Частная жизнь, что это?

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семей­ную тайну, защиту своей чести и доброго имени предполагает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со сто­роны государства, а также гарантирует защиту со стороны государства от такого вмешательства третьих лиц.

Под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим индивидом, свободна от внешне­го воздействия, то есть это семейная и бытовая сфера индивида, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные заня­тия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон.

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни. К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимуще­ственные отношения, существующие в семье и другие сведения. Со­держание права на личную и семейную тайну составляют правомочия члена семьи требовать неразглашения соответствующих сведений и правомочия распоряжаться соответствующей информацией по свое­му усмотрению либо с согласия других членов семьи.

В процессе жизни человека различные люди на законных осно­ваниях получают информацию об определенны сторонах его частной жизни. Среди них врачи, адвокаты, нотариусы, работники правоохра­нительных органов, священнослужители и т.д. На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении. Но­тариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. При рассмотрении определенных категорий гражданских дел их разбира­тельство также может носить закрытый характер, в частности, по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, а также по ходатайству лица в целях сохранения охраняемой законом тайны, неприкосновенности частной жизни (статья 10 Гражданского процессуального кодекса Рос­сийской Федерации).

В статье 24 Конституции России в развитие данного права закрепле­но, что сбор, хранение, использование и распространение информа­ции о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Согласно Федеральному закону «О персональных данных» обработка персональ­ных данных, в том числе и сведений о частной жизни лица, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использова­ние, распространение, может осуществляться только с согласия субъек­та персональных данных (статья 6). При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной ин­формации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их долж­ностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомле­ния с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Нарушение неприкосновенности частной жизни влечет ответ­ственность, вплоть до уголовной, за незаконное собирание либо рас­пространение сведений о частной жизни лица, составляющих его лич­ную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (статья 137 Уго­ловного кодекса Российской Федерации).

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется по­средством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ста­тья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Основные законодательные акты:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • Семейный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»;
  • Основы законодательства Российской Федерации о нотариате;
  • Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О персональных данных».

Право на частную жизнь и связанные с ней тайны есть у любого из нас. Если кто-то пытается выведать больше, чем это дозволено, то можно говорить о преступлении против личных прав и свобод.

Общие сведения

Нарушению неприкосновенности частной жизни посвящена 137-я статья Уголовного кодекса РФ. Рассмотрим различные аспекты посягательства злоумышленников.

Итак, давайте узнаем, как совершается нарушение неприкосновенности частной жизни.

Следующее видео со всеми подробностями расскажет о нарушении неприкосновенности частной жизни:

Понятие злодеяния и его нормативное регулирование

Человеческое бытие имеет много сторон. Частная жизнь – одна из важнейших. Обычно в этом понятие укладывается сфера эмоций и чувств, семейных, дружеских и прочих отношений, связанных с ними поступков. По своей сути частная жизнь – это всё, что известно либо исключительно самому человеку, либо узкому кругу лиц. И если человек стремится сохранить что-либо в тайне, такое право гарантируется сразу несколькими нормами.

  • Об этом говорится в 23-й и 24-й статьях российской Конституции.
  • Аналогичное право провозглашается Декларациями прав человека – российской и международной.

О серьёзности нарушения рассматриваемого права говорит такой факт: административной ответственности за вторжение в частную жизнь не предусмотрено. Только уголовное преследование и наказание.

В 137-й статье три части:

  • Последняя особенно интересна и посвящена довольно узкому случаю. Речь идёт о ситуации, когда совершается преступление против ребёнка или подростка. В таких ситуациях запрещено называть имя пострадавшего или раскрывать подробности. Подобные сведения могут прозвучать/содержаться в официальном докладе в правоохранительных органах, но никак не в СМИ.
  • В остальных случаях статья говорит о незаконном сборе и/или распространении сведений, которые качаются приватных обстоятельств жизни человека.

Здесь остановимся подробнее на одном моменте. 137-я статья не оговаривает способы сбора/распространения информации. Это означает, что они могут быть любыми: тайными, явными, с применением специальных устройств, насилия, посредством шантажа или угроз и так далее. Не исключается даже похищение людей. Разумеется, в таких и аналогичных ситуациях виновные будут отвечать не только по 137-й статье.

Далее рассмотрим ключевые черты преступления нарушения неприкосновенности частной жизни и состав такого преступления.

Состав преступления и его квалификация

Незаконность действий виновного заключается в двух моментах:

  • объект сбора/распространения информации не давал на это согласия;
  • собиратель/распространитель не имеет полномочий на подобные действия.

Здесь речь идёт о формальном составе. Преступление окончено, как только злоумышленник совершит любое действие из числа наказуемых по 137-й статье.

  • В первой части статьи рассматривается неквалифицированный вид преступления.
  • Во второй части выделен специальный субъект. Это должностное лицо, допустившее злоупотребление полномочиями.

Уголовно-правовая характеристика

Ответственность по 137-й статье наступает с шестнадцатилетнего возраста, вменяемость обязательна.

  • Предметом преступления считаются любые сведения частного характера. Не имеет значения, порочат они жертву или нет.
  • Объектом злодеяния становятся общественные отношения, основные права человека.
  • Умысел может быть прямым или косвенным.
  • Мотив рассматривается, но для квалификации значения не имеет.

Преступление по ст. 137 о нарушении неприкосновенности частной жизни необходимо отличать от ст. 138 УК РФ о нарушении тайны переписки, телефонных разговоров и т.п.

Адвокат в следующем видео дает уголовно-правовую характеристику преступлению, о котором говорится в статье 137 УК РФ:

Наказание и уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни

Виновные привлекаются к уголовной ответственности. В зависимости от квалификации и всех обстоятельств суд может назначить:

  • штраф (350 тысяч или доход за три года максимум);
  • обязательные, исправительные либо принудительные работы на различные сроки;
  • запрет занимать должности или вести определённые виды деятельности в пределах шести лет;
  • арест сроком до полугода;
  • лишение свободы, максимум – на пять лет.

Далее будет рассмотрена судебная практика по статье 137 УК РФ о нарушении неприкосновенности частной жизни .

Пример 1. Некоторое время О. К. и Л. С. состояли в интимных отношениях. При этом Л. С. позволила О. К. сделать несколько фотографий, на которых она была запечатлена обнажённой. После разрыва отношений О. К. якобы удалил все интимные фото. Однако позднее он создал поддельный аккаунт от имени Л. С. и разместил там фотографии.

Такой поступок вскоре обнаружился и был квалифицирован по 137-й статье. Решение суда: 160 часов обязательных работ. По гражданскому иску Л. С. О. К. выплатил бывшей невесте 15 тысяч рублей (компенсировал моральный вред).

Пример 2. Г. Н. воображал себя не то шпионом, не то частным детективом, когда взялся собирать информацию о своей знакомой. В течение некоторого времени Г. Н. периодически рылся в вещах женщины, присвоил дисковый накопитель с интимными фото.

Позднее он взломал электронный почтовый ящик своей жертвы. Через некоторое время и фотографии, и особо пикантные письма были выложены в соцсетях. Суд приговорил Г. Н. к обязательным работам (200 часов).

Мы все имеем право на охрану собственных тайн. Если в нашу жизнь грубо и незаконно вмешиваются, необходимо защищаться и добиваться наказания виновных.

Еще больше полезной информации по вопросу нарушения неприкосновенности приватной жизни содержит это видео:

Правило правдивости гласит: в общении с пациентами необходимо правдиво, в доступной форме и тактично информировать их о диагнозе и прогнозе болезни, доступных методах лечения, их возможном влиянии на образ и качество жизни пациента, о его правах. Выполнение этого правила необходимо для обеспечения автономии пациентов, создания для них возможности осознанного выбора и распоряжения собственной жизнью. Иногда это правило используется в форме запрещения говорить ложь, т.е. говорить то, что с точки зрения говорящего является ложным. Некоторые специалисты по этике считают, что в понятие правдивости следует ввести ещё и право собеседника на получение правдивого сообщения. Человек обязан говорить правду лишь тому, кто имеет право знать эту правду. Если врача встретит на улице журналист и спросит: -«А правда ли, что у гражданки Н. сифилис?», то в этом случае правило правдивости не накладывает никаких обязательств на врача в его разговоре с вопрошающим.

Соблюдение правила правдивости обеспечивает взаимное доверие партнёров по социальному взаимодействию. Даже самый недоверчивый человек, готовый подозревать каждого встречного в преднамеренном обмане, вынужден для проверки своих подозрений довериться либо тем, кто снабдил его минимумом знаний, необходимых для того, чтобы усомниться, либо «экспертным» оценочным суждениям посторонних. В любом случае правдивость и доверие составят то основание, на которое он вынужден будет опереться, высказывая свои сомнения, не говоря уж о попытке их как-то разрешить. Чем шире это основание — пространство доверительных социальных отношений, в котором человек уверен в правдивости своих партнёров, тем более стабильна и плодотворна его жизнь.

Вряд ли найдется специалист в области этики или врач, который бы стал отрицать важность правила правдивости. Однако в медицине длительное время преобладала иная точка зрения, согласно которой нецелесообразно говорить правду о неблагоприятном для пациента прогнозе его заболевания. Предполагалась, что она может повредить самочувствию пациента, вызвать у него негативные эмоции, депрессию и т.п. Как писал в 1927 году американский врач Джозеф Коллинз: — «врачебное искусство в значительной степени заключается в навыке приготавливать смесь из обмана и правды». Поэтому «каждый врач должен культивировать в себе способность лгать как разновидность художественного творчества». Подобного рода заявление не является преувеличением, по крайней мере, в отношении господствовавшей не только в советской медицине традиции скрывать от пациента правду о диагнозе злокачественного заболевания или прогнозе наступления скорой смерти.

Но ситуация меняется. В последние годы традиция «святой лжи» все более и более становится предметом серьезной критики. Развитие правосознания и правовых отношений в здравоохранении основывается на признании пациента, даже тяжело больного, в качестве равноправного субъекта во взаимоотношениях с медицинскими работниками. Это его жизнь и он, как личность, вправе решать – как ему распорядиться тем немногим временем, которое у него осталось. Поэтому действующее в России законодательство гарантирует право пациента на правдивую информацию о диагнозе, прогнозе и методах лечения. Безусловно, информация о негативном прогнозе может травмировать. Но в медицинской практике уже выработаны такие формы обращения к пациенту и сообщения неблагоприятной информации, которые менее травматичны. Врач должен уметь владеть словом не хуже, чем скальпелем.

Правило неприкосновенности частной жизни (приватности) гласит: без согласия пациента врач не должен собирать, накапливать и распространять (передавать или продавать) информацию, касающуюся его частной жизни. Элементами частной жизни являются факт обращения к врачу, информация о состоянии здоровья, биологических, психологических и иных характеристиках пациента, методах лечения, привычках, образе жизни и т.д. Это правило защищает частную жизнь граждан от несанкционированного ими вторжения других — в том числе врачей или ученых. Исторически оно стало актуальным тогда, когда в начале 60х годов 20го века широкие сферы личной жизни человека (прежде всего сексуальности) перестали быть предметом медицинского контроля. Например, гомосексуализм из психического расстройства (извращения), которое врачи безуспешно пытались лечить, в том числе хирургически, превратился в «сексуальную ориентацию».

В настоящее время особое значение приобретает опасность преступного вмешательства в частную жизнь граждан с использованием различного рода кодируемой, сохраняемой на носителях и распространяемой в интернете личной информации.

В подобных случаях уместно также использование другого правила биоэтики — правила конфиденциальности (сохранения врачебной тайны). Без разрешения пациента запрещено передавать «третьим лицам» информацию о состоянии его здоровья, образе жизни и личных особенностях, а также о факте обращения за медицинской помощью. Это правило можно считать составной частью правила неприкосновенности частной жизни, хотя обычно оно рассматривается как самостоятельное. Если правило правдивости обеспечивает открытость общения партнёров по социальному взаимодействию — врачей и пациентов, то правило конфиденциальности призвано предохранить эту ячейку общества от несанкционированного непосредственными участниками вторжения извне.

В форме понятия врачебной тайны правило конфиденциальности зафиксировано во многих этических кодексах, начиная с клятвы Гиппократа и кончая «Обещанием врача Российской Федерации». В «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» конфиденциальности посвящена статья 61 «Врачебная тайна». Использование термина «врачебная» оправдано традицией, но неточно по существу вопроса т.к. речь идёт об обязательствах не только врачей, но и любых других медицинских и фармацевтических работников, а также и должностных лиц (например, сотрудников следственных или судебных органов, страховых организаций), которым медицинская информация может быть передана в соответствии с законом.

Законодательством определён достаточно узкий круг ситуаций, при которых медицинский работник вправе передать известную ему информацию третьим лицам. Речь идёт прежде всего о тех случаях, когда пациент не способен самостоятельно выразить свою волю из-за нарушения сознания или по причине несовершеннолетия.

Закон также ограничивает действие правила конфиденциальности при наличии угрозы распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений или поражений. Так же, как и законодательства других стран, закон об основах здравоохранения Российской Федерации допускает нарушение конфиденциальности при наличии у врача основания предполагать, что нарушение здоровья пациента явилось следствием противоправных действий. Примером могут быть огнестрельные или ножевые ранения. Но в подобных случаях закон ограничивает круг тех лиц, которым может передаваться эта информация, и сами они становятся связанными нормой конфиденциальности.

Правило добровольного информированного согласия предписывает: любое медицинское вмешательство должно осуществляться с согласия пациента, полученного добровольно и на основе достаточной информированности о диагнозе и прогнозе развития болезни с учетом разных вариантов лечения. Это правило принципиально важно при выполнении любого медицинского вмешательства.

При проведении медицинского вмешательства или клинического испытания необходимо также информировать пациента о наличии альтернативных методов лечения, их доступности, сравнительной эффективности и рискованности. Существенным элементом информирования должна быть информация о правах пациентов и испытуемых в данном лечебно-профилактическом или научно- исследовательском учреждении и способах их защиты в тех случая, когда они так или иначе ущемлены.

Исторически правило информированного согласия возникло в связи с проблемами проведения научных исследований на людях. Подробней об этом будет рассказано при изложении темы 7. Следует также отметить, что и в мировой, и в отечественной практике уже существовала традиция получения согласия пациента на применение хирургических методов лечения. Однако правило информированного согласия шире простого получения согласия, прежде всего за счёт того, что нацеливает на обеспечение добровольности и свободы выбора пациентов и испытуемых путём их адекватного информирования.

Согласно истолкованию ведущих теоретиков биоэтики Т. Л. Бичампа и Дж. Ф. Чилдреса правило добровольного информированного согласия позволяет решать три основные задачи: 1) Обеспечить уважительное отношение к пациенту или испытуемому как к автономной личности, которая вправе контролировать все процедуры или манипуляции с собственным телом, осуществляемые в процессе лечения или научного исследования. 2) Минимизировать возможность морального или материального ущерба, который может быть причинён пациенту вследствие недобросовестного лечения или экспериментирования. 3) Создать условия, способствующие повышению чувства ответственности медицинских работников и исследователей за моральное и физическое благополучие пациентов и испытуемых.

Приговор мирового судьи судебного № 252 района Печатники г. Москвы по части 1 статьи 137 УК РФ «незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Москва 01 августа 2016 года

Мировой судья судебного участка № 252 района Печатники г. Москвы П.Е.Г.,

с участием государственного обвинителя — старшего помощника Люблинского межрайонного прокурора г. Москвы К.Э.А.,

подсудимого З.М.И.,

защитника в лице адвоката по уголовным делам, представившего удостоверение адвоката и ордер адвоката,

при секретаре Ю.А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению:

в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.137 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

З.М.И. совершил незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия.

Так он, (З.М.И.), в неустановленное следствием время в период с мая 2015 года по 07 марта 2016 года, и при неустановленных следствием обстоятельствах, имея преступный умысел на нарушение неприкосновенности частной жизни несовершеннолетней Н.Е.С., 13.05.1998 г.р., обладая свободным доступом к мобильному телефону потерпевшей, в том числе его содержимому, тайно, вопреки воле Н.Е.С. совершил незаконное собирание сведений о частной жизни потерпевшей, составляющих ее личную тайну, путем копирования на свой мобильный телефон фотографий, на которых потерпевшая изображена обнаженной, то есть, с позорящим и унижающим ее честь и достоинство содержанием, с целью дальнейшего их распространения в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Во исполнение своего преступного умысла, он (З.М.И.) в неустановленное следствием время, в период времени с 07 по 09 марта 2016 года, находясь в неустановленном следствием месте вблизи ул. Шоссейной в г. Москве, а также по адресу: г. Москва, ул. Гурьянова, дом 23, в связи с возникшей у него неприязнью к Н.Е.С., имея в пользовании мобильный телефон, будучи подключенным к сети «Интернет» посредством выделенных каналов связи, достоверно зная, что данная сеть является публичной, используемой неопределенным кругом лиц, являясь пользователем социальной сети «В Контакте» (www.vk.com), со своей страницы http://vk.com/marat_sushkin незаконно, против воли потерпевшей, умышленно, неоднократно распространил на указанном выше сайте, в том числе, его сообществах, являющихся доступными для неограниченного круга лиц, фотографии, ранее незаконно полученные им (З.М.И.), а также фотографии, добровольно переданные ему (З.М.И.) самой потерпевшей, с изображением последней в обнаженном виде, которые составляют ее личную тайну. В последствие указанные фотографии, позорящие и унижающие честь и достоинство потерпевшей, размещенные без ее согласия, были просмотрены неограниченным кругом лиц, из числа пользователей сети «Интернет». Таким образом, он (З.М.И.) нарушил неприкосновенность частной жизни Н.Е.С. и запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни потерпевшей, то есть нарушил требования ст.ст.23, 24 Конституции РФ.

Подсудимый З.М.И. полностью признал себя виновным в предъявленном ему обвинении и ходатайствовал о применении особого порядка судебного разбирательства, пояснив при этом, что данное ходатайство заявлено им добровольно, после консультации с адвокатом по уголовным делам, он понимает характер и последствия заявленного ходатайства.

Защитник – адвокат по уголовным делам поддержал ходатайство подсудимого. Государственный обвинитель, потерпевшая и ее законный представитель (о чем в материалах дела имеется их письменные заявления) не возражали против применения особого порядка судебного разбирательства.

С учетом категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, суд приходит к выводу, что условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, предусмотренные ст. ст.314, 315 УПК РФ соблюдены.

Виновность З.М.И. в инкриминируемом ему деянии полностью подтверждается доказательствами, представленными в материалах уголовного дела, обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно.

Таким образом, действия З.М.И. следует квалифицировать по ч.1 ст.137 УК РФ, так как он совершил незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого, на состояние его здоровья, а также на условия жизни его семьи.

З.М.И. ранее не судим, на учете в НД и ПНД не состоит, работает барменом-официантом, по месту жительства характеризуется формально, по месту учебы характеризовался положительно, вину признал полностью, в содеянном раскаялся.

Раскаяние в содеянном, а также возраст подсудимого (З.М.И. 18 лет) суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Учитывая вышеизложенное, с учетом всех данных о личности подсудимого З.М.И., характера и обстоятельств совершенного преступления, которое относится к категории преступлений небольшой тяжести, мнения государственного обвинителя, суд считает, что подсудимому должно быть назначено наказание в виде штрафа.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

З.М.И. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.137 УК РФ, и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 60 000 (шестьдесят тысяч) рублей.

Меру пресечения З.М.И. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор по статье 137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни) может быть обжалован в апелляционном порядке в Люблинский районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения.

Источник: http://mos-sud.ru. Приговор по статье 137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни).

МОСКВА, 25 декабря. /ТАСС/. Вмешательство в личную жизнь становится преступлением, если речь идет о сведениях, которые гражданин сам не хотел предавать огласке. Это разъяснил пленум Верховного суда РФ в принятом во вторник постановлении «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 УК РФ)».

«При решении вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного частью 1 или 2 статьи 137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни») суду необходимо устанавливать, охватывалось ли его умыслом, что сведения о частной жизни гражданина хранятся им в тайне», — пояснил пленум.

При этом не может повлечь уголовную ответственность сбор или распространение таких сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, «а также в случаях, если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле».

Под сбором сведений о частной жизни лица, пояснил Верховный суд, «понимаются умышленные действия, состоящие в получении этих сведений любым способом, например путем личного наблюдения, прослушивания, опроса других лиц, в том числе с фиксированием информации аудио-, видео-, фотосредствами, копирования документированных сведений, а также путем похищения или иного их приобретения».

Распространение сведений о частной жизни лица заключается в сообщении (разглашении) их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом, в том числе через интернет.

Кроме того, уголовная ответственность за нарушение тайны переписки или телефонных переговоров (ст. 138 УК РФ) наступает независимо от наличия в них сведений, составляющих личную или семейную тайну.

«По статье 138 УК РФ подлежат квалификации незаконные действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений конкретных лиц или неопределенного круга лиц, если они совершены с прямым умыслом. При этом ответственность по данной статье наступает независимо от того, составляют ли передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет», — пояснил пленум.

В качестве предусмотренных статьей 138 УК РФ «иных сообщений» выступают sms- и mms-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые через интернет мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом. «При рассмотрении уголовных дел о преступлении, предусмотренном этой статьей, судам следует иметь в виду, что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений признается нарушенной, когда доступ к переписке, переговорам, сообщениям совершен без согласия лица, чью тайну они составляют, при отсутствии законных оснований для ограничения конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений», — говорится в постановлении.

Нарушением тайны телефонных переговоров является и незаконный доступ к информации о входящих и исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов), подчеркнул пленум.

Незаконный доступ к содержанию переписки, переговоров, сообщений может состоять в ознакомлении с текстом и (или) материалами переписки, сообщений, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью различных технических устройств и т. п.

Согласно данным судебной статистики, в прошлом году по этой статье в России были осуждены 63 человека, в 2016 году — 50 человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *