Частный пристав

История образования института судебных приставов в России (стр. 1 из 5)

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

ПО КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕФЕРАТ

ТЕМА: История образования института судебных приставов в России.

Выполнил:

Специалист 3-го разряда

ОСП по Промышленновскому району

Черакшева Елена Васильевна

2010 год

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………………….3

Глава 1. Основные этапы исторического развития института судебных приставов в России…………………………………………………………………………………….5

1.1. История института судебных приставов России ………………………..5

1.2. Правовая основа деятельности судебных приставов………………………11

Глава 2. Служба судебных приставов орган исполнительного исполнения….20

2.1. Исторические данные об органах принудительного исполнения…………20

2.2. Демократические реформы России начала 90-х, воссоздания службы судебных приставов……………………………………………………………….22

Примечание…………………………………………………………………………25

Заключение…………………………………………………………………..…….33

Литература………………………………………………………………………….35

ВВЕДЕНИЕ

Тема моей работы основные этапы исторического развития института судебных приставов в России. Выбор темы обусловлен ее актуальностью, так как в системе государственного устройства России судебный пристав-фигура исторически традиционная. Упоминания о нем нетрудно отыскать в документальных актах периода феодальной раздробленности Руси, например, в Новгородской и Псковской судных грамотах, датированных ХV веком. Во Пскове и Новгороде ХV века судебные приставы призывались к исполнению своих обязанностей князем или городским вече (т.е. общим собранием горожан), полномочия их были достаточно широки и, выражаясь современным языком, включали в себя элементы судебной и следственной деятельности. Уклонение от выполнения требований судебного пристава влекло для нарушителя соответствующую меру ответственности. Пристав как олицетворение эффективно действующей государственной власти был не только фигурой влиятельной, но и с течением времени — фигурой популярной. Не случайно ко времени судебно-правовой реформы 1864 года в системе органов власти Царской России наряду с судебными приставами уже функционировали частные приставы (начальник полиции в уездах и помощники председателей судов), следственные приставы (следователи), винные и соляные приставы (должностные лица, наблюдавшие за соблюдением порядка акцизной торговли вином и солью). В соответствии с Учреждением судебных установлений (правовым актом, утвержденным 20 ноября 1864 года Императором Александром II) судебные приставы «избирались» для исполнения служебных обязанностей председателями соответствующих судов и обер-прокурорами Кассационных департаментов Правительствующего сената после «надлежащего удостоверения в благонадежной нравственности и способности кандидатов к исполнению принимаемых ими на себя обязанностей».
Основными функциями судебных приставов были: обеспечение исполнения судебных решений, охрана порядка в зале судебного заседания, доставка и вручение судебных повесток, выполнение поручений председателя соответствующего суда. Процессуальный порядок их работы определялся Уставами уголовного и гражданского судопроизводства 1864 года.
Одной из характерных черт правового положения судебных приставов являлось то, что они не считались государственными служащими, а проходили по разряду службы гражданской (по аналогичной системе до сих пор организована работа судебных исполнителей в ряде западноевропейских государств, например, во Франции). В подобном статусе институт судебных приставов как система обеспечения исполнения судебных актов просуществовал до начала ХХ века и был упразднен Декретом Совета Народных Комиссаров от 24 ноября 1917 года одновременно с роспуском судебных учреждений и иных государственных органов Российской Империи. На смену судебным приставам Российской империи пришли судебные исполнители новой Советской России, которые в отличие от судебных приставов стали государственными служащими. Судебные исполнители состояли в штатах судов низового звена — районных народных судов — и по своему правовому статусу являлись представителями судебной власти. Распад Союза ССР и последующие изменения в политическом и государственном устройстве России обусловили принятие решения об упразднении исчерпавшего себя института судебных исполнителей и учреждении в России специальной службы, действующей на принципиально иных организационно-правовых началах — Службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации. Оно нашло свое практическое воплощение в двух Федеральных законах — «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве», вступивших в силу 6 ноября 1997 года.

Глава 1. Основные этапы исторического развития института судебных приставов в России.

1.1. История института судебных приставов России.

Должность судебных приставов была учреждена в России еще в древности. Так, Новгородская и Псковская Судные грамоты, датированные 15 и 16 веками, уже упоминают приставов, полномочия которых были достаточно широки и , выражаясь современным языком, включали в себя даже элементы судебной и следственной деятельности. Например, в Псковском государстве исполнительные функции выполняли подвойские, или приставы, которые по приставным памяткам вызывали на суд ответчика и свидетеля, производили по определению суда различные взыскания. Если сторона не могла выполнить решение суда, то виновного доставляли на правеж, особое место недалеко от суда, где его били дубинками по голеням и икрам ног. Каждое утро с 8-ми до 12-ти виновного приводили на правеж пристав, если должник не предоставлял достаточное поручительство, что сам будет приходить на правеж в назначенный час. Если после года нахождения па правеже виновник не уплачивал либо не мог уплатить требуемою сумму, то он должен был продать свою жену и детей в течение года или сражу же, чтобы собрать необходимую сумму для уплаты долга.

Принудительные меры были в основном направлены на личность должника. Экономический эффект достигался непосредственно лишь при продаже должника в рабство или при принудительной отработке долга.

В 18 веке должность пристава была упразднена, исполнительная часть судебного процесса перешла в ведение полиции, входившей в состав Министерства внутренних дел. Однако возложение на полицию судебно-вспомогательных функций не оправдало себя. В ходе судебной реформы 1864 года, проведенной Александром II, наряду с судом присяжных, адвокатурой, несменяемостью судей, было принято решение о возврате к институту судебных приставов, существовавшему к тому времени во многих европейских странах. 20 ноября 1864 года были приняты законы (Судебные уставы): » Учреждения судебных установлений», «Устав о наказаниях, налагаемых мировым судьей» и «Устав гражданского судопроизводства»

Эмблема Службы судебных приставов

Порядок приведения в исполнение судебных решений по Уставу гражданского судопроизводства 1864 года существенно отличался от существовавшего ранее. Одно из главных изменений основывалось на том, что в основу дореформенного порядка был положен следственный принцип, в силу которого решения приводились в исполнение даже в отсутствие просьбы взыскателя с помощью полиции. Устав гражданского судопроизводства распространил на процесс исполнения действие принципа диспозитивности. Это выразилось в том, что судебные решения обращались теперь к исполнению не иначе, как по желанию взыскателя. Взыскатель, желающий привести решение в исполнение, должен был обратиться в суд, постановивший решение, с устной или письменной просьбой о выдаче ему исполнительного листа. Получивший исполнительный лист взыскатель далее обращался со словесной или письменной просьбой к председателю соответствующего суда о назначении судебного пристава ( в мировых судебных установлениях была принята практика непосредственного обращения взыскателя с исполнительным листом к судебному приставу, помимо суда). После того как председатель назначал судебного пристава по своему усмотрению или по указу взыскателя, последний обращался к судебному приставу с письменным заявлением, в котором выбирал способ исполнения решения суда. В решениях гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената, объясняющих Устав гражданского судопроизводства, подчеркивалось, что указание способов взыскания зависит от взыскателя, поэтому суд, присуждая взыскание, не вправе ограничивать взыскателя указанием того имущества должника, на которое может быть обращено взыскание. От взыскателя зависит избрать по своему усмотрению тот или другой способ исполнения и обратить взыскание на то или другое имущество должника. Суд же не может избранный взыскателем, способом исполнения заменить другим способом , или избранное взыскателем имение заменить другим по указанию должника.

Таким образом, способ исполнения решения указывал судебному приставу сам взыскатель. Однако и судебный пристав, и взыскатель были ограничены рамками закона, а именно: Уставом гражданского судопроизводства, в котором устанавливались способы исполнения. Обязанности судебных приставов в России не могли исполнять несовершеннолетние граждане (не достигшие 21-го года), иностранцы, несостоятельные должники, лица опороченные судом, следствием, общественным или сословным приговором, духовные лица, лишенные сана, а также состоявшие уже на службе » от правительства или по выборам». Специального образования для назначения на эту должность не требовалось, но каждый из принимаемых на службу проходил испытание и назначался на должность только по истечении года. При этом пристав принимал присягу, к которой приводился священником на общем собрании департамента или отделения судебного органа.

Сущность института частного судебного исполнителя

Судебный исполнитель — должностное лицо, осуществляющее принудительное исполнение исполнительных документов, выдаваемых на основании судебных решений, определений и постановлений по гражданским и административным делам, приговоров и постановлений по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также постановлений иных органов в соответствии с законом. Деятельность по исполнению судебных актов — и иных органов частными судебными исполнителями — альтернативный способ исполнения исполнительных документов. Деятельность частных судебных исполнителей призвана обеспечивать защиту прав и свобод и законных интересов человека и гражданина, организации при совершении исполнительных и иных действий. Отличие частных судебных исполнителей от государственных состоит в том, что

  • · к исполнению частным судебным исполнителем могут быть приняты все исполнительные документы, кроме тех, по которым в качестве одной из сторон выступает государство. Исполнительные действия проводятся на возмездной основе;
  • · на частных судебных исполнителей также не распространяются положения законодательства об исполнительном производстве в части взыскания с должника исполнительской санкции.

Деятельностью по исполнению исполнительных документов вправе заниматься частный судебный исполнитель, получивший лицензию судебного исполнителя. Лицензия выдается уполномоченным органом на основании решения квалификационной комиссии. Должность частного судебного исполнителя учреждается и ликвидируется уполномоченным органом в пределах общей численности частных судебных исполнителей на территории исполнительного округа. Наделение полномочиями частного судебного исполнителя производится уполномоченным органом совместно с Республиканской коллегией частных судебных исполнителей на конкурсной основе из числа лиц, имеющих лицензии. частный судебный исполнитель адвокат

В статье 146 Закона указаны особые условия осуществления деятельности частного судебного исполнителя.

  • · Частный судебный исполнитель не вправе осуществлять свою деятельность в отсутствие договора страхования своей гражданско-правовой ответственности, условия которого определяются соглашением сторон.
  • · Факт причинения вреда, подлежащего возмещению, устанавливается соглашением заинтересованных сторон, а в случае спора — судом.

Местом работы судебного исполнителя является контора частного судебного исполнителя. Частные судебные исполнителя, назначенные на работу в один и тот же округ, могут иметь общую контору с разрешения территориального органа. Частный судебный исполнитель обязан вести личный прием граждан. Частным судебным исполнителем должно быть установлено время личного приема в рабочие дни продолжительностью четыре часа не реже двух раз в неделю. Время работы конторы и часы приема частного судебного исполнителя должны быть доведены до всеобщего сведения. Частный судебный исполнитель имеет удостоверение, личную печать с указанием своей фамилии, имени и отчества, наименования региональной коллегии частных судебных исполнителей, исполнительного округа, номера лицензии, а также штампы, личные бланки и жетон. Образцы удостоверения, личной печати и жетона утверждаются уполномоченным органом. Изготовление и выдачу удостоверения, личной печати и жетона организует региональная коллегия частных судебных исполнителей.

Частные судебные исполнители объединяются для защиты своих прав и интересов. Региональная коллегия частных судебных исполнителей является некоммерческой организацией, представляющей собой профессиональное объединение, созданное для защиты прав и законных интересов частных судебных исполнителей, а также для осуществления контроля за соблюдением ими законодательства об исполнительном производстве при совершении исполнительных действий. Частный судебный исполнитель может состоять только в одной региональной коллегии частных судебных исполнителей. Республиканская коллегия частных судебных исполнителей является некоммерческой организацией, представляющей собой профессиональное объединение региональных коллегий частных судебных исполнителей. Республиканская коллегия частных судебных исполнителей подлежит государственной регистрации.

Частные судебные исполнители должны честно и добросовестно выполнять возложенные на них обязанности. Отказ в совершении исполнительного действия или неправильное совершение исполнительного действия обжалуются в судебном порядке.

Контроль за законностью совершаемых исполнительных действий и соблюдением правил делопроизводства частным судебным исполнителем осуществляется уполномоченным органом, Республиканской и региональными коллегиями частных судебных исполнителей. Порядок осуществления контроля устанавливается уполномоченным органом совместно с Республиканской коллегией частных судебных исполнителей.

Уполномоченный орган — регулирует и контролирует деятельность частных судебных исполнителей в пределах своей компетенции;

Территориальный орган:

  • · организует контроль за соблюдением частными судебными исполнителями настоящего Закона и надлежащим исполнением их обязанностей;
  • · вносит представление о прекращении действия лицензии частного судебного исполнителя;
  • · вносит представление в дисциплинарную комиссию о привлечении частного судебного исполнителя к ответственности

Контроль за соблюдением налогового законодательства частным судебным исполнителем осуществляют органы налоговой службы Республики Казахстан.

Должностные лица территориального органа и региональной коллегии частных судебных исполнителей обязаны сохранять тайну совершения исполнительных действий, ставшую известной во время проверок деятельности частного судебного исполнителя. За разглашение тайны и причиненный ущерб эти лица несут ответственность, в соответствии с законами Республики Казахстан.

Проверка работы частного судебного исполнителя проводится не ранее чем через шесть месяцев и не позднее чем через год после начала осуществления им исполнительных действий. В дальнейшем плановые проверки проводятся один раз в год.

В случае поступления жалоб на действия (бездействие) частного судебного исполнителя либо при наличии другой информации, свидетельствующей о недобросовестном исполнении им своих обязанностей, может быть проведена внеплановая проверка деятельности частного судебного исполнителя.

  • 1. Плюсы введения института частных судебных исполнителей.
  • 2. Введение института частных судебных исполнителей позволит решить давнюю проблему — как обеспечить выполнение решений судебных органов. Главное ожидаемое преимущество — быстрое и качественное исполнение судебных решений. Положительный опыт работы частных судебных исполнителей в развитых странах дает нам основания для таких ожиданий Общество готово к внедрению данного новшества. Формирование корпуса частных судоисполнителей будет проведено поэтапно, что позволит не допустить резкого оттока кадров из государственной системы судебного исполнения. Предполагается, что в первое время действия закона по республике около 20-25% документов (200-250 тысяч в год) исполнительного производства перейдет на исполнение к частникам, в основном это будут дела по спорам между юридическими лицами и предпринимателями.
  • 3. Государство снимает с себя бремя финансирования системы органов принудительного исполнения.
  • 4. Должники всегда и при любых обстоятельствах неохотно расстаются с собственностью. Часто еще в процессе исполнения судебных актов должники успевали перепродать или переоформить собственность, легко преодолевая юридические рогатки. Теперь частные судоисполнители получили право обращаться в суд о признании недействительными сделок должника по отчуждению имущества. Для этого надо доказать, что действия должника преследуют цель сокрыть свое имущество от взыскания. Как только законодатели внесут изменения и дополнения в кодексы «О налогах и других обязательных платежах в бюджет», «Об административных правонарушениях», механизм заработает.
  • 5. Повысились требования, предъявляемые к частным судебным исполнителям. В Законе Республики Казахстан от 30 июня 1998 года № 253-I «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» Статье 83 говорится: Требования, предъявляемые к судебному исполнителю Судебным исполнителем может быть назначено лицо, являющееся гражданином Республики Казахстан, достигшее двадцатилетнего возраста, не судимое, имеющее, как правило, высшее или послесреднее юридическое образование, соответствующее предъявляемым законодательством Республики Казахстан квалификационным требованиям, способное по своим деловым и личным качествам, а также по состоянию здоровья выполнять возложенные на него обязанности.

В Закон Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» от 2 апреля 2010 года № 261-IV в статье 131 указаны требования, предъявляемые к государственному судебному исполнителю. Государственным судебным исполнителем может быть назначено лицо, являющееся гражданином Республики Казахстан, не судимое, имеющее высшее юридическое образование, соответствующее предъявляемым законодательством Республики Казахстан квалификационным требованиям, способное по своим деловым и личным качествам, а также по состоянию здоровья выполнять возложенные на него обязанности.

Отдельно говорится о требованиях к частным судебным исполнителям. Статья 140 «Частный судебный исполнитель в Республике Казахстан».

  • 1. На должность частного судебного исполнителя назначается гражданин Республики Казахстан, достигший двадцатипятилетнего возраста, имеющий высшее юридическое образование, прошедший непрерывную стажировку у частного судебного исполнителя сроком не менее одного года, сдавший квалификационный экзамен, получивший лицензию на право занятия деятельностью по исполнению исполнительных документов (далее — лицензия судебного исполнителя), прошедший конкурс на замещение вакантной должности частного судебного исполнителя в порядке, установленном настоящим Законом…
  • 2. Хорошие ожидания от нового закона базируются на том основании, что, раз будут частные судебные исполнители, соответственно, будет и конкуренция между ними. Это вполне понятно, поскольку эффективность частного субъекта в деловом мире объясняется не тем, что он частный, а наличием конкуренции. Это ясно видно на примере монополий, которые вне зависимости от того, частные они или государственные, не могут быть такими же эффективными, как находись они в условиях конкуренции. Частный бизнес, чтобы быть эффективным, должен быть конкурентным.

Именно конкуренция позволяет выживать лучшим, в данном случае — тем судебным исполнителям, кто дешевле, качественнее и быстрее исполнит судебное решение.

  • 3. Речь идет не об освобождении судебной системы от функции исполнения судебных решений, а о предоставлении взыскателям права выбора. Истец, чьи права подтверждены судебным решением, может реализовать свои права как посредством государственного механизма принудительного исполнения, так и воспользоваться услугами частного судебного исполнителя, и выигрывают от этого все .
  • 4. Отрицательные стороны введения института частных судебных исполнителей.
  • 5. Ч.3 ст. 3 Конституции РК: Никто не может присваивать власть в Республике Казахстан. Присвоение власти преследуется по закону. Право выступать от имени народа и государства принадлежит Президенту, а также Парламенту Республики в пределах его конституционных полномочий. Правительство Республики и иные государственные органы выступают от имени государства в пределах делегированных им полномочий. Среди указанных субъектов власти нет лица, использующего государственные функции в личном интересе. Между тем предполагается, что частные судебные исполнители будут применять силу, вторгаться в жилище и изымать чужую собственность, то есть ограничивать граждан в конституционных правах, что сегодня является компетенцией государственных органов.
  • 6. Основное преимущество конкурирующего замысла состоит в материальном стимуле, все остальное вторично. Так нельзя ли стимулировать систему изнутри, без приватизации государственной отрасли. Можно поощрить государственных исполнителей из полученных денег и не вводить параллельную структуру.

Могут возразить, что тогда повышения заработной платы потребуют все государственные служащие и придется переписывать систему оплаты труда. Совершенно правильная постановка вопроса — именно в ней залог успеха административной реформы. Госслужащих не так уж и много, почти все они с высшим образованием, прошли конкурсный отбор и трудятся с полной отдачей сил. Правительство собирает достаточные налоги, чтобы обеспечить им достойное существование, не заглядывая в руки потребителей государственных услуг.

  • 3. Нет гарантии, что в частные судебные исполнители не попадут лица, еще недавно промышлявшие «выбиванием» долгов, при том, что, получить диплом юриста сейчас не проблема. Теперь они будут это делать на законном основании, не обременяя себя чтением Кодекса этики государственного служащего.
  • 4. Более того, предполагается, что частные судебные исполнители будут назначаться государством, хотя, исходя из этого обстоятельства, наверное, было бы справедливым называть их не частными, а государственными.
  • 5. Помимо запрета на конкуренцию, законопроектом предусматриваются: госрегулирование тарифов частного судебного исполнителя; ограничение территории действия частного судебного исполнителя территорией определенного исполнительного округа, устанавливаемой в соответствии с административно-территориальным делением РК; ограничение государством количества частных судебных исполнителей в пределах исполнительного округа. Все это, естественным образом, не будет стимулировать судебных исполнителей бороться за клиента, улучшать работу, снижать ставки и т.д. .
  • 6. Более того, во многих положениях законопроект является сырым, а порой и противоречащим нормам действующих законодательных актов. Например, положения о правопреемстве в исполнительном производстве. Мало того что данный вопрос рассматривается лишь в отношении выбытия должника, так еще и сформулирован некорректно. Нормы о законных представителях дублируют положения Гражданского кодекса, при этом не совсем точно, что может породить коллизии норм права. Законопроект причислил попечителей к законным представителям, хотя они ими не являются. В вопросе о мерах социальной защиты работников органов исполнительного производства законопроект дублирует положения закона «О жилищных отношениях» о предоставлении права на получение жилой площади из государственного жилищного фонда семьям погибших при исполнении служебных обязанностей сотрудников органов исполнительного производства. Тогда как закон «О жилищных отношениях» предоставляет такое право в отношении всех государственных служащих.
  • 7. Так сложилось, что Казахстану, стране постсоветского пространства — в наследство досталась система именно государственного исполнения. И нам не стоит отказываться от богатого опыта, наработанного десятилетиями, в области исполнительного производства.
  • 8. Эксперты опасаются дискредитации идеи в самом зародыше. «Это может случиться, если государственные судоисполнители будут держать своих частных коллег «в черном теле». То есть оставлять себе акты, по которым легко получить очередную галочку, а частникам отдавать сложные акты без четкой проработки механизма их исполнения. С другой стороны, власти не должны допустить превращения частных судоисполнителей в обыкновенных «вышибал» .

Мы насчитали больше минусов, чем плюсов. На наш взгляд, в исполнительном производстве Республики Казахстан сложилась очень тяжелая, тягостная ситуация, накопилось большое количество проблем, требующих решения. В принципе, институт судебных исполнителей мог бы их решить, для этого предлагается доработать закон, избавив его от существующих недостатков, устранить противоречия, чтобы в будущем не возникало всевозможных коллизий норм права. Повысится процент исполняемости решений, граждане будут больше доверять своему государству, повысится престиж судебной системы.

Павел Петренко, министр юстиции

Чиновники всех уровней и государство в целом в Украине продолжают неуклонно деградировать. Все более погрязая в коррупции, государство не способно выполнять те функции, которое должно выполнять только оно, и никто другой.

Это обстоятельство используется разного рода проходимцами, разводящими демагогию на тему необходимости приватизации всего и вся, включая неотъемлемые государственные функции. Справедливость приведенного выше тезиса недавно наглядно продемонстрировали президент, правительство и парламент Украины, усердно протаскивая нормативные акты о введении института частных судебных исполнителей, что фактически является узаконенным рэкетом, работающем на проценте от «отжатого» добра, да еще в условиях тотальной коррупции в судебной и правоохранительной системах! Да еще в условиях прогрессирующей массовой нищеты, когда долги миллионов граждан, в частности, за коммуналку и не только будут стремительно расти! По сути, под шумок войны и кризиса нынешняя «демократическая власть» Украины готовит очередную удавку для граждан, ввергнутых в нищету обвальной девальвацией национальной валюты, галопирующей инфляцией и катастрофическим повышением тарифов, произошедшими по вине власти.

Также предлагается открыть доступ к некоему «единому реестру должников», что противоречит Конституции, является вопиющим нарушением прав человека и норм действующего законодательства.

Забавляет тот факт, что находящиеся сейчас при власти «демократы» в этом начинании отнюдь не оригинальны. По некоторым данным, планы по приватизации исполнительной службы и даже тюрем вынашивала еще предыдущая «злочинна влада». Это лишний раз подтверждает, что в стране ничего не поменялось к лучшему.

А главное, похоже, что, по мнению власти, в нынешних критических условиях нет более важной проблемы, чем приватизация исполнительной службы. Причем шкурный интерес здесь, как и водится, маскируют красивыми лозунгами о крайней необходимости срочнейшей реформы судебной системы и связанных с ней сфер. Но за «реформу», как и водится, взялись «с заднего конца». Вместо того, чтобы начать с наведения порядка, прежде всего, в насквозь коррумпированных судах, власть зело озаботилась тем, чтобы, так сказать, узаконить коррупцию в исполнительной службе, исполняющей решения коррумпированных судов, фактически возводя в закон вымогательство.
Впрочем, справедливости ради следует отметить, что ситуация с исполнением судебных решений в стране сложилась действительно критическая. Из-за перегруженности государственных исполнителей, на каждого их которых в месяц доходит до 120 дел при зарплате 2-3 тысячи гривен, в Украине не выполняется около 70% судебных решений. Поэтому ответчики-должники часто «решают вопрос» путем дачи взятки, после чего о необходимости исполнении судебного решения как бы «забывают».

Даже кристально честное решение суда исполнить более чем проблематично, особенно ежели не давать взятки, а действовать в правовом поле, смиренно дожидаясь исполнения судебного решения государственными исполнителями.

В результате, только долги бизнеса государственному бюджету оцениваются в 55 млрд гривен. Просроченная задолженность заемщиков по банковским кредитам, по состоянию на 1 июля 2015 года, составила почти 189 млрд гривен, в том числе долги физических лиц – 167,5 млрд гривен. В целом же, сумма долговых обязательств, по которым в Украине были открыты исполнительные производства оцениваются в 400 млрд гривен. Таким образом, налицо огромные суммы, на выбивании которых можно хорошо поживиться, и именно это, очевидно, является главной причиной того, что «реформу» начали именно с этого!

14 августа 2015 года в разгар летних вакаций в Верховной Раде были зарегистрированы два законопроекта – № 2506а «Об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов власти» и № 2507а «Об исполнительном производстве». Субъектом права законодательной инициативы и инициатором законопроектов выступил президент.

Справедливости ради следует отметить, что проекты эти сочинял, конечно же, не сам Порошенко лично. Лоббистов и просто интересантов в этом вопросе хватает. В пояснительной записке к законопроекту № 2506а «Об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов власти» и № 2507а «Об исполнительном производстве», подписанной заместителем главы администрации Филатовым, отмечается, что документ был разработан мощным авторским коллективом, в который вошли, том числе, эксперты рабочей группы некоего Совета по вопросам судебной реформы, являющегося консультативно-совещательным органом при президенте. При этом были доработаны законопроекты Кабмина с участием представителей министерства юстиции, ряда народных депутатов и экспертов. Столь обширный круг желающих поучаствовать свидетельствует о том, что, кроме прочего, в этом, на первый взгляд, рутинно-юридическом вопросе есть чем поживиться.

В свою очередь, в пояснительной записке к законопроекту № 2507а об «Исполнительном производстве» за подписью все того же замглавы администрации Филатова говорится о том, что и здесь круг авторов был не менее широк. В этом документе также отмечается, что законопроект был подготовлен во исполнение заданий, определенных Стратегией реформирования судоустройства, судопроизводства и смежных правовых институтов на 2015-2020 годы, каковая стратегия была утверждена указом Порошенко от 20 мая 2015 №276.

Бросается в глаза следующий весьма показательный факт. Указ Порошенко издан в мае, но из всех мер по судебной реформе в ускоренном темпе до августа подготовили именно законопроекты, вводящие частных исполнителей и прочее связанное с этим, скажем прямо, «вымогалово», но не помнится, чтобы за это время судебная система очистилась от тотальной коррупции и полнейшего правового беспредела. Не считать несколько скандалов с участием некоторых судей очищением судебной системы от коррупционной скверны! Вывод напрашивается соответствующий: значит, именно разворачивание частного бизнеса по выколачиванию долгов является самым «вкусным» в обозначенной «реформе».

Впрочем, пояснительные записки к обоим законопроектом содержат дежурные красивые фразы. Утверждается, что принятие документов обеспечит построение современной, эффективной и действенной системы принудительного исполнения судебных решений и решений других органов в соответствии с европейскими стандартами. Это также создаст конкуренцию между государственными и частными исполнителями, что будет способствовать уровню профессионализма исполнителей и качества выполнения судебных решений, снижению уровня заформализованности процедур, оптимизации стадий исполнительного производства и сроков проведения исполнительных действий. И – что циничнее всего! – увеличит уровень доверия общества к системе принудительного исполнения решений судов в целом.

Не менее и даже более циничной является намерение внедрить в сферу исполнительного производства рыночные отношения. Дескать, государственный исполнитель выбьет долги, условно говоря, за 5%, а «бригада пацанов» типа «частные исполнители» за 4,5%, причем пацаны в средствах и методах достижения, как известно, щепетильностью не страдают, а потому выполнят работу быстрее. Это есть ни что иное как полная и окончательная деградация насквозь коррумпированного криминально-олигархического государства, которое отдает на откуп, откровенно говоря, бандитским структурам неотъемлемые государственные функции, попутно легализуя бандитизм «законами», которые напичканы красивыми «европейскими» фразами.

Важнейшей новацией предлагаемых законопроектов является введение института частных судебных исполнителей. Их правовой статус и организация деятельности определяются в проекте закона «Об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов». Предлагается наделить частников практически тем же правами, что и государственную исполнительную службу. Частники получат право взыскивать любые долги юридических и физических лиц, обращая взыскание на их денежные средства и/или имущество, естественно, только при наличии соответствующего решения суда. Работать частные исполнители будут за процент от взыскиваемой с должника суммы. Вполне возможно, что полем для деятельности частных исполнителей станут не только просроченные банковские кредиты, но и долги по коммуналке. И это в условиях гигантского роста тарифов на услуги ЖКХ и обнищания населения, прежде всего, по вине власти!
Впрочем, деятельность частников будет иметь ряд ограничений. Право взыскивать долги государства, местного самоуправления, предприятий с долей государства 25% и более, а также коммунальных предприятий остается исключительно за государственными исполнителями. То есть государство предусмотрительно вывело себя за пределы компетенции частных исполнителей, что вызывает множество вопросов.

Кроме того, власть решила не обострять социальную обстановку, а потому частникам не предоставляется право выселять граждан их жилья. Это смогут делать только государственные исполнители. Но частники получат право конфисковать другое имущество должников, например, автомобили, бытовую технику, драгоценности.

Еще один любопытнейший нюанс: взыскивать долги с чиновников и депутатов будут иметь право исключительно государственные исполнители. Частников к этому занимательному действу допускать не будут. Сие ограничение специально прописано в проекте закона и тоже вызывает массу вопросов.

Итак, согласно предлагаемым законопроектам, частные исполнители будут получать 5% от суммы долга или стоимости взысканного имущества, а также гонорар, размер которого будет устанавливаться договором между взыскателем и исполнителем.

А готовые «кадры» для формирования рядов частных исполнителей в лице нынешних так называемых коллекторов в наличии имеются. Подобный «бизнес» изначально дурно пахнет, ибо подобен, образно выражаясь, питающимся падалью стервятникам. По ряду причин, прежде всего из-за череды кризисов и обвальной бедности в Украине, у нас этот бизнес особого развития не получил. И слава Богу, поскольку в стране, ведущей войну и напичканной оружием, подобная активность может привести к массовой стрельбе боевым оружием на поражение. По некоторым данным, оставшиеся коллекторы переключились на обслуживание интересов российских банков, которые уже давно имеют базы должников, сформированные по категориям. Кстати, многое из того, что власть намерена ввести с принятием указанных законопроектов, соответствует именно российской практике, давно существующей в стране-агрессоре.

Но коллекторы никаких реальных юридических прав не имеют. И опять-таки, слава Богу! Зато, переквалифицировавшись в судебные исполнители, в случае принятия указанных законопроектов, они получат огромные полномочия – изымать и арестовывать имущество и денежные средства на счетах, налагать запрет на распоряжение движимым и недвижимым имуществом, устанавливать штрафы и прочее.

В условиях тотальной коррупции подобные новации чреваты непредсказуемыми последствиями. Также возникает возможность того, что мафиозно-олигархические структуры будут создавать «карманных» исполнителей, которые под видом исполнения судебных решений будут заниматься рейдерством и рэкетом.

Словом, вместо того, чтобы совершенствовать и очищать от коррупции государственную исполнительную службу, ей создается частный конкурент, что приведет к полному беспределу.

В этом смысле огромную опасность несет еще одно новшество, предлагаемое в указанных проектах. Речь идет о формировании некоего Единого реестра должников, который будет открыт для всех заинтересованных структур и лиц. База будет содержать информацию о должниках перед банками, алиментщиков, должников за ЖКХ и так далее. Широкий доступ к подобной информации является нарушением Конституции в части прав человека, а также нарушает нормы действующего законодательства о защите персональных данных, о банковской тайне и так далее. Но находящихся ныне при власти «демократов» подобное грубейшее нарушение демократических норм и правовой нигилизм, похоже, совершенно не смущает.

Повторим, что побудительным мотивом, заставившим определенные круги столь срочно лоббировать законопроекты, едва ли не важнейшей нормой которых является введение частных исполнителей, несомненно, являются шкурные интересы, поскольку речь идет об огромных суммах различных долговых обязательств. То есть речь идет не о «европейских ценностях в области исполнительного производства», как утверждается в пояснительных записках к указанным законопроектам, а об огромной сумме долгов, на выбивании которых можно поживиться. Ситуация осложняется тем, что широкие массы плохо разбираются в подобных материях или вообще не наслышаны о том, какую удавку им готовят в виде новой нормативной базы об исполнительном производстве, да еще в условиях тотальной коррупции в судебной системе. Подобные новации власти необходимо срочно рубить на корню, в том числе путем массовой стачечной, скажем откровенно, классовой борьбы. Но к подобным организованным формам социальной борьбы отечественные массы обывателей не готовы, они способны только орать нецензурные «кричалки» в адрес Путина, а не вникать в серьезные вопросы и организовывать серьезную социальную борьбу!

Ведь с принятием подобной юридической базы ситуация может стать неуправляемой. Разного рода монополисты, например, газовые и энергопоставляющие компании, контролируемые, как правило, (полу)олигархами получат возможность зарегистрировать на связанных лиц фирмы по выбиванию долгов и по реализации конфискованного в счет покрытия долга имущества.

Факты вопиющих злоупотреблений в государственной исполнительной службе вплывали не раз. Среди них и противоправное освобождение должников от уплаты долга путем фальсификации документов об отсутствии у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, и реализация арестованного имущества в сговоре с торговой организацией по значительно заниженной стоимости и прочее. Если подобное происходит в государственной службе, то можно себе представить, что будет твориться, если исполнение судебных решений отдать на откуп мафиозным структурам, контролируемым олигархами и криминалитетом.

Не смотря на, мягко говоря, сомнительность указанных законопроектов, они были с первого раза взяты парламентом за основу. В первом чтении нормативы были 8 октября поддержаны 246 голосами депутатов.

Обращает на себя внимание тот факт, что документ, в котором субъектом законодательной инициативы выступает президент, почему-то бросился рьяно презентовать министр юстиции Павел Петренко (подробнее про него читайте в статье Павел Петренко. «Карманный» мальчик «Семьи» Яценюка). Впрочем, этот «ценный кадр» и его бурная деятельность уже давно вызывает много вопросов, и думается, что в данном случае, как велит Священное писание, «воздастся каждому по делам его»!

Презентуя законопроекты, Петренко сыпал красивыми словами, цитировал древнегреческого философа Платона и договорился до того, что заявил: «Приняв пакет законов в сфере исполнения судебных решений, мы улучшим жизнь украинцев». Возможно, он где-то даже прав: жизнь тех, кто имеет деньги нанять частных исполнителей, а заодно и оплатить нужное решение суда, действительно улучшится!

Павел Петренко Фото: iamir.info
В качестве одного из аргументов, Петренко отметил: «В Украине только 20 % судебных решений исполняются, и эта проблема касается всех органов власти. Очевидно, что человек, прошедший множество бюрократических процедур, имеет право на исполнение вынесенного по его делу судебного решения». При этом так называемый министр ничтоже сумняшеся обходит тот факт, что если в Украине 80% судебных решений не выполняется подконтрольной его министерству исполнительной службой, то это говорит о гнилости системы и вообще и, как минимум, о профессиональной непригодности самого Петренко в частности. Но это совершенно не говорит о том, что государственную исполнительную систему следует подменить частной, скажет откровенно, «рэкетней»!

При этом Петренко, как и водится, сослался на «передовой опыт развитого Запада», прежде всего на опыт Польши, где после введения частных исполнителей уровень исполнения судебных решений якобы достиг 80%. Но, во-первых, Польша – это далеко не всегда образец для подражания. Во-вторых, далеко не во всех европейских странах есть частные судебные исполнители, а сравнение их с частными нотариусами, которое приводит Петренко, мягко говоря, хромает на обе ноги. В-третьих, делегирование частным структурам неотъемлемых функций государства вообще является крайне дискуссионным вопросом в мире, и это присуще, скорее, англо-саксонской правовой системе, прежде всего, американской, но отнюдь не континентальной европейской практике. А что Польша «скозлила» американскую систему – так известно, что современная Речь Посполитая находится, по ряду причин, под сильнейшим американским влиянием.

И наконец, в-четвертых, абсолютным враньем является заявление Петренко о том, что введение частных судебных исполнителей является чуть ли не требованием МФВ, без выполнения которого нам следующий транш не дадут. Похоже, в Украине вошло в моду любую подлость оправдывать требованием МВФ и кознями параноика Путина. МВФ может требовать наведения порядка в исполнении судебных решений, и это правильно, если, конечно, решения судов справедливы, а с этим у нас проблема. Но это значит, что Петренко должен наводить порядок в своем ведомстве, куда относится и государственная исполнительная служба, а не совершать суетливые телодвижения на тему приватизации неотъемлемых функций державы.

В любом случае, ни с одной развитой стране Западе, где существуют частные исполнители, нет такого дичайшего, можно сказать, африканского уровня коррупции, какой имеет место в Украине. И пока уровень коррупции в нашей стране не будет снижен хотя бы до уровня той же Польши, а лучше Германии, ни о каких частных исполнителях и речи вести нельзя. Тем более что и с частными нотариусами проблем хватает!..

Справедливости ради следует отметить, что не все депутаты утратили разум и совесть. Например, внефракционный депутат, бывший работник прокуратуры Сергей Мищенко, выступая во время обсуждения указанных законопроектов, совершенно справедливо заметил: «Услугами частных исполнителей судебных решений будет пользоваться только тот человек, у которого есть деньги… Я предлагаю внести одну хорошую правку: инструментами выполнения функций частных исполнителей являются бейсбольная бита, утюг и паяльник». Таким образом, народный депутат Сергей Мищенко пытался образумить коллег, намекая на то, что частные исполнители – это фактически коллекторы. Но депутаты голосу разума не вняли. Очевидно, слишком многие шкурно заинтересованы в принятии указанных нормативов.

Сергей Мищенко

Если учесть, что в должниках в Украине числятся до 95% населения, особенно после катастрофического повышения тарифов на коммунальные услуги, то с принятием законов о частных судебных исполнителях ситуация может стать непредсказуемой. Очевидно, одного Донбасса нашей «элите» мало…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *