Банкротство ликвидируемого должника обзор судебной практики

Должник признан судом банкротом при наличии выявленных управляющим признаков преднамеренного банкротства.

Хозяйственный суд рассмотрел заявление ликвидатора о признании ликвидируемого должника — общества с ограниченной ответственностью экономически несостоятельным (банкротом).

Представители кредиторов — инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь и общества с ограниченной ответственностью в судебном заседании по существу заявленных требований возражений не высказали. Относительно поданного бывшим руководителем должника заявления об отложении судебного заседании высказали согласие на продолжение судебного разбирательства.

Управляющий по результатам проверки финансово-экономического состояния должника пришел к выводу о наличии фактов банкротства и необходимости открытия в отношении должника ликвидационного производства.

Общество с ограниченной ответственностью было зарегистрировано решением исполнительного комитета в 1997 году.

Основной вид деятельности должника — розничная торговля.

Определением хозяйственного суда в отношении должника открыто конкурсное производство с применением упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника, назначен управляющий в процедуре банкротства.

Объявление об открытии конкурсного производства опубликовано в газете «Рэспублiка». На момент проведения судебного заседания предусмотренный ст. 93 Закона Республики Беларусь от 18.07.2000 № 423-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) 2-месячный срок предъявления требований кредиторов управляющим соблюден.

По результатам проведения проверки финансового состояния и платежеспособности должника управляющим представлено заключение, в котором указано, что структура баланса должника является неудовлетворительной, неплатежеспособность устойчивой, предприятие фактически является банкротом.

В соответствии с ответами ГАИ, агентства по государственной регистрации и земельному кадастру зарегистрированным имуществом должник не располагал. Иное имущество у должника также отсутствовало.

Выявленная дебиторская задолженность в большинстве случаев являлась просроченной.

Признаков ложного банкротства не установлено, т.к. коэффициент текущей ликвидности на конец отчетного периода имел значение менее 1. Вместе с тем по результатам анализа коэффициентов степени обеспеченности платежных обязательств должника перед кредиторами управляющим в отчете усмотрены признаки преднамеренного банкротства.

Кредиторская задолженность на дату проведения судебного заседания составляла 243 500 000 руб. Основными кредиторами выступали открытое акционерное общество (сумма требований — 13 762 808 руб.), республиканское унитарное предприятие (сумма требований — 39 598 133 руб.), открытое акционерное общество (сумма требований — 10 736 955 руб.), инспекция Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь (сумма требований — 4 982 305 руб.) и другие согласно реестру требований кредиторов.

Собранием кредиторов принято решение об утверждении ходатайства управляющего о признании должника банкротом с последующей ликвидацией. В выводах протокола должника указано о наличии факта банкротства должника с ликвидацией.

План ликвидации должника утвержден на общем собрании кредиторов.

Согласно ч. 2 ст. 46 Закона о банкротстве решение о банкротстве с ликвидацией должника (решение об открытии ликвидационного производства) принимается хозяйственным судом, если в соответствии с законом установлена неплатежеспособность, имеющая или приобретающая устойчивый характер, при отсутствии оснований для проведения санации.

В силу ст. 248 Закона о банкротстве хозяйственный суд в течение 4 месяцев со дня возбуждения производства по делу о банкротстве ликвидируемого юридического лица принимает решение об открытии ликвидационного производства в отношении этого должника.

Обстоятельства дела свидетельствовали о наличии оснований для признания должника банкротом и открытия в отношении его ликвидационного производства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 61 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст. 46, 141, 248 Закона о банкротстве, ст. 190, 192, 193, 205 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд решил:

1. признать общество с ограниченной ответственностью банкротом с ликвидацией;

2. открыть в отношении общества с ограниченной ответственностью ликвидационное производство;

3. антикризисному управляющему:

— завершить мероприятия, предусмотренные планом ликвидации общества с ограниченной ответственностью;

— по итогам ликвидационного производства предоставить в хозяйственный суд отчет;

— направить материалы в правоохранительные органы на предмет проведения проверки и получения экспертного заключения о преднамеренном банкротстве и сокрытия банкротства в целях последующего решения вопроса о привлечении должностных лиц должника к субсидиарной ответственности;

— выполнить другие действия в соответствии с Закона о банкротстве.

Собрание кредиторов при банкротстве юридического лица — это форма организации заинтересованных лиц, через которую производится взаимодействие с должником в рамках банкротства.

В случае начала процедуры банкротства лицо, имеющее право требования, должно предоставить арбитражному управляющему свои требования для включения их в реестр. С целью защиты прав и интересов лиц, имеющих право требования к должнику, созывается собрание кредиторов. При банкротстве юрлица дальнейшее взаимодействие между сторонами осуществляется через этот орган. Правовое регулирование правоотношений осуществляется на основании Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ.

Права и обязанности участников

Участники делятся в зависимости от возможности голосовать:

  1. Имеющие право голоса. К ним относятся конкурсные кредиторы и уполномоченные органы.
  2. Не обладающие правом голоса. К этой категории относятся: представитель работников должника, лицо, представляющее учредителей должника, представитель саморегулируемой организации.

Непосредственное влияние на дальнейшую финансовую политику, проводимую в организации, могут оказывать участники собрания. Для этого на законодательном уровне установлены полномочия собрания кредиторов в деле о банкротстве, к которым относятся следующие:

  • утверждение графика погашения задолженности;
  • заключение мирового соглашения;
  • утверждение плана внешнего управления.

Исчерпывающий перечень прав и обязанностей установлен в п. 2 ФЗ о банкротстве; собрание кредиторов в первом заседании может принять решение об образовании комитета, утвердить его полномочия, состав и количество. С помощью комитета можно обжаловать действия арбитражного управляющего.

Какие вопросы рассматриваются

Правомочность находится в зависимости от количества голосов, которых должно быть больше половины из расчета требований, отраженных в реестре. Если указанные требования игнорируются, не будет достигнут кворум для собрания кредиторов, банкротство в стадии финансового оздоровления в этом случае может не добиться улучшения финансового состояния организации.

Среди вопросов, которые рассматриваются, выделяют наиболее значимые:

  • разработка плана погашения задолженности и принятие плана финансового оздоровления;
  • определение саморегулируемой организации, из состава которой будет избран управляющий;
  • изменение в большую сторону вознаграждения арбитражного управляющего;
  • создание и прекращение полномочий членов комитета.

От того, как распределяются голоса кредиторов при банкротстве, зависит количество людей, необходимых для признания собрания правомочным. Количество голосов зависит от размера требований, включенных в реестр.

Порядок проведения

К субъектам, имеющим право инициировать собрание, относят:

  • арбитражного управляющего;
  • комитет лиц, имеющих право требования;
  • конкурсных кредиторов, права требования которых составляют не менее десяти процентов общей суммы требований реестра.

В Постановлении Правительства РФ от 06.02.2004 № 56 законодатель детально раскрыл вопрос о том, как проходит собрание кредиторов при банкротстве и каков порядок действий арбитражного управляющего. Очередность действий на протяжении всего процесса включает в себя следующие стадии:

1. Лицо, инициирующее совещание, выносит требование о проведении, в котором определяются главные вопросы, выносимые на рассмотрение.

2. Арбитражный управляющий готовит отчеты об экономическом и финансовом положении. На этом же этапе определяется список участвующих лиц.

3. Уведомление всех о предстоящем заседании. Если порядок уведомления будет нарушен, принятое решение можно признать недействительным.

4. В день проведения арбитражный управляющий регистрирует участвующих лиц, проверяет полномочия. Объясняет порядок голосования. Знакомит с подготовленными материалами о финансовом положении организации.

5. По вопросам повестки дня голосующие кредиторы принимают решение. На этом же этапе осуществляется подсчет голосов и подводятся итоги.

6. Завершающим этапом является оформление протокола. Требования к протоколу установлены в п. 7 ст. 12 ФЗ о банкротстве.

Предельные сроки проведения собрания кредиторов при банкротстве на законодательном уровне не установлены, но в соответствии с п. 3 ст. 14 ФЗ о банкротстве, заседание должно быть произведено не позднее чем через три недели с момента, когда арбитражный управляющий получит уведомление о необходимости проведения.

Как проводится голосование, и можно ли оспорить решение

Документом, который подтверждает голосование на собрании кредиторов в банкротстве, является бюллетень. Он раздается всем лицам, которые имеют право голосовать. Его форма установлена Приказом Минэкономразвития РФ от 01.09.2004 № 235. Чтобы решение по вынесенному вопросу было утверждено, его должно поддержать большее количество голосов.

Для оспаривания решения необходимо обратиться в Арбитражный суд. По результатам рассмотрения дела суд выносит определение. Особенностью обжалования является то, что конечной инстанцией для обжалования является апелляционный суд.

Возможен также и внесудебный порядок отмены принятого решения. Действие решения можно прекратить, пока оно не начало оказывать влияние на права и законные интересы лиц. Для комитета применяется идентичный порядок обжалования.

На сегодняшний день в законодательство о банкротстве внесено множество поправок. Изменения, как отмечается, существенным образом касаются судебных процессов по рассмотрению дел о банкротстве. О некоторых изменениях и их значении рассказал наш собеседник – доктор юридических наук, судья Верховного суда Кыргызской Республики (ВС КР) Айбек Абубакирович ДАВЛЕТОВ.

– Айбек Абубакирович, недавно состоялся Пленум Верховного суда Кыргызской Республики, на котором было принято Постановление, связанное с банкротством, вы были основным докладчиком. Расскажите, пожалуйста, о самых важных моментах.

– Да. Не так давно было принято Постановление Пленума ВС КР «О некоторых вопросах, связанных с практикой применения Закона Кыргызской Республики «О банкротстве (несостоятельности)». Как известно, Постановление Пленума учитывает мнение государственных ведомств и органов, имеющих отношение к поднятой проблеме, а также принимаются во внимание и рекомендации Научно-консультативного совета при ВС КР.

Постановление содержит значимые для судебной практики разъяснения, рекомендации и представляет собой хорошо проработанный документ, являющийся результатом профессиональной и кропотливой работы внушительного количества специалистов. Постановления Пленума ВС КР являются обязательными для местных судов страны.

К настоящему времени в законодательство о банкротстве было внесено множество поправок и дополнений, которые существенным образом влияют на процесс рассмотрения дел о банкротстве. При рассмотрении дел о банкротстве основным вопросом, разрешаемым судом, является установление факта неплатежеспособности.

Одна из поправок, внесенных в Закон «О банкротстве» в 2009 году, в частности существенным образом изменила само определение понятия банкротства юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Так, к основным признакам банкротства статьей 3 Закона «О банкротстве» было отнесено также неудовлетворительное состояние баланса должника. Поэтому Пленум ВС обращает внимание судов на необходимость при рассмотрении дел о банкротстве исследования бухгалтерского баланса должников в целях установления факта превышения обязательств должника над его ликвидными активами.

Помимо этого, закон установил, что обязательным условием для признания должника банкротом является наличие вступившего в законную силу решения суда, которым был установлен размер долга, и наличие доказательств о невозможности его исполнения в обычном порядке. Если данного решения суда нет, то условием для признания должника банкротом должно быть соблюдение заявителем условия о досудебном урегулировании спора и письменное признание размера долга самим должником. Этим было отмечено, что размер долга не должен и не может устанавливаться судом, который рассматривает дело о банкротстве.

Относительно минимального размера долга в постановлении отмечено, что требование закона о соответствии долга данному размеру не распространяется на отсутствующих должников, а также должника, который обращается в суд с просьбой признать его банкротом.

В постановлении Пленума также обращено внимание на необходимость исключения из практики судов неправомерного применения должниками процесса банкротства при возможности наличия признаков ложного банкротства.

Также отмечается, что действующее законодательство о банкротстве изменило состав лиц, которые могут быть признаны банкротом, сократив их количество. Из их числа были исключены все учреждения, то есть организации, действующие на праве оперативного управления, а также объекты естественной монополии и финансово-кредитные учреждения, имеющие лицензию Национального банка на принятие депозитов.

– Айбек Абубакирович, изменения начинаются с самого основания, а именно – с понятия «банкротство». А как же насчет сроков рассмотрения дел в судах?

– В 2016 году изменился процессуальный срок рассмотрения дел о банкротстве в суде первой инстанции. Вместо прежнего месячного срока было установлено, что дело о банкротстве, согласно статье 27-12 Закона «О банкротстве», должно быть рассмотрено в течение 10 дней, и его продление возможно тоже только на десять дней, причем в исключительных случаях и по мотивированному определению суда.

Сама же процедура банкротства должника в соответствии со статьей 52 Закона «О банкротстве» не может превышать одного года с момента вынесения решения о его банкротстве. Этот срок может быть продлен только на шесть месяцев. Есть лишь одно исключение – банкротство сельхозпроизводителей.

– Не секрет, что бывали случаи, когда предприятия, объявленные банкротами, распродавали свое имущество.

– В постановлении Пленума отмечены полномочия временного администратора. Его главная задача – сохранение активов должника. Поэтому он не вправе осуществлять действия по распоряжению этими активами, продавать, закладывать, передавать третьим лицам, увольнять или назначать должностных лиц и работников должника-юридического лица.

Отдельный пункт постановления посвящен ответственности администратора при исполнении его обязанностей. Кроме того, обращается внимание судов на то, что вопрос об ответственности специального администратора должен ставится судом до истечения установленного законом годичного срока для проведения процедур банкротства.

Нами отмечены особенности банкротства индивидуальных предпринимателей. В частности указано, что при рассмотрении вопроса о признании его банкротом досудебное урегулирование спора как обязательное условие не применяется.

В соответствии со статьей 105 Закона «О банкротстве» кредиторы и должник могут заключить мировое соглашение. В связи с этим постановление Пленума обращает внимание судов на то, что его участниками могут быть и иные лица. Основным условием при этом должно быть их участие в исполнении обязательств должника с их стороны.

Я надеюсь, что постановление сыграет свою роль в единообразном понимании норм законодательства о банкротстве, окажет содействие в правильном и своевременном рассмотрении подобных дел судами республики.

– Благодарим вас за беседу и желаем успехов в работе!

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял постановление «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», направленное на обеспечение единства практики применения судами соответствующего законодательства.

Как ранее писала «АГ», проект разъяснений был рассмотрен на заседании Пленума 6 декабря. Тогда большинство экспертов отметили актуальность документа, но вместе с тем указали, что он содержит множество недостатков, одним из которых стало отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов. Проект постановления Пленума ВС РФ был направлен на доработку редакционной комиссией, однако по ее итогам существенно не изменился.

К наиболее серьезным изменениям можно отнести то, что последний абзац п. 3 проекта претерпел некоторые изменения и теперь вынесен в отдельный пункт постановления, согласно которому целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи.

Также в подп. 7, 8, 11, 12 финальной версии документа уточняется, что финансовый управляющий привлекается к участию в деле в отдельных случаях при разделе имущества супругов, определении долей в нем, а также при алиментных спорах. В проекте постановления отмечалось, что он участвует в таких делах наряду с другими кредиторами должника на правах третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В документ также был добавлен п. 14, согласно которому теперь не применяются два пункта Постановления Пленума ВАС РФ о рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей № 51 от 30 июня 2011 г. Таким образом, общее количество пунктов постановления увеличилось с 12 до 14.

Исключение из конкурсной массы

Первым пунктом документа предусматривается, что вопросы исключения из конкурсной массы имущества (в том числе денежных выплат), на которое не может быть обращено взыскание, решаются финансовым управляющим самостоятельно во внесудебном порядке. При наличии разногласий между финансовым управляющим, должником и участниками дела о банкротстве любой из них вправе обратиться в арбитражный суд. Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко обратил особое внимание на это разъяснение, отметив, что сейчас в сложившейся практике такие вопросы сразу же решаются в судебном порядке.

Как следует из п. 2 постановления, в исключительных случаях для обеспечения самого должника и его иждивенцев средствами для нормального существования суд по мотивированному ходатайству гражданина может дополнительно исключить из конкурсной массы имущество общей стоимостью свыше 10 тыс. руб., соблюдая при этом баланс интересов должника (его иждивенцев) и кредиторов.

Такой баланс должен соблюдаться и при определении жилого помещения, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, если в собственности должника находится несколько объектов недвижимости, как указано в п. 3 документа. Из него следует, что исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилья, не обремененного ипотекой, применяется и при банкротстве должника. Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук считает, что в данном случае Пленум ВС РФ констатировал, что при наличии у должника в собственности нескольких квартир именно суд, а не должник определяет, на какую из них распространяется исполнительский иммунитет с учетом интересов как кредиторов, так и должника, и членов его семьи.

Согласно п. 4 целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи. При возврате помещения в конкурсную массу такое жилье будет защищено исполнительским иммунитетом (ст. 446 ГПК РФ).

По мнению Антона Макейчука, общая направленность и смысловая нагрузка нового пункта не изменились, просто позиция Пленума ВС сформирована в нем более четко. Адвокат АБ КИАП Илья Дедковский заметил, что содержание пункта вызывает некоторые вопросы. По его словам, логика Верховного Суда понятна: если жилье является единственным для должника, условия его отчуждения не имеют значения, ведь кредиторы все равно не могли бы обратить на него взыскание. «Но не очень понятно, почему должник должен после отчуждения продолжать проживать в этом помещении. Ведь если должник произвел отчуждение единственного жилья и в настоящее время проживает в другом месте (например, у родственников), то это также не затрагивает права кредиторов – они по-прежнему не могут обратить взыскание на единственное жилье», – отметил Илья Дедковский.

Руководитель группы практик Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Андрей Тишковский считает, что новая редакция стала еще больше противоречить тенденциям, выработанным судебной практикой за последние три года в этом вопросе. «Если в первой редакции пункта была указана только возможность должника мотивированно возразить против заявления об оспаривании сделки при оспаривании сделки кредитором в связи с нарушением его права, то в новой редакции Пленум высказался категорично: не подлежит признанию недействительной сделка по распоряжению единственным пригодным для проживания имуществом», – отметил эксперт. По его мнению, такой подход противоречит п. 43 Постановления Пленума № 50 о применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства.

В п. 5 постановления указано, в каких случаях кредитор не сможет рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога – единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилья. При наличии определенных обстоятельств соответствующее требование учитывается в реестре требований кредиторов как не обеспеченное залогом. В этом случае жилье считается не вошедшим в конкурсную массу, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств.

«Судом наконец-то разрешен вопрос о статусе залогового кредитора должника, не предъявившего вовремя свои требования в суд для включения в реестр, – в таком случае право залога не учитывается в реестре и прекращается после банкротства, – отметил ведущий юрист Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С” Анатолий Зазулин. – Ранее некоторые суды признавали за такими кредиторами статус залоговых, что влекло за собой сложности в ходе дальнейшего рассмотрения дела».

По мнению Дмитрия Рынденко, такое разъяснение будет стимулировать залоговых кредиторов вступать в процедуру банкротства.

Общие обязательства супругов

Пункт 6 уточняет порядок погашения требований кредиторов по личным обязательствам должника и общим обязательствам супругов. Предложено разъяснение о том, что суд может признать обязательство общим по ходатайству кредитора, тогда к участию в обособленном споре привлекается супруг должника, который обладает правами ответчика.

Также отмечено, что произведенное без согласия кредитора распределение общих долгов между супругами в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ не изменяет их солидарную обязанность перед таким кредитором по погашению общей задолженности. В случае нарушения такой обязанности кредитор вправе потребовать исполнения обязательства без учета произошедшего распределения общих долгов. Супруг, исполнивший солидарную обязанность в размере, превышающем его долю, определенную в соответствии с условиями распределения общих долгов, имеет право регрессного требования к другому супругу в пределах исполненного за вычетом доли, падающей на него самого (подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ).

«Разъяснение высшей инстанции по поводу порядка признания долга супругов общим носит положительный характер, вопрос о признании таковым обязательства теперь решается арбитражным судом в рамках обособленного спора. Ранее арбитражные суды отказывали в принятии подобных заявлений и отсылали кредиторов в суды общей юрисдикции», – пояснил Анатолий Зазулин. Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай также назвал предложенный порядок правильным и справедливым.

При этом, как отмечено в п. 7 постановления, супруг (бывший супруг) должника вправе требовать в судебном порядке раздела общего имущества до его продажи в процедуре банкротства, если указанная реализация не учитывает его интересы, а также и его иждивенцев, в том числе несовершеннолетних детей. Согласно окончательной редакции пункта к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий. Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках банкротных процедур до разрешения указанного спора судом. Обращение взыскания на имущество, принадлежащее на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом (бывшим супругом) должника, в процедурах банкротства производится без учета особенностей, установленных п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве.

«Пленум ВС РФ поставил точку в споре о том, какой суд рассматривает спор о разделе совместного имущества супругов, – пояснил Антон Макейчук. – Подобные споры надлежит рассматривать судам общей юрисдикции».

В качестве положительного момента партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила возможность участия в споре о разделе совместно нажитого супругами имущества в качестве третьих лиц кредиторов должника, предъявивших в деле о его банкротстве требования. «Это обеспечивает учет прав и законных интересов кредиторов, достижение баланса между правами супруга должника-банкрота, их несовершеннолетних детей, а также кредиторов. Также это препятствует реализации часто имеющего место сговора между супругами с целью достижения их общей цели: избежания обращения взыскания на совместно нажитое имущество через механизм применения п. 2 ст. 39 СК РФ». Достижение указанной ясности, по мнению эксперта, очень важно, поскольку судебный и внесудебные разделы имущества, а также брачные договоры повсеместно используются недобросовестными банкротами с целью «спрятать» имущество от взыскания.

«Стремясь защитить права второго супруга, ВС тем самым создал прекрасный и, главное, законный способ затягивания процедуры банкротства. Поскольку до рассмотрения требования о разделе имущества оно не может быть продано с торгов», – считает Илья Дедковский.

С такой позицией согласен и Юлий Тай, отмечая, что правильнее было бы рассматривать такие споры в рамках дела о банкротстве. «Одно из важнейших преимуществ ведения банкротного дела в едином арбитражном процессе – оптимальность: один процесс для решения всех взаимосвязанных вопросов. Сейчас трудно представить, чтобы в разных самостоятельных делах рассматривались, например, требования кредиторов. Такой подход неоптимален, поскольку разные судьи (а тем более – судьи разных судов) не знают, что происходит в других связанных делах. А отсюда – противоречивые судебные акты. Кроме того, суд общей юрисдикции может рассматривать дело с учетом сроков гражданского процесса, не будучи связанным сроками рассмотрения дела о банкротстве, сдерживая и задерживая движение основного дела», – пояснил эксперт.

Раздел имущества супругов

Из п. 8 постановления Пленума следует, что при отсутствии брачного договора, внесудебного соглашения супругов о разделе общего имущества или его судебного раздела при определении долей супругов в этом имуществе следует исходить из презумпции их равенства в общем имуществе (п. 1 ст. 39 СК РФ). Данное правило действует и при отсутствии общих обязательств перечислять супругу гражданина-должника половину средств от реализации общего имущества до погашения текущих обязательств. При несогласии с этим правилом супруг (бывший супруг) должника вправе обратиться в суд с требованием об ином определении долей. Исходя из окончательной редакции документа к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий.

Наталья Васильева полагает, что в этом разъяснении Пленум ВС не дал четкого ответа на вопрос о порядке реализации того имущества супругов, в котором выделены доли (например, доли недвижимости). «Данный пункт посвящен лишь тем ситуациям, когда раздел имущества отдельно не произведен, – пояснила она. – Это редкая ситуация, поскольку граждане, осознавая, что банкротство неминуемо, принимают превентивные меры по защите нажитого имущества». По мнению эксперта, в таком случае реализации в деле о банкротстве подлежит все совместно нажитое имущество с выплатой в первоочередном порядке, то есть до кредиторов по текущим обязательствам, супругу его доли исходя из принципа равенства долей.

При этом финансовый управляющий, кредиторы должника, как указано в п. 9 документа, могут оспорить судебный акт о разделе имущества супругов, определении их долей, внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества. Также отмечено, в каких случаях раздела имущества супругов кредиторы не считаются юридически не связанными. Также определены порядок включения в конкурсную массу общего имущества, перешедшего супругу должника по результатам изменения режима собственности внесудебным соглашением о разделе имущества, а также нюансы включения в нее денежных средств.

Комментируя данный пункт, Юлий Тай отметил, что не совсем ясно, чем именно руководствовался Верховный Суд: «Одни дела отдаются на разрешение суда общей юрисдикции, другие – на разрешение арбитражного суда. При этом первые обязываются применять нормы закона о банкротстве в части специальных оснований оспаривания сделок, а вторые будут вынуждены учитывать положения семейного законодательства при рассмотрении, например, требования арбитражного управляющего об истребовании имущества у супруга, перешедшего к нему на основании внесудебного соглашения. Нормы закона о банкротстве все же более специфичны и требуют от суда особых знаний и навыков их применения».

В п. 10 содержатся разъяснения относительно введения процедуры несостоятельности в отношении обоих супругов. Также перечислены основания и особенности объединения судом двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 АПК РФ. «Важным продолжением принципа процессуальной экономии является позиция Пленума ВС РФ, позволяющая объединять дела о банкротстве супругов в одно производство с назначением общего финансового управляющего, – полагает Антон Макейчук. – Тем самым кредиторы обоих супругов видят более ясную картину имущественного состояния супругов-должников и объединяют свои усилия для максимального удовлетворения своих требований».

Юлий Тай также позитивно отнесся к этому разъяснению, но сделал ремарку, что объединение банкротных дел супругов должно быть обязанностью суда: «Единое дело о банкротстве супругов отвечает принципам процессуальной экономии, защищает интересы кредиторов обоих супругов, позволяет справедливо распределять имущество».

Алиментные обязательства

В п. 11 постановления перечислены обстоятельства, которые должны учитываться судами при разрешении вопросов об установлении требований кредиторов по алиментным обязательствам супругов и о расходовании конкурсной массы на выплату алиментов.

При рассмотрении требования кредитора о включении основной задолженности по алиментам в реестр требований кредиторов должника арбитражные суды учитывают основную задолженность по алиментам, подтвержденную нотариально удостоверенным соглашением об их уплате или решением суда. В отсутствие соглашения или судебного решения споры об установлении алиментов рассматриваются судами общей юрисдикции и после введения процедур банкротства. После доработки проекта постановления в финальной версии этого пункта отмечено, что к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий.

Из п. 12 вытекает, что финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать судебный акт об алиментных обязательствах должника. Такие лица также вправе требовать признать недействительным внесудебное соглашение об уплате алиментов в той части, в которой причитающееся получателю алиментов превосходит его разумно достаточные потребности в ущерб интересам иных кредиторов. При рассмотрении такого вопроса суд проверяет, была ли направлена сделка на достижение противоправных целей в момент ее совершения.

Кроме того, разъяснен порядок подачи финансовым управляющим и кредиторами должника иска об изменении или о расторжении соглашения об уплате алиментов.

При разрешении вопроса о недействительности алиментного соглашения в связи с нарушением прав и законных интересов кредиторов арбитражный суд проверяет направленность сделки на достижение противоправных целей в момент ее совершения. Если же негативные последствия для кредиторов возникли впоследствии, например по причине ухудшения имущественного положения должника и последующего существенного дисбаланса между правами кредиторов и получателями алиментов, должник, финансовый управляющий его имуществом, кредиторы должника вправе оспорить алиментное соглашение. Такой иск рассматривается в суде общей юрисдикции. Исходя из окончательной редакции данного пункта к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий.

Уточняется, как суды рассматривают заявления о включении в реестр кредиторов задолженности по неустойке, начисленной на основную сумму реестровой задолженности по алиментам, подтвержденную нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов или решением суда независимо от того, имеется вступивший в законную силу судебный акт о взыскании суммы неустойки или нет.

Юлий Тай обратил внимание, что в постановлении не приводятся ни основания для восстановления сроков на обжалование алиментных соглашений, ни их пределы. «В то же время КС в своих постановлениях неоднократно указывал на необходимость формирования определенности в вопросах исчисления сроков – никакой срок не может быть бесконечным. А постановление Пленума – как раз тот инструмент, который мог бы выполнить эту функцию», – заметил адвокат.

В п. 13 отмечено, в каких случаях могут быть оспорены сделки по отчуждению общего имущества должника и его супруга, совершенные супругом должника в связи с нарушением прав и законных интересов кредиторов.

Последним, четырнадцатым пунктом документа признаны не подлежащими применению подп. 18 и 19 Постановления Пленума ВАС РФ о рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей № 51 от 30 июня 2011 г.

Общая оценка документа

Подводя итог, Наталья Васильева отметила, что постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющее вопросы формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан, является долгожданным для специалистов, занимающихся банкротством с 2015 г. По ее словам, в документе ВС сделал первый шаг на пути достижения ясности реализации совместно нажитого имущества должника, однозначно допустив в процедуру его раздела кредиторов и финансового управляющего. «Следующим шагом должно быть детальное разъяснение процедуры фактической продажи долей должника в уже разделенном общем имуществе», – считает она.

Антон Макейчук назвал документ достаточно ожидаемым, поскольку с момента вступления в силу норм о банкротстве граждан отдельные его вопросы довольно часто являлись предметом рассмотрения второй кассации. «По сути, Пленум консолидировал в одном документе все свои разъяснения, которые он излагал ранее при рассмотрении конкретных дел, – отметил эксперт. – В целом Пленум ВС РФ выдерживает баланс интересов кредиторов и должника, и членов его семьи. При конфликтных ситуациях у сторон имеется возможность разрешить спор либо в суде общей юрисдикции, либо в порядке ст. 60 Закона о банкротстве, либо путем оспаривания сделки в процедуре банкротства».

По мнению Ильи Дедковского, постановление Пленума ВС РФ по банкротству граждан дает разъяснения по многим спорным вопросам и должно быть оценено юридической общественностью в целом положительно. С ним согласен Анатолий Зазулин, который считает, что ВС РФ разъяснил многие вопросы, на которые Закон о банкротстве не давал прямых ответов. «В первую очередь это касается сложностей, возникающих при банкротстве физических лиц, когда должник пытается вывести из процедуры банкротства свое имущество, используя фиктивное расторжение брака или играя с режимом собственности супругов, – пояснил эксперт. – В частности, за финансовыми управляющими и кредиторами прямо признаны возможности обжалования действий супругов по разделу имущества, проведенных в судебном и внесудебном порядке; точно определен порядок обращения взыскания на общее имущество супругов и погашения требований кредиторов по общим обязательствам супругов».

В свою очередь Андрей Тишковский оценил разъяснения Пленума Верховного Суда позитивно, однако отметил, что в постановлении отсутствует весьма необходимое указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

Юлий Тай в свою очередь назвал существенным недостатком документа отсутствие четких критериев баланса прав и законных интересов должника и лиц на его иждивении, с одной стороны, и кредиторов – с другой. «Это касается и вопросов исключения имущества из конкурсной массы должника, и исполнительского иммунитета единственного жилья, и оспаривания алиментных соглашений. ВС в постановлении не указывает на критерии разграничения и баланса прав сторон, не разъясняет, что значимо, а что нет», – отметил он.

По словам эксперта, сам факт необходимости соблюдения баланса констатировать бессмысленно, ведь это не приводит к достижению цели издания постановлений ВС: не разрешается сложившаяся неопределенность, на его основе не сформируется единообразная судебная практика. «Задавать векторы развития законодательства и правоприменения в своих постановлениях может КС, поскольку в этом его задача, он не является окончательным правоприменителем. В постановлении Пленума ВС же необходимо либо приводить примеры такого баланса, либо задавать критерии его определения. В противном случае размываются границы не только прав сторон, но и самих конституционных принципов правового и социального государства», – резюмировал Юлий Тай.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *