карнушин В.Е. Краткая характеристика вещных прав, подлежащих введению в действие в Гэажданский кодекс РФ, с точки зрения их обязательственно-правовой природы // Евразийский юрид. журнал. 2011. № 12(43).

15. Шерстнев С. С. Аренда в земельном праве Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004.

17. Суханов Е.А. Вещные права в новом Земельном кодексе России // Экологическое право. 2003. № 1.

18. Мирошниченко А.Н. Обязательственные права пользования земельным участком // Право Украины. 2012. № 7.

2. Belov V.A. The concept and definition of property rights // Legislation. 2009. № 6.

3. Sukhanov E.A. Lectures on the right of ownership. Moscow, 1991.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Shershenevich G.F. The course of civil law. Tula, 2001.

5. Sinaysky V.I. The Russian civil law. Moscow, 2002.

7. Efimova L.G. On the relation between proprietary and liability laws // State and law. 1998. № 10.

8. Civil law: textbook / ed. by A. P. Sergeev, Yu.K. Tolstoy. Moscow, 1997. Pt. 2.

12. Vasilevskaya L.Yu. Doctrine on proprietary transactions on the German law. Moscow, 2004.

15. Sherstnev S.S. Lease in the land law of the Russian Federation: auth. abstr. … Master of Law. Saratov, 2004.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *