Что должен знать и уметь юрист?

1. Ораторское искусство

Речь – ключевой инструмент, который использует юрист в своей профессиональной деятельности. Его визитная карточка, благодаря которой юрист себя презентует, демонстрирует свой уровень интеллекта. Какой она – речь – должна быть:

Помимо того, что юрист должен уметь говорить, он обязан слушать и слышать клиентов, оппонентов, судей.

2. Навыки письма

Умение грамотно, ясно, точно и доступно изложить информацию на бумаге – один из важнейших навыков профессионала. Не менее (если не более) важно – это постараться, чтобы текст поняли не только коллеги, но и клиенты. Правое регулирование в большинстве случаев равно сотням страниц сложного для восприятия текста. И юрист должен довести суть до клиента, судей, присяжных, экспертов, других участников дела и процесса.

Специалисты по правовым вопросам должны:

— Изучить стилистические и механические аспекты написания.
— Не допускать грамматических ошибок.
— Получить навыки написания лаконичной и убедительной прозы.
— Получить опыт составления правовых документов: ходатайства, договоры, резолюции, меморандумы и др.

3. Умение работать с клиентом

В клиентоориентированной юридической отрасли честная и квалифицированная работа с клиентами имеет решающее значение для успеха специалиста и фирмы. У юриста должен быть опыт работы с клиентами, а также развитые коммуникационные навыки (устные и письменные).

4. Умение искать и анализировать, применять логику

Юристам приходится иметь дело с огромным количеством сложной информации, в большинстве случаев написанной специфическим языком. Чтобы эффективно с ней работать юристу просто необходимы аналитические и логические навыки:

— Рассмотрение сложных письменных документов, составление выводов и установление связей между юридическими лицами.
— Развитие логического мышления.
— Структурирование и оценка аргументов.
— Использование индуктивных и дедуктивных методик в работе над выводами.

5. Изучение судебной практики, правовое исследование

В самом широком смысле это умение анализировать правовую проблему и находить возможные способы её решения после изучения законодательных актов, прецедентного права, судебных мнений, уставов, положений и другой информации.

Юрист должен овладеть:

— Основными техниками поиска информации.
— Навыками определения фактических обстоятельств дела.
— Искусство интерпретации, анализом (оценкой) правовой квалификации дела.
— Навыком определения применимой нормы права, ссылок на законы.
— Навыком работы с базами данных (поисковиками) судебных инстанций, справочных систем и пр.

6. Технологии

Технология стремительно меняет юридический ландшафт. Сегодня это неотъемлемая часть юридических услуг. Поэтому профессионал должен:

— Быстро разбираться в программном обеспечении, оптимизирующим работу юристов (презентации, поисковые базы данных и пр.);
— Знать и владеть навыками работы с электронной почтой, системами голосовых сообщений, видеоконференциями;
— Обладать навыками интернет-сёрфинга, чтобы быстро и эффективно проводить поиск и анализ правовой информации.

7. Знание основных законов и правовых процедур

Все юристы, даже те, кто находится на дне юридической карьеры, должны обладать базовыми знаниями о материальном праве и юридической процедуре. Специалисты по правовым вопросам должны иметь общие знания:

— о местных и федеральных органах госуправления;
— о правилах и процедурах обращений, подачи ходатайств и пр.;
— об основополагающих принципах права в тех областях практики, в которых они работают;
— соответствующей юридической терминологии.

8. Тайм менеджмент

В профессии, основанной на бизнес-модели «оплата за час» и связывающей производительность с финансовой выгодой, юристы постоянно находятся под прессом времени. Большие нагрузки, таймлайны и дедлайны – всё это, увы, привычные атрибуты работы юриста. Поэтому немаловажными навыками будут:

— развитие навыков многозадачности;
— планирование, умение управлением времени;
— расстановка приоритетов;
— умение работать в ограниченные сроки.

9.Организованность

Навык, который поможет организовывать работу рабочей группы, департамента, компании:

— навык анализа, обработки, структурирования и управления больших объемов информации: документов, файлов и др.;
— умение определять цели, эффективно структурировать дело из огромного количества несвязанной информации;
— навыки работы с приложениями, помогающими управлять данными.

10. Работа в команде

Юристы не работают в вакууме. Даже адвокатам-солистам приходится полагаться на секретарей и вспомогательный персонал, общаться с консультантами и экспертами. Может случиться и так, что дело потребует коллективных усилий нескольких адвокатов или адвокатских фирм. В Поэтому юристу не обойтись без навыков:

— работы в коллективе ради общей цели;
— координации и обмена информацией и знаниями;
— развитием коммуникативных навыков, чтобы более эффективно общаться с коллегами, сотрудниками, клиентами, экспертам.
— публичных выступлений и участия в командных мероприятиях, встречах и конференциях.

Развивайте все эти навыки, и вы добьетесь успеха в юридической профессии!

Почти год назад я критиковал учебную юридическую литературу, что вызвало много откликов – как положительных, так и отрицательных. В итоге решил действовать по принципу «недоволен – возражай, возражаешь – предлагай, предлагаешь – делай». Поэтому с сегодняшнего дня начинаю серию статей «Правоведение для чайников», где постараюсь перевести на человеческий язык основные положения теории государства и права, судоустройства и ряда других юридических дисциплин.
Разумеется, чайников тут нет, и, полагаю, этими заметками я никому ничего нового не скажу. Но хочу поделиться ими вот с какой целью: прошу указывать на существенные ошибки, а также дополнять заметки своими мыслями или интересными примерами. Заметки рассчитаны на людей без юридического образования, которые хотят больше узнать о правовой сфере, а также на школьников, которые готовятся к сдаче ЕГЭ по обществознанию. Надеюсь выдавать по одной статье в неделю.
Правоведение для чайников – 1. Что такое право?
Право – это искусство добра и справедливости. Сегодня в России эти слова кажутся насмешкой, но именно так считали древнеримские юристы и так переводится с латыни их пословица двухтысячелетней давности ius est ars boni et aequi.
Юристы Древнего Рима заложили основы современного права. И если следовать их логике, то право и всё, что с ним связано, – государство, суды, полиция, чиновники и юридические вузы – должны делать наш мир добрее и справедливее. К сожалению, получается так не всегда, но предназначение права от этого не меняется.
Такое представление о термине «право» не совсем научное, и чуть ниже я дам более официальное, но для начала подойдёт и такое. По крайней мере, оно помогает понять, зачем право нужно и что оно делает.
Ключевые понятия в праве – добро и справедливость. Мало кто может дать определение этим словам, но в общих чертах их значение понимает каждый человек. Задача права – вывести это общее понимание в чёткие правила, благодаря которым мы сможем понять, что и в какой ситуации нужно делать. Согласно этим правилам убийца или вор должны отправиться в тюрьму, нарушитель правил дорожного движения – оплатить штраф, заёмщик – вернуть кредит банку, продавец – выплатить покупателю деньги за плохой товар, фонд социального страхования – выдать пособие инвалиду или беременной женщине, кандидат в мэры – занять свой пост, если за него проголосуют жители города.
В ряде случаев правила нужны не для достижения добра и справедливости, а просто для удобства. Например, вряд ли можно сказать, что добрее и справедливее – когда люди едут по правой стороне дороги или по левой. Но нам нужно установить хоть какое-то правило, чтобы люди не сталкивались. Страны решают этот вопрос по-разному. В России он решён так: «На дорогах РФ устанавливается правостороннее движение транспортных средств» (ч. 5 ст. 22 ФЗ «О безопасности дорожного движения»). Так что можно сказать, что, помимо добра и справедливости, одна из целей права – это разумность.
Основной метод, которым право отстаивает добро, справедливость и разумность, – устанавливает для людей правила поведения и наказания за их нарушение.
Но это определение объясняет не всё. Например, неясно, почему некоторые правила люди считают справедливыми, а другие – нет, или почему одни правила помогают достичь справедливости, а другие существуют лишь на бумаге.
Чтобы разобраться, почему так происходит, нужно выяснить, что именно люди понимают под словом «право». В юридической науке это называется тяжеловесным термином «правопонимание» (или «пониманием права»). Существует три основных подхода к правопониманию: нормативный, философский и социологический.
Три подхода к правопониманию
Нормативный (он же позитивистский) подход – самый простой. Право приравнивается к закону. То есть государство в своих законах устанавливает, что хорошо и правильно, а люди следуют этим законам, потому что живут в этом государстве. Например, жители России могут объединяться в профсоюзы для защиты своих прав не просто так, а потому, что это им позволяет статья 30 Конституции РФ и ФЗ «О профессиональных союзах». Если государство сочтёт более разумным и справедливым запретить такие организации, то мы не будем рассуждать и спорить, а спокойно примем такие изменения. Ведь это написано в законе, а значит это правильно.
Также, согласно нормативному подходу, если в законе что-то написано, то так оно и есть в действительности. Скажем, в российской Конституции записано, что Россия – это демократическое и правовое государство (ст. 1) или что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону» (ст. 120). Значит, так оно и есть – ведь это указано в законе.
У нормативного подхода к правопониманию есть следующие минусы.
Во-первых, закон, изданный государством, может быть недобрым, неразумным и несправедливым. Например, закон может запретить людям менять место жительства, работать не по специальности, выезжать за границу, исповедовать что-то, кроме православия или ислама, вступать в какие-то политические партии, кроме правящей, голосовать за кого-то, кроме действующего президента, – и всё это, с точки зрения нормативного подхода, будет происходить «в правовых рамках». Но многим людям такие правила покажутся несправедливыми. На эту тему есть старая шутка: «Помните – всё, что случилось в гитлеровской Германии, происходило в строгом соответствии с законом».
Во-вторых, закон, изданный государством, может в реальности не действовать. Скажем, указанная выше статья 120 Конституции РФ про независимость суда не всегда соответствует реальности – на судей часто давят председатель суда, вышестоящие суды, прокуратура и многие другие субъекты, заставляя их выносить определённые решения. А тезис о том, что Россия в данный момент – демократическое и правовое государство, является очень спорным.
Тем не менее, нормативный подход – самый чёткий и понятный, и благодаря нему сразу видно, что понимать под словом «право». Именно этот подход к пониманию права применяют в учебниках по обществознанию и юридическим дисциплинам. Их авторы просто говорят о правилах, установленные государством, и не рассуждают о том, насколько они разумны, справедливы и реальны.
Итак, нормативный подход к пониманию права: право – это система правил поведения, установленных государством
Философский подход (он же нравственный или естественно-правовой) к пониманию права ближе всего к той древнеримской пословице, с которой я начал. Он утверждает, что право – это набор правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности. То есть право приравнивается к тому, что люди считают правильным, разумным и целесообразным. А существующие законы и судебные решения могут либо отражать, либо не отражать эти идеи.
К этому подходу близка философская идея «естественных прав» – прав, данных человеку от природы. Всеобщая Декларация прав человека 1948 г. в своей первой статье гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». То есть не государство что-то даёт или не даёт человеку (как в нормативном подходе), а он изначально рождается с набором определённых прав. И задача государства – защитить эти права. Но разные государства выполняют эту задачу по-разному.
Ярким примером такого подхода была система юридического образования в средневековых университетах Европы. Там, изучали, в основном, римское право как идеальную систему отношений между людьми по поводу имущества. А то, что происходит в действительности, какие законы применяли реальные суды – это профессоров и студентов не волновало. Точнее, волновало, но только в плане того, насколько близка или далека реальность от их идеала. «В университетах не преподавали «практическое право». Университетский профессор учил методу, позволявшему создавать самые справедливые по содержанию нормы, более всего соответствующие морали и благоприятствующие нормальной жизни общества» (Рене Давид, «Основные правовые системы современности»).
Первый минус такого подхода к правопониманию: представление о добром, справедливом и разумном у разных людей и в разное время отличается. Но всё же человечество смогло сформулировать общие представления об этих вещах – они есть в трудах философов, учёных и юристов, а также в нескольких международных документах. Если говорить об отношениях между людьми (по поводу права собственности, сделок, причинения вреда имуществу и др.), то здесь более всего применимы нормы классического римского права и их средневековых комментаторов. Если говорить об отношениях между человеком и государством, то здесь нам поможет принятая странами – членами ООН после Второй Мировой войны Всеобщая Декларация прав человека и ряд иных документов.
Другой минус философского подхода – он может увести нас далеко от реальности. Вместо понятных правил поведения мы имеем набор идей, которые мало того, что чётко не прописаны, так ещё и не всегда существуют в действительности.
Итак, философский подход: право – это система правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности.
Социологический подход – наиболее приближенный к жизни. Он отдаёт предпочтение не тому, что написано в законе, и не тому, что люди считают идеальным воплощением справедливости, а тому, что существует и происходит в действительности. Это тот подход, который применяет каждый человек, когда видит, что в законе написано одно, а в жизни происходит что-то другое.
Оценить, какие на самом деле существуют правила поведения, помогает социология – наука, изучающая общество. Социологам необходимо провести тщательную и детальную работу: проанализировать статистику, прочитать судебные решения, провести соцопросы. После этого они могут сделать адекватные выводы: как в реальности действует закон и почему в одних случаях он действуют так, а в других – по-другому.
В России самые интересные и важные исследования по этой теме проводит питерский Институт проблем правоприменения (ИПП). Его сотрудники занимаются, в основном, проблемами полиции и уголовного судопроизводства. Они не только исследуют практику применения права, но и предлагают пути реформирования полиции и судебной системы. Вот некоторые их исследования и доклады:
«Как судьи принимают решения: эмпирические исследования права«, «Траектория уголовного дела в официальной статистике«, «Российский следователь: 12 эмпирических фактов«, «Как обеспечить независимость судей в России«, «Диагностика работы правоохранительных органов по охране общественного порядка и перспективы создания муниципальной милиции в России«, «Концепция комплексной организационно-управленческой реформы правоохранительных органов РФ«.
В частности, исследователи ИПП подтверждают правило, сформулированное многими юристами, работавшими по уголовным делам – «если вина человека не доказана должным образом, российский судья, скорее всего, даст ему условный срок». Анекдот по этому поводу – разговаривают двое судей: «А ты можешь посадить невиновного?» — «Конечно, нет! Дам ему условный срок».
Вот и исследователи ИПП заметили, что в России с увеличением тяжести наказания увеличивается и доля условных приговоров: «Если по самым тяжелым из дел средней тяжести (санкция до пяти лет лишения свободы) судьи выносят 33% условных приговоров, то по самым легким из тяжких (верхняя санкция – шесть и семь лет соответственно) – уже 51 и 52% соответственно. Вдумайтесь: более половины приговоренных за тяжкие преступления получают условный срок. Это уже был бы не гуманизм, а какое-то бездумное попустительство, если предположить, что судьи действительно верят, что отпускают гулять по улицам серьезных преступников… Похоже, что, не имея возможности отпустить людей, наказывать которых нет достаточных оснований, судьи просто переключаются на самую легкую из возможных санкций – условную» (Элла Панеях «Суррогат оправдания. Как российский суд освобождает от наказания»).
Разумеется, это не стопроцентное правило, поскольку иногда судья в России может и оправдать невиновного, а может и дать ему реальный срок. Но общая тенденция именно такова. Для российских судей важны карьера и добрые отношения со следователем и прокурором, но одновременно они не совсем уж бесчеловечные существа – отсюда и такое интересное правило.
Для выявления этих и многих других правил и существует социологический подход к праву.
Итак, социологический подход: право – это система правил поведения, реально существующих в обществе
Соответственно, применяя три подхода к праву, мы можем проанализировать любое правило, установленное законом, и посмотреть:
а) что про это правило написано в законе (нормативный подход)
б) отражены ли в нём требования добра, справедливости и разумности (философский подход)
в) как оно работает в действительности (социологический подход)
Разумеется, один подход не исключает других. Всё они дополняют и углубляют друг друга. Наличие трёх подходов к правопониманию стимулирует нас не просто читать законы, но и размышлять о том, насколько они правильные, и смотреть, применяются ли они на практике.
И примерно как для христиан Господь един в трёх лицах (Отца, и Сына, и Святого Духа), так и право для нас едино в трёх этих подходах. Чем более развитое и демократическое государство, тем меньше различий между ними: государство устанавливает добрые, справедливые и разумные законы, а руководители страны, чиновники, судьи и простые люди в действительности им следуют.
В российском праве, очевидно, эти подходы иногда расходятся. От этого при обсуждении правовых проблем иногда возникает лёгкое чувство шизофрении. Очень часто у нас можно услышать разговор про то, что «по-хорошему должно быть так, а закон написан вот эдак» или «вообще, в законе написано это, но в жизни все происходит вот так» или даже «по-хорошему должно быть так, но в законе написано по-другому, а в действительности все вообще иначе».
В дальнейшем я буду рассказывать о праве, исходя больше из нормативного подхода, и часто смешивать понятия «право» и «закон». Но, естественно, там, где такой подход расходится с двумя другими, нужно делать на это поправку.
А пока я дам определение права, где попробую совместить все три подхода. И пусть пока эти подходы часто не совпадают, но когда-нибудь, надеюсь, таких расхождений у нас будет значительно меньше:
Итак, право – это установленная государством и действующая в обществе система правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности
Право в системе социальных норм
Добиваться добра и справедливости в отношениях между людьми можно по-разному. И наше поведение регулируется многими правилами, а не только законами. Наука объединяет их все в понятие «социальные нормы». Эти нормы говорят нам о том, что хорошо и что плохо, как относиться к другим людям и как вести себя в разных ситуациях.
Правовые нормы – это лишь один вид социальных норм, хотя, пожалуй, самый многочисленный. Но есть и другие.
Например, есть моральные нормы – появившиеся за многие века правила поведения, которые большинство людей исполняет добровольно. Моральные нормы говорят нам о том, что обманывать – плохо, а помогать другим – хорошо, и, соответственно, запрещают первое и поощряют второе. Самую важную моральную норму, так называемое «золотое правило нравственности», сформулировали на определённом этапе все развитые цивилизации. Она гласит: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой».
Заставить людей соблюдать моральные нормы непросто. В идеале, если человек их нарушит, то его ждут муки совести и осуждение окружающих, но на практике это происходит не всегда. Кроме того, моральные нормы не всегда конкретны и однозначны и оставляют большой простор для толкования.
Ещё существуют религиозные нормы. Частично они совпадают с моральными – например, во многих религиях верующих обязывают помогать другим людям, не лгать, быть трудолюбивым. Есть и более специфические и не всегда объяснимые правила: например, ислам обязывает своих последователей пять раз в день совершать намаз (молиться), а христианство запрещает в определённые дни есть мясные и молочные продукты (соблюдать пост). Соблюдение этих правил обеспечивает вера человека в сверхъестественные силы и загробную жизнь. Если человеку кажется, что эти силы (некий единый бог или множество разных богов) накажут его за неправильно поведение, то в идеале он должен соблюдать эти правила более охотно.
Наконец, ещё одни социальные нормы – корпоративные. Это правила, установленные разными общественными объединениями: профсоюзами, организациями предпринимателей, политическими партиями. Их соблюдение обеспечивает следующий механизм: такие организации отстаивают права и интересы своих участников, поэтому исключение из их числа может лишить человека ряда преимуществ.
В некоторых странах это очень действенный метод. Например, вопреки распространённому мнению, использование неполиткорректной лексики в США не запрещено законом. Однако такие запреты есть в корпоративных нормах – в каком-нибудь кодексе журналистской этики или других подобных документах. Теоретически журналист за употребление в эфире слова «ниггер» или «латинос» может вылететь из какого-нибудь журналистского профсоюза, а потом и лишиться работы, потому что профсоюз не будет его защищать.
Итак, корпоративные, религиозные и моральные нормы – все они, как и правовые нормы, входят в понятие «социальные нормы».
Чем же отличаются правовые нормы от всех прочих социальных норм и как соотносится их содержание друг с другом?
Прежде всего, правовые нормы установлены государством, и государство обычно наказывает за их несоблюдение. Это, конечно, более действенный метод – как говорил известный американский бандит Аль Капоне, «добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом».
С другими социальными нормами всё не так жёстко. Их устанавливают сами люди, и за несоблюдение ответственность не очень серьёзная. Скажем, в случае с моральными нормами – лишь общественное осуждение и муки совести (если она есть). А в случае с религиозными нормами человека может ожидать недопуск к причастию, отлучение от церкви и самое страшное – попадание в ад после смерти. Но в сверхъестественные силы и загробную жизнь многие не верят, и эти наказания их не пугают.
Что касается содержания, то жёсткой границы между социальными нормами нет. Очень часто нормы права совпадают с другими социальными нормами. Например, право запрещает убийство и кражу – и то же самое делают религия и мораль. Но иногда право обходит молчанием тот вопрос, который регулируют мораль и религия. Скажем, мораль и религия предписывают помогать людям, попавшим в беду, но право ничего такого не требует – точнее, требует только от людей, в чьи обязанности это входит (спасатели, врачи, полицейские). А иногда право может противоречить морали и религии. Например, несмотря на недвусмысленный запрет «не убий», существующий в христианстве, многие страны с преимущественно христианским населением до сих пор практикуют смертную казнь.
Но, повторюсь, чаще всего правовые нормы всё-таки совпадают с другими социальными нормами, прежде всего, с моральными. Если точнее – они уточняют и конкретизируют их содержание. Например, правило «нельзя обманывать других людей» дало много правовых норм в самых разных сферах: закон устанавливает, что именно считать обманом в том или ином случае, как устанавливать размер вреда, нанесённого таким обманом, и как наказывать обманщика.
Скажем, если вы обманываете окружающих, обвиняя какого-то человека в совершении преступления сексуального характера, – с точки зрения закона, это разновидность клеветы. Наказание за неё предусмотрено ч. 4 ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ (штраф или обязательные работы на срок до 400 часов).
Если вы обманываете людей с целью похитить их имущество стоимостью от 2,5 тыс. руб. до 250 тыс. руб. – это мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину. Наказание предусмотрено ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (до пяти лет лишения свободы).
Наконец, если вы обманываете суд, выступая свидетелем на каком-то процессе и утверждая, что некий гражданин совершил убийство – это разновидность заведомо ложных показаний. Наказание за них предусмотрено ч. 2 ст. 307 Уголовного кодекса РФ (до пяти лет лишения свободы).
Кроме того, во всех трёх случаях вы обязаны возместить ущерб тем, кто пострадал от вашего обмана – это регулируется Гражданским кодексом РФ, в частности, статьями 150-152 (о компенсации морального вреда) и главой 59 (об обязательствах вследствие причинения вреда).
Право говорит не обо всех разновидностях обмана. Многие из них правом не учитываются и остаются в ведении морали и религии. Например, в очень многих случаях вы можете кому-то что-то пообещать и потом спокойно забыть об этом. Известная пословица говорит, что «обещать – не значит жениться». Это тоже обман, и он осуждается моралью, но эту ситуацию право (по крайней мере, в России) никак не регулирует. За такой обман вы человека к ответственности не привлечёте и ничего с него не получите.
Граница между правом и всеми остальными социальными нормами менялась в зависимости от эпохи и страны. Например, раньше почти во всех странах право регулировало вопрос верности в браке. Этот вопрос до сих пор регулируется моралью и религией – в большинстве случаев люди осуждают измену. Однако правового регулирования тут уже нет и почти нигде государство никак за измену не наказывает. Только в некоторых исламских странах (в частности, в Иране) супружеская измена до сих пор считается преступлением и за неё предусмотрено наказание.
То же самое касается гомосексуализма. Не так давно разные государства активно с ним боролись. Ещё в XX веке в Германии, Великобритании, Советском Союзе, некоторых штатах США и многих других странах половой акт между двумя мужчинами считался преступлением. Очевидно, тогда правовая норма совпадала с моральной нормой – общество осуждало такое поведение, и это нашло отражение в законе. В Уголовном кодексе РСФСР до 1993 г. была статья 121 «Мужеложство», дословно звучавшая так: «Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) наказывается лишением свободы на срок до пяти лет». Но позже произошёл сдвиг: люди перестали считать это аморальными и вредным для общества, поэтому и закон прекратил вмешиваться в эту сферу. Сейчас в большинстве развитых стран этот вопрос не регулируется, и люди сами решают, с кем спать – с человеком другого пола или того же самого. Опять же исключение составляют разные исламские страны – тот же Иран, а также Афганистан, Пакистан, Узбекистан. Что интересно – отношения между женщинами никогда так жёстко не преследовались, а часто и вовсе не считались преступлением.
Ещё один пример – проблема свободы слова и гласности. Какие мысли высказывать, о чём писать и говорить – стоит ли сюда вмешиваться и насколько? Обычно под запрет подпадает лишь прямой обман (см. выше) или распространение информации, охраняемой правом интеллектуальной собственности. А вот что касается общедоступной и правдивой информации, а также мнений на её счёт – в этой области каждое государство решает вопрос по-своему. Где-то можно говорить и писать всё, что угодно, где-то – почти всё, где-то – только то, что соответствует какой-то определённой идеологии.
В частности, сегодня в России существуют законодательные запреты идей и художественных образов, которые российское руководство считает вредным для общества. Сепаратизм, суицид, употребление наркотиков, гомосексуализм, терроризм, экстремизм, проблемы религии, межнациональная и социальная рознь – обсуждение этих проблем может быть расценено как пропаганда и наказано штрафом и тюрьмой. Целые ведомства и тысячи чиновников и полицейских заняты тем, что выискивают на форумах и в социальных сетях ту информацию, которая подпадает под пропаганду перечисленных явлений, а судьи рассматривают дела и выносят по ним приговоры. Но, возможно, когда сменится руководство страны, такие запреты уйдут в прошлое, а всё это будет регулироваться исключительно моральными, религиозными и корпоративными нормами.
Таким образом, право входит в систему социальных норм, но границы между правовыми нормами и всеми остальными (моральными, религиозными, корпоративными) не всегда можно чётко выделить. Какие-то правовые нормы совпадают с моральными, какие-то – нет, но чаще всего правовые нормы уточняют и конкретизируют содержание моральных норм под разные ситуации.
Что ещё понимают под словом «право»
Слово «право» – очень многозначное. В толковом словаре можно найти не менее десятка значений этого слова, и половина из них имеет юридическое содержание.
В определении права я сказал «установленные государством», но правильнее было бы сказать «государствами». На нашей планете почти 200 государств, и каждое из них устанавливает свои правила. Плюс ещё есть нормы международного права, которые действуют для тех стран, которые о них договорились. Все в целом они образуют ту самую систему правил, которыми руководствуются люди. Причём действует она не только на Земле, но и в космическом пространстве, которое освоил человек. Ведь если где-то есть люди и созданные ими вещи, то и там могут возникнуть имущественные споры, произойти преступления, начаться и закончиться семейные и трудовые отношения – в общем, всё то же самое, с чем мы сталкиваемся здесь, на Земле. Так что право – это система правил всего человечества.
Но чаще всего так глобально люди не мыслят, а понимают под правом систему правил, установленную каким-то одним государством («российское право», «право Франции» или «право США»). Происходит это потому, что каждый из нас обычно живёт в одном государстве и подчиняется, в основном, его правилам.
Также под правом понимают практическую деятельность юристов («я занимаюсь правом») или просто набор знаний о правовой сфере – науку («он изучает право»). В этом смысле синонимом «права» является слово «юриспруденция», что в переводе с латинского означает «знание права» или «правоведение».
Ещё слово «право» используют для обозначения системы правил в какой-то одной сфере жизни (уголовное право, налоговое право, семейное право) или в какой-то одной ситуации (право собственности, залоговое право) – то есть для обозначения таких явлений как «отрасль права» и «правовой институт» (подробнее о них я расскажу позже).
Наконец, словом «право» обозначают данную человеку законом возможность что-либо делать или иметь, чем-то пользоваться или распоряжаться («право на бесплатного адвоката», «право на самооборону», «родительские права» и т. д.). Этих прав может быть много и принадлежат они конкретным людям. В науке такое понимание права обычно называют «субъективным», в противоположность остальным смыслам, которые будут «объективными». То есть, например, избирательное право в объективном смысле – это система правил, которые регулируют проведение выборов и референдумов, а избирательное право в субъективном смысле (или субъективное избирательное право) – это право человека избирать или быть избранным. Или, например, право собственности в объективном смысле – это система правил, которые регулируют, кто и какое имущество может иметь, а право собственности в субъективном смысле – это право человека иметь определённое имущество.
В английском языке с этим немного проще – там есть два разных слова: law и right. Соответственно, law – это право в объективном смысле, а right – право в субъективном смысле.
Как и любая другая наука и сфера деятельности, право требует знания базовой терминологии. Без неё будет сложно понять, как же это право работает или не работает. Вот эти базовые понятия, которые нужно знать каждому, кто хочет изучить право:
правоотношение;
юридический факт;
правосубъектность, правоспособность, дееспособность;
источник права;
нормативный правовой акт;
закон и подзаконный акт;
ненормативный правовой акт;
норма права (или правовая норма);
правовой институт;
отрасль права;
система права;
правовая семья;
публично-правовой и частно-правовой;
правонарушение;
юридическая ответственность;
правоприменение и правоприменительный акт.
Неподготовленного человека все эти слова могут напугать, но поверьте – разобраться в этих понятиях под силу любому. Но об этом – в следующий раз.
Резюме
Итак, существует три основных подхода к правопониманию – то есть к тому, что считать правом. Нормативный подход приравнивает право к закону, философский – к идеям добра, справедливости и разумности, социологический – к реально действующим правилам. Если совместить три подхода, то право – это установленная государством и действующая в обществе система правил поведения, отражающих идеи добра, справедливости и разумности.
Правила поведения, из которых состоит право, называются правовыми нормами (или нормами права). Они входят в число социальных норм, наряду с моральными, религиозными и корпоративными. В чём-то правовые нормы совпадают с другими социальными нормами, в чём-то – нет. Чаще всего правовые нормы конкретизируют и уточняют моральные нормы.
Право как система правил поведения — это объективное право или право в объективном смысле. Право как возможность что-то делать — это субъективное право или право в субъективном смысле. Кроме того, право – это и практическая деятельность юристов, и наука.

В статье рассматривается роль профессионального саморазвития для успешной профессиональной деятельности юриста, определяются основные особенности постдипломного образования юриста. Автор рассматривает профессиональное саморазвитие как цель постдипломного образования специалистов в области права.

Ключевые слова: профессиональное саморазвитие, постдипломное образование, противоречия в системе образования, потребности, нормативно-правовая система, юрист.

В современном обществе возникает ряд противоречий в области профессиональной деятельности специалистов в области права, к которым можно отнести следующие: всевозрастающие требования к профессиональным умениям специалиста, к его личности и отсутствие научно обоснованной теории профессионального саморазвития юриста; большим количеством подходов к профессиональному саморазвитию и отсутствие научного подхода к профессиональному саморазвитию юриста, в рамках которого эффективно осуществляется его формирование; индивидуальный, разрозненный характер системы профессионального саморазвития юриста и дискретный характер сложившейся системы постдипломного образования специалистов в области права. В условиях данных противоречий возникает проблема формирования способности юриста к профессиональному саморазвитию.

Изменения, происходящие сегодня в нормативно-правовой системе, приводят к постоянным нововведениям в профессиональной деятельности юристов различных уровней, увеличению потока информации, ее стремительному обновлению, что приводит к мобильности самой правовой системы. Соответственно и сами юристы, становятся объектами этой мобильности. Успешное окончание ВУЗа еще не является доказательством того, что в дальнейшем, в своей профессиональной деятельности данный выпускник достигнет большого успеха. Это обуславливает необходимость в постоянном обновлении знаний, формированию новых умений, а также процесс диагностики и коррекции достигнутых профессиональных результатов. Все это может осуществляться только в рамках профессионального саморазвития.

Проблема профессионального саморазвития как цели постдипломного образования юриста не достаточно изучена. Она не была предметом конкретного исследования, однако в философии, психологии и педагогике накоплен определенный опыт для более глубокого изучения данной проблемы.

Ряд исследований раскрывают сущность и особенности формирования профессионального саморазвития в конкретных условиях у отдельных категорий юристов (Полянская В. А., Абдурагимов А. М., Журавлева Т. Л. и д. р.) , .

Под саморазвитием мы понимаем концентрацию отдельной личности на самосовершенствовании и самореализации своих целей и желаний.

Н. М. Борытко определяет саморазвитие как целенаправленный процесс самосозидания человека, обеспечивающий неповторимость и открытость его индивидуальности .

Профессиональное саморазвитие юриста — это целенаправленный процесс специалиста в области права на самосовершенствование своих профессиональных умений и навыков.

По мнению Л. И. Анциферовой необходимо создавать условия для конструирования непрерывного образования специалиста как синтез мировоззренческой, духовной, нравственной, и профессиональной составляющей. Соблюдать преемственность между базовым профессиональным и постдипломным образованием. Поэтому профессиональное саморазвитие должно рассматриваться как цель постдипломного образования юриста.

Л. Д. Гительман, подчеркивал, что профессиональное саморазвитие не массовое и даже не типичное явление, так как не все обладают качествами, которые необходимы для целенаправленной работы над собой.

Но вместе с тем, значимость профессионального саморазвития для эффективности профессиональной деятельности очевидна.

Постдипломное образование как правило направлено на закрепление уже ранее сформированных профессиональных умений и навыков. Но вместе с тем, в процессе профессиональной деятельности у юриста возникают потребности в приобретении новых знаний и формировании новых умений. И здесь важнейшим условием успешной профессиональной деятельности юриста становится его профессиональное саморазвитие.

Реализовать же потребности в приобретении этих знаний умений и навыков можно только путём активного саморазвития, которое обеспечивает формирование точных представлений о путях и методах целенаправленного решения задач собственного самосовершенствования.

Если рассматривать понятие саморазвития сквозь призму профессии юриста, то саморазвитие можно определить как процесс целенаправленного развития себя как специалиста в области права, который включает в себя прежде всего самосовершенствование тех компетенций, которые обеспечивают успех в профессиональной деятельности. Саморазвитие юриста, его значимость и сам процесс осуществления базируется на особенностях профессиональной деятельности, которые предполагают:

— широкий спектр распространения (от государственных структур — правоохранительных органов, до общих управленческих и хозяйственных структур);

— высокие требования к образованию специалиста (как правило это окончание ВУЗа или ученая степень);

— ответственность за совершаемые действия (юрист принимает решения, от которых зависит жизнь людей — заключение под стражу, утверждение обвинительного заключения, предъявление исков и др.);

— подверженность стрессовым ситуациям (постоянное общение с людьми, ведение переговоров, ненормированный рабочий день, часто специалисты в области права работают на выходных и ночами);

— определенные требования к личности юриста (так как действия юриста являются гласными, находятся под наблюдением общества, юристом может стать человек только с безупречной репутацией, обладающий определенными моральными ценностями и идеалами).

Исходя из данных особенностей профессиональной деятельности складывается ряд требований к индивиду, который собирается устроится юристом, к ним мы можем отнести следующие:

— определенный уровень интеллектуального развития;

— уровень сформированности профессиональных компетенций;

— состояние здоровья индивида;

— безупречная репутация;

— прогнозируемый рост профессиональных умений.

Рост профессионального саморазвития после трудоустройства на работу юриста происходит не сразу, а постепенно, в определенные периоды может обостряться или затухать. Это во многом зависит от условий в которых оно происходит, внешних и внутренних факторов, а также от личности самого специалиста в области права.

Само формирование способности к профессиональному саморазвитию происходит путем длительного естественного созревания. Период данной длительности может быть значительно сокращен в случае высокой мотивации к профессиональному саморазвитию у субъекта, которая прежде всего связана с высокой потребностью к реализации внутреннего потенциала направленного на достижение профессионального успеха. При этом обязательным условием является учет закономерностей отношения между системами внешней и внутренней мотивации, когда внешняя мотивация способствует усилению мотивации внутренней или когда реализация внутренних мотивов приводит к внешнему стимулированию. В течение длительного времени профессиональные традиции той или иной организации в которой работает юрист, нормы поведения и ценностные ориентации могут стимулировать специалиста в области права к самосовершенствованию или наоборот, полностью её блокировать. В первом случае это характерно для организаций, где созданы все необходимые условия к стимулировании профессиональных достижений, профессиональному саморазвитию, вторая группа- как правило предполагает полное безразличие к профессиональным достижением юриста или даже наказанию за инициативу. Кроме того, не мало важную роль играет сам руководитель, который стоит во главе государственного органа или коммерческой организации. Если это успешный человек, постоянно находящийся в процессе саморазвития, уважающий своих сотрудников, поощряющий их достижения, то это приводит как правило к тому, что все нижестоящие сотрудники стремятся ему подражать, ставят себе в пример, и он для них будет является эталоном, к которому следует стремиться.

Также не следует забывать и о жизненном опыте юриста, его личном мировоззрении, которое несомненно влияет на успешную профессиональную деятельность и профессиональное саморазвитие. Представления об окружающем мире о поступках совершаемых окружающими, в том числе и коллегами, конкретные действия и поступки самого субъекта профессионального саморазвития проходят сквозь призму его мировоззрения, сложившегося до вступления в профессиональную деятельность и продолжающего формироваться уже в течении этой деятельности.

Ну и несомненно важным аспектом, влияющим на профессиональное саморазвитие юриста является система постдипломного образования в рамках конкретного учреждения в котором он работает. Данная система должна быть организована таким образом, где главной целью будет не закрепление и повторение и ранее полученных знаний, и не только наполнение профессионального сознания юриста новыми знаниями, а прежде всего целью такого профессионального саморазвития юриста должно являться стремление научить юриста учится, но учится самостоятельно, где он будет сам выступать и учителем и учеником. Другими словами, профессиональное саморазвитие юриста должно стать целью постдипломного образования специалистов в области права. И самое главное, в данном постдипломном образовании, помочь юристу осознать, что его успех в профессиональной деятельности зависит не от хорошего преподавателя, а прежде всего от него самого, от его стремления к самосовершенствованию. Здесь снова важно обратить внимание на то, что самостоятельно осознать данную необходимость может не каждый. Профессиональное саморазвитие долгий и сложный процесс, который протекает в течении всей профессиональной деятельности. Субъект профессионального саморазвития прежде всего должен обладать такими качествами как — упорство, терпение и постоянство. Упорство предполагает способность не сдаваться, подниматься даже при самый громких поражениях. Терпение дает специалисту в области права способность долгие годы достигать своей мечты в области профессиональной деятельности, как правило, это получить определенную должность вне зависимости от того, какие он несет потери, и как долго ему предстоит трудиться, порою отказывая себе во всем (семье, друзьях, развлечениях и т. д.). Постоянство предполагает не отступление от поставленной цели не при каких обстоятельствах. В случае, если юрист сам не может определиться чего он хочет и при первых неудачах меняет цель или даже профессию, саморазвитие заканчивается неудачей.

В данном случае именно постдипломное образование юриста помогает осознать значение саморазвития для успешной профессиональной деятельности, и воспитать такие качества как — упорство, терпение и постоянство. В рамках постдипломного образования, юристу прежде всего необходимо помочь определить не просто жизненную цель, а свое предназначение. И важно, чтобы осознавая его (особенно молодые специалисты) руководствовались не престижем профессии или желаниями родителей, а прежде всего своими собственными интересами. Ведь человек окончивший юридический факультет, еще не может быть назван профессионалом. Возможно поработав несколько месяцев он начинает понимать, что это совсем не его призвание и тогда о никаком профессиональном саморазвитии не может быть и речи. Возможно также, что на данном этапе молодой специалист определиться с областью профессиональной деятельности, в которой он хочет работать. Индивидуальные особенности личности и его мировоззрение могут сделать из выпускника отличного адвоката и совсем бесперспективного прокурора, именно поэтому данный этап в организации профессионального саморазвития юриста очень важен.

После того, как субъект профессионального саморазвития своим предназначением определяет все таки именно деятельность в области права, необходимо помочь ему в определении планов на свою профессиональную деятельность. Идеально, если юрист распишет такой план не на один только год, а на несколько лет вперед, изберет определенную тактику в осуществлении этого плана. Важно, чтобы достигнув даже больших высот, юрист продолжал двигаться вперед, ставив перед собой все новые и новые цели, и только тогда он не будет подвержен синдрому профессионального выгорания. Здесь важно научить субъектов саморазвития записывать свои достижения, сформировать способность к постоянной рефлексии, анализу собственных результатов профессиональной деятельности, как в течении каждого дня, так и в течении года. Ведь только осознание, что очередной рабочий день прошел зря, следовательно не приблизил юриста к своей профессиональной мечте, позволит ему в последующем таких ошибок не совершать и использовать время с пользой. Устанавливая собственные рекорды, специалист несомненно будет стремится постоянно побеждать самого себя, достигать еще больших высот, добиваясь профессионального успеха. Однако в том случае, если у такого специалиста появится кумир профессиональной деятельности, который достиг больших высот, это будет способствовать еще большему профессиональному успеху, дающему стремительные результаты профессиональному саморазвитию. Ведь в данном случае юрист будет сравнивать собственные достижения и рекорды не только со своими в прошлом году, но и с достижениями конкретного человека.

Постдипломное образование юриста таким образом должно помочь осознать специалисту, не только необходимость профессионального саморазвития, а прежде всего его значение в достижении профессионального успеха, в результативности профессиональной деятельности.

Подведем итог сказанному:

— В современной системе юридического образования возникает ряд противоречий, в результате которых возникает проблема формирования способности юриста к профессиональному саморазвитию.

— Профессиональное саморазвитие юриста является длительным процессом, происходящем на протяжении всей профессиональной деятельности.

— Профессиональное саморазвитие следует рассматривать как цель постдипломного образования юриста.

— Профессиональное саморазвитие является важнейшим условием эффективной деятельности юриста.

Литература:

1. Абдурагимов А. М./Субъектная регуляция процесса личностно-профессионального развития будущих юристов/диссертация/19.00.13, 19.00.06 — Москва, 2010/электронный ресурс/дата обращения 03.01.2014/ Библиотека авторефератов и диссертаций по педагогике http://nauka-pedagogika.com/pedagogika-13–00–08/dissertaciya-pedagogicheskie-osnovy-kulturologicheskoy-podgotovki-buduschego-uchitelya#ixzz2pRt29aR0

2. Абульханова-Славская, К. А. Деятельность и личность / К. А. Абульханова-Славская. — М.: Наука, 1980. — 335 с

3. Андреев В. И. Педагогика творческого саморазвития. — Казань, 1996.

4. Анциферова, Л. И. Психологические закономерности развития личности взрослого человека и проблема непрерывного образования // Психол. журнал. — 1988. — Т. 1. — № 2. — С. 52–60.

6. Балкизова Ф. Б. Акмеологические факторы продуктивной деятельности и мастерства учителя начальных классов сельской школы: Автореф. дис.. канд. психол. наук. — М., 2005. -20 с.

7. Бодалев А. А. «Вершина в развитии взрослого человека»/ электронный ресурс/дата обращения 04.01.2013 г./ Библиотека авторефератов и диссертаций по педагогике http://nauka-pedagogika.com/pedagogika-13–00–08/dissertaciya-pedagogicheskie-osnovy-kulturologicheskoy-podgotovki-buduschego-uchitelya#ixzz2pRt29aR0

8. Борытко Н. М., Мацкайлова О. А. /Становление субъектной позиции позиции учащегося в гуманитарном пространстве урока: Монография/ Волгоград: Изд-во ВГИПКРО, 2002.

10. Бордовская Н. В., Реан А. А. Педагогика. Учебник для вузов — СПб: Питер, 2000

12. Кон И. С. / В поисках себя. Личность и её самосознание. — М.: Политиздат, 1984. — 336 с.

13. Куликова Л. Н. Воспитать себя. М.: Просвещение, 1991.

14. Крылова Н. Б. Эстетический потенциал культуры. М.: 1990.

15. Кулюткин Ю. Н., Бездухов В. П. Ценностные ориентиры и когнитивные структуры в деятельности учителя. — Самара: СамГПУ, 2002

17. Полянская В. А./Профессиональная направленность студентов-юристов и ее динамика на начальном этапе освоения юридической деятельности/ диссертация19.00.06 — Санкт-Петербург, 2004/электронный ресурс/ дата обращения04.01.2014 г./ Библиотека авторефератов и диссертаций по педагогике http://nauka-pedagogika.com/pedagogika-13–00–08/dissertaciya-pedagogicheskie-osnovy-kulturologicheskoy-podgotovki-buduschego-uchitelya#ixzz2pRt29aR0

18. Рысбаева А. К. Культура профессионально-педагогического общения в коллективе студенческой группы: Автореферат дисс.: Казахз. гос. пед. инст-т, 1991.

19. Роджерс К. «Становление личностью»/ электронный ресурс/дата обращения 04.01.2013 г./stanovlenielichnostyu.doc

20. Рубинштейн, С. Л. Проблемы психологии в трудах Карла Маркса // «Советская психотехника», 1934, № 1

21. Фельдман И. Л. Развитие профессионального самопознания в структуре Я-концепции учителя начальных классов: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2005.

23. Цукерман Г. А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов Рига, ПЦ «Эксперимент», 1997.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *