Анчугов и гладков

Конституционный суд (КС) сегодня впервые удовлетворил жалобу Минюста, признав невозможным исполнение постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу «Анчугов и Гладков против России», в котором содержалось требование отказаться от полного запрета заключенным голосовать на выборах и дифференцировать такие ограничения избирательных прав посредством политического процесса либо путем толкования КС Конституции. КС решил, что Конституция прямо предписывает запрет всем осужденным по приговору суда к лишению свободы участвовать в выборах, но в качестве компромисса разрешил федеральному законодателю предоставить право голосовать отбывающим наказание в колониях-поселениях, уточнив в Уголовном кодексе особенности такого режима. Эксперты считают решение КС «предсказуемым», отмечая, что «это максимум того, что можно было получить для сохранения отношений с ЕСПЧ».

КС огласил постановление по делу «Анчугов и Гладков против России» о соответствии Конституции решения ЕСПЧ от 4 июля 2013 года, который пришел к выводу о нарушении российскими властями ст. 3 протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы. Страсбургский суд удовлетворил жалобу Сергея Анчугова и Владимира Гладкова, осужденных за убийство и другие тяжкие преступления к смертной казни, которая была заменена для них 15-летним сроком лишения свободы. Оба заявителя уже отбыли это наказание и присутствовали на заседании КС 31 марта 2016 года (см. «Ъ” от 1 апреля 2016 года).

ЕСПЧ посчитал нарушением Европейской конвенции закрепленное в ч. 3 ст. 32 Конституции РФ ограничение права голоса в отношении граждан, содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда, поскольку оно носит «абсолютный, автоматический и недифференцированный» характер: касается всех относящихся к соответствующей категории лиц; распространяется на весь период реального отбывания ими наказания в виде лишения свободы независимо от тяжести совершенного преступления, срока назначенного наказания и иных индивидуальных обстоятельств. России было предписано обеспечить «соразмерный» подход к ограничению активного избирательного права заключенных либо посредством политического процесса, либо путем толкования Конституции РФ компетентными органами, в первую очередь Конституционным судом РФ.

Полномочия Минюста обращаться с запросом о невозможности исполнения решения ЕСПЧ, а КС — рассматривать такие дела были закреплены в решении КС от 14 июля 2015 года, а в декабре 2016 года — в федеральном конституционном законе «О КС». Сегодня КС согласился с Минюстом, что исполнение постановления ЕСПЧ по делу Анчугова и Гладкова означало бы отступление от верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ в правовой системе России. КС РФ признал невозможным внесение в российскую правовую систему изменений, которые «позволяли бы ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, содержащихся в местах лишения свободы», посчитав, что предписания ЕСПЧ уже реализуются в российском законодательстве и судебной практике, поскольку Уголовный кодекс исключает лишение свободы и тем самым ограничение права голоса граждан, совершивших впервые преступления небольшой тяжести, а за более серьезные преступления такое ограничение применяется только в случае, если суд посчитает невозможным назначить осужденному менее строгий вид наказания. Невозможным признал КС и восстановление прав заявителей, подчеркнув, что они осуждены за совершение особо тяжких преступлений, а, значит, заведомо не могли рассчитывать на доступ к активному избирательному праву ни по Конституции РФ, ни по международным правовым стандартам.

В качестве компромисса КС РФ разрешил федеральному законодателю внести поправки в Уголовный кодекс о переводе отдельных режимов отбывания лишения свободы, в частности в колонии-поселении, в «альтернативные виды наказаний», хотя и связанные с принудительным ограничением свободы, но не влекущие ограничения избирательных прав. На такую возможность указывал в ходе слушаний по делу в КС представитель президентского совета по правам человека Илья Шаблинский.

Позиция КС была «предсказуемой, как ответ на судейский активизм ЕСПЧ», считает судья ЕСПЧ в отставке Анатолий Ковлер. «Диалог между КС и ЕСПЧ напоминает разговор с глухим, который не хочет слышать то, что другая сторона пытается говорить. КС пытается сказать, что суды национальные принимают во внимание лишение права голосовать при назначении наказания. Это просто наивно»,— отмечает доцент университета Ливерпуля Константин Дегтярев. По его мнению, КС, пытаясь «и волков спасти и овец уберечь», ничего существенного не сказал, а разрешение голосовать в колониях-поселениях может быть недостаточным для исполнения решения ЕСПЧ. «Решение Конституционного суда не лишает постановление ЕСПЧ его юридической силы. Страсбургское решение продолжает действовать, несмотря на то, что внутри России оно теперь неисполнимо, что представляет собой нарушение международных обязательств РФ, вытекающих из ст. 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Членство государства в Совете Европы означает обязанность добросовестно исполнять решения Европейского суда по правам человека. Никто заставлять это делать не должен, да и не будет. Насильно мил не будешь. Все это вызывает огорчение, и никто от этого не выиграет, особенно права россиян»,— уверен адвокат Сергей Голубок из Double Bridge Law.

Представлявший в КС позицию президентского совета по правам человека (СПЧ) Илья Шаблинский, однако, удовлетворен решением КС, считая, что он учел позицию СПЧ и все же фактически сохранил правовую возможность частичного исполнения решения ЕСПЧ — соблюдения избирательных прав еще одной категории заключенных, которые отбывают наказание в колониях-поселениях. «Это решение — максимум того, что мы могли получить для сохранения отношений с ЕСПЧ. Я ожидал худшего, но КС сохранил правовую возможность дальнейшей реализации решения ЕСПЧ, проинтерпретировав, как и просил ЕСПЧ, действующий в России запрет»,— сказал «Ъ” господин Шаблинский. Впрочем, в прямом признании КС невозможности исполнения решения ЕСПЧ Илья Шаблинский видит опасность того, что «исполнительная власть может пойти дальше» и РФ может отказаться от признания юрисдикции ЕСПЧ, лишить миллионы граждан средства международной судебной защиты. «Я не хочу, чтобы такая интерпретация решения КС доминировала. На КС лежит огромная ответственность и как демонстрирует его решение, КС это осознает»,— сказал он.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Решения ЕСПЧ — ни в жизнь

В феврале в КС поступило первое обращение Минюста о возможности неисполнения решения ЕСПЧ. Как сообщил «Ъ» уполномоченный РФ при ЕСПЧ Георгий Матюшкин, запрос касается постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» от 4 июля 2013 года о том, что действующий в России абсолютный запрет для заключенных голосовать на выборах противоречит Европейской конвенции.

Конституционный суд впервые рассмотрел запрос о возможности неисполнения решения ЕСПЧ. Минюст обратился с таким запросом по делу «Анчугов и Гладков против России». Речь идет об отсутствии избирательных прав у российских заключенных, отбывающих по приговору суда наказание в виде лишения свободы. Заявители по делу в ЕСПЧ и их защитники даже пытались апеллировать к фигуре Владимира Путина.

Новый закон

В декабре 2015 года в России приняли закон, согласно которому Конституционный Суд наделили правом оценивать возможность исполнения в России решений международных органов по защите прав и свобод человека. В первую очередь, речь идет о Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) и других международных судах. Нормативно-правовым актом предусматривается право КС выносить решения о невозможности реализации постановлений международных судов, если судьи КС сочтут эти решения противоречащими Основному закону РФ.

Вокруг закона разгорелась дискуссия: глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас пытался успокоить критиков: «С принятием этого закона исполнительная власть не сможет самостоятельно решать вопрос, исполнять или не исполнять то или иное решение. Она должна будет обратиться в КС как в высший судебный орган конституционного контроля с соответствующим запросом на предмет того, есть ли противоречие Конституции или нет и видит ли КС какие-то возможности для исполнения этого решения».

В начале февраля 2016 года в Конституционный Суд поступил первый запрос о возможности неисполнения решения ЕСПЧ. Министерство юстиции, основываясь на заключении Центризбиркома, попросило суд признать невозможным исполнение постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» от 4 июля 2013 года. Страсбургский суд признал нарушение российскими властями ст. 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы. Исходя из позиции ЕСПЧ, в ч. 3 ст. 32 Конституции РФ закреплено ограничение избирательных прав, которое носит абсолютный, автоматический и недифференцированный характер. Данная норма лишает права голоса всех лиц, отбывающих наказание путем лишения свободы по приговору суда, в течение всего срока наказания. ЕСПЧ указал на необходимость обеспечить в РФ участие заключенных в выборах, отталкиваясь от положений Конвенции.

«Решения ЕСПЧ имеют силу нормативных актов третьего уровня»

Уполномоченный РФ при ЕСПЧ, заместитель Министра юстиции Георгий Матюшкин акцентировал внимание в своей речи на неправомерном затрагивании норм Конституции РФ решением ЕСПЧ. Кроме того, он отметил, что Европейская конвенция не устанавливает абсолютного избирательного права, а закрепляет лишь общие положения о свободных выборах и свободном волеизъявлении, следовательно, ЕСПЧ применил неверную трактовку положений конвенции. Матюшкин усмотрел в решении Европейского суда попытку прямого ограничения суверенитета России.

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства в КС, посчитал данное дело легким:

– Студент второго курса, прошедший курс ТГП, может решить его, потому что еще на 1 курсе студенты юрфаков изучают нормативные акты разного уровня. Нижестоящий акт не может противоречить вышестоящему – это аксиома. Решения ЕСПЧ имеют силу нормативных актов третьего уровня. Не может нормативный акт третьего уровня противоречить первому и второму. Это противоречит не просто арифметике, а логике, – пояснил он.

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в этот момент вспомнил историю про ученого Льва Ландау:

– Ландау когда-то спросил своего ученика: «О какой математике ты говоришь? Есть ведь еще и математика Лобачевского». Математика бывает разной, – намекнул председатель КС.

– Хорошо, что мы с вами исповедаем одну математику, – заметил Барщевский.

Тут же полномочному представителю Правительства счел нужным задать вопрос судья КС Николай Бонадрь:

– Теперь по программе третьего или даже четвертого курса юрфака хотелось бы услышать разъяснение – соответствует ли принятое ЕСПЧ решение объему компетенции суда?

– Зря вы меня об этом спросили. По сути, я не уверен, что всех заключенных нужно лишать избирательного права. Но ЕСПЧ, с моей точки зрения, трактовал в этом деле не европейскую конвенцию, а Конституцию России. Они не могут этого делать ни с одной Конституцией, – пояснил Барщевский.

– Зачет вам, – произнес Бондарь, посмешив присутствующих и самого Барщевского.

«Люди в колониях – это настоящие патриоты нашей Родины»

Заявители по делу, рассмотреному в ЕСПЧ, вместе со своими защитниками пытались апеллировать к фигуре действующего президента РФ.

Сергей Анчугов сослался на слова Путина о том, что изменения Конституции возможны, когда их диктует сама жизнь. В то же время он пояснил об отсутствии с его стороны конкретного требования изменения Конституции, если проблему можно решить через интерпретацию указанных норм.

– Человек, лишенный свободы, у нас равен иностранцу – по сути, лишается гражданства, не имея избирательных прав. У человека с двойным гражданством больше прав, чем у гражданина России, – утверждал Анчугов.

Судья Сергей Князев поинтересовался у заявителя, кого он считает нужным допускать, а кого не допускать до выборов, с учетом позиции ЕСПЧ, что не все могут участвовать в избирательном процессе. Анчугов решил, что права голоса должны лишаться только осужденные на пожизненный срок.

Сергей Клещев, адвокат Михаила Гладкова подробно анализировал положения Конституции, которым, по его мнению, противоречит запрет права заключенных на голосование. Но периодически он отходил в своей речи от правовых аспектов и обращался к бытовым наблюдениям: «Посмотрите на этих людей, у них наколок нет, иных правонарушений после своего освобождения они не совершали, в наше общество достойно влились. Я не знаю, что у них в душе и голове, но они явно думающие и болеющие за судьбу нашей Родины люди».

– Люди в колониях – это настоящие патриоты нашей Родины, они поддерживают Владимира Путина, восторгаются его умом, смелостью, выражают радость, что с нашей страной теперь считаются в мире. В местах лишения свободы гораздо больше патриотов, чем в оппозиции, – не останавливался адвокат.

В какой-то момент Зорькин все же указал Клещеву на недопустимость таких политических пассажей, когда речь идет о рассмотрении вопросов права.

Помимо этого, адвокат Клещев отметил опасность таких прецедентов как неисполнение решений ЕСПЧ.

– Кто-то потом скажет, что можно не исполнять решения КС. Может, я ошибаюсь, но Минюст поставил этот вопрос в связи с тем, что есть другое решение – по делу ЮКОСа, – не сдавался Клещев.

Что должна сделать РФ во исполнение постановления ЕСПЧ в интересах вашего доверителя? Он же больше в колонию не собирается? Как сейчас нарушаются его права? – полюбопытствовал у адвоката судья Арановский.

Клещев стал говорить об однозначности звучания правовых норм, но более четкий ответ на вопрос судьи дал его коллега, второй адвокат – Валерий Шухардин: «Самого признания нарушения будет достаточно, возможна какая-то денежная компенсация».

Анализ профессора

Илья Шаблинский, профессор конституционного права и член СПЧ, сконцентрировался на анализе самих формулировок в решении ЕСПЧ, отметив, что оно не требует внесения изменений в Конституцию РФ.

– Категории преступлений серьезно различаются. Есть лица, совершившие их по неосторожности. Сама изоляция человека не является предпосылкой для лишения его избирательных прав. В СИЗО люди голосуют. Да, лиц, отбывающих наказание в тюрьме за тяжкие и особо тяжкие преступления, можно лишить избирательных прав, это и указано в решении ЕСПЧ. Но в отношении других категорий имеет смысл предусмотреть дифференцированный подход. Ограничение избирательного права должно быть соразмерным, – сделал вывод правовед.

Сослался он и на другие примеры из практики ЕСПЧ:

– Великобритания сталкивалась с подобной проблемой, когда пыталась исполнить решение Страсбургского суда по делу «Херст (HIRST) против Соединенного Королевства (N 2)» (Жалоба N 74025/01) – Постановление (Страсбург, 6 октября 2005 года). Мне кажется, Россия тоже должна хотя бы попытаться исполнить свое обязательство, – добавил ученый.
По словам Шаблинского, вышеупомянутое дело стало отправной точкой для ЕСПЧ, потому что ранее Европейскому суду не приходилось работать с жалобами заключенных, полностью лишившихся права на голосование.

Зорькин, обращаясь к Шаблинскому, обратил внимание на путаницу в терминах, содержащихся в англоязычном оригинале решения, а именно – синонимичное употребление судом слов «Detention» и «Imprisonment». Хотя первое переводится как задержание, а второе означает лишение свободы/заключение в тюрьму.

Представители Госдумы, Президента, ЦИКа, Генеральной прокуратуры, Совета Федерации поочередно поддержали позицию Минюста. Среди доводов фигурировали тезисы о том, что текст европейской конвенции не содержит предписаний, которые изложил в своем решении ЕСПЧ. Следовательно, Европейский суд вышел за пределы своей компетенции, а исполнение его постановления невозможно, так как оно противоречит тексту ст. 32 Конституции РФ. Кроме того, по словам Михаила Кротова, ограничение избирательных прав в России уже носит дифференцированный характер, так как обусловлено режимом содержания и видом наказания. Только те граждане, кто наказан лишением свободы по приговору суда, не имеют права голосовать, а, например, осужденные на условный срок таким правом обладают.

Решения Конституционного суда по делу ожидается через несколько недель.

Меня зовут Олег Анищик, и я приветствую Вас на своем сайте, где каждый может заказать:

  • оценку перспектив обращения в ЕСПЧ по материалам дела, а по результатам оценки – подготовку жалобы
  • проверку уже имеющейся, но ещё не поданной в ЕСПЧ жалобы
  • письменную консультацию (ответы на вопросы, касающиеся ЕСПЧ)
  • письменный отзыв (меморандум) заявителя и требования о компенсации, если жалоба коммуницирована.

Стоимость любой услуги составляет 6 тыс. рублей за каждый час её оказания. Узнать стоимость оценки перспектив обращения в ЕСПЧ именно по Вашему делу, подготовки необходимой Вам жалобы, требующегося Вам письменного отзыва, нужной Вам консультации, проверки имеющейся у Вас жалобы можно, только обратившись ко мне со всеми документами (и вопросами) через соответствующий раздел сайта. Без документов (конкретных вопросов) я не могу назвать стоимость нужной Вам услуги. Пожалуйста, не спрашивайте меня о средней стоимости той или иной услуги – эта информация бессмысленна. Срок оказания нужной Вам услуги я также могу назвать только после Вашего обращения, исходя из предоставленных документов (вопросов), объективно требующейся срочности и своей занятости на момент Вашего обращения.

С примерами подготовленных мной жалоб и письменных замечаний заявителей можно ознакомиться .

Остались вопросы об условиях оказания нужной услуги после прочтения соответствующего раздела сайта? (Чтобы перейти в него, кликните на подходящий пункт из списка выше.) Тогда напишите мне (в мессенджерах, пожалуйста, пишите всё сразу, как в письме, не ожидая моего ответа на приветствие или на запрос о добавлении в контакты).

oleg.anishchikeuropeancourt.ru

Ниже указан мой телефон (Билайн, СПб). Он же — номер для вайбера, вацапа и телеграма. Если Вы хотите позвонить, пожалуйста, сначала напишите мне сообщение (в любом мессенджере или смс), чтобы согласовать предмет и время разговора. Я не отвечаю на звонки без такого согласования. Мой номер: (девять — шесть — три) три — один — девять — пять — ноль — ноль — пять.

МОСКВА, 26 сен — РАПСИ. На своей очередной ежеквартальной сессии Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) рассмотрел ход исполнения решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), среди прочего постановив завершить продолжавшееся семь лет наблюдение за исполнением дела «Анчугов и Гладков против России».

Как сообщается на официальном сайте организации в четверг, в своем решении КМСЕ напомнил, что, своим постановлением от 2013 года ЕСПЧ по жалобе Анчугова и Гладкова признал несоответствующим положениям Европейской конвенции о защите прав человека (Конвенции) ограничение права голоса для заключенных, закрепленное частью 3 статьи 32 Конституции РФ, которое, по мнению суда, имело абсолютный, автоматический и недифференцированный характер, касаясь всех лиц, отбывающих наказание, и на весь период отбывания наказания вне зависимости от тяжести и вида совершенного преступления, срока назначенного наказания и иных индивидуальных обстоятельств.

Тем не менее после анализа отчета о предпринятых властями РФ мерах в том числе выплатах заявителям компенсации, а также принимая во внимание широкие пределы свободы усмотрения национальных властей в данной сфере и законодательные реформы, предусматривающие введение общественных работ, уголовного наказания, подразумевающего лишение свободы, но сохраняющего за заключенными права голоса, КМСЕ признал их удовлетворительными.

Своим решением Комитет министров объявил о завершении исполнения своих функций, предусмотренных Конвенцией, в рассматриваемом деле.

КМСЕ также проанализировал ход выполнения решений ЕСПЧ по ряду иных дел против РФ, в частности, Бунтова, Религиозной общины Свидетели Иеговы в Москве и других, Крупко и других, Грузии против РФ, постановив продолжить наблюдение.

Среди прочего КМСЕ также разобрал исполнение постановлений ЕСПЧ по делам против Армении, Азербайджана (дело Ильгара Мамедова), Бельгии, Болгарии, Великобритании, Венгрии, Греции, Грузии, Италии, Литвы, Молдовы, Румынии, Сербии, Турции, Украины и Чехии.

Конституционный суд России 19 апреля удовлетворил решение Минюста и впервые разрешил не исполнять решение ЕСПЧ. По мнению экспертов, таким образом был создан прецедент, который позволит игнорировать другие решения международной инстанции, в частности, решения, касающиеся дела о выплате компенсации акционерам ЮКОСа или конфликта на Украине

На заседании Конституционного суда. Фото: Вадим Жернов/ТАСС

Конституционный суд России счел правомерным запрос Министерства юстиции РФ и позволил не исполнять решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу «Анчугов и Гладков против России». Международная инстанция требовала отменить полный запрет российским заключенным голосовать на выборах. КС же поддержал позицию министерства о том, что решение ЕСПЧ противоречит основному закону страны. Таким образом, был создан первый прецедент, позволяющий не исполнять решение Страсбургского суда.

Обращение Сергея Анчугова и Владимира Гладкова в Европейский суд касалось права осужденных участвовать в выборах. В свое время Анчугов был осужден за убийство, кражи и мошенничество, а Гладков — за убийство, разбой, участие в организованной преступной группе и оказание сопротивления сотрудникам правоохранительных органов. Обоим назначили сметную казнь. Позже наказание им заменили 15 годами колонии каждому. Отбывая срок, заключенные не могли голосовать на парламентских и президентских выборах. Осужденные решили, что это нарушило их гражданские права и обратились в Европейский суд.

4 июля 2013 года Страсбургский суд удовлетворил их жалобу. Он счел, что российские власти нарушили статьи 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод», гарантирующей право на свободные выборы. В связи с этим ЕСПЧ предложил России обеспечить участие заключенных в выборах посредством политического процесса или же выработать новое толкование конституции.

Однако Министерство юстиции РФ обратилось в КС, попросив признать невозможным исполнение постановления ЕСПЧ по делу Анчугова и Гладкова. В запросе говорилось, что признание за гражданами, содержащимися в местах лишения свободы, голоса на выборах означало бы отступление от верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ. Дело в том, что ч.3 ст. 32 Конституции России запрещает гражданам, содержащимся в местах лишения свободы по приговору суда, избирать и быть избранными.

Первое дело

Обращению Минюста предшествовало важное решение КС. 14 июля 2015 года он постановил, что спорные решения ЕСПЧ могут в России не исполняться, если противоречат основному закону страны. Согласно решению, исполнять или не исполнять конкретное дело, будет решать сам КС.

В декабре 2015 года президент подписал закон, дающий Конституционному суду право оценивать, возможно ли исполнение в России решений ЕСПЧ. Согласно документу, КС разрешили признавать неисполнимыми решения международных судов, в первую очередь ЕСПЧ, в случае их противоречия российской конституции. Поэтому запрос Минюста по делу «Анчугов и Гладков против России» стал первым таким делом.

На заседании, которое прошло в конце марта, представители Минюста, Центризбиркома, Госдумы, Совета Федерации, Генпрокуратуры, президента и правительства призывали не исполнять решение Европейского суда. «Инициирование исполнения решения ЕСПЧ, с нашей точки зрения, было бы прямым ограничением государственного суверенитета России и фактическим подтверждением возможности его попадания под влияние международных органов», — заявил заместитель министра юстиции Георгий Матюшкин.

Что решил суд

Выслушав доводы сторон, КС РФ признал невозможным исполнение решения ЕСПЧ в части общих мер, предполагающих внесение в российскую правовую систему изменений, которые позволяли бы ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, содержащихся в местах лишения свободы. «Предписание статьи 32 (часть 3) Конституции РФ носит императивный характер и распространяется на всех таких осужденных», — констатировал суд.

При этом суд признал возможным и реализуемым в российском законодательстве и судебной практике исполнение постановления ЕСПЧ в части мер общего характера. В решении суда говорится, что в соответствии с частью 3-й статьи 32 Конституции РФ и конкретизирующими ее положениями Уголовного кодекса РФ, исключается назначение наказания в виде лишения свободы и тем самым ограничение права голоса граждан, совершивших впервые преступления небольшой тяжести. При этом за более серьезные преступления лишение свободы и, следовательно, запрет на участие в выборах в качестве избирателя, применяется только в случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей уголовной ответственности.

КС РФ отметил, что законодатель вправе оптимизировать систему уголовных наказаний, в том числе посредством перевода отдельных режимов отбывания лишения свободы (в частности, в колонии-поселении) в альтернативные виды наказаний, хотя и связанные с принудительным ограничением свободы, но не влекущие ограничения избирательных прав.

При этом КС отказался исполнить решение ЕСПЧ конкретно в отношении Гладкова и Анчугова. «Они были осуждены за совершение особо тяжких преступлений, а, значит, заведомо не могли рассчитывать на доступ к активному избирательному праву ни по Конституции РФ, ни по международным правовым стандартам», — говорится в решении Конституционного суда.

Дело для «откатки»

Адвокат Владимира Гладкова Валерий Шухардин, комментируя решение КС, заявил Business FM, что, по его мнению, оно не соответствует Конституции России: «Решением Европейского суда было установлено нарушение большого права российских граждан РФ, у которых было нарушено активное избирательное право. И, конечно же, обязанность суда, согласно статье 2 Конституции РФ, и вообще любой — судебной, законодательной и исполнительной власти — руководствоваться правами человека. То есть судебная система должна восстанавливать права человека. Однако Конституционный суд решил: мы будем применять нормы национального права, которые, как установлено международным правом, нарушают права человека. И, конечно, эта позиция КС противоречит как самой Конституции РФ, так и нормам международного права, которые имеют приоритет».

Шухардин не согласен с мнением о том, что сегодняшнее решение КС на деле «Анчугова и Гладкова» было призвано опробовать механизм неисполнения резонансных решений Страсбургского суда, наиболее важным из которых было требование о выплате почти 2 млрд евро акционерам ЮКОСа. По его мнению, Конституционный суд пытался «обкатать» механизм неисполнения решений Европейского суда, связанных с конфликтом между Россией и Украиной. «Многие такие дела уже находятся на рассмотрении ЕСПЧ, и скоро будут первые решения, связанные с нарушениями прав граждан как России, так и Украины, а также связанные с межгосударственными спорами», — полагает юрист.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федора Трусова, решение Конституционного суда Российской Федерации по данному вопросу было вполне ожидаемо. «ЕСПЧ сделал вывод, что имело место нарушение требований статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции, но признание данного постановления ЕСПЧ означало бы начало конституционной реформы, решение о чем должно приниматься на территории Российской Федерации, а не вовне, так как именно народ Российской Федерации является единственным источником власти», — отметил юрист. Он добавил, что Конституционный суд, по сути, допустил и предложил даже определенную либерализацию этой нормы конституции, как бы «намекнув» про оптимизацию системы уголовного наказания. «За сим говорить о том, что данное решение Конституционного суда — это «первая ласточка» на пути уничтожения приоритета международного права над правовой системой России, задекларированного в конституции, на мой взгляд, преждевременно», — резюмировал юрист. При этом он не исключает, что созданная Конституционным судом практика может в дальнейшем быть использована для неисполнения решений по более резонансным делам, таким как дело ЮКОСа. «Нужно создать практику. Сделать так, чтобы общество привыкло к подобным судебным решениям. Потому, что начинать с дела ЮКОСа сразу подозрительно», — заметил адвокат.

Без серьезных последствий

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев также назвал принятое решение «абсолютно ожидаемым». «Хотелось бы надеяться, что оно будет единственным за последние годы», — сказал он Business FM.

Правозащитник отметил, что не во всех европейских странах заключенные голосуют, поэтому принятое КС решение не будет иметь серьезных последствий и не выведет Россию из-под юрисдикции Европейского суда. «Однако, если мы будем увлекаться и не исполнять решения ЕСПЧ по более серьезным делам, а не по таким спорным вопросам, которые не имеют однозначного решения в странах Европы, тогда мы можем потерять свое место в Совете Европы, — полагает эксперт. — Это может привести к драматическим последствиям для страны, поскольку тысячи и тысячи граждан обращаются в ЕСПЧ».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *